Перейти к основному содержанию
1089 просмотров

НПП: «Предлагаемый в Казахстане механизм признания компании банкротом несовершенен»

В мажилисе дорабатываются в настоящий момент поправки в законодательство о реабилитации и банкротстве, которыми предлагается банкротить «несостоятельные» компании

Фото: Shutterstock

Предлагаемый комитетом госдоходов министерства финансов механизм деления компаний на подлежащие реабилитации и подлежащие банкротству несовершенен, заявила 21 февраля директор департамента законодательства национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Лаура Мерсалимова.

В конце прошлого года правительство внесло на рассмотрение в мажилис проект закона по вопросам совершенствования процедур реабилитации и банкротства, одним из основных направлений которого являлось упрощение оснований для применения процедур реабилитации и банкротства.

На презентации законопроекта в мажилисе 10 января некоторые его нормы были раскритикованы депутатами, и в настоящее время в рамках заседаний рабочей группы в мажилисе правительством и парламентариями ведется работа по изменению положений законопроекта. При этом представители НПП считают, что некоторые нормы предлагаемых изменений по-прежнему несовершенны.

«Законопроектом вводится новое понятие – «несостоятельность», которое является основанием для решения суда о признании предприятия банкротом и впоследствии влекущим ликвидацию», - сказала Мерсалимова на круглом столе в мажилисе.

Она пояснила, что если по действующему в настоящий момент законодательству для признания банкротом юрлица суду надо установить неспособность должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам, произвести расчеты по оплате труда, обеспечить уплату налогов и других обязательных платежей в бюджет, в том числе социальных отчислений, то в случае принятия поправок для вынесения такого решения суду достаточно будет установить лишь превышение суммарного размера обязательств должника над размером его активов на дату подачи заявления.

«А если, допустим, сложилась ситуация, когда на дату подачи заявления (в суд – Kursiv) бизнесмен берет кредит в банке, и в этот момент и по этой причине у него происходит разница между активами и пассивами?», - привела пример того, как может сложиться эта разница представительница НПП.

По ее мнению, сама по себе разница между активами и пассивами не может лечь в процедуру реабилитации и банкротства: директор департамента нацпалаты предположила, что использовать этот показатель для определения банкротства можно только в том случае, если превышение над пассивами у предприятия наблюдается в течение продолжительного времени.

«Но тогда возникает резонный вопрос: почему законопроектом не обозначен размер такого превышения и срок? И непонятно, каким образом суд будет рассматривать (этот показатель – Kursiv). В этой связи мы полагаем что здесь нужно внимательно поработать и нужны конкретные временные критерии для того, чтобы установить судом несостоятельность должника и впоследствии применять процедуру банкротства или реабилитации», - подчеркнула спикер.

Она также акцентировала внимание на понятии «субсидиарная ответственность», которая вводится поправками, но при этом уже установлена статьей 44 Гражданского кодекса, в которой говорится, что должностные лица юридического лица в случае преднамеренного его банкротства несут субсидиарную ответственность перед кредиторами, которым причинен ущерб.

«Теперь этот институт существенно меняется - и предлагается установить, что в случае причинения ущерба должностным лицом юрлица, в отношении которого вступило в силу признание его банкротством, эти лица несут субсидиарную ответственность перед кредиторами… непонятная ситуация: если юрлицо уже признано судом банкротом, то как его участники могут причинить ущерб и далее нести ответственность?», - задала Мерсалимова риторический вопрос.

По ее мнению, существующий порядок наказания должностных лиц за действия, приведшие к преднамеренному банкротству, более совершенен, а предлагаемая новая конструкция является «более непонятной».

«Как можно привлечь к ответственности субъект, которого уже нет?», - повторилась представитель НПП.

banner_wsj.gif

3199 просмотров

Во время карантина на севере Казахстана открыли производство биг-бэгов

Их первая партия была отгружена, когда в республике еще действовал режим ЧП

Фото: Shutterstock/Mr. Amarin Jitnathum

Биг-бэг – большой прочный мешок из полипропиленовой ткани, в котором можно хранить, а главное, транспортировать любое сыпучее вещество – сахар, цемент, зерно.

Сейчас 60% казахстанского рынка биг-бэгов занимают российские производители. Многопрофильная петропавловская компания SMBGROUP Family увидела для себя перспективы в этом направлении и решила открыть собственное производство мягких полипропиленовых мешков. Запуск линии по изготовлению мешков и биг-бэгов готовился несколько лет и пришелся ровно на время карантина, но откладывать начало производства биг-бэгов на лучшие времена в Петропавловске не стали.

Выход в свет

SMBGROUP Family – в бизнесе не новичок. Компания занимается коммерческой деятельностью с 2005 года, у нее несколько направлений – аренда и сдача в аренду недвижимого имущества, оптово-розничная реализация различных товаров, услуги специализированной техники. К запуску нового бизнеса в SMBGROUP Family подошли по всем правилам, начав с маркетинговых исследований рынка полипропиленовых мешков и мягких контейнеров. Еще на стадии планирования проекта заинтересованность в такой продукции высказали горнодобывающие предприятия, производители пищевой соли, представители агросектора, в том числе из разных регионов РК и даже из других стран.

Сейчас предприятие находится на первом этапе реализации проекта, рассказывает генеральный директор компании Асхат Исенов. Работает производственный цикл раскроя и пошива мягких контейнеров и вагонных вкладышей для хранения и транспортировки сыпучих грузов. На полную мощность предприятие должно выйти к концу 2020 года, если до этого времени на завод поступит все оборудование. Полная экипировка предприятия позволит, например, изготавливать на заводе полипропиленовую нить. Пока такие материалы заказывают в соседней России.

Миллион биг-бэгов

Планируемый объем производства – 1,2 млн мягких контейнеров в год. Сейчас, в тестовом режиме, здесь шьют 20–30 тыс. биг-бэгов в месяц, эти биг-бэги выдерживают около 1,5 тонн.

По словам главы предприятия, основное производственное оборудование еще не поступило с завода-изготовителя. Станки ждут японские, стоимость одного – $5,8 тыс.

«Наш проект включили в Государственную программу индустриально-инновационного развития и Карту индустриализации, – говорит Асхат Исенов. – На данный момент вложено около 600 млн тенге инвестиций. По программе «Даму-Өндіріс» банком второго уровня нам был выдан заем в размере 500 млн тенге под 6% годовых на десять лет. Деньги пошли на приобретение оборудования, сырья и материалов, проведение реконструкции».

Здания нового предприятия находятся на территории бывшей Петропавловской автоколонны 2559. SMBGROUP Family выкупила ее в 2016 году специально под проект по производству биг-бэгов. Это 5 га земли, 11 тыс. кв. м производственных помещений, которые пустовали несколько лет. Уже работающие раскройный и швейный цеха расположились на площади 700 кв. м. Сейчас идет реконструкция цеха площадью 2,8 тыс. кв. м под основное оборудование и производство.

«Во время карантина мы обеспечили работой 38 человек на производстве, – подчеркивает Асхат Исенов. – И 28 человек наняли на строительно-монтажные работы. В перспективе штат сотрудников расширим до 190 человек».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png