Легче закрыться, чем печь: если пекарни ЗКО не поднимут цены на хлеб, то уйдут в минус

Всего за год продовольственное зерно в регионе подорожало в 1,5–2 раза

Фото: Рауль Упоров

Владельцы мукомольных предприятий ЗКО признают, что им все тяжелее сдерживать цены на муку высшего сорта: всего за год продовольственное зерно в регионе подорожало в 1,5–2 раза. Владельцы пекарен в своих комментариях более сдержанны: обстоятельства вынуждают их поднять цену на хлеб, местные власти просят этого не делать. 

По данным областного управления сельского хозяйства, крестьяне ЗКО собрали в 2018 году 137,2 тыс. тонн зерна (в 2017 году урожай был почти втрое больше – 360 тыс. тонн зерна – «Курсив»). И это при том, что потребность области в продовольственном зерне в год составляет порядка 112 тыс. тонн, в фуражном зерне – 181 тыс. тонн.

Перерабатывать зерно себе дороже

«Как нас можно спрашивать, почему мы поднимаем цены на муку, если 90% в стоимости этого продукта – цена зерна. По области тонна продовольственного зерна за год поднялась с 40 до 80 тыс. тенге за тонну. Нет дешевого зерна – не будет и дешевой муки», – считает глава группы компаний «Белес» Мурат Жакибаев.

Аналогичного мнения придерживается и владелец крупнейшего по области мукомольного предприятия – «Желаевского комбината хлебопродуктов» – Александр Матевосян.

«Дешевого зерна сейчас нет не только в ЗКО, но и на севере Казахстана. Если в начале прошлого года мы брали в Костанае пшеницу по 42–46 тыс. тенге за 1 тонну, к концу 2018 года по 58 тыс. тенге, то сейчас эта же тонна у них стоит 74 тыс. тенге. По муке первого сорта могу сказать, что ее у нас море – 1200 тонн лежит на складах. Ее цена у нас 100 тенге за килограмм, и пока мы ее не поднимаем. По муке высшего сорта ситуация хуже: она стоит 110 тенге за килограмм и еще будет дорожать», – пояснил «Курсиву» г-н Матевосян.

Причина, по его словам, заключается в том, что у предприятия мало запасов муки высшего сорта, поэтому его придется закупать в Костанае по высоким ценам. Соответственно, и удерживать муку на том же уровне, что и сейчас, предприниматели не могут. 

Глава комбината также отметил, что на деле никакого стабилизационного фонда с дешевым зерном или мукой в ЗКО нет. Мало того, сейчас мукомолы по области испытывают финансовые трудности. «Знаю, что кто-то из мукомолов временно распускает людей: у предприятий нет средств на закуп дорогого зерна, им выгоднее продать остатки запасов пшеницы, чем ее перерабатывать. Запас зерна по области – 40 тыс. тонн», – уверен собеседник. 

По его данным, чтобы не останавливалась работа крупных комбинатов, аким области Алтай Кульгинов вышел на секретаря Министерства сельского хозяйства РК с целью решить вопрос о поставке в область еще 10 тыс. тонн зерна по цене 62 тыс. тенге за тонну. Проблема еще и в том, что не хватает вагонов, которые бы привезли в область это зерно. Если бы эти 10 тыс. тонн дошли до мукомолов, можно было хотя бы попытаться удержать цену на муку высшего сорта, уверен Александр Матевосян. 

Предприниматель также подчеркнул, что возглавляемое им предприятие занимается не только переработкой зерна, но и его выращиванием. Конец 2018 года ознаменовался для сельского хозяйства резким подъемом цен – практически в два раза – на зимнее дизтопливо, в 1,5 раза подорожали запчасти на сельхозтехнику.

«Сейчас мы проводим на полях снегозадержание, чтобы повысить урожайность своей будущей пшеницы. И зимнее дизтопливо обходится нам в колоссальные деньги. Я считаю, что без дотаций от государства в сельское хозяйство, в производство муки низких цен на хлеб не будет», – заключил глава «Желаевского КХП».

Не поднимем цены – уйдем в минус

Многие владельцы пекарен неохотно делятся мыслями по поводу того, будут ли они поднимать цены на хлеб в связи с подорожанием муки и зерна. Они помнят встречу в акимате области в ноябре 2018 года, где им настоятельно рекомендовали сдерживать цены. 

«Мы это уже прошли. Мука дорогая, она продолжает дорожать, но цены мы поднимать не будем. Пока есть запасы муки, будем печь хлеб по старой цене. Потом – посмотрим. Может, прекратим печь хлеб. Разве можно работать себе в убыток?!» – поделился с «Курсивом» владелец хлебозавода №1 Хамзат Исаев.

А вот владелец пекарни Владимир Доценка более лаконичен. В ответ на вопрос «Курсива» он заметил: «По поводу цен на хлеб никаких прогнозов, никаких комментариев».

Не намерен работать себе в убыток и владелец ИП «Талецкий» Олег Талецкий.

«Летом мука высшего сорта стоила в среднем 65–67 тенге за 1 кг, с начала года она стоит 110–115 тенге, рост цены – в 1,7 раза. Первый сорт муки с 60 тенге за тот же кг подорожал до 100–105 тенге. Если по первому сорту в рамках социальных обязательств мы еще можем печь небольшое количество хлеба по 70 тенге, то по хлебу-«вышке» это делать уже нереально», – говорит предприниматель.

По его словам, цена на хлеб высшего сорта – 90 тенге – не менялась уже 2,5 года. При этом не только мука, но и косвенные расходы – газ, бензин, запчасти на автомашины – растут в цене постоянно. 

«Наших запасов муки по старым расценкам хватит на неделю-две, и нам придется поднять цену на хлеб высшего сорта на 10 тенге. Думаю, что всем пекарням придется это сделать, чтобы не уйти в минус», – убежден г-н Талецкий.

Первый сорт – по той же цене

Областное управление сельского хозяйства по ЗКО, комментируя возможный рост цен на хлеб в ЗКО, поспешило уверить СМИ, что цена на хлеб первого сорта остается прежней – 70 тенге за буханку. При этом цены на другие сорта хлеба, как отметили в ведомстве, они не отслеживают – их диктует рынок.

«Мы только контролируем цену на муку первого сорта. Остальная мука продается по рыночным ценам. На сегодняшний день цена муки первого сорта у производителей варьируется в пределах 90–100 тенге за килограмм, что соответствует ценам 2018 года. По состоянию на 30 января 2019 года на крупных мукомольных предприятиях области имеется 50,4 тыс. тонн продовольственной пшеницы», – сообщила «Курсиву» в официальном ответе пресс-служба областного управления сельского хозяйства.

Кроме того, как говорится в ответе, для обеспечения продовольственной безопасности до нового урожая мукомольными предприятиями закуплено 34 тыс. тонн зерна и планируется закупить дополнительно еще 33 тыс. тонн.

«Неожиданное подорожание муки в Уральске говорит о том, что либо в стабфонде региона нет муки, либо СПК вовремя не приняла необходимые меры. Общественное объединение по защите прав потребителей «Сапа» напоминает, что стабфонды созданы во всех регионах страны. Это оперативный запас продовольствия, призванный обеспечить продовольственную безопасность в регионе. В стабфонд закупают продукты, которые составляют минимальную потребительскую корзину. Они выставляются на продажу в случае резкого роста стоимости продовольственных товаров на рынке. 

Мука – это основной продукт, который входит в продкорзину, и она должна быть в стабфондах всех регионов. Минимальная норма потребления для населения Казахстана составляет 13 кг в год на одного человека. Исполнительные органы обязаны делать интервенцию, «выкидывать» на рынок муку из запасов, чтобы не допустить роста цен. Когда появляется дефицит муки, повышается цена. Именно это сейчас и происходит в Уральске. Муки высшего сорта на прилавках нет, а мука первого сорта подорожала на 250–500 тенге за мешок. Возникают вопросы. Как подобную ситуацию допустили операторы стабфонда в регионе? И не пора ли пересмотреть работу стабфондов в целом по стране?», - рассказала PR-менеджер Национального общества по защите прав потребителей «Сапа» Римма Гахова.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как зарабатывают коллекционеры предметов искусства

В нынешние непростые времена банкиры с удовольствием принимают в залог современные шедевры

Иллюстрация: John W. Tomac

Вряд ли этот год можно назвать выдающимся для мира искусств. Однако для банков, кредитующих коллекционеров предметов творчества, ситуация обстоит совсем иначе. 

С самого начала кризиса коронавируса три крупнейших в мире аукционных домах – Sotheby’s, Christie’s и Phillips – впервые в истории начали проводить торги в дистанционном режиме. По данным Christie’s, только в этом месяце главный аукцион на площадке посмотрели 80 тыс. человек. На аукционе Sotheby’s во время торгов, где лотом выступил триптих Фрэнсиса Бэкона, был установлен рекорд на сумму $73 млн, что стало самым крупным предложением, поступившим онлайн. Впрочем, в итоге картина была продана другому покупателю, который позвонил по телефону и предложил больше.

Цены на арт-предметы не упали, однако в целом продажи на рынке искусства в этом году, вероятно, будут слабыми, поскольку аукционные дома и галереи испытывают трудности в привлечении лотов и крупных сделок. В рамках аукциона современного искусства и Вечерних торгов Sotheby’s в Нью-Йорке аукционный дом выручил $286 млн, что намного меньше прошлогодних $448 млн. Кроме того, такие ярмарки, как Art Basel, были отменены, и ни один искушенный коллекционер не хочет продавать шедевры в условиях неопределенности. По большому счету, благодаря масштабным денежно-кредитным экономическим стимулам и растущим фондовым рынкам не многим это сейчас по-настоящему нужно.

Впрочем, у подразделений таких учреждений, как Bank of America, JPMorgan Chase и Citigroup, которые оказывают услуги состоятельным клиентам, пожелавшим получить кредит под залог предметов искусства, работы должно быть много. По словам информированного источника, по мере того, как кризис стал набирать силу, состоятельные клиенты, у которых уже были открыты кредитные линии, обеспеченные коллекциями картин, начали их активно использовать. Подобные кредиты стали удобным источником наличных для тех магнатов из сферы недвижимости, чьи арендаторы внезапно прекратили платить арендную плату. Владельцы частного бизнеса поступили так же с целью справиться с краткосрочными финансовыми трудностями.

Когда ставки по кредитам снижаются, как это происходит в текущем году, спрос на кредиты под залог предметов искусства обычно возрастает. Как правило, инвесторы используют такие кредиты для того, чтобы высвободить привязанные к коллекциям миллионы долларов и вложить эти деньги в активы, которые могут обеспечить более высокую доходность. Воротилы из хедж-фондов и бизнеса по управлению частным капиталом уже давно используют кредиты под залог предметов искусства как часть своей стратегии по управлению инвестиционными портфелями, однако теперь эта тактика становится все более популярной и среди других коллекционеров. По данным Masterworks, специальной платформы для арт-инвестиций, в среднем у богатых клиентов около 6% состояния вложено в предметы искусства.

Использование кредита для обеспечения более высокой доходности имеет смысл, если учесть, что сами по себе предметы искусства имеют весьма заурядные инвестиционные перспективы. К примеру, в период с 1985 по 2018 год, по подсчетам Citi, среднегодовая доходность предметов искусства составила всего 5,3%. Современные картины, большинство из которых пользуется спросом у таких боссов хедж-фондов, как Стивен Коэн и Дэниел Леб, принесли чуть больше – 7,5%. И хотя эта категория предметов искусства по доходности значительно превзошла наличные деньги, сырьевые товары и золото, коллекционер мог бы заработать больше, если бы взял кредит под залог предметов искусства и вложил эти деньги в инвестиционный бизнес или в развивающиеся рынки, доходность которых за тот же период составила 13,9% и 10,8% соответственно.

Владелец коллекции наиболее известных послевоенных и современных произведений искусства имеет возможность занять сумму, составляющую до 50% от стоимости коллекции. Впрочем, если она несет в себе определенные риски – например, включает работы только одного или двух художников, размер предлагаемой ссуды будет меньше. Как правило, кредит в ведущих частных банках под залог картин на 1,5–3 процентных пункта выше эталонной лондонской межбанковской ставки, поэтому этот вид долга не такой уж и дешевый.

WSJ_12_Картины по номерам-1.jpg

Тем не менее в текущем году предметы искусства в качестве залога могут быть куда привлекательнее, нежели другие активы. Использование акций как залога по кредиту способно обеспечить лучшую процентную ставку, но не защищает от риска того, что рынки снова охватит волатильность и это приведет к дорогостоящему margin-call. Кредитование же под залог картин, которые оцениваются лишь раз в год, а не ежедневно (как акции) такой опасности не представляет. Также банки могут проявлять большую осторожность в тех случаях, когда в качестве обеспечения по кредиту выступает недвижимость, по крайней мере, до тех пор, пока общая картина с влиянием пандемии на стоимость таких активов, как торговые центры или офисные здания, не прояснится.

По оценкам Deloitte, под залог предметов искусства в мире выдано займов на общую сумму в размере от $21 до $24 млрд. Подавляющее большинство таких кредитов выдал в США Bank of America. Это учреждение является лидером рынка, ежегодно арт-портфель банка пополняется на $1 млрд. И хотя это лишь малая часть его кредитного портфеля в целом, банк уже занял эту привлекательную нишу.

Возможно, в конце текущего года банкам стоит проявить большую консервативность в оценке коллекций, что поможет снизить скорость прироста их кредитных портфелей. Ведь в условиях экономических спадов рынок искусства непредсказуем. К примеру, во время финансового кризиса 2008–2009 годов годовой доход от предметов искусства упал на 24,5%, что все равно было лучше, чем у акций, которые снизились на 40%. Однако рынку потребовалось почти десять лет, чтобы восстановиться после рецессии начала 1990-х годов. Вот и на этот раз ожидается, что свою ценность сохранят работы таких послевоенных и современных мастеров, как Энди Уорхол и Жан-Мишель Баския, тогда как работы менее известных художников остаются в зоне риска.

Как правило, картины ценятся по эстетическим соображениям либо как символ статуса. Для Уолл-стрит же хорошая новость в этом году – это то, что картины также являются полезным источником наличных денег.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg