Перейти к основному содержанию

2255 просмотров

Почему для Карагандинской области важны иностранные инвестиции?

В области намерены привлечь в качестве инвестиций 520 млрд тенге

Фото: Shutterstock

В 2018 году регион преодолел исторический максимум привлеченных инвестиций, перешагнув отметку 470 млрд тенге. Не менее амбициозные задачи власти ставят и на 2019 год. В планах – достичь показателя 520 млрд тенге. Как они будут воплощаться и почему в запуске крупных проектов не обойтись без стратегических партнеров из-за рубежа, рассказал «Курсиву» заместитель акима Карагандинской области по промышленности, развитию МСБ, вопросам индустриализации и инвестиций Алмас Айдаров. 

То вниз, то вверх

Тенденция роста прямых иностранных инвестиций наблюдается в Карагандинской области на протяжении последних двух лет. 

«В 2015–2016 годах показатели ежегодно падали на 10–15%. Высокий коэффициент был в 2014 – 400 млрд тенге – в связи со строительством железнодорожной ветки Жезказган – Бейнеу. Это произвело большой экономический эффект, однако там были государственные инвестиции. В 2016 году инвестиции сложились в объеме 318 млрд тенге. В 2017 году этот тренд удалось преодолеть: мы привлекли 363 млрд тенге. Спустя еще год показатель побил все рекорды, составив 470 млрд тенге», – рассказал г-н Айдаров

Достичь роста главным образом удалось за счет привлечения частных инвестиций и реализации крупных проектов. Так, по словам спикера, в 2018 году было запущено восемь объектов общей стоимостью 100 млрд тенге.

«Это завершение строительства крупнейшей в Центральной Азии солнечной электростанции ТОО «Саран» (32 млрд тенге), завода по выпуску катодной меди ТОО «Sary-Arka Copper Processing» (14,1 млрд тенге), завода по выплавке стали и железа ТОО «Forever Flourishing (Middle Asia) Pty Ltd» (7,4 млрд тенге), второй очереди золотоизвлекательной фабрики АО «АК «Алтыналмас» и первого этапа оптово-распределительного центра ТОО «Альфарух» (5 млрд тенге); реконструкция рудотермической печи №1 Жезказганского медеплавильного завода ТОО «Корпорация «Казахмыс»; модернизация машиностроительного производства ТОО «Maker» (13,7 млрд тенге) и яичного производства ТОО «Қарағанды Құс» (2 млрд тенге)», – отметил Алмас Айдаров. 

Сейчас в регионе реализуются 45 крупных инвестиционных проектов на общую сумму 2 трлн тенге, в том числе 17 – с иностранным капиталом на 1,4 трлн тенге. 

Помощь по-крупному 

Региональные власти индивидуально подбирают меры государственной поддержки ко всем крупным инвесторам. Их проекты ведут в ручном режиме. 

«Например, ТОО «Maker» мы провели по программе «Производительность-2020», благодаря чему оборудование было приобретено по льготному лизингу. ТОО «Sary-Arka Copper Processing» подписало с государством приоритетный инвестиционный контракт. В результате предприятие получило освобождение от уплаты всех налогов на 8–10 лет, а также земельный участок вне конкурса и теперь имеет прямой доступ к недрам. ТОО «Альфарух» субсидировали ставку вознаграждения по кредиту через фонд «Даму» и провели инфраструктуру за счет государства», – пояснил заместитель акима Карагандинской области. 

Впрочем, он признает, что наладить сотрудничество с инвесторами с первого знакомства достаточно непросто. Ярким примером тому стало строительство солнечной электростанции в Сарани. 

«Около трех лет инвесторы ходили вокруг да около. Их волновало, будет ли альтернативную энергию приобретать государство. Поскольку по всем энергетическим картам в данной точке имеется профицит энергии. АО «KEGOK» дало им такую гарантию. Однако инвесторов насторожило, что договор с ними будет заключать ТОО, принадлежащее «KEGOK», ведь его можно закрыть в любой момент. Они стали просить отдельную гарантию у правительства. Вот такие моменты приходилось обсуждать и доказывать нашу стабильность», – признается собеседник. 

Как оказалось, трудности возникли и с поиском рабочих для установки 307 тыс. фотовольтаических панелей на этапе строительства солнечной электростанции. 

«Пришлось подключать вузы и центры занятости, чтобы найти 200 исполнительных рабочих. Для иностранца это сложно. Он не знает, где брать людей, не понимает законы, потому что они сложно для него написаны. Поэтому за каждым проектом закреплен человек. Он с ним каждый день занимается, если не может найти решение самостоятельно, выходит на управление предпринимательства, на меня. Вот это и есть ручной режим», – пояснил заместитель главы региона. 

Какой государству прок?

По словам Алмаса Айдарова, привлечение инвестиций всегда положительно сказывается на экономике. В первую очередь толчок к развитию получает строительный рынок. 

«Какой бы ни был инвестор – иностранный или местный, – он будет пользоваться услугами отечественного строительного рынка. Например, Жайремский горно-обогатительный комплекс изначально стоил 100 млрд. Сейчас выходим на 147 млрд. Потому что технологически проект поменялся, произошло повышение зарплат, стройматериалы подорожали. Но вместе со строителями эффект от инвестиций ощущают и местные жители. Комбинат уже построил мечеть, отремонтировал Дом культуры, взял на себя содержание больницы: к зарплате каждого врача, которая варьируется в пределах 60–80 тыс. тенге, он доплачивает 120–140 тыс. тенге», – уверяет замакима области. 

Впрочем, он также утверждает, что более значительный эффект от введения в эксплуатацию крупных инвестиционных проектов становится заметен не сразу. 

«Жайремский ГОК мы второй год строим. Сейчас порядка 2 тыс. человек работают на стройке. По завершении строительства в 2020 году появится тысяча рабочих мест, и эффект от уплаты налогов станет осязаем. Представляете, Жайрем и Каражал, где проживает всего 18 тыс. человек, будут получать такие колоссальные налоги. Прежде всего это скажется на бюджете развития этих населенных пунктов. Появится целый пояс МСБ вокруг такого якоря», – отмечает собеседник. 

Стратег на вес золота 

Не менее интересна его точка зрения и относительно вопроса о разворовывании казахстанских недр. Подобное понимание иностранного участия в отечественной экономике г-н Айдаров находит неверным.
 
«Добычу традиционных полезных ископаемых в Карагандинской области в основном ведут отечественные компании. Например, «Казахмыс» разрабатывает запасы меди. Сейчас мы постепенно начали вовлекать в оборот руды с бедным содержанием металлов. В прошлом году местный предприниматель открыл завод по выпуску катодной меди ТОО «Sary-Arka Copper Processing». Но если придет иностранный инвестор с похожим проектом и желанием вложить деньги, то почему мы должны ему отказывать? «Медная компания «Конырат» уже 10 лет производит катодную медь путем кучного выщелачивания отвалов Коныратского рудника. То, что предприятие создано англичанами, никак не сказывается на его работе. Там вы не встретите ни одного иностранца», – подчеркнул чиновник.
 
Наряду с этим, отечественные компании не торопятся вкладывать деньги в добычу редкоземельных металлов.  Сейчас в регионе реализуется только один государственно-частный проект по переработке редкоземельных металлов на месторождении Северный Каптар. Его стоимость составляет 280 млрд тенге, количество предполагаемых рабочих мест – 2,5 тыс. 

«Мировой рынок вольфрама закрыт для новых игроков. Не надо бояться иностранных инвесторов. Мировые экономические связи давно игнорируют традиционные границы стран. Для меня как человека, ответственного за привлечение инвестиций, деньги не пахнут», - делится г-н Айдаров. 

По его мнению, почти любая самостоятельная  попытка отечественного бизнеса без соответствующего опыта по  запуску крупных проектов обречена на провал. 

«Даже если у тебя в три раза больше денег, без стратегического партнера ты не сможешь реализовать проект. Потому что ты не понимаешь рынок, тебя будут обманывать на каждом шагу. Банки такие проекты не финансируют. Потому что уже много раз обжигались на этом. Иностранный инвестор - это не только деньги, это компетенция, опыт и инновации», - считает заместитель акима Карагандинской области. 

Говоря о стратегических партнерах, он не преминул упомянуть и об АО «АрселорМиттал Темиртау». 

«Бытует мнение: возможно, было бы лучше, если металлургический комбинат принадлежал нам, а не иностранцам. Однако «Арселор» владеет 10-15% мирового рынка стали. Владея предприятием в Landlockedcountry (не имеющей выхода к морю) с высокой стоимостью транспортировки, он умудряется ежегодно продавать 4 млн тонн стали. Если «Арселор» уйдет из Темиртау, я не думаю, что какой-то игрок сможет тот же объем продать, в ближайшей перспективе. Он просто ужмется, так как Казахстан потребляет всего 600-700 тыс. тонн. Вместе с тем инвестор должен соблюдать интересы граждан, страны, где работает», - рассуждает спикер. 

Курс на 0,5 трлн 

Как полагает Алмас Айдаров, достичь показателя 520 млрд тенге привлеченных инвестиций вполне реальная задача для такого крупного промышленного региона, как Карагандинская область. Для сравнения, ежегодный объем инвестиций в Астане составляет 1 трлн тенге. При этом основная их часть приходится на сферу обслуживания и строительства. 

«В 2017 году мы привлекли 363 млрд тенге, в 2018 году – 470. 100 млрд тенге – это рост на 30%. Но статистика выдает рост 21%. Поскольку учитывает цены этого и прошлого года, 7–8% сразу отнимает. Если в этом году мы привлечем столько же инвестиций, сколько в прошлом году, это не будет 100%, это будет 92–93%. Поэтому 470 млрд тенге по итогам 2019 года нас не удовлетворят. Нужно уходить за 500 млрд тенге», – оперирует цифрами замглавы области. 

Для достижения поставленной цели власти намерены продолжить работу по реализации имеющихся проектов и запуску новых. 

«Работа с действующими предприятиями тоже важна. Мы должны подстегивать «Арселор» и «Казахмыс», чтобы они инвестировали в обновление основных средств, безопасное производство, экологию. Это все предмет ежегодных торгов и обсуждений. Вместе с тем на 2019 год намечен запуск ряда крупных проектов. Это Карагандинский завод комплексных сплавов (86 млрд тенге), завод по переработке полиметаллических руд «Алайгыр» (64 млрд тенге), ферросплавный завод «YDD Corporation» (32 млрд тенге), завод по производству технических газов ТНК «LindeGroup» (30 млрд тенге), завод по производству кабельной продукции «Hebei Huatong Cable Group Co Ltd» (14 млрд тенге) и другие», – поведал Алмас Айдаров. 

Кроме того, в 2019 году начнется первый этап строительства магистрального газопровода «Сарыарка», 80% которого пройдет по Карагандинской области.

«Всего на первый этап строительства из бюджета выделено порядка 270 млрд тенге. Из этой суммы 180–190 млрд будет потрачено на возведение части магистрали, пролегающей через нашу область. Все эти деньги у нас не осядут. Задача другая – сохранить наших подрядчиков. В проекте заложено порядка 180 шаровых кранов карагандинского предприятия «Бёмер Арматура». Генеральный подрядчик наверняка будет искать краны таких же характеристик, но китайского или российского производства, чтобы удешевить проект. Это его право, но тут мы должны работать с заказчиками «КазТрансГазом» и «Самруком», чтобы не позволить ему это сделать. Потому что изначально проект составлялся с учетом использования казахстанских материалов», – заключил г-н Айдаров. 

Как удалось узнать «Курсиву», в Карагандинской области до сих пор остаются незаполненными ниши в сферах обрабатывающей и пищевой промышленности. На этих направлениях власти также советуют инвесторам сконцентрировать внимание, однако пока не получают большого отклика.

480 просмотров

Алматы, Нур-Султан и ВКО лидируют в списках Единого реестра должников

Замыкают список южные регионы страны

Фото: Shutterstock.com

Согласно данным, опубликованным в ЕРД, в РК около 74 тысяч злостных должников-юрлиц. Между тем, приговоренный за крупное хищение бюджетных денег к трем годам условного лишения свободы экс-директор РГП «Енбек-Орал» Руслан Шунаев вновь оказался в центре скандала. Предприниматели из Алматы, Нур-Султана, Шымкента, Уральска, Караганды и даже из России пытаются привлечь его к уголовной ответственности за мошенничество.

Легальная схема «развода»?

По словам казахстанских бизнесменов, Руслан Шунаев, действуя от имени своего ТОО, обещал им поставить сахар и металлические трубы, однако не исполнил свои обязательства. В итоге у обманутых нет ни товара, ни денег.
 
Предприниматель из Алматы Лиза Керимбаева – одна из многочисленных потерпевших от поставщика в лице ТОО «Алтын Нәр». В прошлом году она заказала у ТОО сахар почти на 13 млн тенге, а получила товар лишь на 2,8 млн тенге. Остальную часть поставки она так и не дождалась, впрочем, как и своих денег. 

«Руслан Шунаев перестал выходить на связь, я стала искать в интернете о нем информацию. Оказывается, он уже привлекался к уголовной ответственности. И реестр должников я подняла. С 2010 года он заключает контракты с компаниями и не выполняет своих обязательств. Когда я это узнала, приехала в Уральск и подала иск в суд. Специализированный межрайонный экономический суд удовлетворил мои исковые требования о взыскании с ТОО суммы долга и неустойки. Но взыскать я эти деньги с него не могу. Его ТОО объявлено банкротом, а имущества на нем не зарегистрировано. Во время суда я узнала, что есть 16 потерпевших по всей стране», – рассказывает Лиза Керимбаева.

Слова предпринимательницы подтверждают и другие бизнесмены. Они также отмечают, что г-н Шунаев является неофициальным владельцем ТОО «Алтын Нәр», поскольку, мол, товарищество зарегистрировано на некое подставное лицо.
 
«Мы объединились с потерпевшими и обратились с заявлением в правоохранительные органы, чтобы привлечь этого человека к уголовной ответственности за мошенничество. Но наши дела сначала разделили, то есть отделили эпизоды по сахару и металлу. А затем возбужденное уголовное дело по нашему заявлению и вовсе прекратили. Правоохранители считают, что в действиях г-на Шунаева нет состава уголовного правонарушения», – сетуют бизнесмены.
 
Мириться с прекращением уголовного дела они не намерены и хотят добиться возобновления расследования.

информация о количестве предпринимателей.jpg

Реестр немаленький

Юристы отмечают, что от обмана и недобросовестных поставщиков никто не застрахован. Свидетельством тому является Единый реестр должников (ЕРД). В данном реестре отмечено, что в 2018 году там находилось более 81 тыс. должников – юридических лиц (АО, ТОО и ИП). В лидерах здесь оказались Алматы (18 650), Нур-Султан (16 809) и Карагандинская область (5375). 

Меньше всего должников в прошлом году было в Туркестанской (976), Жамбылской (1 519) и Кызылординской (1 799) областях. 

За 10 месяцев 2019 года в ЕРД значатся около 74 тыс. предпринимателей. Причем в лидерах по-прежнему остаются Алматы (17 745) и Нур-Султан (12 302). На третьем месте оказалась Восточно-Казахстанская область (6 666). Наименьшее количество должников, как и в прошлом году, в Туркестанской (751), Жамбылской (1 082) и Кызылординской (1 059) областях. 

В департаменте по исполнению судебных актов Министерства юстиции отметили, что если у истца есть на руках вступившие в законную силу судебные акты, то они должны быть исполнены ответчиком в добровольном порядке. В случае неисполнения решения суда должником истцы могут обратиться к судебным исполнителям.
 
«Судебный исполнитель принимает меры, предусмотренные законом «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей». Например, наложение ареста на движимое и недвижимое имущество должника, изъятие данного имущества, запрещение должнику совершать определенные действия, в частности отчуждать имущество в пользу третьих лиц, запрет пользования данным имуществом, временное ограничение на выезд за пределы страны. Данные меры способствуют реальному и эффективному взысканию с должника задолженности, поскольку они могут применяться одновременно», – пояснили в ведомстве в ответ на запрос «Курсива».

Впрочем, в ответе Министерства юстиции также отмечено, что исполнение судебного акта о взыскании задолженности напрямую зависит от платежеспособности должника. Если должник не имеет имущества и источников дохода, то принимаемые судебным исполнителем меры не дадут результата. 

«Отсутствие зарегистрированной недвижимости или автомашины не освобождает должника от исполнения решения суда. При таких обстоятельствах проверяется имущественное положение должника. Например, наличие предметов роскоши, бытовой техники, денег. Ничто не мешает обратить взыскание на это имущество. Если у должника никакого имущества нет, он не трудоустроен и не принимает никаких мер к трудоустройству, то в отношении него применяется следующая стадия понуждения – административная или уголовная ответственность. За злостное неисполнение решения суда ему грозит административный арест или лишение свободы до двух лет», – подчеркнули в Министерстве юстиции.

Если закон бессилен?

Если у должника нет официально зарегистрированного имущества, денег на счетах и предметов роскоши, такие исполнительные производства заранее можно назвать бесперспективными, говорят частные судебные исполнители. В таких случаях документы возвращаются истцам, но это не значит, что им отказано во взыскании долга. Спустя время последним можно повторно обратиться к судебным исполнителям.

Но и при повторном обращении судебный исполнитель будет выполнять все те же действия, что и в первый раз. То есть проверять имущественное положение должника, его счета. Это можно делать до тех пор, пока деньги не будут взысканы. 

В случае объявления должника банкротом судебный исполнитель может направить исполнительный документ банкротному управляющему. Последний должен оценить имущественную массу банкрота, реализовать его и удовлетворить требования истцов согласно очередности.

Юрист Ширин Амиргалиева советует добиваться уголовного преследования должника. Она считает, что перспектива реального лишения свободы часто нужным образом влияет на должников.

«Если у него нет никакого имущества, если он злостно не исполняет решение суда, то его для начала нужно привлечь к административной ответственности. Если административное наказание никак не подействовало, то нужно добиваться уголовного наказания за неисполнение судебного решения. Тем более если у пострадавшего на руках есть несколько решений и есть непогашенная судимость, то суд может установить в его действиях рецидив», – рекомендует Ширин Амиргалиева.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций