Перейти к основному содержанию

777 просмотров

Чаще всего в МИИР уличают в коррупции представителей комитетов транспорта и геологии

По его словам, в МИИР «со стороны первых руководителей» создавались целые преступные схемы с вовлечением в последние областных филиалов и структурных организаций

Фото: Shutterstock.com

Порядка 70% всех коррупционных преступлений в министерстве индустрии и инфраструктурного развития за последние два года совершены должностными лицами комитета транспорта, геологии и недропользования, сообщил заместитель руководителя национального бюро по противодействию коррупции агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Шынгыс Кабдула.

«В министерстве индустрии только за последние два года зарегистрировано свыше 100 коррупционных преступлений. За их совершение к уголовной ответственности привлечено 59 лиц, осуждено 41. Среди них 4 руководителя республиканского значения и 30 областного уровня», - сказал он на совещании в министерстве индустрии и инфраструктурного развития 20 февраля.

«В разрезе структурных подразделений больше половины преступлений – порядка 70%, совершаются должностными лицами комитета транспорта, геологии и недропользования, а также подведомственными организациями, РГП, такими как профессиональная военизированная аварийно-спасательная служба и «Казавтодор». Факты коррупции здесь в основном связаны со взяточничеством за подписание контрактов и покровительство незаконной деятельности, неприятие административных мер, а также с хищениями бюджетных средств при проведении госзакупок», - добавил Кабдула.  

По его словам, в МИИР «со стороны первых руководителей» создавались целые преступные схемы с вовлечением в последние областных филиалов и структурных организаций.

«Всем известное уголовное дело, которое уже направлено в суд с приговором, в отношении председателя комитета геологии и недропользования министерства Нурабаева и его заместителя Курбанова, которые на системной основе получали взятки от предпринимателей за заключение контрактов на недропользование. В свою незаконную деятельность они вовлекли руководителей трех региональных филиалов и областных инспекций геологии. Сегодня все участники преступной группы осуждены к различным видам наказаний, сам Нурабаев приговорен к 7,5 лет лишения свободы», - сказал Кабдула.

Кроме того, предан суду за получение взятки в особо крупном размере – 7,5 млн тенге, за выдачу разрешения о прохождении экспертизы и свидетельства об аккредитации руководитель управления по делам строительства и ЖКХ Каркинбаев. «При получении очередной взятки он был задержан», - сказал замглавы Нацбюро. 

524 просмотра

Как в Казахстане развивается социальное предпринимательство

Официальной статистики по этому виду бизнеса в республике пока нет

Фото: Shutterstock

Социальными предпринимателями принято называть тех людей, чей бизнес в первую очередь нацелен на решение (в крайнем случае – смягчение) актуальных социальных проблем. Доходы от такого бизнеса позволяют компании быть устойчивой и продолжать свою полезную для общества и в то же время помогающую зарабатывать деятельность.

Идеи и люди

Несколько примеров из казахстанской практики социального предпринимательства. Бывший детдомовец Геннадий Франк создал социальное предприятие «Шанырак» – единственный в стране фонд помощи выпускникам детских домов, где последних не только обучают ремеслу и находят им работу, но и помогают открыть свой бизнес. На базе предприятия действуют школа производственного обучения, школа индивидуального предпринимательства и кадровое агентство.

Ерлан Кумискалиев открыл Центр «Атырау. Маленькая страна» – первый центр для реабилитации детей с ограниченными возможностями с помощью иппотерапии, другими словами – верховой езды. Центр также занимается реабилитацией детей с повреждениями головного мозга с использованием методов канистерапии (реабилитации с помощью собак) и работает над созданием собственной методики реабилитации детей с неврологическими патологиями.

Социальное кафе Kunde основал в столице Маулен Ахметов, в этом кафе работают люди с особенностями ментального развития.

Интернет-магазин Invamade продает хэндмейд-изделия, сделанные людьми с особыми потребностями и представителями социально уязвимых слоев населения. Основатель проекта Айжан Халилова не просто продает изготовленные ими игрушки, украшения и сувениры, но и, как настоящий предприниматель, старается повысить эффективность этого бизнеса и привлечь еще больше покупателей – например, приглашая к сотрудничеству дизайнеров, чтобы те предоставляли идеи, а мастера Invamade эти идеи реализовывали, создавая в итоге по-настоящему дизайнерские изделия.

Как становятся социальными предпринимателями

Цель социального предпринимателя – решение социальной проблемы, а не извлечение прибыли. Нередко такой бизнес вырастает из попыток человека решить проблему, которая оказалась важна непосредственно для него самого. Из числа таких предпринимателей – Турганжан Касымов, директор компании «Жолын болсын, балакай». Компания занимается установкой мобильных пандусов в Алматы. Вопрос стал актуален для самого Касымова после того, как в его семье появился ребенок – тогда будущий социальный предприниматель и осознал масштаб проблемы. Поднимать коляску по лестницам, часто узким и плохо освещенным, было тяжело не только супруге Турганжана Касымова, но и ему самому. Проблему основатель «Жолын болсын, балакай» решил созданием своей версии откидного пандуса – это раздвижная конструкция, которая крепится на стену и раскладывается на ступени только в момент использования. Применение нестандартных и инновационных решений – еще один признак социального предпринимательства.

Новая история

Организации, которые решают социальные задачи и при этом используют коммерческие услуги или выпуск продукции в качестве модели для обеспечения финансовой устойчивости деятельности, в Казахстане появились в середине 2000-х. Тогда коммерческие направления своей деятельности создали многие НПО.

Вторая волна развития социального предпринимательства пришлась на начало 2010-х – тогда уже появились тематические форумы и конференции, где происходил обмен опытом. Программы поддержки социальных предпринимателей и образовательные программы для них же начали проводить такие компании и организации, как «Шеврон», Alma U, Ассоциация развития гражданского общества, Фонд Евразия Центральной Азии, Британский Совет в Казахстане.

Определение социального предпринимательства в Казахстане пока не закреплено, нет и закона о социальном предпринимательстве. Но фокус на выявление и поддержку социальных предпринимателей уже сделан как общественными организациями, в том числе международными, так и госструктурами. Например, в 2019 году МИОР РК совместно с корпоративным фондом Impact Hub Almaty провели первую республиканскую премию Ozgeris ustasy. 15 ее победителей получили гранты на 500 тыс. тенге, а кроме того был сформирован Реестр социальных предпринимателей Казахстана, в который вошли 152 социальных предпринимателя страны. На основе этого реестра можно увидеть, что большинство (чуть больше 40%) социальных предпринимателей сконцентрированы в сегменте «помощь/поддержка уязвимых групп», второй по объему сегмент – «образование» (14,85%). 43,4% социальных предпринимателей ведут свою деятельность более пяти лет, а самые активные регионы в этом вопросе – Туркестанская область (там находятся 22% попавших в реестр социальных предпринимателей), Нур-Султан (19%) и только потом – Алматы (7%).

В этом году МИОР РК планирует проект «Изучение потенциала социального предпринимательства и разработка основополагающих методик его развития». Он предполагает не только анализ существующей ситуации, но и разработку пилотной программы по развитию социального предпринимательства среди НПО Казахстана и ее обсуждение с экспертным сообществом и представителями гражданского общества. Фактическим результатом проекта должны стать конкретные предложения – как выстраивать систему поддержки социального предпринимательства в республике.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif