Перейти к основному содержанию

1249 просмотров

Жезказганский предприниматель намерен подать в суд на управление сельского хозяйства Карагандинской области и МСХ из-за невыплаты субсидий

Иного способа получить субсидии в размере 4,8 млн тенге и тем самым избежать разорения у него нет

Коллаж: Вячеслав Батурин

Подать иск в суд на управление сельского хозяйства Карагандинской области и Министерство сельского хозяйства РК собирается глава жезказганского крестьянского хозяйства «Аргымак Агро» Зейнолла Жомартов. Иного способа получить положенные ему за 2015–2016 годы субсидии в размере 4,8 млн тенге и тем самым избежать разорения у него нет.

Кредит обернулся кошмаром

В декабре 2018 года «Курсив» писал о том, что предприниматель из Жезказгана, директор СПК «Аргымак Агро» Зейнолла Жомартов был вынужден продать имущество за бесценок и пустить часть маточного поголовья под нож, чтобы вовремя оплатить кредит и не потерять заложенное в банке имущество.

Полагающиеся по льготному кредиту субсидии по госпрограмме «Кулан» Зейнолле Жомартову так и не были выплачены. В общей сложности предпринимателю не вернули около 4,8 млн тенге.

Сегодня в залоге у выдавшего кредит АО «Аграрная кредитная корпорация» две квартиры, магазин и 94 лошади. С 2016 года предприниматель не раз обращался во все инстанции с просьбой о помощи, но в ответ получал только формальные отписки. Не помогли и обращения в НПП «Атамекен» и общественный совет по борьбе с коррупцией Карагандинской области. 

Пинг-понг по-казахстански

Чиновники управления сельского хозяйства Карагандинской области считают, что ответственность за госпрограмму несет Министерство сельского хозяйства, так как в 2015–2016 годах именно оно занималось государственными программами помощи фермерам. 

В Министерстве же сельского хозяйства уверены, что выплата субсидий – это дело управления сельского хозяйства области, так как администрирование, в данном случае программы «Кулан», было передано в ведение вышеуказанного управления еще в августе 2016 года.

В ответе на запрос «Курсива» управления сельского хозяйства Карагандинской области говорится, что начисление субсидий непосредственно СПК «Аргымак Агро» было начато с 1 января 2017 года и будет продолжаться весь срок действия договора займа – до 2025 года. Что касается предыдущих лет – 2015–2016, – то тогда администратором программы «Кулан» являлось Министерство сельского хозяйства.

Между тем в ответе на запрос «Курсива» МСХ РК сообщается, что в программе льготного кредитования «Кулан» участвовал 71 заемщик на сумму 1,04 млрд тенге на приобретение 3210 голов маточного поголовья лошадей и 298 голов племенных жеребцов. В числе профинансированных была и заявка СПК «Аргымак Агро» на приобретение 87 голов маточного поголовья лошадей и семи голов племенных жеребцов-производителей. 

В министерстве напомнили о том, что в 2016 году функции субсидирования были переданы местным исполнительным органам. В ответе за подписью вице-министра МСХ Гульмиры Исаевой отмечается, что выделенные в том же году управлением сельского хозяйства Карагандинской области 408 млн 160 тыс. тенге были освоены в полном объеме. 

Вместе с тем, как добавили в МСХ, исходя из возможностей республиканского бюджета, предложение министерства по вопросу выделения дополнительных средств на рассмотрение новых заявок не было поддержано уполномоченным государственным органом по бюджетному планированию. 

«Что касается выплаты субсидий крестьянским хозяйствам, в том числе СПК «Аргымак Агро», за 2015–2016 годы, сообщаем, что начисление финансовых средств осуществляется только с 1 января 2017 года, ежеквартально и на весь срок действия договора займа – до 2025 года. При этом распределение суммы субсидий производится в пределах утвержденных объемов бюджетных средств на соответствующий финансовый год», – сообщила Гульмира Исаева.

Заострив свое внимание на полном освоении бюджетных средств, вице-министр, однако, не уточнила, что объем выделенных финансовых средств был недостаточен для рассмотрения новых заявок. Тем временем именно нехватку выделенных средств руководитель управления сельского хозяйства Карагандинской области Сагынжан Апакашов назвал причиной невыплаты субсидий. В связи с этим новые заявки просто не рассматривались комиссией по распределению субсидий. 

Также он ранее отвечал, что управлением неоднократно направлялись письма в Министерство сельского хозяйства о выделении дополнительной суммы на 2016 год для реализации вышеуказанной программы. Вопрос о выделении дополнительных финансовых средств министерством не был поддержан и по-прежнему не решен. 

Есть только один путь – суд

Между тем сын директора СПК «Аргымак Агро» Багдат Жомартов уверен, что отказ от выплаты субсидий со стороны властей выглядит странно. Недостаток бюджетных средств не является причиной или основанием для отказа в их выплате, можно было заложить нужную сумму в бюджет 2019 года.

«Чиновники не хотят разбираться в самой сути проблемы и думают, что данные субсидии выделяются как помощь от государства. По идее, механизм совершенно другой: мы отправляем выплату по кредиту в полном размере, а нам в виде субсидии от государства возвращается часть средств (около 700 тыс. из 1 млн тенге) на счет. В этом и заключался договор», – пояснил Багдат Жомартов.

Предприниматель задается вопросами, куда же «ушли» перечисленные СПК деньги и почему, несмотря на договоренность, субсидии отказываются возвращать. А главное, кто ответственен за субсидии 2015–2016 годов – это 4,8 млн тенге. «Это наши деньги, которые должны были назад вернуться. Нам остается лишь обращаться в суд», – считает бизнесмен.

На сегодняшний день фермеры продали недвижимость в городе Сатпаеве, чтобы закрыть часть «льготного» кредита. Очередной взнос в банк предстоит в марте этого года. Средств от продажи имущества хватит, чтобы оплатить заем за два ближайших года. Жомартовы надеются получить перерасчет в банке и сэкономить хоть немного средств.

banner_wsj.gif

2485 просмотров

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif