Почему для Карагандинской области важны иностранные инвестиции?

В области намерены привлечь в качестве инвестиций 520 млрд тенге

Фото: Shutterstock

В 2018 году регион преодолел исторический максимум привлеченных инвестиций, перешагнув отметку 470 млрд тенге. Не менее амбициозные задачи власти ставят и на 2019 год. В планах – достичь показателя 520 млрд тенге. Как они будут воплощаться и почему в запуске крупных проектов не обойтись без стратегических партнеров из-за рубежа, рассказал «Курсиву» заместитель акима Карагандинской области по промышленности, развитию МСБ, вопросам индустриализации и инвестиций Алмас Айдаров. 

То вниз, то вверх

Тенденция роста прямых иностранных инвестиций наблюдается в Карагандинской области на протяжении последних двух лет. 

«В 2015–2016 годах показатели ежегодно падали на 10–15%. Высокий коэффициент был в 2014 – 400 млрд тенге – в связи со строительством железнодорожной ветки Жезказган – Бейнеу. Это произвело большой экономический эффект, однако там были государственные инвестиции. В 2016 году инвестиции сложились в объеме 318 млрд тенге. В 2017 году этот тренд удалось преодолеть: мы привлекли 363 млрд тенге. Спустя еще год показатель побил все рекорды, составив 470 млрд тенге», – рассказал г-н Айдаров

Достичь роста главным образом удалось за счет привлечения частных инвестиций и реализации крупных проектов. Так, по словам спикера, в 2018 году было запущено восемь объектов общей стоимостью 100 млрд тенге.

«Это завершение строительства крупнейшей в Центральной Азии солнечной электростанции ТОО «Саран» (32 млрд тенге), завода по выпуску катодной меди ТОО «Sary-Arka Copper Processing» (14,1 млрд тенге), завода по выплавке стали и железа ТОО «Forever Flourishing (Middle Asia) Pty Ltd» (7,4 млрд тенге), второй очереди золотоизвлекательной фабрики АО «АК «Алтыналмас» и первого этапа оптово-распределительного центра ТОО «Альфарух» (5 млрд тенге); реконструкция рудотермической печи №1 Жезказганского медеплавильного завода ТОО «Корпорация «Казахмыс»; модернизация машиностроительного производства ТОО «Maker» (13,7 млрд тенге) и яичного производства ТОО «Қарағанды Құс» (2 млрд тенге)», – отметил Алмас Айдаров. 

Сейчас в регионе реализуются 45 крупных инвестиционных проектов на общую сумму 2 трлн тенге, в том числе 17 – с иностранным капиталом на 1,4 трлн тенге. 

Помощь по-крупному 

Региональные власти индивидуально подбирают меры государственной поддержки ко всем крупным инвесторам. Их проекты ведут в ручном режиме. 

«Например, ТОО «Maker» мы провели по программе «Производительность-2020», благодаря чему оборудование было приобретено по льготному лизингу. ТОО «Sary-Arka Copper Processing» подписало с государством приоритетный инвестиционный контракт. В результате предприятие получило освобождение от уплаты всех налогов на 8–10 лет, а также земельный участок вне конкурса и теперь имеет прямой доступ к недрам. ТОО «Альфарух» субсидировали ставку вознаграждения по кредиту через фонд «Даму» и провели инфраструктуру за счет государства», – пояснил заместитель акима Карагандинской области. 

Впрочем, он признает, что наладить сотрудничество с инвесторами с первого знакомства достаточно непросто. Ярким примером тому стало строительство солнечной электростанции в Сарани. 

«Около трех лет инвесторы ходили вокруг да около. Их волновало, будет ли альтернативную энергию приобретать государство. Поскольку по всем энергетическим картам в данной точке имеется профицит энергии. АО «KEGOK» дало им такую гарантию. Однако инвесторов насторожило, что договор с ними будет заключать ТОО, принадлежащее «KEGOK», ведь его можно закрыть в любой момент. Они стали просить отдельную гарантию у правительства. Вот такие моменты приходилось обсуждать и доказывать нашу стабильность», – признается собеседник. 

Как оказалось, трудности возникли и с поиском рабочих для установки 307 тыс. фотовольтаических панелей на этапе строительства солнечной электростанции. 

«Пришлось подключать вузы и центры занятости, чтобы найти 200 исполнительных рабочих. Для иностранца это сложно. Он не знает, где брать людей, не понимает законы, потому что они сложно для него написаны. Поэтому за каждым проектом закреплен человек. Он с ним каждый день занимается, если не может найти решение самостоятельно, выходит на управление предпринимательства, на меня. Вот это и есть ручной режим», – пояснил заместитель главы региона. 

Какой государству прок?

По словам Алмаса Айдарова, привлечение инвестиций всегда положительно сказывается на экономике. В первую очередь толчок к развитию получает строительный рынок. 

«Какой бы ни был инвестор – иностранный или местный, – он будет пользоваться услугами отечественного строительного рынка. Например, Жайремский горно-обогатительный комплекс изначально стоил 100 млрд. Сейчас выходим на 147 млрд. Потому что технологически проект поменялся, произошло повышение зарплат, стройматериалы подорожали. Но вместе со строителями эффект от инвестиций ощущают и местные жители. Комбинат уже построил мечеть, отремонтировал Дом культуры, взял на себя содержание больницы: к зарплате каждого врача, которая варьируется в пределах 60–80 тыс. тенге, он доплачивает 120–140 тыс. тенге», – уверяет замакима области. 

Впрочем, он также утверждает, что более значительный эффект от введения в эксплуатацию крупных инвестиционных проектов становится заметен не сразу. 

«Жайремский ГОК мы второй год строим. Сейчас порядка 2 тыс. человек работают на стройке. По завершении строительства в 2020 году появится тысяча рабочих мест, и эффект от уплаты налогов станет осязаем. Представляете, Жайрем и Каражал, где проживает всего 18 тыс. человек, будут получать такие колоссальные налоги. Прежде всего это скажется на бюджете развития этих населенных пунктов. Появится целый пояс МСБ вокруг такого якоря», – отмечает собеседник. 

Стратег на вес золота 

Не менее интересна его точка зрения и относительно вопроса о разворовывании казахстанских недр. Подобное понимание иностранного участия в отечественной экономике г-н Айдаров находит неверным.
 
«Добычу традиционных полезных ископаемых в Карагандинской области в основном ведут отечественные компании. Например, «Казахмыс» разрабатывает запасы меди. Сейчас мы постепенно начали вовлекать в оборот руды с бедным содержанием металлов. В прошлом году местный предприниматель открыл завод по выпуску катодной меди ТОО «Sary-Arka Copper Processing». Но если придет иностранный инвестор с похожим проектом и желанием вложить деньги, то почему мы должны ему отказывать? «Медная компания «Конырат» уже 10 лет производит катодную медь путем кучного выщелачивания отвалов Коныратского рудника. То, что предприятие создано англичанами, никак не сказывается на его работе. Там вы не встретите ни одного иностранца», – подчеркнул чиновник.
 
Наряду с этим, отечественные компании не торопятся вкладывать деньги в добычу редкоземельных металлов.  Сейчас в регионе реализуется только один государственно-частный проект по переработке редкоземельных металлов на месторождении Северный Каптар. Его стоимость составляет 280 млрд тенге, количество предполагаемых рабочих мест – 2,5 тыс. 

«Мировой рынок вольфрама закрыт для новых игроков. Не надо бояться иностранных инвесторов. Мировые экономические связи давно игнорируют традиционные границы стран. Для меня как человека, ответственного за привлечение инвестиций, деньги не пахнут», - делится г-н Айдаров. 

По его мнению, почти любая самостоятельная  попытка отечественного бизнеса без соответствующего опыта по  запуску крупных проектов обречена на провал. 

«Даже если у тебя в три раза больше денег, без стратегического партнера ты не сможешь реализовать проект. Потому что ты не понимаешь рынок, тебя будут обманывать на каждом шагу. Банки такие проекты не финансируют. Потому что уже много раз обжигались на этом. Иностранный инвестор - это не только деньги, это компетенция, опыт и инновации», - считает заместитель акима Карагандинской области. 

Говоря о стратегических партнерах, он не преминул упомянуть и об АО «АрселорМиттал Темиртау». 

«Бытует мнение: возможно, было бы лучше, если металлургический комбинат принадлежал нам, а не иностранцам. Однако «Арселор» владеет 10-15% мирового рынка стали. Владея предприятием в Landlockedcountry (не имеющей выхода к морю) с высокой стоимостью транспортировки, он умудряется ежегодно продавать 4 млн тонн стали. Если «Арселор» уйдет из Темиртау, я не думаю, что какой-то игрок сможет тот же объем продать, в ближайшей перспективе. Он просто ужмется, так как Казахстан потребляет всего 600-700 тыс. тонн. Вместе с тем инвестор должен соблюдать интересы граждан, страны, где работает», - рассуждает спикер. 

Курс на 0,5 трлн 

Как полагает Алмас Айдаров, достичь показателя 520 млрд тенге привлеченных инвестиций вполне реальная задача для такого крупного промышленного региона, как Карагандинская область. Для сравнения, ежегодный объем инвестиций в Астане составляет 1 трлн тенге. При этом основная их часть приходится на сферу обслуживания и строительства. 

«В 2017 году мы привлекли 363 млрд тенге, в 2018 году – 470. 100 млрд тенге – это рост на 30%. Но статистика выдает рост 21%. Поскольку учитывает цены этого и прошлого года, 7–8% сразу отнимает. Если в этом году мы привлечем столько же инвестиций, сколько в прошлом году, это не будет 100%, это будет 92–93%. Поэтому 470 млрд тенге по итогам 2019 года нас не удовлетворят. Нужно уходить за 500 млрд тенге», – оперирует цифрами замглавы области. 

Для достижения поставленной цели власти намерены продолжить работу по реализации имеющихся проектов и запуску новых. 

«Работа с действующими предприятиями тоже важна. Мы должны подстегивать «Арселор» и «Казахмыс», чтобы они инвестировали в обновление основных средств, безопасное производство, экологию. Это все предмет ежегодных торгов и обсуждений. Вместе с тем на 2019 год намечен запуск ряда крупных проектов. Это Карагандинский завод комплексных сплавов (86 млрд тенге), завод по переработке полиметаллических руд «Алайгыр» (64 млрд тенге), ферросплавный завод «YDD Corporation» (32 млрд тенге), завод по производству технических газов ТНК «LindeGroup» (30 млрд тенге), завод по производству кабельной продукции «Hebei Huatong Cable Group Co Ltd» (14 млрд тенге) и другие», – поведал Алмас Айдаров. 

Кроме того, в 2019 году начнется первый этап строительства магистрального газопровода «Сарыарка», 80% которого пройдет по Карагандинской области.

«Всего на первый этап строительства из бюджета выделено порядка 270 млрд тенге. Из этой суммы 180–190 млрд будет потрачено на возведение части магистрали, пролегающей через нашу область. Все эти деньги у нас не осядут. Задача другая – сохранить наших подрядчиков. В проекте заложено порядка 180 шаровых кранов карагандинского предприятия «Бёмер Арматура». Генеральный подрядчик наверняка будет искать краны таких же характеристик, но китайского или российского производства, чтобы удешевить проект. Это его право, но тут мы должны работать с заказчиками «КазТрансГазом» и «Самруком», чтобы не позволить ему это сделать. Потому что изначально проект составлялся с учетом использования казахстанских материалов», – заключил г-н Айдаров. 

Как удалось узнать «Курсиву», в Карагандинской области до сих пор остаются незаполненными ниши в сферах обрабатывающей и пищевой промышленности. На этих направлениях власти также советуют инвесторам сконцентрировать внимание, однако пока не получают большого отклика.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg