Перейти к основному содержанию

bavaria_seasonX_1200x120.gif


3305 просмотров

Карьер в хорошие руки: в СКО ищут инвесторов для разработки месторождений

Действующие недропользователи сконцентрированы на добыче песка, щебня и глины

Коллаж: Вячеслав Батурин

Разрабатывать новые месторождения в Северо-Казахстанской области пока некому. Инвесторы не проявляют особого интереса к горнодобывающей промышленности, а действующие недропользователи сконцентрированы на добыче песка, щебня и глины. Почти 90 месторождений полезных ископаемых остаются свободными.

Потенциал недропользования Северо-Казахстанской области не используется в полной мере. Такое мнение высказал руководитель регионального управления индустриально-инновационного развития Арман Уразгулов, выступая на расширенном заседании коллегии управления, где обсуждали экономические достижения региона и искали перспективные направления для развития. 

Недропользование – одно из таких направлений. Но сейчас, по словам Армана Уразгулова, оно в СКО представлено в основном добычей строительного камня и песка (52% от общего объема добываемых полезных ископаемых в СКО), глинистых пород (14%). Кроме того, 5% добычи приходится на известняк, 4% – на соль, 2,6% – на осадочные породы, 3% – на песчано-гранитную смесь и чуть более 18% – на все остальные полезные ископаемые. 

Более 94% добываемого щебня, глины и песка идет на дорожное строительство. Самое большое по площади месторождение находится в Уалихановском районе. Там близ села Кобенсай добывают поваренную соль, под разработку недропользователю выделено озеро общей площадью более 23 тыс. га. Кроме того, в регионе имеются залежи олова, циркония, урана, титана, вольфрама, бурого угля и других полезных ископаемых. Всего, по данным управления индустриально-инновационного развития, в регионе более 90 свободных месторождений полезных ископаемых.

«Имеются залежи олова, примерно 65% от общих подтвержденных запасов в РК, циркония (36,6%), урана (19%), титана (5%), вольфрама (1,1%) и других полезных ископаемых, – сказал Арман Уразгулов. – В СКО есть Ставропольское месторождение бурого угля (329 млн т), Асановское – минеральной воды (до 345 куб. м в сутки), Донецкое месторождение олова (32,4 млн т руды) и более 80 месторождений инертных материалов. Кроме того, есть еще неизученные запасы».

Пока эти богатства остаются невостребованными. Область ищет инвесторов, готовых вкладывать деньги в разработку и добычу. На стадии реализации в СКО находится всего один инвестиционный проект в сфере недропользования – месторождение Сырымбет в Айыртауском районе, где имеются запасы руды с большим содержанием олова.

«Мы регулярно встречаемся с потенциальными инвесторами предоставляем информацию о ресурсах. Месторождения есть, разведка проведена, запасы утверждены. Сколько средств нужно для разработки того или иного карьера, сказать сложно. Мы предоставляем только геологическую информацию, а предприниматели самостоятельно оценивают перспективность и эффективность данного направления работы», – говорит представитель управления индустриально-инновационного развития Алия Ержанова.

В региональном представительстве АО «НК «Kazakh Invest» «Курсиву» сообщили, что реализация других крупных проектов отрасли в СКО на ближайшее время не запланирована.

«Живого интереса к недрам СКО у инвесторов пока нет, – комментирует директор регионального представительства Муратбек Жабагин. – Пока только на уровне разговоров: приходят, узнают и уходят. На данный момент нет бизнеса, готового вкладывать деньги в проекты».

Согласно реестру действующих недропользователей, по состоянию на 1 января 2019 года в СКО разработкой карьеров и добычей нерудных полезных ископаемых занимается 61 субъект бизнеса, общее количество таких предприятий в регионе – порядка 70. 

Всего в 2018 году в основной капитал СКО было инвестировано 212 млрд тенге. Основная доля инвестиций пришлась на сельское хозяйство (39%), промышленность (20%), транспорт и складирование (почти 18%). В горнодобывающую промышленность и разработку карьеров в 2018 году было вложено 1,4 млрд тенге, или 0,7% от общей суммы инвестиций.


3992 просмотра

Игра в монополию: «Цифровой Казахстан» под угрозой?

Рынок скептически оценивает способность госорганов самостоятельно построить цифровую инфраструктуру страны

Фото: Shutterstock.com

Эксперты рынка продемонстрировали откровенно слабый интерес к международному форуму «Цифровая повестка в эпоху глобализации», проводившемуся в начале февраля в Алматы. Мероприятие проигнорировали многие знаковые фигуры, управленцы лучших казахстанских IT-компаний. 

В то же время в профильных группах социальных сетей обострилась критика программы «Цифровой Казахстан». Главным ее недостатком называется подмена рыночных принципов государственной монополией. 

Чтобы прояснить ситуацию, «Курсив» взял комментарии у ряда ведущих специалистов IT-рынка Казахстана.

Нет закона, защищающего рынок от монополии

Байжан Канафин, генеральный директор Documentolog.kz, лучшей IT-компании 2018 года, одной из самых острых тем для ИТ-рынка считает имеющуюся на сегодняшний день конкуренцию государства с частным сектором.

«Есть ряд государственных и квазигосударственных компаний, реализующих IT-проекты, для которых у частного рынка уже имеются готовые решения, или которые могли бы их заинтересовать. На эту тему несколько раз уже проходила дискуссия с представителями МИК и «Зерде», а также непосредственно с вице-премьер министром Аскаром Жумагалиевым. Он поддерживает исключение из устава у государственных компаний функций, конкурирующих с рынком, и даже дал соответствующее протокольное поручение. Однако, по моим ощущениям, такое кардинальное изменение встречает сопротивление у представителей государственных компаний, поэтому прогресс идет очень медленно, – говорит Байжан Канафин. – Если подведомственные государственные компании живее воспринимают новый формат работы по IT-проектам, то представители квазигосударственного сектора считают, что для изменения текущего формата работы и активного привлечения решений на отечественный рынок требуются законные основания или документы. А таких официальных документов еще нет. Их разработка только в процессе, сроки принятия не определены».

Рынок губят легкие бюджетные деньги 

Виталий Тренкеншу, управляющий партнер Keremet Analytics, наблюдает прямую зависимость между расширением проектов программы «Цифровой Казахстан» и сужением свободного рынка. «Есть интересы государства в автоматизации, это важный процесс. Но делается это неправильно, и рынки превращаются в монополии. Независимость в выборе поставщиков и решений осталась только у недропользователей», – говорит он. 
Общий рынок автоматизации оценке не поддается.

«Этих денег больше, чем людей и компаний, которые смогут их освоить. Легкие деньги заставляют программистов не расти, а встраиваться в цепочки распределения средств, где нет нужды создавать продукт на экспорт. Такова структура нашего рынка, и это происходит везде», – констатирует управляющий партнер Keremet Analytics.

В оценках перспектив спикер продемонстрировал скепсис:

«Будет монополизация, и все. Покуда есть нефтяные деньги, они будут тратиться на цифровизацию, мы будем защищаться от внешних игроков политикой импортозамещения. Это приведет к высоким ценам и низкому качеству».

Владимир Джабаров, владелец старейшего казахстанского digital-агентства Agarty, считает, что вмешательство государства в рынок приводит к критической трате главного ресурса – времени.

«Сейчас шансы создать что-то интересное есть у всех, – заявил он. – Но в условиях маниакального желания государства управлять всеми вопросами IT приходится думать не о коммерческих рисках, а о стремлении вторгнуться в твою сферу. В моем субъективном представлении государство должно открыть базы и просто позволить всем работать. Даже регуляция не нужна. Конечно, будет набор ошибок, но со временем, исходя из развития рынка, можно будет думать о том, как его стимулировать». 

Монополия убивает рынок талантов

Елена Седых, основатель проекта Dogovor.24, обращает внимание на угрозу профессиональным компетенциям рынка:

«Сильное вмешательство государства убивает рынок талантов, а это основа конкурентного общества. Сейчас госпроекты курируют чиновники, имеющие смутное представление о том, как их реализовать. Проект передается компании, зачастую созданной под программу цифровизации. Компания рекрутирует программистов непонятной квалификации. В итоге мы получаем «кривой» продукт, который финансируется из денег налогоплательщиков».

Частным компаниям, ставящим перед собой задачу создания и монетизации рыночного продукта, конкурировать на таком рынке очень сложно. «Здоровый сценарий только один: предоставить бизнесу доступ к данным, а он уже сам построит то, что нужно рынку. Но в основе всего будет лежать частный капитал. А сэкономленные государственные деньги могут быть направлены на образование и социальную поддержку», – считает Елена Седых.

Не питает иллюзий и Виталий Ермоленко, генеральный директор медицинской информационной системы MedElement.

«Планы цифровизации должны были вдохновить компании. Но появились монополисты, и многие компании стали терять рынки и прибыли. Создается среда, выжить в которой невозможно. Госорганы отрицают наличие монопольных компаний, но достаточно проанализировать данные портала госзакупок, чтобы обнаружить обратное», – говорит он. 

«В эти игры я больше не играю»

Медет Рахимбаев, советник по стратегическому планированию Cloudmaker, привел яркий пример того, как госмонополия вмешивается в дела открытого рынка и обесценивает время и средства, затраченные бизнесом на развитие своих проектов. Один из продуктов компании, topksk.kz, обошелся ей в год работы и десятки миллионов тенге. 373 КСК по всей стране оценили удобство программы и стали ее клиентами. 

На этом рынке было представлено всего три подобные программы – до тех пор, пока государство не заявило о желании создать единого оператора.

«Нас было всего трое, и мы даже не начали конкурировать между собой, когда неожиданно появился гигантский игрок и заявил: «Вся пицца – моя», – говорит Медет Рахимбаев. – Мы делали сервис, бесплатный для жителей и КСК, а государство сразу заявило о желании залезть в квитанции жильцов. Нам нужен закон, предписывающий государству запрет на предпринимательскую деятельность. Пока есть госкапитализм, а у нас 60% экономики контролируется государством, рынка в стране не будет. Мой опыт говорит, что полученные результаты не стоят затраченных усилий, поэтому я в эти игры больше не играю».
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Многие люди уезжают из Казахстана по тем или иным причинам. Почему Вы остаетесь здесь жить?

Варианты

Цифра дня

$22,012
трлн
составил госдолг США, впервые в истории превысив отметку в $22 трлн

Цитата дня

«Достигнутый без труда успех – это несчастье. Можно по наследству богатых родителей получить, но не будет впрок. Я вам заявляю, как поживший человек, опытный: я не видел ни одного счастливого человека-миллиардера, у которого 10-20 миллиардов денег (долларов). Я могу вам привести список миллиардеров, которые покончили жизнь самоубийством и в тюрьмах закончили, потому что просто так данные средства, кажется, не сделают тебя счастливым, а счастливым тебя делает то, что ты горбом заработал и получил это. Сделал, создал свое счастье, свой успех».

Нурсултан Назарбаев
Президент Казахстана

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank