Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


878 просмотров

НПП: «Предлагаемый в Казахстане механизм признания компании банкротом несовершенен»

В мажилисе дорабатываются в настоящий момент поправки в законодательство о реабилитации и банкротстве, которыми предлагается банкротить «несостоятельные» компании

Фото: Shutterstock

Предлагаемый комитетом госдоходов министерства финансов механизм деления компаний на подлежащие реабилитации и подлежащие банкротству несовершенен, заявила 21 февраля директор департамента законодательства национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Лаура Мерсалимова.

В конце прошлого года правительство внесло на рассмотрение в мажилис проект закона по вопросам совершенствования процедур реабилитации и банкротства, одним из основных направлений которого являлось упрощение оснований для применения процедур реабилитации и банкротства.

На презентации законопроекта в мажилисе 10 января некоторые его нормы были раскритикованы депутатами, и в настоящее время в рамках заседаний рабочей группы в мажилисе правительством и парламентариями ведется работа по изменению положений законопроекта. При этом представители НПП считают, что некоторые нормы предлагаемых изменений по-прежнему несовершенны.

«Законопроектом вводится новое понятие – «несостоятельность», которое является основанием для решения суда о признании предприятия банкротом и впоследствии влекущим ликвидацию», - сказала Мерсалимова на круглом столе в мажилисе.

Она пояснила, что если по действующему в настоящий момент законодательству для признания банкротом юрлица суду надо установить неспособность должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам, произвести расчеты по оплате труда, обеспечить уплату налогов и других обязательных платежей в бюджет, в том числе социальных отчислений, то в случае принятия поправок для вынесения такого решения суду достаточно будет установить лишь превышение суммарного размера обязательств должника над размером его активов на дату подачи заявления.

«А если, допустим, сложилась ситуация, когда на дату подачи заявления (в суд – Kursiv) бизнесмен берет кредит в банке, и в этот момент и по этой причине у него происходит разница между активами и пассивами?», - привела пример того, как может сложиться эта разница представительница НПП.

По ее мнению, сама по себе разница между активами и пассивами не может лечь в процедуру реабилитации и банкротства: директор департамента нацпалаты предположила, что использовать этот показатель для определения банкротства можно только в том случае, если превышение над пассивами у предприятия наблюдается в течение продолжительного времени.

«Но тогда возникает резонный вопрос: почему законопроектом не обозначен размер такого превышения и срок? И непонятно, каким образом суд будет рассматривать (этот показатель – Kursiv). В этой связи мы полагаем что здесь нужно внимательно поработать и нужны конкретные временные критерии для того, чтобы установить судом несостоятельность должника и впоследствии применять процедуру банкротства или реабилитации», - подчеркнула спикер.

Она также акцентировала внимание на понятии «субсидиарная ответственность», которая вводится поправками, но при этом уже установлена статьей 44 Гражданского кодекса, в которой говорится, что должностные лица юридического лица в случае преднамеренного его банкротства несут субсидиарную ответственность перед кредиторами, которым причинен ущерб.

«Теперь этот институт существенно меняется - и предлагается установить, что в случае причинения ущерба должностным лицом юрлица, в отношении которого вступило в силу признание его банкротством, эти лица несут субсидиарную ответственность перед кредиторами… непонятная ситуация: если юрлицо уже признано судом банкротом, то как его участники могут причинить ущерб и далее нести ответственность?», - задала Мерсалимова риторический вопрос.

По ее мнению, существующий порядок наказания должностных лиц за действия, приведшие к преднамеренному банкротству, более совершенен, а предлагаемая новая конструкция является «более непонятной».

«Как можно привлечь к ответственности субъект, которого уже нет?», - повторилась представитель НПП.


629 просмотров

Почему местным товаропроизводителям ВКО сложно пробиться на внутреннем рынке

Они не могут занять даже его половины

Коллаж: Вадим Квятковский

Объем товаров и услуг недропользователей, промгигантов, госорганов ВКО только за полгода превысил 488 млрд тенге. Но, к сожалению, местные товаропроизводители заглядываться на весь «пирог» не могут. Доля поставщиков из Восточного Казахстана не достигает даже половины.

Крупный покупатель

Согласно информации руководителя управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития ВКО Ержана Шурманова, за первое полугодие системообразующими предприятиями области потрачено на закуп 267 млрд тенге. Из них только 37% поставщиков – компании из ВКО. Примечательно, что самый большой вклад в эти 37% вносят именно предоставление услуг и производство некоторых видов работ. Непосредственно по категории «товары» доля местного содержания небольшая. Лишь четвертая часть всех закупаемых предметов, инструментов, оборудования родом из ВКО. В закупках недропользователей из ВКО ситуация почти аналогичная. Из 132 млрд тенге только 58 млрд тенге приходится на региональных поставщиков.

По части государственных закупок процент местного содержания еще ниже. Лишь 13% товаров и услуг, закупаемых госорганами ВКО, произведено в восточном регионе. Если общий чек за полгода достиг 89 млрд тенге, то отечественные товаропроизводители из этой суммы могли претендовать только на 11 млрд тенге.

«На совещании в правительстве наша область подверглась критике. Если брать вкупе, то у нас доля местного содержания около 2%. Это не говорит о том, что мы не закупаем. Это говорит о том, что неправильно все эти данные вносятся на портале госзакупок. Сейчас изменились формы, внесены большие изменения в сам закон о госзакупках, и теперь при объявлении должны обязательно указывать наличие индустриального сертификата либо сертификата CT-KZ. Без них госорганы не имеют права заключать договоры», – отмечает заместитель акима ВКО Ерлан Аймукашев.

В чем причина?

Самый крупный недропользователь региона – ТОО «Казцинк»,  – по данным пресс-службы компании, в год тратит более 300 млрд тенге на закуп. Те товары, которые товаропроизводители готовы предоставить в нужном объеме, закупают у отечественных компаний. Например, 94% объема поставленной спецодежды и средств индивидуальной защиты относится именно к казахстанскому содержанию. Но крупный покупатель ставит и жесткие условия по качеству. Местные товары не должны быть хуже, чем импортные.

У поставщиков госорганов свои проблемы. Не все оформили обязательные сертификаты для участия в тендерах. По данным Ержана Шурманова, CT-KZ в Восточном Казахстане получили 742 компании, индустриальные сертификаты – всего семь компаний. Лучше всех дела идут у предприятий легкой промышленности – их доля превышает 53% в закупках в рамках экономики простых вещей. Отчасти этого удалось добиться лишь в этом году, когда региональный бюджет выделил 500 млн тенге на пошив школьной формы именно местным фирмам. 16 компаний взялись за подряд.

Что касается других отраслей, таких как мебельная, пищевая промышленность, то у них дела хуже. Руководитель управления предпринимательства приводит лишь несколько фирм, занимающихся поставками мебели для школ.

Серьезным испытанием для товаропроизводителей также являются новые требования Закона «О госзакупках» по наличию подтвержденного опыта для победы в тендере. Один из ярких примеров – ситуация крупного завода по производству высокотехнологического электрооборудования ТОО «Кэмонт». Имея 70-летнюю историю, компания не может документально доказать наличие хотя бы 10-летнего опыта для получения преимущества. 

«По качеству продукции нам нет равных, но напрямую участвовать в тендерах мы не можем. Нужно доказывать наш 70-летний опыт работы, предоставив акты выполненных работ и ввода объектов в эксплуатацию 1950-х годов. Конечно, мы не хранили такой объем документов за все годы. Да и нередко компания выступала субподрядчиком. Получается, теперь мы должны бегать по архивам, собирать справки, искать своих покупателей, просить у них какие-то акты. У нас всего несколько компаний в стране, которые могут подтвердить большой опыт документально. А что остальным-то делать?» – задается вопросом генеральный директор ТОО «Кэмонт» Елена Беленцева.

Чтобы поддержать местных товаропроизводителей в борьбе за рынки, палата предпринимателей ВКО привлекает компании к проекту развития поставщиков в Казахстане, финансируемому Всемирным банком. Согласно информации пресс-секретаря ПП ВКО Христины Дорошенко, эксперты региональной палаты предпринимателей проведут бесплатную оценку состояния бизнеса по методологии международного аудита у тех предприятий, которые войдут в проект.

Из ВКО на первом этапе участвуют пять компаний. Если они попадут в сотню участников проекта на уровне республики, в дальнейшем им будет оказана как методологическая помощь, так и финансовая. Поставщики смогут получить минимум 70% от суммы расходов на приобретение международного сертификата. Это значительно повысит их шансы на поиски покупателей не только на территории Казахстана, но и за рубежом.

Безымянный_73.png

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций