Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


2585 просмотров

Эксперты: «Цифровая маркировка выгодна легальному бизнесу»

«Казахтелеком» собрал на площадке международных экспертов ЕАЭС для обсуждения перспектив внедрения системы цифровой маркировки товаров в Союзе

Цифровая маркировка товаров, к которой планируют перейти в Евразийском Экономическом союзе, выгодна государству, потребителю и легальному бизнесу, заявил 8 февраля первый вице-премьер Казахстана Аскар Мамин.

Выступая на первом международном форуме по цифровой маркировке и прослеживаемости товаров в Астане в пятницу, заместитель премьер-министра Казахстана отметил, что рост экономик Евразийского пространства сопровождается достаточно активным ростом торговли – как внутри ЕАЭС, так и с третьими странами.

«На фоне продолжительной мировой и региональной экономической конъюнктуры объем внешней торговли Казахстана за 11 месяцев составил $85 млрд, с ростом более чем на 20%, в том числе темпы роста экспорта составили 27%, импорта – 11,1%, - сказал Мамин. - Повышенные показатели экономической активности и уровня доходов населения также привлекли к усиленным темпам роста взаимной торговли стран ЕАЭС между собой, за 11 месяцев рост составил более 10%, объем внешней торговли стран Евразийского экономического союза за тот же период увеличился более чем на 20% и достиг показателя в $684 млрд, положительное сальдо внешней торговли стран ЕАЭС достигло $205 млрд», - добавил он.

Одним из ключевых инструментов наращивания торговли с третьими странами при этом становится механизм зон свободной торговли, отметил он. Одновременно международные финансовые институты прогнозируют падение темпов роста международной торговли с 3,8% в 2018-м до 3,6% в 2019 году. В этой связи государствам-участникам Евразийского экономического пространства необходимо совместно усилить сотрудничество в поисках новых источников роста торговли и повышения эффективности уже действующих. И именно в этих условиях актуализируется вопрос по вытеснению с рынка «серой», контрабандной и контрафактной продукции, чему должно способствовать введение на пространстве ЕАЭС системы маркировки и прослеживаемости товаров, обсуждение которой на площадке первого международного форума в пятницу организовало АО «Казахтелеком».

1N9A1414.JPG

Маркировка – удар под дых «тени»

«Борьба с оборотом нелицензированной продукции является до сегодняшнего дня практически незадействованным механизмом создания дополнительного пространства для развития целых отраслей наших экономик, сокращения издержек для отечественных производителей, наращиваемой базой для расширения доходной части государственных бюджетов и повышения уровня благосостояния граждан, - признал представитель казахстанского кабмина. - Незаконный оборот товаров является одной из наиболее актуальных тем международной и внутренней торговли, согласно данным ОЭСР за 2016 год объем мирового контрафактной продукции составит около $500 млрд», - добавил он.

При этом, по данным экспертов, на которые сослался г-н Мамин, сокращение контрафакта на территории Казахстана только на 1% приведет к высвобождению пространства и возможностей для легального бизнеса в объеме до $100 млн.

«Это становится реальностью и в наших странах – на сегодня в рамках ЕАЭС есть необходимая нормативная правовая база, имеется пример успешного запуска пилотного проекта с маркировкой меховых изделий в 2017 году, когда объем налоговых поступлений повысился на 40%, - отметил вице-премьер. - У нас одна цель – сокращение нелегального оборота и объемов теневой экономики, создание благоприятных условий для легального бизнеса и выравнивание условий для всего бизнеса на общем экономическом пространстве. Государства получат увеличение налогов, бизнес получит дополнительные возможности, потребитель – качественный и безопасный продукт», - прокомментировал он последствия введения цифровой маркировки.

1N9A1518.JPG

Ключевой вопрос – вопрос стоимости

При этом представители национальной палаты «Атамекен», участвовавшие в форуме, заметили, что основной вопрос введения новой системы – это вопрос ее стоимости, как при становлении системы, так и при дальнейшей ее эксплуатации. В правительстве это понимают, и поэтому, по словам министра индустрии и инфраструктурного развития Жениса Касымбека, все расчеты будут проводиться прозрачно для бизнес-сообщества.

«Чувствительный вопрос - стоимость цифрового кода маркировки товаров, в настоящее время прорабатывается вопрос внесения изменений в Закон «О регулировании торговой деятельности» в части наделения полномочиями правительства по определению предельного размера стоимости цифрового кода маркировки, - сказал Касымбек. - Стоимость нанесения кода маркировки на выпускаемую продукцию будет определяться по итогам проведения пилотного проекта, расчет будет проводиться индивидуально для каждой товарной группы. При определении стоимости будут учитываться объемы производства, уровень оснащенности производства, отнесение группы товаров к социально значимым. Окончательная стоимость кода маркировки будет утверждаться правительством», - добавил министр.

Его поддержал председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев, отметивший, что все вовлеченные в торговлю игроки должны понимать степень своей ответственности и соблюдать взятые на себя обязательства.

«При этом важно выработать консолидированную позицию по данному вопросу, в том числе, посредством подобных площадок, где бизнес и государство могут услышать друг друга и выработать согласованное решение», - пояснил Есекеев инициативу своей компании по организации первого международного форума на эту тему.

1N9A1350.JPG

Чем «марка» выгодна для бизнеса

«Крупный бизнес в принципе, в табачной, скажем продукции, давно сам маркирует свою продукцию, самостоятельно инвестируя в оборудование. Мы же в таком случае к уже созданной инфраструктуре будем просто добавлять национальный код для того, чтобы обеспечить прослеживаемость внутри страны как по импорту, так и по экспорту, - говорит г-жа Курмангалиева. - Крупные игроки и так эту задачу выполняют, наверное, наиболее уязвим здесь является малый бизнес, и вот здесь стоит задача министерства индустрии и инфраструктурного развития найти способы его поддержки в части обеспечения средствами для маркировки», - отметила управляющий директор по ИКТ-сервисам АО «Казахтелеком» Бикеш Курмангалиева.

Какие именно инструменты казахстанский кабмин в итоге возьмет на вооружение в части стимулирования бизнеса в вопросах перехода к данным системам, сказать, естественно, пока нельзя. Но есть опыт Российской Федерации, где производители, маркирующие свою продукцию, получает первоочередное право на участие в госзакупках и приоритетное право в получении государственной помощи и субсидий. 

Заместитель же генерального директора по связям с общественностью и маркетингу российского Центра развития перспективных технологий Реваз Юсупов отметил, что стоимость цифрового кода в России вышла не такой уж и большой: текущее предложение по ней – всего 50 копеек с единицы товара. В целом же, по его мнению, легальный бизнес должен быть наоборот настроен к введению системы маркировки позитивно, поскольку она открывает перед ним возможность получить тот кусок рынка, который сейчас занят «теневиками».

«У нас примерные инвестиции в систему оцениваются в 200-220 млрд рублей, понятно, что это очень серьезная сумма, - говорит Юсупов. - Но бизнес получает взамен выравнивание условий и уход с рынка всего серого сектора, что автоматически означает: легальный бизнес получает дополнительный сектор и зарабатывает в разы больше на тех рынках, где будет применяться маркировка. То есть этот приход государства инициируется самим бизнесом», - утверждает он.

Более того, отмечает российский эксперт, расчеты показывают: благодаря тому, что легальный бизнес в стране получит новую нишу, цены для конечного потребителя должны снизиться на 5-10% при самом консервативном сценарии за счет повышения рентабельности бизнеса.

Китай пока склоняется к ручной маркировке

Что касается готовности к интеграции таких систем на межгосударственном уровне, то, по словам управляющего директора компании, «Казахтелеком» к ней полностью готов.

«Мы ведем переговоры с российским центром развития перспективных технологий, это их оператор в части маркировки, на предмет интеграции и обмена информацией при трансграничной торговле, чтобы наши производители, экспортеры и импортеры, не терпели неудобства и задержки при пересечении товаром границ, с белорусскими партнерами тоже переговоры будут проходить, - говорит она. - Одновременно идет проработка подобной интеграции с третьими странами со стороны России, и мы пойдем по такому же пути», - добавляет она.

Исключение может составить только торговля с Китаем, поскольку там слишком много мелких производителей, и маркировку товаров из этих стран Пекин, скорее всего, будет проводить непосредственно на границе с Казахстаном, а не на предприятиях.

«Этот вопрос еще не решен, но прорабатывается», - пояснила управляющий директор «Казахтелекома».

1N9A1601.JPG


25376 просмотров

Нурлан Смагулов рассказал, кому оставит свой бизнес после ухода

По его словам, быть главой крупной компании – это не такая счастливая жизнь, как представляется многим

Фото: Пресс-служба Astana Group

Известный предприниматель, основатель и единственный акционер Astana Group Нурлан Смагулов, во время ежегодной встречи с журналистами ответил на несколько вопросов, касающихся источников фондирования и перспектив развития бизнеса.
 
- Нурлан Эркебуланович, много было разговоров о возможном IPO сети ТРЦ Mega, потом все откладывалось. Почему Вы все-таки не выходите на IPO, не привлекаете финансирование на фондовом рынке и не привлекаете других акционеров в свой бизнес? 

- Есть несколько типов компаний в мире – семейные, публичные, private placement, где 2-3 стратегических партнера и т.д. У всех владельцев этих компаний своя правда, у всех есть свои плюсы и минусы. 

Относительно меня – я несколько раз близко подходил к тому, чтобы продать акции Mega или Астана Моторс, провести IPO, привлечь народные деньги. Уже совсем близко к этому решению был, но каждый раз, думая о том, что мне нужно будет делегировать какие-то полномочия по принятию решений – например, открыть TeikaBoom или Happylon, я понимал, что еще не готов к тому, чтобы отдать часть решений совету директоров или собранию акционеров. 

Это очень непросто. Это непросто для первых людей, которые основали компанию. Потому что бизнес – это не просто зарабатывание денег, это среда обитания, жизненный комфорт, который ты создаешь. 

И каждый раз я отодвигаю этот срок, хотя думаю, что акции Mega были бы успешными, потому что мы гасим дорогостоящие кредиты, окупаем свои проекты. Нам кажется, что заемный капитал, несмотря на высокие ставки, все равно более привлекательные деньги, чем бесплатный акционерный капитал. 

 Почему Вы не выпускаете облигации?

– Знаете, страшная вещь – эти облигации. Я видел своих коллег, которые выпустили облигации... Когда выпускаются облигации, ты должен их погасить. Когда подходит срок погашения облигации, и у тебя нет столько наличности, ты становишься банкротом. Никто в переговоры с тобой вступать не будет. 

Если ты взял кредит в коммерческом банке, у меня были такие ситуации, я прихожу к Умут Болатхановне (Шаяхметовой – ред. Курсив), например, председателю правления Народного банка или Александру Сергеевичу Павлову, председателю совета директоров, и говорю, что не могу выплачивать долг, как мы договорились. Я прошу удлинить сроки, реструктурировать кредит и т.д. Это всегда вопрос переговоров. Я могу поговорить с банком. Но пенсионные фонды, страховые компании, все остальные инвесторы, которые купили мои облигации, не будут разговаривать. 

Или акционеры. Акционерам нельзя чего-то долго объяснять. Вы видели, как в свое время акционеры Apple отстранили Стива Джобса от его же собственного бизнеса. И потом, когда все было плохо – его опять привлекли. То же самое мы видим с Илоном Маском. Он покурил марихуану по ТВ, тут же акции его компании падают. Выпустить акции или облигации – означает подвергать свою компанию большому риску. Завтра акционерам (ред. Курсив) что-то не понравится во мне, и я буду ходить мимо Mega и смотреть издалека на нее. 

 Но в итоге вы занимаете деньги у государства, что вызывает негативную реакцию у общества, например, те 15 млрд тенге через ЕНПФ (вопрос Гульнары Бажкеновой, Holanews.kz)

– У государства мы заняли один раз на окончание строительства Mega Silk Way. В ТРЦ «Mega Almaty» нет государственных денег. Там все построено за счет кредитов Народного банка на коммерческих условиях под коммерческую ставку. 

Нам дали деньги ЕНПФ под 18,5% годовых. И пошел шквал недовольства – почему Смагулову дали деньги пенсионного фонда? То, что ставка 18,5% годовых – никто не слышит даже. Это высокая ставка. Сегодня в любом банке второго уровня самая большая ставка – 13-14%, может быть 15% годовых для начинающего заемщика. Для таких компаний как мы – не больше 12-13% годовых.

И вот такой негатив поднялся. Во-первых, деньги ЕНПФ дают на многие проекты, не только на наши. Во-вторых, я считаю, что это хорошо, что пенсионные деньги работают в высоко рентабельном хорошем проекте – коммерческой недвижимости. Дали 15 млрд тенге. На сегодняшний день мы вернули из этих денег 10 млрд тенге, но уже идет другая критика – почему им позволили вернуть эти деньги раньше срока?

Оставшуюся сумму мы планируем вернуть в ближайшие 2-3 года, потому что мы считаем, что 18,5% годовых – это несправедливая ставка для нас. Мы вытягиваем ее за счет разных активов, нам пришлось даже продать Mega Актобе, Mega Шымкент, Mega Астана, чтобы заполнить эту дыру. Мы пострадали из-за девальвации и там была очень сложная ситуация.

– Кроме 15 млрд тенге изначально государство выделило вам на строительство Mega Silk Way 36 млрд тенге под 3% годовых из Нацфонда. Можете назвать сколько всего вы выплатили уже, какая доля от проекта есть у государства и сколько еще осталось выплатить? (вопрос журналиста Информбюро)

– Да, мы получили кредит в 36 млрд тенге под 3% годовых. Это было в рамках реализации строительства ЭКСПО. Государство поставило перед нами задачу построить такой центр, чтобы для всех посетителей выставки, гостей столицы были такие ворота – вход на ЭКСПО. Так делается везде – и в Лондоне, и в Милане, по всему миру. Но когда началось строительство, произошла девальвация, мы пришли к правительству и попросили конвертировать этот займ, нам отказали.  

Таким образом 36 млрд тенге растаяли из-за девальвации. А у нас контракт со строителями был в долларах, стройматериалы закупались в долларах, оборудование в долларах. Понятно, что этих денег не хватило, поэтому мы вынуждены были взять еще 15 млрд тенге (уже из ЕНПФ).

36 млрд тенге должны были погаситься в течение 16 лет. Сегодня мы решили погасить этот кредит в ближайшие 7 лет. Добились того, что нам досрочно можно гасить его. Без штрафных санкций. Почему мы это делаем? Мы сейчас все деньги направляем на погашение этого кредита. Во-первых, кредит дешевый. Пусть он вернется государству, который разместит его куда-то выгоднее. Во-вторых, весь торговый центр находится сейчас в залоге у НУХ «Байтерек».

Они не совладельцы, они залогодержатели. Мы не можем получать дивиденды. Мы сами вложили $60 млн своих денег. Но мы не можем ничего там брать, это не наше, пока мы не оплатим последний тенге кредита.

У нас проверяющие – все правоохранительные органы, которые есть в стране. Если ты взял деньги из Нацфонда – это тройной, четверной контроль. Поэтому мы взяли обязательство вернуть эти деньги досрочно. И мы вернем через 7 лет (с сегодняшнего дня).

 Неужели ни один коммерческий банк не мог дать вам кредит? (вопрос Виктора Бурдина, Forbes)

– Могли дать. Но все находилось в залоге у государства. Ни один банк не будет с государством делить залоги.

 Вы говорите, что Вы - единственный акционер компании и не только акционер, но и топ-менеджер, занимаетесь операционным управлением компанией. Каким Вы видите будущее Вашей компании в перспективе 10-20 лет? Вы планируете передать его своим детям или продать инвесторам? 

– Спасибо за вопрос. Это вопрос, который каждый день встает передо мной. Да, я топ-менеджер компании и весь оперативный бизнес я веду вместе со своими коллегами, полностью внедрен во все цифры, факты и мне это нравится. Я просто кайфую от того, что целый день занят и мне интересно. Я даже иногда ревностно отношусь, если без меня решили тот или иной вопрос. Поэтому не могу ни продать, ни поделить бизнес. Пока я чувствую себя очень хорошо, мне 53 года, я поддерживаю свой тонус, занимаюсь спортом, мне все интересно. У меня хороший жизненный тонус. 

Я не вижу, что эта компания будет семейной, не вижу, что передам ее детям. В нашей турбулентной экономике, такой жизни, как у меня, не хочу пожелать своим детям. В ней достаточно много вызовов. У меня так сложилось, что … я даже получаю удовольствие от кризисов. Какое-то садомазохистское. Когда все трясет вокруг, я просто становлюсь более организованным и эффективным. Мне нравится, когда все вокруг движется. Я уже привык к этому. В отпуске больше двух недель не могу находится, меня начинает потряхивать, я начинаю донимать всех домашних и меня мечтают отправить быстрее на работу. 

Конечно, есть цель, чтобы пришли в компанию стратегические партнеры, чтобы пришли профессиональные управленцы с каким-то капиталом. Какие-то предложения поступают периодически. Мы все это отодвигаем, отодвигаем... Возможно, что-то будем продавать в каком-то будущем. Но вот сказать, что мы прямо сейчас находимся на пороге продажи каких-то наших активов, акций – нет. Может быть, что-то продадим. Но в целом, мы себя очень комфортно чувствуем, сейчас нет большой задолженности у компании. 

 У Вас есть мечта, чтобы Астана Моторс или Mega – это были компании со 100-летней историей? 

– Конечно. Мы вот прошли 25-летний рубеж. Такой рубеж не проходит 75% компаний в мире. Нам уже 27 лет, и мы чувствуем себя прекрасно. Первый процент компаний разваливается в течение 5 лет, потом 10, 15 лет. До 25 лет мало кто дотягивает. 

Я хотел бы, чтобы бренд Астана Моторс сохранился, чтобы за всем этим стояли люди, которые также трепетно относились бы к бизнесу, как я, чтобы он не стал циничным, чтобы в нем была высока доля пассионарности, патриотизма, эмоциональности. 

Вот как я увижу таких людей, мы будем продаваться, приглашать их. Какой-то пакет акций, я хотел бы, чтобы остался за семьей. Но так, чтобы: «вот, дети, занимайтесь» – нет. Это большие деньги, это большая ответственность, и это не такая счастливая жизнь, как представляется многим.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

900 000
тенге
примерная сумма каждого потребительского кредита казахстанцев

Цитата дня

В эти дни я получаю много писем от наших граждан, для которых оказалось неожиданным мое решение остановить свои полномочия. Некоторые сожалеют о моем решении. Даже получаю письма с предложением идти на новые выборы. Я благодарю за такое отношение и благодарен за доброе ко мне отношение, хочу низко поклониться и поблагодарить всех сограждан за такую любовь и такое отношение!

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank