Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1424 просмотра

«Экобомба» рванула в Мангистау: экологи хотят оштрафовать компанию по переработке отходов «за мусор»

С мангистауской компании ТОО «Экотерра», занимающейся переработкой и утилизацией отходов производства, пытаются взыскать платежи за эмиссию в окружающую среду

Фото: shutterstock.com

Правовая коллизия, заложенная в экологическом законодательстве республики: с мангистауской компании ТОО «Экотерра», занимающейся переработкой и утилизацией отходов производства, пытаются взыскать платежи за эмиссию в окружающую среду. Хотя это предприятие, ежегодно принимающее на переработку до 200 тысяч тонн нефтесодержащих отходов, уменьшает исторические загрязнения на 70% из предоставленных объемов. 

Пикантность ситуации состоит в том, что департамент экологии по Мангистауской области предлагает переработчику рассчитаться за размещение отходов (весьма важный термин) второй раз за все время работы ТОО. Первая попытка экологов пришлась на 2013 год и завершилась крупным фиаско: проиграв дело по своему иску в местных судах, экологи добрались до Верховного суда. Который в своем постановлении от 12 марта 2015 года разъяснил представителям акимата, что, поскольку перерабатывающая компания берет сырье для временного хранения уже существующих отходов в своем производственном цикле, ни о каком размещении ею отходов речи идти не может.

Соответственно, речи не может идти и о платежах за эмиссию – тут уже не только законодательство, но и просто здравый смысл подсказывает, что компания по переработке отходов не может быть источником замазученного грунта, бурового шлама и нефтесодержащих растворов. Это то самое сырье, с которым работает «Экотерра» каждый день и которое является отходами деятельности недропользователя, владеющего буровыми установками.

Однако в прошлом году региональный департамент экологии вновь провел проверку предприятия – и снова выставил счет за эмиссии в окружающую среду на сумму в 4,1 млрд тенге, которые ТОО должно заплатить до 7 февраля со всеми вытекающими в случае неуплаты последствиями. Например, арест счетов.

Прецедент в Казахстане – не прецедент

Юрист предприятия Игорь Тощанов говорит, что  в этой ситуации больше всего недоумения вызывает тот факт, что ранее вынесенное Верховным судом в аналогичной ситуации решение никто не хочет принимать во внимание.

«В 2013 году у нас была абсолютно аналогичная проверка, тоже департамент экологии начислил платежи и штрафы, – говорит он. – Мы подали в суд и доказали свою правоту, вплоть до Верховного суда. В 2018 году аналогичная проверка – и нас вновь привлекают за размещение отходов. Мы приходим в суд, показываем прежнее решение, а там следует другое решение, диаметрально противоположное. Получается, судебный орган по одному и тому же спору между экологами и нами принимает два противоположных решения. При этом никаких изменений в  действующем законодательстве не произошло, и обстоятельства не изменились: тот же самый истец – департамент экологии  Мангистауской области, тот же самый ответчик – компания «Экотерра», тот же самый спор за плату размещения отходов, но разные периоды проверки и разные объемы», – констатирует он.

Проиграв дело в суде первой инстанции и в апелляционной инстанции, компания обратилась с ходатайством в Верховный суд, которое было им принято к рассмотрению. Однако дата этого рассмотрения пока не назначена, а счета компании могут быть арестованы уже сегодня: у представителей компании есть подозрение, что ТОО просто подвигают к искусственному банкротству. Тем более что в январе этого года с ней за рекультивированный полигон должно было рассчитаться АО «Мангистау Мунай Газ», однако департамент экологии внезапно отозвал подпись своего специалиста с акта выполненных работ, мотивируя это тем, что акт подписало лицо, не имеющее на то полномочий.

Случайно совпали эти два события – результаты проверки и отзыв подписи с акта – или нет, никто утверждать не берется. Но в Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) еще осенью прошлого года предупреждали, что в нашем законодательстве изначально заложена правовая коллизия, касающаяся техногенных минеральных образований и промышленных отходов, с которыми работает и «Экотерра». И, соответственно, «рвануть» эта юридическая бомба может не только под «Экотеррой», и не только в Мангистау, но и под любым другим переработчиком отходов в любом конце страны.

Дайте ТМО особый статус

В сентябре прошлого года в интервью «Курсиву» заместитель исполнительного директора АГМП Максим Кононов заявлял о том, что в Экологическом и Налоговом кодексах переработка техногенных минеральных образований (ТМО) должна быть вынесена в отдельную главу, а сами эти отходы должны признаваться вторичным сырьем. Иначе ситуация с «Экотеррой» будет повторяться в стране постоянно: стоит экологическим властям захотеть трактовать переработку как размещение отходов – и они смогут это сделать, поскольку статус отходов никак не определен. А вот взимать плату за размещение вторсырья уже не получится.

«У нас согласно действующему законодательству ТМО облагаются полноценными ставками налога на добычу полезных ископаемых, с ТМО взимается плата за повторное размещение при осуществлении переработки, что снижает потенциал для полноценного вовлечения их в переработку, – сказал Кононов. – В связи с этим необходимо внести поправки в действующие Экологический и Налоговый кодексы, которые позволили бы классифицировать ТМО как вторичное сырье, поскольку налицо серьезная коллизия: не может одна и та же база рассматриваться и как отходы, и как недра. Техногенным образованиям вообще следует отвести отдельную главу в Экологическом кодексе, это позволило бы как-то систематизировать подход и разночтения, которые имеются в налоговом и отраслевом законодательстве. В частности, надо освобождать предприятия от платы за повторное размещение ТМО, потому что здесь нет абсолютно никакой логики: за одну и ту же базу взимаются платежи бесконечное количество раз», – добавляет он.

Вот именно в эту ловушку повторного размещения сейчас и угодило ТОО «Экотерра»: отходы уже есть, их наплодила не перерабатывающая компания, а недропользователь, который за их размещение уже заплатил. Однако стоило взяться за переработку отходов, как экологи тут же  решили пополнить бюджет повторным снятием платежа за один и тот же, условно говоря, промышленный мусор. Хотя усилиями переработчика его количество существенно снижается.

«Проектная мощность компании, состоящей из четырех производств в разных районах области, – более 1 млн т в год, но фактически мы перерабатываем около 200 тыс. т, получая объемы на тендерной основе, – говорит представительница руководства компании «Экотерра» Гулжихан Жакаева. – Выход продукта по разным видам вторсырья – от 30% до 60–70%: по резине приблизительно 50–60% выход готовой сертифицированной  продукции в виде резиновой крошки от объема сырья, по нефтесодержащему вторсырью – 60–70%, в зависимости от загрязненности отходов», – уточняет она.

Как прогнать инвестора

Две проверки от департамента экологии с двумя взаимоисключающими выводами судов – это не единственный печальный опыт взаимоотношений ТОО «Экотерра» с государством. В 2015 году компания прославилась на всю страну благодаря правоохранительным органам, которые известили СМИ о том, что нашли на ее территории якобы подпольный завод по переработке похищенной из трубопроводной системы «КазТрансОйла» нефти. Правда, об окончании этого громкого дела правоохранители СМИ так и не сообщили. Юрист предприятия объясняет, почему:

- Действительно, был печальный эпизод, к которому мы оказались причастны: в 2015 году к нам обратилась группа турецких предпринимателей, у которых была технология по переработке жидких нефтяных отходов, – говорит Игорь Тощанов. – Они предложили предоставить оборудование, технологию для производства, мы же должны были им предоставить базу и обеспечить сырьем, то есть отходами нефтедобычи. Они возвели свой комплекс по переработке этих отходов, но не успели его даже ввести в эксплуатацию, как приехали бравые сотрудники органов внутренних дел, всех задержали под предлогом того, что здесь идет переработка похищенной из трубы КТО нефти.

Среди задержанных на 72 часа до выяснения обстоятельств оказался и директор турецкого партнера «Экотерры»: было изъято и направлено на экспертизу сырье, при этом в СМИ информация о том, что изъятое сырье является ворованной нефтью, появилась до окончания экспертизы.

– А потом приходят заключения экспертов, что присланные им материалы – это вторичное сырье, отходы, никакой трубной нефти там нет и в помине, уголовное дело прекращается за отсутствием состава преступления, – говорит юрист. – Но с 2015 года этот построенный турецким инвестором комплекс стоит, ни одного дня практически не проработав. Никакой кражи нефти доказано не было, но, естественно, у нас это отбило всякое желание перерабатывать жидкие нефтесодержащие отходы, сейчас перерабатываем только замазученные грунты, нефтяные растворы и буровые шламы, потому что негативный пример буквально перед глазами, – добавляет он.

Можно предположить, что эта история произвела неизгладимое впечатление и на турецких инвесторов. Впрочем, их реакция на произошедшее – это вопрос второй, сейчас важнее вопрос о том, насколько наше государство вообще заинтересовано в появлении бизнеса, способного разрешить проблему исторических загрязнений. И очевидно, что в АГМП правы: без четкой законодательной базы этот бизнес будет постоянно находится в зоне особого внимания экологов, как на пороховой бочке.
 


223 просмотра

Как начать бизнес на изделиях из кожи

Кейс от петропавловского предпринимателя

Фото: Shutterstock

Спрос на изделия из кожи ручной работы во всем мире остается значительным. Тогда как мастеров, чья продукция востребована, не так много. Например, по всему Казахстану насчитывается лишь около 30 кожевенников, чьи имена в профессиональной среде и среди клиентов известны. Одной из главных проблем казахстанских ремесленников является недостаток сырья. Подходящую под ручную обработку кожу приходится покупать в России и европейских странах.

Приоритет винтажу

Несмотря на то что сфера животноводства в Казахстане достаточно развита, подходящую кожу для изготовления кошельков, ремней и сумок, которые могли бы быть конкурентоспособны на рынке, кожевенники часто закупают извне. Об этом «Курсиву» рассказал ремесленник из Петропавловска Константин Кравцов. Проблема казахстанского сырья в том, что основная его доля производится для обувной промышленности и не слишком пригодна для авторских работ.

«Та кожа казахстанская, которую я закупал для работ, сейчас лежит у меня мертвым грузом. Дело еще и в том, что обувная промышленность у нас ориентирована на покупателей с заработком ниже среднего. Поэтому и сырье дешевле и проще. Это немного другой тип кожи, который называется «хромовая». Говоря откровенно, она похожа на ту, что завозится из Китая. То есть и изделия из нее будут похожи на китайские. Люди просто не поймут разницу, не увидят индивидуальности продукта. А ведь различия между китайской и европейской кожей определяются внешне и тактильно», – объясняет мастер.

Так, например, большим спросом среди мастеров пользуется тип кожи Crazy horse. Несмотря на дословный перевод «дикая лошадь», это кожа КРС. Среди отличительных черт, повлиявших на ее популярность, высокая прочность и способность менять цвета в местах изгибов, что придает ей налет винтажности. Как отмечает г-н Кравцов, закупать материал для будущих изделий приходится в основном в России. При этом реализуют соседи не только кожу КРС собственной обработки, но и европейскую.

«Стоимость сырья определяется в дециметрах. Это кусочек 10 на 10 см. Кожа российского производства стоит порядка 20 рублей за 1 кв.дм, украинского – 23 рубля за 1 кв. дм, итальянская же может доходить до 100 рублей за 1 кв. дм», - говорит североказахстанский мастер.

Цена вопроса

Каждое изделие уникально, потому что все делается руками, без поточного оборудования. Для многих ремесленников, считает наш собеседник, предпочтителен выход на западный рынок. Между собой казахстанские кожевенных дел мастера практически не соприкасаются, поэтому каждый волен устанавливать на свой продукт ровно ту цену, которую он считает нужным. Узнаваемых кожевенников в Казахстане не так много, порядка 30 человек. Конкурировать же приходится в основном с россиянами. У соседей кожевенное дело развито гораздо лучше, отмечает спикер. Поэтому в бизнесе важно ориентироваться и на ценники российских коллег.

Конечно, в первую очередь в итоговую стоимость закладываются затраты на сырье. Много кожи в процессе подготовки отбраковывается, прежде чем будет готов устраивающий автора финальный вариант. Если сырье лучше применять высококачественное, то нити не обязательно использовать дорогие. Ведь на рынке представлено множество прочных и при этом недорогих разновидностей. Отдельной статьей рассматривается сложность изделия и временные затраты.

«На начальном этапе у меня на изготовление кошелька ручной работы уходило 14 часов. Сейчас стал делать гораздо быстрее и без потери качества», – подчеркнул Константин Кравцов.

При этом, по его убеждению, при формировании ценника важно делать акцент не на том, что работа ручная, а исключительно на качестве готовой вещи, ее функциональности и внешнем виде.

«Приемлемая цена для портмоне большого размера для меня составляет 15 тыс. тенге. Хотя в России и у некоторых казахстанских коллег я видел варианты подороже», – отметил собеседник.

Все направления открыты

Что касается рынка, то для мастеров-кожевенников он достаточно обширный и относительно свободный. Так, Константин Кравцов свою продукцию отправляет в Россию: в Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург и т. д. Тем более что последние несколько лет транспортировка заказов перестала быть проблемной темой. 

«Сейчас как раз то время, когда доставка быстрая и недорогая. Транспортными компаниями в Москву отправить посылку весом 0,6 кг стоит всего 2,6 тыс. тенге. То есть по такой цене можно отправить три-четыре кошелька. При заключенном договоре стоимость доставки вообще снижается до 1,5 тыс. тенге. И сроки составят всего три-четыре дня», – рассказал г-н Кравцов.

Чтобы быть успешным в своем деле, важно уметь не только хорошо работать с материалом, считает ремесленник. Мастер должен постоянно отслеживать все модные тенденции. Интернет такую возможность предоставляет, он же является основной площадкой для торговли. Самыми эффективными остаются социальные сети, в особенности Instagram и такие платформы, как российская «Ярмарка мастеров» или американская Etsy. 

«В интернете нужно хорошо уметь разбираться, для того чтобы правильно анализировать рынки России и Запада. Эта вся информация доступна, всегда можно изучить лучшие позиции на рынке. В продаже Instagram показал особую эффективность в деле привлечения именно казахстанских покупателей. Тогда как «Ярмарка мастеров» позволяет осваивать российский и белорусский рынки», – пояснил г-н Кравцов.

Были и заказы из Латвии. Европейское направление у мастера вызывает особый интерес. Планирует он начать и выпуск кожаной обуви, для чего придется приобретать специализированное оборудование. Но и это не самое важное, пока вопрос с производством отечественного качественного сырья остается актуальным.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

900 000
тенге
примерная сумма каждого потребительского кредита казахстанцев

Цитата дня

В эти дни я получаю много писем от наших граждан, для которых оказалось неожиданным мое решение остановить свои полномочия. Некоторые сожалеют о моем решении. Даже получаю письма с предложением идти на новые выборы. Я благодарю за такое отношение и благодарен за доброе ко мне отношение, хочу низко поклониться и поблагодарить всех сограждан за такую любовь и такое отношение!

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank