Перейти к основному содержанию

1896 просмотров

Легче закрыться, чем печь: если пекарни ЗКО не поднимут цены на хлеб, то уйдут в минус

Всего за год продовольственное зерно в регионе подорожало в 1,5–2 раза

Фото: Рауль Упоров

Владельцы мукомольных предприятий ЗКО признают, что им все тяжелее сдерживать цены на муку высшего сорта: всего за год продовольственное зерно в регионе подорожало в 1,5–2 раза. Владельцы пекарен в своих комментариях более сдержанны: обстоятельства вынуждают их поднять цену на хлеб, местные власти просят этого не делать. 

По данным областного управления сельского хозяйства, крестьяне ЗКО собрали в 2018 году 137,2 тыс. тонн зерна (в 2017 году урожай был почти втрое больше – 360 тыс. тонн зерна – «Курсив»). И это при том, что потребность области в продовольственном зерне в год составляет порядка 112 тыс. тонн, в фуражном зерне – 181 тыс. тонн.

Перерабатывать зерно себе дороже

«Как нас можно спрашивать, почему мы поднимаем цены на муку, если 90% в стоимости этого продукта – цена зерна. По области тонна продовольственного зерна за год поднялась с 40 до 80 тыс. тенге за тонну. Нет дешевого зерна – не будет и дешевой муки», – считает глава группы компаний «Белес» Мурат Жакибаев.

Аналогичного мнения придерживается и владелец крупнейшего по области мукомольного предприятия – «Желаевского комбината хлебопродуктов» – Александр Матевосян.

«Дешевого зерна сейчас нет не только в ЗКО, но и на севере Казахстана. Если в начале прошлого года мы брали в Костанае пшеницу по 42–46 тыс. тенге за 1 тонну, к концу 2018 года по 58 тыс. тенге, то сейчас эта же тонна у них стоит 74 тыс. тенге. По муке первого сорта могу сказать, что ее у нас море – 1200 тонн лежит на складах. Ее цена у нас 100 тенге за килограмм, и пока мы ее не поднимаем. По муке высшего сорта ситуация хуже: она стоит 110 тенге за килограмм и еще будет дорожать», – пояснил «Курсиву» г-н Матевосян.

Причина, по его словам, заключается в том, что у предприятия мало запасов муки высшего сорта, поэтому его придется закупать в Костанае по высоким ценам. Соответственно, и удерживать муку на том же уровне, что и сейчас, предприниматели не могут. 

Глава комбината также отметил, что на деле никакого стабилизационного фонда с дешевым зерном или мукой в ЗКО нет. Мало того, сейчас мукомолы по области испытывают финансовые трудности. «Знаю, что кто-то из мукомолов временно распускает людей: у предприятий нет средств на закуп дорогого зерна, им выгоднее продать остатки запасов пшеницы, чем ее перерабатывать. Запас зерна по области – 40 тыс. тонн», – уверен собеседник. 

По его данным, чтобы не останавливалась работа крупных комбинатов, аким области Алтай Кульгинов вышел на секретаря Министерства сельского хозяйства РК с целью решить вопрос о поставке в область еще 10 тыс. тонн зерна по цене 62 тыс. тенге за тонну. Проблема еще и в том, что не хватает вагонов, которые бы привезли в область это зерно. Если бы эти 10 тыс. тонн дошли до мукомолов, можно было хотя бы попытаться удержать цену на муку высшего сорта, уверен Александр Матевосян. 

Предприниматель также подчеркнул, что возглавляемое им предприятие занимается не только переработкой зерна, но и его выращиванием. Конец 2018 года ознаменовался для сельского хозяйства резким подъемом цен – практически в два раза – на зимнее дизтопливо, в 1,5 раза подорожали запчасти на сельхозтехнику.

«Сейчас мы проводим на полях снегозадержание, чтобы повысить урожайность своей будущей пшеницы. И зимнее дизтопливо обходится нам в колоссальные деньги. Я считаю, что без дотаций от государства в сельское хозяйство, в производство муки низких цен на хлеб не будет», – заключил глава «Желаевского КХП».

Не поднимем цены – уйдем в минус

Многие владельцы пекарен неохотно делятся мыслями по поводу того, будут ли они поднимать цены на хлеб в связи с подорожанием муки и зерна. Они помнят встречу в акимате области в ноябре 2018 года, где им настоятельно рекомендовали сдерживать цены. 

«Мы это уже прошли. Мука дорогая, она продолжает дорожать, но цены мы поднимать не будем. Пока есть запасы муки, будем печь хлеб по старой цене. Потом – посмотрим. Может, прекратим печь хлеб. Разве можно работать себе в убыток?!» – поделился с «Курсивом» владелец хлебозавода №1 Хамзат Исаев.

А вот владелец пекарни Владимир Доценка более лаконичен. В ответ на вопрос «Курсива» он заметил: «По поводу цен на хлеб никаких прогнозов, никаких комментариев».

Не намерен работать себе в убыток и владелец ИП «Талецкий» Олег Талецкий.

«Летом мука высшего сорта стоила в среднем 65–67 тенге за 1 кг, с начала года она стоит 110–115 тенге, рост цены – в 1,7 раза. Первый сорт муки с 60 тенге за тот же кг подорожал до 100–105 тенге. Если по первому сорту в рамках социальных обязательств мы еще можем печь небольшое количество хлеба по 70 тенге, то по хлебу-«вышке» это делать уже нереально», – говорит предприниматель.

По его словам, цена на хлеб высшего сорта – 90 тенге – не менялась уже 2,5 года. При этом не только мука, но и косвенные расходы – газ, бензин, запчасти на автомашины – растут в цене постоянно. 

«Наших запасов муки по старым расценкам хватит на неделю-две, и нам придется поднять цену на хлеб высшего сорта на 10 тенге. Думаю, что всем пекарням придется это сделать, чтобы не уйти в минус», – убежден г-н Талецкий.

Первый сорт – по той же цене

Областное управление сельского хозяйства по ЗКО, комментируя возможный рост цен на хлеб в ЗКО, поспешило уверить СМИ, что цена на хлеб первого сорта остается прежней – 70 тенге за буханку. При этом цены на другие сорта хлеба, как отметили в ведомстве, они не отслеживают – их диктует рынок.

«Мы только контролируем цену на муку первого сорта. Остальная мука продается по рыночным ценам. На сегодняшний день цена муки первого сорта у производителей варьируется в пределах 90–100 тенге за килограмм, что соответствует ценам 2018 года. По состоянию на 30 января 2019 года на крупных мукомольных предприятиях области имеется 50,4 тыс. тонн продовольственной пшеницы», – сообщила «Курсиву» в официальном ответе пресс-служба областного управления сельского хозяйства.

Кроме того, как говорится в ответе, для обеспечения продовольственной безопасности до нового урожая мукомольными предприятиями закуплено 34 тыс. тонн зерна и планируется закупить дополнительно еще 33 тыс. тонн.

«Неожиданное подорожание муки в Уральске говорит о том, что либо в стабфонде региона нет муки, либо СПК вовремя не приняла необходимые меры. Общественное объединение по защите прав потребителей «Сапа» напоминает, что стабфонды созданы во всех регионах страны. Это оперативный запас продовольствия, призванный обеспечить продовольственную безопасность в регионе. В стабфонд закупают продукты, которые составляют минимальную потребительскую корзину. Они выставляются на продажу в случае резкого роста стоимости продовольственных товаров на рынке. 

Мука – это основной продукт, который входит в продкорзину, и она должна быть в стабфондах всех регионов. Минимальная норма потребления для населения Казахстана составляет 13 кг в год на одного человека. Исполнительные органы обязаны делать интервенцию, «выкидывать» на рынок муку из запасов, чтобы не допустить роста цен. Когда появляется дефицит муки, повышается цена. Именно это сейчас и происходит в Уральске. Муки высшего сорта на прилавках нет, а мука первого сорта подорожала на 250–500 тенге за мешок. Возникают вопросы. Как подобную ситуацию допустили операторы стабфонда в регионе? И не пора ли пересмотреть работу стабфондов в целом по стране?», - рассказала PR-менеджер Национального общества по защите прав потребителей «Сапа» Римма Гахова.

banner_wsj.gif

Какой казахстанский бизнес потеряет миллиарды тенге на эпидемии

В условиях чрезвычайного положения замирают целые секторы экономики

Фото: Олег Спивак

Целые секторы экономики замирают в условиях чрезвычайного положения в Казахстане и карантина в Алматы и Нур-Султане. Бизнес ищет варианты работы онлайн, но не для всех это возможно. 

Санитайзеры стали обязательным элементом крупных торговых центров в Казахстане. Но даже ежечасная дезинфекция и тепловизоры на входах не спасают бизнес в условиях карантина. «Информируем вас о закрытии всех ТРЦ сети в целях предотвращения угрозы распространения коронавирусной инфекции» – это объявление на сайте «Меги» появилось позавчера, 17 марта. Днем позже о приостановке деятельности сообщил молл «Апорт».  

Работать на территории торговых центров Алматы и Нур-Султана продолжают только супермаркеты и аптеки.

Бизнес закрывается на карантин

Оценивать влияние ЧП и карантина на казахстанский бизнес большинство опрошенных «Курсивом» экспертов отказались, ограничившись словами «последствия будут, но говорить о них рано».

Они перечислили лишь очевидный набор отраслей, которые пострадают первыми, – это непродовольственный ретейл, общепит, транспорт, досуг, туризм. Сфера оптовой и розничной торговли генерирует самое большое число рабочих мест. По данным статистики, в январе 2020 года этим бизнесом занимались 543,9 тыс. субъектов предпринимательства. Оборот розницы в феврале составил 767,1 млрд тенге. Совокупный вклад торговли в ВВП 2019 года – 11,6 трлн тенге. Вклад рынка услуг по проживанию и питанию в ВВП 2019 года составил 777,7 млрд тенге.

Профессиональные ассоциации, куда мы обратились за комментариями, также затруднились оценить масштаб грядущих потерь. Как удалось выяснить «Курсиву», после введения чрезвычайного положения посещаемость в этих заведениях обрушилась на 75%. Можно предположить, что с ужесточением ограничений до карантина поток посетителей сократится почти до нуля. Стоит заметить, что этот сегмент – один из самых динамично развивающихся, и не только в мегаполисах. По данным сервиса 2ГИС, число заведений общественного питания в Казахстане за последний год выросло на 17%. В пяти крупнейших городах страны число действующих точек общепита достигло 10 тыс. При этом число фреш-баров и кофеен удвоилось – до 4397, вдвое больше стало суши-баров, кофейни и кондитерские выросли на 40%, бары – на 32,8%, число пиццерий увеличилось на 31%. Формат кафе, кулинарий и столовых показал рост на 13%, ресторанов – на 8,3%. Все они с 19 марта в Алматы и Нур-Султане закрыты, карантин предполагает «установление нового режима работы объектов общественного питания по принципу «доставки до клиентов», с усилением санитарно-противоэпидемиологических мер». Некоторые представители этого рынка находят креативные пути для функционирования в условиях карантина – например, винотеки продолжают организовывать дегустации, но проходят они онлайн. 

bizness.jpg

Иллюстрация: Мадина Сапарбаева

Все участники дегустации получают вино на дом и общаются с сомелье через интернет. Сектор искусства, развлечений и отдыха, полностью остановленный карантинными мерами, обеспечивает работой 14 729 предприятий малого и среднего бизнеса. Их вклад в ВВП прошлого года – 502,7 млрд тенге. Госстат приводит статистику оборотов этого рынка в минувшем году: организаторы спортивных мероприятий привлекли 208,9 млрд тенге, организаторы культурно-массовых мероприятий – 54,3 млрд тенге. В целом годовой оборот в этой сфере составил 777 млрд тенге. В области оказания транспортных и складских услуг заняты 97,6 тыс. предприятий МСБ. Их вклад в ВВП минувшего года составил 5,5 трлн тенге. 

К каким последствиям приведут ограничения на перемещения, в компаниях и профильных ассоциациях сказать затруднились. Можно отметить, что интернет-магазины переживают рост числа заказов – для продуктовых онлайн-ретейлеров этот рост стал взрывным, и им сейчас приходится резко масштабировать бизнес, чтобы удовлетворить спрос. Проблемы перечисленных секторов экономики быстро отразятся на общем положении – как минимум одному бизнесу нечем будет платить аренду другому бизнесу. Негативный сценарий от одного из экспертов, который пожелал остаться неназванным, подразумевает цепную реакцию последствий, которая затянет в кризис все секторы экономики, включая и самые крупные. Анализ возможных последствий от введения жестких карантинных мер для экономики Казахстана, как стало известно «Курсиву», сейчас по заданию правительства делают несколько казахстанских аналитиков. 

Reuters со ссылкой на данные статистического ведомства КНР сообщает, что влияние карантина на экономику Китая оказалось следующим: промышленный сектор за февраль сократился на 13,5% (вместо прогнозируемых 1,5%), розничные продажи ужались на 20,5% (предсказывали 0,8%), строительная индустрия потеряла 24,5%. В результате аналитические центры сейчас ужесточают прогнозы, касающиеся влияния коронавируса на глобальную экономику.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif