Перейти к основному содержанию

2512 просмотров

Сокращение мировой добычи слюды сказалось на деятельности электроизоляционных предприятий в Казахстане

Руководитель завода ТОО «Блок» рассказал, с какими трудностями сегодня сталкиваются компании, работающие в данном направлении

Фото: Автора

На территории СНГ работают всего четыре завода по выпуску электроизоляционных материалов. Причем два базируются в Петропавловске, это компании «Блок» и «Изолит». Руководитель завода ТОО «Блок» Анатолий Сысоев рассказал «Курсиву», с какими трудностями сегодня сталкиваются компании, работающие в данном направлении, и что делается для того, чтобы удержать бизнес на плаву. 

В условиях снижения спроса

– Анатолий Васильевич, что сегодня представляет собой рынок электроизоляционных материалов? Как много предприятий работает в этой сфере по Казахстану?

– На рынке электроизоляционных материалов в странах СНГ работает только четыре завода. Это компании «Блок» и «Изолит» из Петропавловска, предприятия в Молдове и в Москве. Мы в этом списке занимаем достойное место, выигрываем ежегодные тендеры на поставку материалов на 12 электровозоремонтных заводов Российской Федерации. Это вообще основные покупатели электроизоляционных изделий. Доля рынка, если считать в рублях, составляет у нас 100 млн.

– Не мало ли подобных предприятий для такой большой территории как СНГ?

– На самом деле достаточно, потому что наблюдается снижение потребления электроизоляционных материалов. Это происходит потому, что парки электровозов начали обновление. Тогда как раньше их основное число составляли тепловозы и электровозы прошлого поколения, требовавшие частых ремонтов. Помимо них продукцию закупают предприятия, занимающиеся ремонтом электродвигателей.

– Чаще всего электроизоляцию покупают именно россияне? Насколько в Казахстане велика потребность в данном материале?

– На российский рынок приходится порядка 93% наших поставок. Изначально мы были ориентированы и на казахстанский рынок тоже, но наш Атбасарский электровозоремонтный завод постепенно снижал объемы и сейчас практически не работает.

– С какими еще проблемами сталкиваются заводы, работающие в сфере производства электроизоляции?

– Самым острым вопросом является поставки слюды – основного компонента миканитов (горячепрессованный материал, применяемый для электроизоляции. – «Курсив»). Раньше ее производили в России. Но несколько лет назад добычу слюды россияне посчитали делом ненужным и карьер закрыли. Опять же из-за нерентабельности. Теперь ее приходится закупать в Индии. В данное время слюду можно приобрести только в этой стране. Выходит примерно на 20–30% дороже, чем раньше. Сравнивая в ценовом соотношении, если было прежде $6, то сейчас порядка $10 за килограмм. Дорогой это материал потому, что его добыча – труд ручной и вредный.

– И работа с данным компонентом тоже считается вредным производством?

– Да. Кроме того, это очень тяжелый труд. На обучение одной клейщицы требуется минимум год-полтора. На нашем предприятии с этим материалом работают 32 человека. Такой численности коллектива достаточно, чтобы полностью выполнять план. В месяц мы производим до четырех тонн электроизоляции.

И на отечественном рынке приходится тягаться

– Еще одним направлением вашего предприятия является производство гидроизоляции. Сейчас существует множество брендов, производящих такую продукцию. Тяжело ли тягаться с ними на рынке?

– Отмечу, что наш продукт – единственный в странах СНГ. Он называется «ризолин», мы начали его производить 12 лет назад, и это полностью наша запатентованная разработка. Стараемся брать качеством. Одна из крупных российских компаний, также производящих гидроизоляцию, давно завоевала казахстанский рынок. Стоимость любой их продукции в России дороже, чем в РК. В Казахстане они, чтобы захватить рынок, демпингуют. И получается, что наш продукт на 3–5% дороже. Изначально тягаться с ними было очень тяжело. И сейчас мы фиксируем тенденцию, что российский производитель потихоньку уходит, потому что у их кровельного покрытия срок службы составляет от 3 до 7 лет, тогда как наш материал служит не менее 20 лет. За 12 лет работы по качеству нашей гидроизоляции не было ни одной жалобы.

– В последние годы активно возводится жилье. Востребована ли у местных застройщиков ваша продукция?

– Пока ситуация такая: кто-то соглашается работать с нашим материалом, кто-то берет все самое дешевое, но в таком случае через несколько лет все равно обращаются к нам. Вообще, я считаю неверным то, что гарантия на дом от застройщика составляет всего 2–3 года. Минимум должно быть 7 лет, чтобы все материалы прошли проверку на качество. В том числе и те, что применяются для кровли. А нынешний установленный срок слишком мал.

– Какие еще решения принимаются руководством, чтобы удержать завод на плаву? Диверсификация производства является такой мерой?

– Да, принято решение расширить список направлений нашей деятельности. В связи с падением спроса на электроизоляцию на заводе появились несколько новых цехов, где занимаются производством технического льняного масла и фасовкой сельскохозяйственной продукции.

524 просмотра

Как в Казахстане развивается социальное предпринимательство

Официальной статистики по этому виду бизнеса в республике пока нет

Фото: Shutterstock

Социальными предпринимателями принято называть тех людей, чей бизнес в первую очередь нацелен на решение (в крайнем случае – смягчение) актуальных социальных проблем. Доходы от такого бизнеса позволяют компании быть устойчивой и продолжать свою полезную для общества и в то же время помогающую зарабатывать деятельность.

Идеи и люди

Несколько примеров из казахстанской практики социального предпринимательства. Бывший детдомовец Геннадий Франк создал социальное предприятие «Шанырак» – единственный в стране фонд помощи выпускникам детских домов, где последних не только обучают ремеслу и находят им работу, но и помогают открыть свой бизнес. На базе предприятия действуют школа производственного обучения, школа индивидуального предпринимательства и кадровое агентство.

Ерлан Кумискалиев открыл Центр «Атырау. Маленькая страна» – первый центр для реабилитации детей с ограниченными возможностями с помощью иппотерапии, другими словами – верховой езды. Центр также занимается реабилитацией детей с повреждениями головного мозга с использованием методов канистерапии (реабилитации с помощью собак) и работает над созданием собственной методики реабилитации детей с неврологическими патологиями.

Социальное кафе Kunde основал в столице Маулен Ахметов, в этом кафе работают люди с особенностями ментального развития.

Интернет-магазин Invamade продает хэндмейд-изделия, сделанные людьми с особыми потребностями и представителями социально уязвимых слоев населения. Основатель проекта Айжан Халилова не просто продает изготовленные ими игрушки, украшения и сувениры, но и, как настоящий предприниматель, старается повысить эффективность этого бизнеса и привлечь еще больше покупателей – например, приглашая к сотрудничеству дизайнеров, чтобы те предоставляли идеи, а мастера Invamade эти идеи реализовывали, создавая в итоге по-настоящему дизайнерские изделия.

Как становятся социальными предпринимателями

Цель социального предпринимателя – решение социальной проблемы, а не извлечение прибыли. Нередко такой бизнес вырастает из попыток человека решить проблему, которая оказалась важна непосредственно для него самого. Из числа таких предпринимателей – Турганжан Касымов, директор компании «Жолын болсын, балакай». Компания занимается установкой мобильных пандусов в Алматы. Вопрос стал актуален для самого Касымова после того, как в его семье появился ребенок – тогда будущий социальный предприниматель и осознал масштаб проблемы. Поднимать коляску по лестницам, часто узким и плохо освещенным, было тяжело не только супруге Турганжана Касымова, но и ему самому. Проблему основатель «Жолын болсын, балакай» решил созданием своей версии откидного пандуса – это раздвижная конструкция, которая крепится на стену и раскладывается на ступени только в момент использования. Применение нестандартных и инновационных решений – еще один признак социального предпринимательства.

Новая история

Организации, которые решают социальные задачи и при этом используют коммерческие услуги или выпуск продукции в качестве модели для обеспечения финансовой устойчивости деятельности, в Казахстане появились в середине 2000-х. Тогда коммерческие направления своей деятельности создали многие НПО.

Вторая волна развития социального предпринимательства пришлась на начало 2010-х – тогда уже появились тематические форумы и конференции, где происходил обмен опытом. Программы поддержки социальных предпринимателей и образовательные программы для них же начали проводить такие компании и организации, как «Шеврон», Alma U, Ассоциация развития гражданского общества, Фонд Евразия Центральной Азии, Британский Совет в Казахстане.

Определение социального предпринимательства в Казахстане пока не закреплено, нет и закона о социальном предпринимательстве. Но фокус на выявление и поддержку социальных предпринимателей уже сделан как общественными организациями, в том числе международными, так и госструктурами. Например, в 2019 году МИОР РК совместно с корпоративным фондом Impact Hub Almaty провели первую республиканскую премию Ozgeris ustasy. 15 ее победителей получили гранты на 500 тыс. тенге, а кроме того был сформирован Реестр социальных предпринимателей Казахстана, в который вошли 152 социальных предпринимателя страны. На основе этого реестра можно увидеть, что большинство (чуть больше 40%) социальных предпринимателей сконцентрированы в сегменте «помощь/поддержка уязвимых групп», второй по объему сегмент – «образование» (14,85%). 43,4% социальных предпринимателей ведут свою деятельность более пяти лет, а самые активные регионы в этом вопросе – Туркестанская область (там находятся 22% попавших в реестр социальных предпринимателей), Нур-Султан (19%) и только потом – Алматы (7%).

В этом году МИОР РК планирует проект «Изучение потенциала социального предпринимательства и разработка основополагающих методик его развития». Он предполагает не только анализ существующей ситуации, но и разработку пилотной программы по развитию социального предпринимательства среди НПО Казахстана и ее обсуждение с экспертным сообществом и представителями гражданского общества. Фактическим результатом проекта должны стать конкретные предложения – как выстраивать систему поддержки социального предпринимательства в республике.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif