2530 просмотров
2530 просмотров

«Экобомба» рванула в Мангистау: экологи хотят оштрафовать компанию по переработке отходов «за мусор»

С мангистауской компании ТОО «Экотерра», занимающейся переработкой и утилизацией отходов производства, пытаются взыскать платежи за эмиссию в окружающую среду

Фото: shutterstock.com

Правовая коллизия, заложенная в экологическом законодательстве республики: с мангистауской компании ТОО «Экотерра», занимающейся переработкой и утилизацией отходов производства, пытаются взыскать платежи за эмиссию в окружающую среду. Хотя это предприятие, ежегодно принимающее на переработку до 200 тысяч тонн нефтесодержащих отходов, уменьшает исторические загрязнения на 70% из предоставленных объемов. 

Пикантность ситуации состоит в том, что департамент экологии по Мангистауской области предлагает переработчику рассчитаться за размещение отходов (весьма важный термин) второй раз за все время работы ТОО. Первая попытка экологов пришлась на 2013 год и завершилась крупным фиаско: проиграв дело по своему иску в местных судах, экологи добрались до Верховного суда. Который в своем постановлении от 12 марта 2015 года разъяснил представителям акимата, что, поскольку перерабатывающая компания берет сырье для временного хранения уже существующих отходов в своем производственном цикле, ни о каком размещении ею отходов речи идти не может.

Соответственно, речи не может идти и о платежах за эмиссию – тут уже не только законодательство, но и просто здравый смысл подсказывает, что компания по переработке отходов не может быть источником замазученного грунта, бурового шлама и нефтесодержащих растворов. Это то самое сырье, с которым работает «Экотерра» каждый день и которое является отходами деятельности недропользователя, владеющего буровыми установками.

Однако в прошлом году региональный департамент экологии вновь провел проверку предприятия – и снова выставил счет за эмиссии в окружающую среду на сумму в 4,1 млрд тенге, которые ТОО должно заплатить до 7 февраля со всеми вытекающими в случае неуплаты последствиями. Например, арест счетов.

Прецедент в Казахстане – не прецедент

Юрист предприятия Игорь Тощанов говорит, что  в этой ситуации больше всего недоумения вызывает тот факт, что ранее вынесенное Верховным судом в аналогичной ситуации решение никто не хочет принимать во внимание.

«В 2013 году у нас была абсолютно аналогичная проверка, тоже департамент экологии начислил платежи и штрафы, – говорит он. – Мы подали в суд и доказали свою правоту, вплоть до Верховного суда. В 2018 году аналогичная проверка – и нас вновь привлекают за размещение отходов. Мы приходим в суд, показываем прежнее решение, а там следует другое решение, диаметрально противоположное. Получается, судебный орган по одному и тому же спору между экологами и нами принимает два противоположных решения. При этом никаких изменений в  действующем законодательстве не произошло, и обстоятельства не изменились: тот же самый истец – департамент экологии  Мангистауской области, тот же самый ответчик – компания «Экотерра», тот же самый спор за плату размещения отходов, но разные периоды проверки и разные объемы», – констатирует он.

Проиграв дело в суде первой инстанции и в апелляционной инстанции, компания обратилась с ходатайством в Верховный суд, которое было им принято к рассмотрению. Однако дата этого рассмотрения пока не назначена, а счета компании могут быть арестованы уже сегодня: у представителей компании есть подозрение, что ТОО просто подвигают к искусственному банкротству. Тем более что в январе этого года с ней за рекультивированный полигон должно было рассчитаться АО «Мангистау Мунай Газ», однако департамент экологии внезапно отозвал подпись своего специалиста с акта выполненных работ, мотивируя это тем, что акт подписало лицо, не имеющее на то полномочий.

Случайно совпали эти два события – результаты проверки и отзыв подписи с акта – или нет, никто утверждать не берется. Но в Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) еще осенью прошлого года предупреждали, что в нашем законодательстве изначально заложена правовая коллизия, касающаяся техногенных минеральных образований и промышленных отходов, с которыми работает и «Экотерра». И, соответственно, «рвануть» эта юридическая бомба может не только под «Экотеррой», и не только в Мангистау, но и под любым другим переработчиком отходов в любом конце страны.

Дайте ТМО особый статус

В сентябре прошлого года в интервью «Курсиву» заместитель исполнительного директора АГМП Максим Кононов заявлял о том, что в Экологическом и Налоговом кодексах переработка техногенных минеральных образований (ТМО) должна быть вынесена в отдельную главу, а сами эти отходы должны признаваться вторичным сырьем. Иначе ситуация с «Экотеррой» будет повторяться в стране постоянно: стоит экологическим властям захотеть трактовать переработку как размещение отходов – и они смогут это сделать, поскольку статус отходов никак не определен. А вот взимать плату за размещение вторсырья уже не получится.

«У нас согласно действующему законодательству ТМО облагаются полноценными ставками налога на добычу полезных ископаемых, с ТМО взимается плата за повторное размещение при осуществлении переработки, что снижает потенциал для полноценного вовлечения их в переработку, – сказал Кононов. – В связи с этим необходимо внести поправки в действующие Экологический и Налоговый кодексы, которые позволили бы классифицировать ТМО как вторичное сырье, поскольку налицо серьезная коллизия: не может одна и та же база рассматриваться и как отходы, и как недра. Техногенным образованиям вообще следует отвести отдельную главу в Экологическом кодексе, это позволило бы как-то систематизировать подход и разночтения, которые имеются в налоговом и отраслевом законодательстве. В частности, надо освобождать предприятия от платы за повторное размещение ТМО, потому что здесь нет абсолютно никакой логики: за одну и ту же базу взимаются платежи бесконечное количество раз», – добавляет он.

Вот именно в эту ловушку повторного размещения сейчас и угодило ТОО «Экотерра»: отходы уже есть, их наплодила не перерабатывающая компания, а недропользователь, который за их размещение уже заплатил. Однако стоило взяться за переработку отходов, как экологи тут же  решили пополнить бюджет повторным снятием платежа за один и тот же, условно говоря, промышленный мусор. Хотя усилиями переработчика его количество существенно снижается.

«Проектная мощность компании, состоящей из четырех производств в разных районах области, – более 1 млн т в год, но фактически мы перерабатываем около 200 тыс. т, получая объемы на тендерной основе, – говорит представительница руководства компании «Экотерра» Гулжихан Жакаева. – Выход продукта по разным видам вторсырья – от 30% до 60–70%: по резине приблизительно 50–60% выход готовой сертифицированной  продукции в виде резиновой крошки от объема сырья, по нефтесодержащему вторсырью – 60–70%, в зависимости от загрязненности отходов», – уточняет она.

Как прогнать инвестора

Две проверки от департамента экологии с двумя взаимоисключающими выводами судов – это не единственный печальный опыт взаимоотношений ТОО «Экотерра» с государством. В 2015 году компания прославилась на всю страну благодаря правоохранительным органам, которые известили СМИ о том, что нашли на ее территории якобы подпольный завод по переработке похищенной из трубопроводной системы «КазТрансОйла» нефти. Правда, об окончании этого громкого дела правоохранители СМИ так и не сообщили. Юрист предприятия объясняет, почему:

- Действительно, был печальный эпизод, к которому мы оказались причастны: в 2015 году к нам обратилась группа турецких предпринимателей, у которых была технология по переработке жидких нефтяных отходов, – говорит Игорь Тощанов. – Они предложили предоставить оборудование, технологию для производства, мы же должны были им предоставить базу и обеспечить сырьем, то есть отходами нефтедобычи. Они возвели свой комплекс по переработке этих отходов, но не успели его даже ввести в эксплуатацию, как приехали бравые сотрудники органов внутренних дел, всех задержали под предлогом того, что здесь идет переработка похищенной из трубы КТО нефти.

Среди задержанных на 72 часа до выяснения обстоятельств оказался и директор турецкого партнера «Экотерры»: было изъято и направлено на экспертизу сырье, при этом в СМИ информация о том, что изъятое сырье является ворованной нефтью, появилась до окончания экспертизы.

– А потом приходят заключения экспертов, что присланные им материалы – это вторичное сырье, отходы, никакой трубной нефти там нет и в помине, уголовное дело прекращается за отсутствием состава преступления, – говорит юрист. – Но с 2015 года этот построенный турецким инвестором комплекс стоит, ни одного дня практически не проработав. Никакой кражи нефти доказано не было, но, естественно, у нас это отбило всякое желание перерабатывать жидкие нефтесодержащие отходы, сейчас перерабатываем только замазученные грунты, нефтяные растворы и буровые шламы, потому что негативный пример буквально перед глазами, – добавляет он.

Можно предположить, что эта история произвела неизгладимое впечатление и на турецких инвесторов. Впрочем, их реакция на произошедшее – это вопрос второй, сейчас важнее вопрос о том, насколько наше государство вообще заинтересовано в появлении бизнеса, способного разрешить проблему исторических загрязнений. И очевидно, что в АГМП правы: без четкой законодательной базы этот бизнес будет постоянно находится в зоне особого внимания экологов, как на пороховой бочке.
 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер