Перейти к основному содержанию

3137 просмотров

Особенности национальной прозрачности

В этом году Казахстан присоединился к ИПДО и намерен раскрыть конечных бенефициаров (владельцев и акционеров) крупнейших недропользователей, однако как это будет происходить на практике не совсем ясно

Фото: Вячеслав Батурин

Инициатива прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) вышла на новый уровень: в этом году Казахстан, присоединившийся к инициативе, намерен раскрыть конечных бенефициаров (владельцев и акционеров) крупнейших недропользователей. Правда, на международном уровне прописано только требование к раскрытию этой информации, а национальные стандарты каждый участник инициативы прописывает сам, в том числе и в части ответственности компаний за непредоставление сведений.

Финальные общественные дискуссии по поводу уровня открытости, которого общественность может ожидать от недропользователей, прошли в Астане в конце прошлой недели: по их итогам были составлены рекомендации, которые легли на стол национальному секретариату ИПДО. Одной из главных тем дискуссии была ответственность недропользователей за игнорирование новых требований по раскрытию лиц, способных оказывать существенное влияние на ту или иную добывающую компанию либо владеющих ею.

Выстрел в воздух

На вопросе об ответственности недропользователей акцент сделан не случайно: согласно новым требованиям инициативы, компании нефтяного сектора должны были предоставить новую форму отчетности с именами конечных собственников до конца января текущего года, однако, по утверждению представительницы национального секретариата ИПДО Эльвиры Джантуреевой, новую форму уполномоченному органу представила пока только треть из них.

«Нефтегазовый сектор, согласно нормативным правовым актам, представляет сведения до 25 января года, следующего за отчетным – из 150 компаний порядка 50 на сегодня представили, но тут надо сказать, что сама форма была реализована почти в конце января, поэтому мы сейчас им продлеваем срок предоставления до 30 марта, – пояснила она. – А горнорудные компании будут предоставлять эти сведения до 30 апреля», – уточнила г-жа Джантуреева.

При этом, по ее словам, на сегодняшний день законодательно незаполнение формы приравнивается к неисполнению контрактных обязательств.  Штраф за неисполнение контрактного обязательства оценивается в размере 1% от объемов невыполненного обязательства, но тут как раз тот случай, когда определить объемы этого самого контрактного обязательства довольно затруднительно. Поэтому участники общественных дискуссий и предложили утвердить конкретную сумму, на которую должен раскошелиться нарушитель.

В итоге в рекомендациях, которые вынесены на обсуждение в национальный секретариат, предлагается ввести штраф за непредоставление информации и за недостоверное предоставление информации в размере 500 месячных расчетных показателей (1 МРП с 1 января 2019 года равен 2 тыс. 525 тенге) для среднего и 5 тыс. МРП для крупного бизнеса. При повторном же нарушении предлагается приостанавливать действие лицензии, что предусмотрено действующим законодательством. Повторное нарушение недропользователем своих контрактных обязательств расценивает как основание для расторжения контракта.

При этом многие участники общественных дискуссий считают сумму в 5 тыс. МРП (порядка 12 млн тенге) достаточно смехотворной для добывающих компаний. Но, как пояснил директор института развития местного самоуправления Сергей Худяков, который признал, что 12 млн тенге для некоторых недропользователей является чем-то сродни штрафу за нарушение правил дорожного движения, эта мера лишь эквивалент предупредительного выстрела в воздух.

«У нас нет цели разорить добывающие компании, у нас есть цель заставить их уважать закон. Мы понимаем, что 12 млн тенге для добывающих компаний – это смешные деньги, но это только первый шаг: напомнить, предупредить. А вторым шагом будет приостановление лицензии, что для недропользователя гораздо чувствительнее. Мы можем в рекомендациях и 10 тыс. МРП штрафа прописать, но не факт, что это примут», – заметил он.

Банки прозрачности в помощь

При этом все прекрасно понимают, что приостановление лицензии является достаточно серьезным шагом, но и палкой о двух концах, способной повлиять на инвестклимат. Поэтому на общественных дискуссиях изначально продумывались и альтернативные способы воздействия на нежелающие раскрыться компании. И тут на помощь общественникам пришла заместитель председателя комитета финансового мониторинга Министерства финансов Казахстана София Айсагалиева, которая заметила, что на отказников может повлиять репутационное пятно в случае огласки их отказа.

«Здесь мера с точки зрения репутации подобна той, что заложена в концепции законодательства о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма, – заметила представительница Минфина. – Штрафы там тоже относительно небольшие, но банки страдают от другого – если они заплатят штраф по этой статье, то с ними разрывают отношения иностранные банки, с ними никто не хочет иметь дело. Поэтому банки стараются всеми силами не доводить дело до штрафных санкций, уверяют, что могут устранить эти нарушения. Штраф должен быть эффективный, сдерживающий и соразмерный, получается, что со сдерживанием здесь проблема, и здесь сдерживающий эффект должен оказывать репутационный риск», – считает она.

Г-жа Айсагалиева предложила формировать черный список компаний для создания им дискомфорта на международном рынке, поскольку подмоченная репутация в данном случае имеет больший эффект, нежели материальное наказание. И отметила, что подобный опыт уже существует.

«Мы же в своем комитете ведем реестр высокорисковых компаний и говорим банкам, что они либо должны запрашивать у них больший пакет документов, чем у остальных, либо вообще отказывать в проведении операций, – сказала Айсагалиева. – В принципе, эту возможность можно и во внутренних, национальных правилах ИПДО ввести: те  компании, которые сидят во внутреннем реестре не раскрывающих информацию юрлиц, должны относиться к высокорисковым клиентам. Тогда у них будут проблемы при проведении банковских операций, банк будет запрашивать большее количество информации и передавать ее, естественно, нам, в комитет финмониторинга. Это уже будет сдерживающим фактором, потому что компании очень не любят, когда нам передают информацию о них», – подчеркнула она.

Порог владения еще не определен

Еще одним проблемным вопросом до сих пор остается порог собственности: международный секретариат опять-таки оставляет решение о том, должны ли раскрываться только крупные владельцы компаний либо процедуре раскрытия подлежат все без исключения лица, владеющие любой долей, на усмотрение национальных администраций.

В Казахстане полного единения по этому вопросу нет даже среди общественности: дискуссии проходили не только в Астане и в Алматы, но и в регионах, и везде озвучивался разный порог собственности – от 10% до 20% в компании. А в одном из регионов, по словам директора института развития местного самоуправления, секретарь местного маслихата заявил, что надо полностью раскрывать всех собственников – и был не одинок в своем мнении.

В итоговые рекомендации вошло предложение раскрывать всех собственников без применения порога для уполномоченных государственных органов, а в открытом доступе размещать информацию о собственниках, владеющих 10% и более акций компании, причем с указанием фамилии и имени, а также гражданства и фактической страны проживания. При этом участники дискуссии также требуют при определении порога собственности учитывать доли членов семьи того или иного владельца компании в ней же. То есть если родители владеют 5% акций недропользователя и такой же пакет у их детей, они подпадают под суммарные 10%.

В ближайшее время вся предоставленная о конечных бенефициарах информация будет размещаться на едином портале государственного управления и будет доступна только для госслужащих.

«Мы сейчас обсуждаем, какая доля из всей этой информации должна быть размещена в открытом доступе. Часть изменений в законодательство уже внесена, более того, в январе этого года первые компании нефтегазового и иных добывающих отраслей дали первые сведения о своих бенефециарных владельцах: пока что эта информация доступна только комитету по геологии Минэнерго, и мы на уровне национального совета, в который входят депутаты мажилиса, представители правительства, компаний и НПО, будем обсуждать, какая доля этой информации будет доступна общественности. Чтобы мы могли оценить, насколько качественно была дана эта информация, не просто ли это формальная отписка, из которой ничего непонятно и нельзя сделать никаких выводов», – заключил Сергей Худяков.
 

611 просмотров

Казахстанские отели спасут только иностранные туристы

Рынки гостиничной недвижимости Алматы и Нур-Султана перенасыщены

Фото: Shutterstock.com

Рост экономики и развитие туризма в Казахстане неизбежно влечет расширение основной сферы индустрии гостеприимства и отдыха (H&L) страны – отельного бизнеса. Резкое изменение в структуре и количестве отельных номеров произошло в 2017 году в связи с проведением EXPO 2017 и зимней Универсиады – 2017. Тогда количество отелей в столице, по данным МНЭ РК, увеличилось почти на 30%, а объем реализации гостиничных услуг на 70% по сравнению с предыдущим годом. Что же происходит с отелями через два года после событий, обеспечивших их максимальную загрузку?

Есть ли жизнь после EXPO?

Согласно данным отчета «Гостиничная недвижимость», составленного Colliers International Kazakhstan по итогам первого полугодия 2019 года, наиболее востребованными в стране являются пятизвездочные отели. Их загрузка составляет 46,2% в Алматы и 28% – в Нур-Султане. В четырехзвездочных отелях в среднем востребовано 37% номеров в Алматы и 22,6% – в Нур-Султане. Трехзвездочные отели загружены: на 34,6% в Алматы и почти на 28% – в столице. 

0001_12.jpg

Эксперт в сфере международного гостиничного бизнеса

Татьяна Веллер говорит, что отель начинает зарабатывать деньги, когда его загрузка составляет не менее 40%. Пока средняя загрузка отелей не превышает 70%, рынок считается перенасыщенным, поскольку предложение гостиничных услуг на нем заметно выше, чем спрос.

Несмотря на показатели, которые свидетельствуют о перенасыщенности рынка, гостиничный сектор Алматы, генерирующий 49% услуг на рынке гостеприимства страны, не прекращает свой рост. Количество мест размещения в южной столице выросло в 2,7 раза за последние четыре года и на 35% – за последний год. 

Столичный рынок, генерирующий около 9% услуг страны, после роста на 28% в 2017 году (год проведения EXPO) достиг насыщения. За последние два года суммарный прирост составил лишь 1%. На рынке Нур-Султана место на сегодня есть только для концептуально сильных международных сетевых объектов – такого мнения придерживаются аналитики Colliers International Kazakhstan.

При общей недостаточной заполняемости некоторым отелям на рынке удается добиваться впечатляющих результатов. Так, The Ritz-Carlton, Almaty по итогам сентября 2019 года продемонстрировал заполняемость отеля на 81%, а периодами в отеле совсем не было свободных номеров. «Динамика очень наглядная. Мы видим стабильный прирост по количеству гостей из года в год: в сентябре 2015 года заселяемость отеля была равна 64,5%, в 2016 году уровень достиг 76,1%, в 2017 году показатели выросли до 80,3%, в 2018-м наблюдали небольшой спад до 72,5%, а в этом году наши отметки достигли рекордных 81% по итогам месяца», – поделилась специалист по маркетингу The Ritz-Carlton, Almaty Карина Тюрикова.

На вопрос, как отелю удалось добиться загрузки отеля до уровня активных туристических бизнес-дестинаций, таких как Лондон и Париж, Тюрикова ответила, что это результат симбиоза активного развития отеля и подъема экономики страны. 

«К нам прилетает множество представителей бизнеса с новыми проектами для Казахстана, видя перспективы локального рынка, презентуя решения, проводя бизнес-встречи и крупные мероприятия в Алматы», – отметила маркетолог отеля.

Но не все специалисты отрасли согласны с этим мнением. «К сожалению, статистика загрузки брендовых отелей на рынке Алматы (не более 60% ежегодно за последние несколько лет) заставляет думать, что это скорее краткосрочный пик спроса, связанный с наложением нескольких крупномасштабных событий», – отмечает Веллер, имеющая 20-летний опыт работы в международных гостиничных сетях и глобальных консалтинговых компаниях.

Сегментация туристов по целям поездки показывает, что около 60% постояльцев отелей прибыли в Алматы с деловыми целями, около 40% – для посещения туристических объектов и с личными целями. Такие данные приводит МНЭ РК. При этом бизнесмены и деловые люди в первую очередь выбирают брендовые отели с эталонным сервисом. Тот же The Ritz-Carlton, Almaty в 2019 году принял 90% гостей, прибывших с деловыми целями, и лишь 10% – c целью отдыха. «Самое большое количество гостей в 2019 году, останавливающихся в отеле, было из США, России и Великобритании, но также у нас традиционно очень много гостей из ОАЭ, Китая и Индии» – такие данные приводит Карина Тюрикова. 

Таким образом, лучше всего на рынке Алматы, являющемся драйвером общей индустрии гостеприимства, обеспечена загрузка отелей известных мировых брендов, и в первую очередь деловыми туристами. 

Мировые тренды в индустрии гостеприимства

Статистика по Казахстану сейчас соответствует скорее глобальным тенденциям прежних лет. Раньше, согласно исследованиям PricewaterhouseCoopers (PwC), мировой тренд развития отелей был направлен на узнаваемость брендов. 

Маркетологи трудились над созданием уникального и узнаваемого в любой точке мира имиджа бренда. Люди выбирали для отдыха отели, которые лучше всего соответствовали их личным склонностям, основываясь на информации о бренде.

Однако в последнее время ситуация на отельном рынке меняется, и руководители H&L пессимистично смотрят на будущее своего бизнеса. В 2019 году по результатам ежегодного глобального опроса руководителей, проведенного PwC, только 27% респондентов H&L заявили, что они «очень уверены» в росте доходов в ближайший год, в то время как на глобальном рынке такая уверенность есть у 35% руководителей.

Аналитики агентства PwC, входящего в «большую четверку», связывают пессимистические тенденции на рынке гостеприимства с потерей традиционными отелями прямого контакта с потребителями из-за развития платформ-агрегаторов по краткосрочной и долгосрочной аренде жилья (booking.com, hotels.com и т. п.). На этих платформах выбор отелей происходит в основном по расположению и цене. И хотя бренд по-прежнему играет свою роль, его важность затмевают отзывы и рейтинги потребителей.

Чтобы преодолеть риск потери дохода, связанный с развитием сервисов бронирования, отели должны найти способ вновь стать уникальными для клиентов. Компания PwC отмечает три приоритетных стратегических подхода в развитии мировых отелей в ближайшем будущем.

Во-первых, создание уникальных услуг, предвосхищающих и выходящих за рамки ожиданий гостей. Отелям необходимо создать такие условия, чтобы клиенты вновь и вновь возвращались к ним и делились своими позитивными отзывами с друзьями, расширяя круг потенциальных клиентов отеля. Во-вторых, наем сотрудников, успешных в налаживании личных доверительных отношений с клиентами. Каждый гость должен быть окружен персональной заботой, чувствовать к себе особое отношение, как к VIP-персоне. И наконец, в-третьих, внедрение новейших технологий для экономии на административных процессах. А сэкономленные средства необходимо инвестировать в новые цифровые системы, улучшающие качество и удобство взаимодействия между гостями и отелем.

Будущее казахстанских отелей

Учитывая избыточное гостиничное предложение в Казахстане, продолжающийся рост гостиничного сектора недвижимости Алматы и пессимизм на глобальном рынке, отельеров нашей страны могут ждать не лучшие времена. «Уверена, что низкая загрузка отелей и невысокие средние тарифы в течение нескольких лет, а также отсутствие тренда к повышению спроса на гостиничное размещение натолкнут инвесторов на мысль о том, что сейчас лучше вкладывать деньги в другие сегменты недвижимости или поискать вообще альтернативные средства сохранения и приумножения капитала. Нормальным сроком возврата капитала при строительстве гостиницы с заемными средствами на российском рынке, например, в текущий момент считается: для 3* – от 10 до 13 лет, для 4* – от 12 до 15, для 5* – от 15 и выше. Если ваши расчетные показатели значительно превышают эти цифры, то наверняка можно поискать иные инвестиционные возможности», – считает Веллер.

Ситуацию может улучшить значительный рост туристического потока. «В динамике мы видим, что туризм в Казахстане развивается, и от года к году все больше гостей приезжают с целью посетить страну для отдыха и изучения местной культуры и окрестностей. И это очень во­одушевляет, ведь в нашей стратегии развития важным пунктом является продолжение активной работы по продвижению Казахстана, и Алматы в частности, как привлекательного туристического направления», – отмечает Тюрикова. Статистика МНЭ РК также подтверждает положительную динамику: за январь – июнь 2019 года обслужено 590 тыс. человек, что на 17% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Но загрузка существующих отелей свидетельствует о том, что пока этого недостаточно.

Кроме того, в свете мировых тенденций брендовым отелям придется переосмыслить понятие лояльности к бренду, которая теперь должна строиться на уникальных и неожиданных удобствах для клиента. Отелям стоит выходить за рамки проверенного и надежного, тестировать новые функции, предлагать рискованные идеи и предугадывать, что станет наиболее привлекательным для гостей в ближайшем будущем – такого мнения придерживаются специалисты PwC. 

Отелям же экономкласса 

Татьяна Веллер советует присмотреться к мировым тенденциям по развитию коливингов и B&B и выбору путешественниками бутиковых и лайфстайл-отелей.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций