Перейти к основному содержанию
1970 просмотров

Легче закрыться, чем печь: если пекарни ЗКО не поднимут цены на хлеб, то уйдут в минус

Всего за год продовольственное зерно в регионе подорожало в 1,5–2 раза

Фото: Рауль Упоров

Владельцы мукомольных предприятий ЗКО признают, что им все тяжелее сдерживать цены на муку высшего сорта: всего за год продовольственное зерно в регионе подорожало в 1,5–2 раза. Владельцы пекарен в своих комментариях более сдержанны: обстоятельства вынуждают их поднять цену на хлеб, местные власти просят этого не делать. 

По данным областного управления сельского хозяйства, крестьяне ЗКО собрали в 2018 году 137,2 тыс. тонн зерна (в 2017 году урожай был почти втрое больше – 360 тыс. тонн зерна – «Курсив»). И это при том, что потребность области в продовольственном зерне в год составляет порядка 112 тыс. тонн, в фуражном зерне – 181 тыс. тонн.

Перерабатывать зерно себе дороже

«Как нас можно спрашивать, почему мы поднимаем цены на муку, если 90% в стоимости этого продукта – цена зерна. По области тонна продовольственного зерна за год поднялась с 40 до 80 тыс. тенге за тонну. Нет дешевого зерна – не будет и дешевой муки», – считает глава группы компаний «Белес» Мурат Жакибаев.

Аналогичного мнения придерживается и владелец крупнейшего по области мукомольного предприятия – «Желаевского комбината хлебопродуктов» – Александр Матевосян.

«Дешевого зерна сейчас нет не только в ЗКО, но и на севере Казахстана. Если в начале прошлого года мы брали в Костанае пшеницу по 42–46 тыс. тенге за 1 тонну, к концу 2018 года по 58 тыс. тенге, то сейчас эта же тонна у них стоит 74 тыс. тенге. По муке первого сорта могу сказать, что ее у нас море – 1200 тонн лежит на складах. Ее цена у нас 100 тенге за килограмм, и пока мы ее не поднимаем. По муке высшего сорта ситуация хуже: она стоит 110 тенге за килограмм и еще будет дорожать», – пояснил «Курсиву» г-н Матевосян.

Причина, по его словам, заключается в том, что у предприятия мало запасов муки высшего сорта, поэтому его придется закупать в Костанае по высоким ценам. Соответственно, и удерживать муку на том же уровне, что и сейчас, предприниматели не могут. 

Глава комбината также отметил, что на деле никакого стабилизационного фонда с дешевым зерном или мукой в ЗКО нет. Мало того, сейчас мукомолы по области испытывают финансовые трудности. «Знаю, что кто-то из мукомолов временно распускает людей: у предприятий нет средств на закуп дорогого зерна, им выгоднее продать остатки запасов пшеницы, чем ее перерабатывать. Запас зерна по области – 40 тыс. тонн», – уверен собеседник. 

По его данным, чтобы не останавливалась работа крупных комбинатов, аким области Алтай Кульгинов вышел на секретаря Министерства сельского хозяйства РК с целью решить вопрос о поставке в область еще 10 тыс. тонн зерна по цене 62 тыс. тенге за тонну. Проблема еще и в том, что не хватает вагонов, которые бы привезли в область это зерно. Если бы эти 10 тыс. тонн дошли до мукомолов, можно было хотя бы попытаться удержать цену на муку высшего сорта, уверен Александр Матевосян. 

Предприниматель также подчеркнул, что возглавляемое им предприятие занимается не только переработкой зерна, но и его выращиванием. Конец 2018 года ознаменовался для сельского хозяйства резким подъемом цен – практически в два раза – на зимнее дизтопливо, в 1,5 раза подорожали запчасти на сельхозтехнику.

«Сейчас мы проводим на полях снегозадержание, чтобы повысить урожайность своей будущей пшеницы. И зимнее дизтопливо обходится нам в колоссальные деньги. Я считаю, что без дотаций от государства в сельское хозяйство, в производство муки низких цен на хлеб не будет», – заключил глава «Желаевского КХП».

Не поднимем цены – уйдем в минус

Многие владельцы пекарен неохотно делятся мыслями по поводу того, будут ли они поднимать цены на хлеб в связи с подорожанием муки и зерна. Они помнят встречу в акимате области в ноябре 2018 года, где им настоятельно рекомендовали сдерживать цены. 

«Мы это уже прошли. Мука дорогая, она продолжает дорожать, но цены мы поднимать не будем. Пока есть запасы муки, будем печь хлеб по старой цене. Потом – посмотрим. Может, прекратим печь хлеб. Разве можно работать себе в убыток?!» – поделился с «Курсивом» владелец хлебозавода №1 Хамзат Исаев.

А вот владелец пекарни Владимир Доценка более лаконичен. В ответ на вопрос «Курсива» он заметил: «По поводу цен на хлеб никаких прогнозов, никаких комментариев».

Не намерен работать себе в убыток и владелец ИП «Талецкий» Олег Талецкий.

«Летом мука высшего сорта стоила в среднем 65–67 тенге за 1 кг, с начала года она стоит 110–115 тенге, рост цены – в 1,7 раза. Первый сорт муки с 60 тенге за тот же кг подорожал до 100–105 тенге. Если по первому сорту в рамках социальных обязательств мы еще можем печь небольшое количество хлеба по 70 тенге, то по хлебу-«вышке» это делать уже нереально», – говорит предприниматель.

По его словам, цена на хлеб высшего сорта – 90 тенге – не менялась уже 2,5 года. При этом не только мука, но и косвенные расходы – газ, бензин, запчасти на автомашины – растут в цене постоянно. 

«Наших запасов муки по старым расценкам хватит на неделю-две, и нам придется поднять цену на хлеб высшего сорта на 10 тенге. Думаю, что всем пекарням придется это сделать, чтобы не уйти в минус», – убежден г-н Талецкий.

Первый сорт – по той же цене

Областное управление сельского хозяйства по ЗКО, комментируя возможный рост цен на хлеб в ЗКО, поспешило уверить СМИ, что цена на хлеб первого сорта остается прежней – 70 тенге за буханку. При этом цены на другие сорта хлеба, как отметили в ведомстве, они не отслеживают – их диктует рынок.

«Мы только контролируем цену на муку первого сорта. Остальная мука продается по рыночным ценам. На сегодняшний день цена муки первого сорта у производителей варьируется в пределах 90–100 тенге за килограмм, что соответствует ценам 2018 года. По состоянию на 30 января 2019 года на крупных мукомольных предприятиях области имеется 50,4 тыс. тонн продовольственной пшеницы», – сообщила «Курсиву» в официальном ответе пресс-служба областного управления сельского хозяйства.

Кроме того, как говорится в ответе, для обеспечения продовольственной безопасности до нового урожая мукомольными предприятиями закуплено 34 тыс. тонн зерна и планируется закупить дополнительно еще 33 тыс. тонн.

«Неожиданное подорожание муки в Уральске говорит о том, что либо в стабфонде региона нет муки, либо СПК вовремя не приняла необходимые меры. Общественное объединение по защите прав потребителей «Сапа» напоминает, что стабфонды созданы во всех регионах страны. Это оперативный запас продовольствия, призванный обеспечить продовольственную безопасность в регионе. В стабфонд закупают продукты, которые составляют минимальную потребительскую корзину. Они выставляются на продажу в случае резкого роста стоимости продовольственных товаров на рынке. 

Мука – это основной продукт, который входит в продкорзину, и она должна быть в стабфондах всех регионов. Минимальная норма потребления для населения Казахстана составляет 13 кг в год на одного человека. Исполнительные органы обязаны делать интервенцию, «выкидывать» на рынок муку из запасов, чтобы не допустить роста цен. Когда появляется дефицит муки, повышается цена. Именно это сейчас и происходит в Уральске. Муки высшего сорта на прилавках нет, а мука первого сорта подорожала на 250–500 тенге за мешок. Возникают вопросы. Как подобную ситуацию допустили операторы стабфонда в регионе? И не пора ли пересмотреть работу стабфондов в целом по стране?», - рассказала PR-менеджер Национального общества по защите прав потребителей «Сапа» Римма Гахова.

banner_wsj.gif

5844 просмотра

Как работают казахстанские ТРЦ после двух месяцев карантина

Ретейлеры уверены во всплеске продаж и последующем затишье

Фото: Shutterstock/Sergey Varygin

В казахстанских мегаполисах - Нур-Султане и Алматы - после двух месяцев карантина открылись торговые центры. Покупатели туда буквально хлынули, но эксперты отрасли считают, что этот ажиотаж в ТРЦ вскоре сменится затишьем.

Современные торговые центры (ТЦ) страны сосредоточены в двух городах – Алматы и Нур-Султане. На начало 2020 года, по данным Colliers International Kazakhstan, в этих мегаполисах работало более 50 объектов торговой недвижимости, обеспеченность торговыми площадями составляла 365 кв. м в Алматы и 363 кв. м в Нур-Султане на тысячу человек. В 2019 году Нур-Султан догнал по обеспеченности торговыми площадями исторического лидера в этом сегменте – Алматы. За прошедший год в столице ввели в эксплуатацию ТЦ «Central Market», многофункциональный комплекс Abu Dhabi Plaza и ТЦ «Talan Towers» (Emporium). 

В марте 2020 года все торгово-развлекательные центры (ТРЦ) в Алматы и Нур-Султане были закрыты – и открылись только два месяца спустя. 

Недвижимость-02.jpg

Как ТРЦ пережили кризис

Арендаторы ТРЦ, которые больше всего пострадали от коронавирусного карантина – это точки непродуктового ретейла и представители сферы развлечений. Те из них, чья годовая маржа не превышала 8–10%, за два месяца простоя оказались в серьезном убытке, предполагает управляющий партнер Colliers International Kazakhstan Баян Куа­това. В числе тех арендаторов, кто пережил эпидемию относительно успешно, – представители продуктового ретейла, аптеки и те продавцы, которые несмотря ни на что смогли наладить и онлайн-торговлю, и доставку.

Большинство ТРЦ предоставили арендные каникулы своим клиентам, и как следствие – лишились доходов за два месяца.

«Мы столкнулись с проблемой, которую даже представить не могли. Торговые центры имеют огромное количество квадратов, возникли финансовые сложности», – делится Маншук Сихимбаева, заместитель генерального директора управляющей компании DS Property, занимающейся ТРЦ «Forum Алматы».

Расходы крупных торгово-развлекательных центров за то же самое время составили несколько миллионов тенге – деньги были нужны на содержание персонала, техническое обеспечение, приведение ТРЦ в соответствие с санитарными нормами. Возобновляющие работу торговые центры проверяют санитарно-эпидемиологические службы, и нередко при этом предъявляют новые требования, которые ведут к дополнительным расходам девелоперов. 

Во сколько обошлись им такие «каникулы», торговые центры пока не посчитали.

«Физические итоги сможем подвести через два месяца после начала работы, когда увидим, что происходит с рынком», – говорит управляющий партнер Retail Space (компания работает с ТРЦ «Спутник», ТЦ «Promenade») Андрей Гордиенко. 

Контрольная закупка 

Пандемия поставила потребителей в непривычные условия, и сейчас сложно предугадать, как они поведут себя после снятия ограничений. 
Начало карантина в розничной торговле ознаменовалось всплеском продаж – переход на удаленную работу и непонимание будущего толкали потребителей активно закупать продукты питания и компьютерную технику для организации домашнего офиса. Но все это происходило на фоне уже закрывшихся ТЦ, и выиграли в этот период лишь те, у кого была налажена онлайн-торговля. Период бума сменил период затишья.

«Через две недели ажиотаж прошел. Началось разумное потребление – из пяти вариантов выбирали наиболее проверенный. С этого момента потребление стало трансформироваться в более качественное русло», – комментирует Маншук Сихимбаева. Эта тенденция, по ее мнению, продолжится и после пандемии – на рынке будут востребованы более качественные услуги и товары. 

В целом покупательское поведение станет более осторожным, прогнозируют многие участники рынка. На людей влияют страх и неопределенность, они не понимают, что будет с работой и доходами, и поэтому начинают экономить. С другой стороны, такой стиль жизни может стать поводом снова начать потреб­ление.

«Люди все равно устают от режима экономии и делают спонтанные не очень нужные покупки. Будем на это надеяться», – говорит российский эксперт, управляющий торговых центров Lynks Property Management Оксана Мысова.

По оценке российских исследовательских компаний, в торговые центры вернутся не все потребители доковидного периода. Аргумент прост: трафик в ТЦ уменьшится из-за снижения доходов, страха заболеть и успешного опыта онлайн-покупок. Укоренится ли после пандемии новая поведенческая модель потребителей – это маркетологам еще предстоит выяснить.

«Сейчас потребительские намерения и предпочтения обнулились. Чтобы понять, каков профиль клиентов, которые теперь ходят в ТРЦ, надо делать опросы. Но не раньше октября», – считает партнер исследовательской компании AMExpert Софья Щукина.

Кто вернется в ТРЦ и что там увидит

Управляющие казахстанских торговых центров более оптимистичны в своих настроениях – они рассчитывают на привычки и менталитет соотечественников и полагают, что тем не понравилось покупать онлайн. По­этому люди вернутся в торговые центры, чтобы провести время с семьей, развлечься, пощупать товар и убедиться в его качестве перед покупкой.

«Думаю, серьезной трансформации не будет. Направления развлечений уже есть, выдумывать ничего не нужно. В западных странах качество продукта намного выше. Они не боятся заказывать в интернете,  уверены, что придет то, что нужно. У нас не так», – уверен Андрей Гордиенко.

Плохая новость для покупателей – в ближайшее время их будет ждать довольно скудный ассортимент и подросшие цены.

«У многих ретейлеров даже летние коллекции не были закуп­лены. В течение двух-трех недель после открытия возникнет всплеск продаж, потом, когда появятся новые ценники, – затишье», – продолжает Гордиенко.

Финансовый директор бишкекского ЦУМа Усенжан Турдиев тоже полагает, что продажи начнут восстанавливаться к осени. Он объясняет:

«В связи с пандемией многие арендаторы не смогли закупить товары – предложения на рынке не будет. Реальные цифры потребления увидим начиная с сентября, когда появятся осенние коллекции и спрос».

Девелоперы надеются, что за время низкого летнего сезона люди соскучатся по привычному шопингу, осенью в торговые центры завезут новые коллекции и покупателям наконец удастся устроить полноценный шопинг. Главное, чтобы обошлось без второй волны эпидемии. Мысова резюмирует:

«Думаю, выйдем в высокий октябрь. Все рассчитываем на Новый год. Но страшно подумать, что будет, если осенью начнется вторая волна пандемии. Если уйдем еще раз в глубокий карантин – это реально страшно. Экономика будет совсем в другом состоянии, которое пока даже сложно представить».

В одной упряжке

Пандемия изменила не только потребителей, но и самих участников рынка – арендодателей и арендаторов ТРЦ.

«Мы остались тет-а-тет с нашими арендаторами. Нужно было перестраивать отношения из обычных в какие-то даже политические. Сейчас недостаточно просто иметь квадратные метры и удобные подъезды. Мы еще должны выстраивать очень хорошие отношения с нашими арендаторами. Должны слушать и слышать друг друга», – говорит Маншук Сихимбаева. 

Для управляющих торговыми центрами клиент – это не конечный покупатель, а арендатор. По мнению Баян Куатовой, подход большого бизнеса «ушли одни, придут другие» сейчас неуместен – на большое количество новых арендаторов в ближайшее время рассчитывать не стоит. Собственникам торговых площадей предстоит выстраивать тесное сотрудничество.

«Заботясь о своих клиентах (арендаторах), владельцы ТРЦ дают возможность арендаторам заботиться о конечном потребителе (покупателях)», – считает управляющий партнер Colliers International Kazakhstan, добавляя, что такой подход должен заключаться не в разовой акции, а в целой программе долгосрочных мер.

Ирина Седухина, управляющий партнер Watcom Group, занимающейся оценкой и анализом потоков посетителей ТЦ, полагает, что новые отношения будут строиться в том числе и на основании четких расчетов. Она поясняет:

«Управляющие компании будут зависеть от бизнеса каждого арендатора в отдельности. Нельзя управлять, не измеряя. Надо продолжить измерять трафик, но еще важнее знать товарооборот арендаторов, понимать, кто их покупатели, почему они приходят в ТРЦ и чем интересуются. Успех будет зависеть от объединения и поиска совместных точек роста (для управляющих компаний и арендаторов) на основе четких данных, собираемых в режиме онлайн».

Участники рынка полагают, что и для арендаторов, и для покупателей привлекательность сохранят торговые центры, предлагающие комфортное пространство для отдыха и развлечений. Даже те арендаторы, которые перейдут в формат онлайн-торговли, будут охотно арендовать в таких ТРЦ помещения для своих шоурумов и пунктов выдачи заказов.

«Мы будем идти навстречу торговле в интернете и работать больше как пункт выдачи, при этом не отходя от сути ТРЦ», – говорит директор The Smart Space, компании из сферы услуг по управлению недвижимостью Нуржан Давлетбаев. 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png