Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


31296 просмотров

Нурлан Смагулов рассказал, кому оставит свой бизнес после ухода

По его словам, быть главой крупной компании – это не такая счастливая жизнь, как представляется многим

Фото: Пресс-служба Astana Group

Известный предприниматель, основатель и единственный акционер Astana Group Нурлан Смагулов, во время ежегодной встречи с журналистами ответил на несколько вопросов, касающихся источников фондирования и перспектив развития бизнеса.
 
- Нурлан Эркебуланович, много было разговоров о возможном IPO сети ТРЦ Mega, потом все откладывалось. Почему Вы все-таки не выходите на IPO, не привлекаете финансирование на фондовом рынке и не привлекаете других акционеров в свой бизнес? 

- Есть несколько типов компаний в мире – семейные, публичные, private placement, где 2-3 стратегических партнера и т.д. У всех владельцев этих компаний своя правда, у всех есть свои плюсы и минусы. 

Относительно меня – я несколько раз близко подходил к тому, чтобы продать акции Mega или Астана Моторс, провести IPO, привлечь народные деньги. Уже совсем близко к этому решению был, но каждый раз, думая о том, что мне нужно будет делегировать какие-то полномочия по принятию решений – например, открыть TeikaBoom или Happylon, я понимал, что еще не готов к тому, чтобы отдать часть решений совету директоров или собранию акционеров. 

Это очень непросто. Это непросто для первых людей, которые основали компанию. Потому что бизнес – это не просто зарабатывание денег, это среда обитания, жизненный комфорт, который ты создаешь. 

И каждый раз я отодвигаю этот срок, хотя думаю, что акции Mega были бы успешными, потому что мы гасим дорогостоящие кредиты, окупаем свои проекты. Нам кажется, что заемный капитал, несмотря на высокие ставки, все равно более привлекательные деньги, чем бесплатный акционерный капитал. 

 Почему Вы не выпускаете облигации?

– Знаете, страшная вещь – эти облигации. Я видел своих коллег, которые выпустили облигации... Когда выпускаются облигации, ты должен их погасить. Когда подходит срок погашения облигации, и у тебя нет столько наличности, ты становишься банкротом. Никто в переговоры с тобой вступать не будет. 

Если ты взял кредит в коммерческом банке, у меня были такие ситуации, я прихожу к Умут Болатхановне (Шаяхметовой – ред. Курсив), например, председателю правления Народного банка или Александру Сергеевичу Павлову, председателю совета директоров, и говорю, что не могу выплачивать долг, как мы договорились. Я прошу удлинить сроки, реструктурировать кредит и т.д. Это всегда вопрос переговоров. Я могу поговорить с банком. Но пенсионные фонды, страховые компании, все остальные инвесторы, которые купили мои облигации, не будут разговаривать. 

Или акционеры. Акционерам нельзя чего-то долго объяснять. Вы видели, как в свое время акционеры Apple отстранили Стива Джобса от его же собственного бизнеса. И потом, когда все было плохо – его опять привлекли. То же самое мы видим с Илоном Маском. Он покурил марихуану по ТВ, тут же акции его компании падают. Выпустить акции или облигации – означает подвергать свою компанию большому риску. Завтра акционерам (ред. Курсив) что-то не понравится во мне, и я буду ходить мимо Mega и смотреть издалека на нее. 

 Но в итоге вы занимаете деньги у государства, что вызывает негативную реакцию у общества, например, те 15 млрд тенге через ЕНПФ (вопрос Гульнары Бажкеновой, Holanews.kz)

– У государства мы заняли один раз на окончание строительства Mega Silk Way. В ТРЦ «Mega Almaty» нет государственных денег. Там все построено за счет кредитов Народного банка на коммерческих условиях под коммерческую ставку. 

Нам дали деньги ЕНПФ под 18,5% годовых. И пошел шквал недовольства – почему Смагулову дали деньги пенсионного фонда? То, что ставка 18,5% годовых – никто не слышит даже. Это высокая ставка. Сегодня в любом банке второго уровня самая большая ставка – 13-14%, может быть 15% годовых для начинающего заемщика. Для таких компаний как мы – не больше 12-13% годовых.

И вот такой негатив поднялся. Во-первых, деньги ЕНПФ дают на многие проекты, не только на наши. Во-вторых, я считаю, что это хорошо, что пенсионные деньги работают в высоко рентабельном хорошем проекте – коммерческой недвижимости. Дали 15 млрд тенге. На сегодняшний день мы вернули из этих денег 10 млрд тенге, но уже идет другая критика – почему им позволили вернуть эти деньги раньше срока?

Оставшуюся сумму мы планируем вернуть в ближайшие 2-3 года, потому что мы считаем, что 18,5% годовых – это несправедливая ставка для нас. Мы вытягиваем ее за счет разных активов, нам пришлось даже продать Mega Актобе, Mega Шымкент, Mega Астана, чтобы заполнить эту дыру. Мы пострадали из-за девальвации и там была очень сложная ситуация.

– Кроме 15 млрд тенге изначально государство выделило вам на строительство Mega Silk Way 36 млрд тенге под 3% годовых из Нацфонда. Можете назвать сколько всего вы выплатили уже, какая доля от проекта есть у государства и сколько еще осталось выплатить? (вопрос журналиста Информбюро)

– Да, мы получили кредит в 36 млрд тенге под 3% годовых. Это было в рамках реализации строительства ЭКСПО. Государство поставило перед нами задачу построить такой центр, чтобы для всех посетителей выставки, гостей столицы были такие ворота – вход на ЭКСПО. Так делается везде – и в Лондоне, и в Милане, по всему миру. Но когда началось строительство, произошла девальвация, мы пришли к правительству и попросили конвертировать этот займ, нам отказали.  

Таким образом 36 млрд тенге растаяли из-за девальвации. А у нас контракт со строителями был в долларах, стройматериалы закупались в долларах, оборудование в долларах. Понятно, что этих денег не хватило, поэтому мы вынуждены были взять еще 15 млрд тенге (уже из ЕНПФ).

36 млрд тенге должны были погаситься в течение 16 лет. Сегодня мы решили погасить этот кредит в ближайшие 7 лет. Добились того, что нам досрочно можно гасить его. Без штрафных санкций. Почему мы это делаем? Мы сейчас все деньги направляем на погашение этого кредита. Во-первых, кредит дешевый. Пусть он вернется государству, который разместит его куда-то выгоднее. Во-вторых, весь торговый центр находится сейчас в залоге у НУХ «Байтерек».

Они не совладельцы, они залогодержатели. Мы не можем получать дивиденды. Мы сами вложили $60 млн своих денег. Но мы не можем ничего там брать, это не наше, пока мы не оплатим последний тенге кредита.

У нас проверяющие – все правоохранительные органы, которые есть в стране. Если ты взял деньги из Нацфонда – это тройной, четверной контроль. Поэтому мы взяли обязательство вернуть эти деньги досрочно. И мы вернем через 7 лет (с сегодняшнего дня).

 Неужели ни один коммерческий банк не мог дать вам кредит? (вопрос Виктора Бурдина, Forbes)

– Могли дать. Но все находилось в залоге у государства. Ни один банк не будет с государством делить залоги.

 Вы говорите, что Вы - единственный акционер компании и не только акционер, но и топ-менеджер, занимаетесь операционным управлением компанией. Каким Вы видите будущее Вашей компании в перспективе 10-20 лет? Вы планируете передать его своим детям или продать инвесторам? 

– Спасибо за вопрос. Это вопрос, который каждый день встает передо мной. Да, я топ-менеджер компании и весь оперативный бизнес я веду вместе со своими коллегами, полностью внедрен во все цифры, факты и мне это нравится. Я просто кайфую от того, что целый день занят и мне интересно. Я даже иногда ревностно отношусь, если без меня решили тот или иной вопрос. Поэтому не могу ни продать, ни поделить бизнес. Пока я чувствую себя очень хорошо, мне 53 года, я поддерживаю свой тонус, занимаюсь спортом, мне все интересно. У меня хороший жизненный тонус. 

Я не вижу, что эта компания будет семейной, не вижу, что передам ее детям. В нашей турбулентной экономике, такой жизни, как у меня, не хочу пожелать своим детям. В ней достаточно много вызовов. У меня так сложилось, что … я даже получаю удовольствие от кризисов. Какое-то садомазохистское. Когда все трясет вокруг, я просто становлюсь более организованным и эффективным. Мне нравится, когда все вокруг движется. Я уже привык к этому. В отпуске больше двух недель не могу находится, меня начинает потряхивать, я начинаю донимать всех домашних и меня мечтают отправить быстрее на работу. 

Конечно, есть цель, чтобы пришли в компанию стратегические партнеры, чтобы пришли профессиональные управленцы с каким-то капиталом. Какие-то предложения поступают периодически. Мы все это отодвигаем, отодвигаем... Возможно, что-то будем продавать в каком-то будущем. Но вот сказать, что мы прямо сейчас находимся на пороге продажи каких-то наших активов, акций – нет. Может быть, что-то продадим. Но в целом, мы себя очень комфортно чувствуем, сейчас нет большой задолженности у компании. 

 У Вас есть мечта, чтобы Астана Моторс или Mega – это были компании со 100-летней историей? 

– Конечно. Мы вот прошли 25-летний рубеж. Такой рубеж не проходит 75% компаний в мире. Нам уже 27 лет, и мы чувствуем себя прекрасно. Первый процент компаний разваливается в течение 5 лет, потом 10, 15 лет. До 25 лет мало кто дотягивает. 

Я хотел бы, чтобы бренд Астана Моторс сохранился, чтобы за всем этим стояли люди, которые также трепетно относились бы к бизнесу, как я, чтобы он не стал циничным, чтобы в нем была высока доля пассионарности, патриотизма, эмоциональности. 

Вот как я увижу таких людей, мы будем продаваться, приглашать их. Какой-то пакет акций, я хотел бы, чтобы остался за семьей. Но так, чтобы: «вот, дети, занимайтесь» – нет. Это большие деньги, это большая ответственность, и это не такая счастливая жизнь, как представляется многим.


1490 просмотров

Как Украина собирается восстанавливать экспорт в Центральную Азию

Дорога в обход соседней РФ пока еще довольно дорогая

Фото: Shutterstock.com

Пока украинский бизнес ищет, как сократить издержки при транспортировке своих товаров в Центральную Азию в обход России, Казахстан предлагает Киеву создание совместных предприятий, продукция которых пойдет не только на азиатские рынки, но и на рынок ЕАЭС.

Ограничения на транзит украинской продукции в Центральную Азию, которые Россия ввела в 2016 году, сильно ударили по Киеву.  Например, если в 2013 году торговый оборот Украины со странами Центральной Азии составлял $13 млрд и $4,5 млрд приходилось на Казахстан, то в 2018 году товарооборот с РК просел до $1 млрд – такую цифру приводит посол Украины в Казахстане Иван Кулеба.

У казахстанского диппредставительства в Украине другая статистика: по данным советника посольства РК в Украине Арнура Танбая, торгового дна страны достигли в 2016 году, когда товарооборот упал до $1,3 млрд. В 2018 году был зафиксирован рост до $1,5 млрд, в первом полугодии 2019-го товарооборот подрос еще на 8,4%. При этом структура взаимной торговли разбалансирована – казахстанский экспорт растет на фоне падения украинского импорта.

Скидки на альтернативном пути

Альтернативный вариант поставок украинской продукции в Центральную Азию – маршрут ТРАСЕКА через Черное море, Грузию, Азербайджан и Каспий. Этот маршрут Киев пытался задействовать в 2016 году. Пробные партии контейнерных перевозок в Китай продемонстрировали недостатки маршрута: продекларированный срок в 14 дней при переправе паромами выдерживается не всегда, а средняя стоимость перевозки дороже транзита через РФ на 30-40%.

Если погодные условия – фактор нерегулируемый, то ценовой – вполне. «На ТРАСЕКА сейчас есть хорошие результаты: на участке от Достыка до Батуми снижены тарифы на 23%, в прошлом году украинские железные дороги стали полноценным членом организации, и теперь эта скидка распространяется и на нее, но маршрут сложный», – констатирует Танбай. Еще увеличить скидки на ТРАСЕКА украинская сторона собирается за счет повышения гарантированных объемов провоза по этому маршруту. Формировать эти потоки должен торговый дом «Украина – Азия», который создается как раз на территории РК. 

«Мы должны консолидировать товарные потоки, тогда можно рассчитывать на значительные скидки. Да, этот путь дороже, но это смотря какие масштабы направлять по этому направлению, и идея нового торгового дома заключается в том, чтобы собрать этот объем», – комментирует вице-президент Торгово-промышленной палаты Украины Сергей Свистиль.

Почему СП выгоднее торговли

Еще одна задача торгового дома «Украина – Азия» – помощь бизнесу в сертификации продукции. Казахстан и Украина расходятся в плане технического регулирования: первый вовлекается в работу ЕАЭС, вторая двигается в сторону соответствия требованиям Европейского союза. 

985165948.jpg

Проблему сертификации и транзита можно решить за счет создания совместных предприятий двух стран на территории друг друга – это предложение депутата мажилиса парламента РК Юрия Тимощенко. «В Казахстане на первый план выводится развертывание производственных мощностей, у Украины есть технические умы и производство, но ее промышленная продукция в Европе сегодня не нужна, зато она нужна нам, – говорит Тимощенко. – У нас есть преференции на производство, на локализацию идут деньги, и если украинский бизнес локализуется здесь, то его продукция сможет пойти и на север, и на восток, и на юг».

Судя по данным Арнура Танбая, рост СП уже идет: если в 2016 году на территории Казахстана действовало 600 казахстанско-украинских СП, то теперь их число перевалило за тысячу. «Создание СП на территории Казахстана дает Украине выход на рынки Китая, Ирана, Центральной Азии и ЕАЭС, но я бы обратил внимание казахстанских предпринимателей на то, что надо создавать СП и там, потому что есть ассоциированное соглашение с ЕС, которое дает нам хорошие возможности для выхода в Европу; наши производители органической продукции используют уже эти возможности, надо их расширять», – говорит Танбай.

При этом украинскому бизнесу вовсе необязательно передислоцировать в Казахстан свою производственную базу, он может зарабатывать и услугами инжиниринга, как это уже делает украинское проектно-дизайнерское бюро ООО «ПроЛайн». «Мы имеем опыт сотрудничества в строительстве высокотехнологичного служебного судна для Казахстана «Байтерек», которое получило признание регистрационных органов Казахстана и России; мы планировали всю работу с казахстанскими поставщиком и производителем, – рассказывает директор компании Леонид Дубров. «ПроЛайн» уже получил предложение от «Казахстан Инжиниринг» по дальнейшему сотрудничеству на Каспии.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций