Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4340 просмотров

Ювелиров Казахстана толкают в тень: новые законы поставили легальный бизнес на грань исчезновения

Представители бизнеса говорят, что работать по серым схемам выгоднее и безопаснее, чем в открытую

Фото: shutterstock.com

На Втором форуме ювелиров председатель Лиги ювелиров Казахстана Кайсар Жумагалиев привел многочисленные доказательства того, что работать по серым схемам выгоднее и безопаснее, чем выстраивать открытый бизнес в этой отрасли. Последним ударом под дых для легальных изготовителей ювелирных украшений стали прошлогодние изменения в Налоговом кодексе, которые лишили ювелиров возможности приобретать золото у государства.

Проблемы с тенью в казахстанском ювелирном бизнесе известны давно, так что в ходе Второго форума ювелиров республики они были лишь повторены: г-н Жумагалиев и остальные представители легального бизнеса отрасли констатировали, что Казахстан по-прежнему остается единственной страной на постсоветском пространстве, как в ЕАЭС, так и в СНГ, где ответственность за нарушение законодательства об обороте драгоценных металлов является административной, а не уголовной.

Более того, согласно действующему законодательству, нарушители этого закона не подвергаются такой мере наказания, как конфискация товара, произведенного или ввезенного в страну с нарушениями. Максимальный штраф в случае доказательства вины составляет около миллиона тенге. Ювелиры считают эту сумму смехотворной, потому что 1 млн тенге – это стоимость двух-трех крупных золотых изделий, так что контрабандисты и иные представители черного рынка легко отбивают это наказание за счет продажи неконфискованной у них продукции.

В Казахстане фактически создан рай для контрабанды золота, утверждают в Лиге ювелиров: по ее сведениям, годовой оборот ювелирных изделий на территории Казахстана составляет около 300 млрд тенге, из них 95% приходится на теневой рынок. Треть казахстанского рынка занимает продукция из Турции (по сведениям Ассоциации ювелиров Турции, в Казахстан в последние годы заходит до 11 т ювелирной продукции из этой страны), сейчас турецкая продукция начала наводнять и российский рынок – и это достаточно опасно для развития собственной отрасли обеих стран, считает Жумагалиев, поскольку турецкие поставщики золотых изделий зачастую занимаются откровенным демпингом за счет тех же серых схем.

«Турецкая продукция в 1,5-2 раза ниже себестоимости изделия: сейчас биржевая стоимость 1 грамма золота 583 пробы составляет 9 тыс. 199 тенге – это без работы, просто золото, – говорит глава республиканской Лиги ювелиров. – А в стоимости конечного изделия должна еще сидеть цена за работу, растаможку, пошлины, то есть нормальная цена качественного золотого изделия должна составлять минимум 12–15 тыс. тенге за грамм.  Поэтому казахстанские ювелиры, которые платят налоги, обеспечивают  рабочие места, выплачивают заработную плату, не могут конкурировать с Турцией, потому что Турция заходит контрабандой. Да и не все то золото, что блестит», – дал он понять, что многие контрабандные изделия вызывают сомнения относительно качества своего сырья.

Дело в том, что принятый в 2016 году Закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» в теории должен был выявить все подделки на рынке: в его 13-й статье прописан прямой запрет на реализацию ювелирных и других изделий без пробирного клейма. Но проблема в том, что немногие из казахстанских ритейлеров пробируют ввозимые изделия – 99% реализаторов в республике как торговали без проверки пробы, так и продолжают это делать.

«Зачастую, так как они не пробируются, там намного ниже качество, чем даже 583 проба: там  может быть не золото, а просто золотое напыление, – утверждает Жумагалиев. – Но когда наши покупатели покупают за 8 тыс. тенге золото, они не пойдут его проверять. Они рады, что купили его дешево, а потом оно портится, аллергию у людей вызывает, но это никого не волнует. Поэтому если эти вопросы не будут решены, ювелирная отрасль как отрасль долго не продержится», – добавляет он.

В Лиге ювелиров не жаждут крови конкурентов – легальные игроки рынка предлагают государству провести амнистию для тех ювелиров, которые ранее контрабандным путем ввезли ювелирные изделия из Турции, Индии и других стран.

«Мы недавно обратились в администрацию президента с просьбой провести амнистию для ювелиров, чтобы те, кто завез контрабандным путем золотые изделия, легализовали их, показали, пошли апробировали, встали на налоговый учет, не прятались, и мы хоть на 20–30% снизим уровень теневого рынка», – говорит К. Жумагалиев.

По его оценке, торговлей ювелирными изделиями в стране занимается сейчас порядка 10 тыс. лиц, как юридических, так и физических. Все они по Закону «О противодействии легализации и отмыванию незаконных доходов» должны состоять на спецучете в комитете финансового мониторинга Министерства финансов Казахстана. Однако на деле там значится чуть более 300 компаний и физлиц, занимающихся ювелирной деятельностью – как раз те, кто работает легально. Остальные игнорируют это требование закона – и им это сходит с рук. Более того, дает конкурентное преимущество в борьбе за дорогостоящие индивидуальные заказы.

«У нас по закону человека, который хочет купить дорогое изделие, стоимостью от 10 млн тенге, я должен проверить, не отмывает ли он деньги, снять копию его удостоверения личности, сообщить о сделке в комитет финансового мониторинга. И при малейшем подозрении отказать такому покупателю в сделке – ему зачем это все надо? Он просто идет на базар, к тем, кто закон не соблюдает, кто на спецучете не состоит, – констатирует Жумагалиев. – Мы неоднократно обращались в комитет финансового мониторинга с просьбой поднять вопрос, проверить и поставить их всех на учет, чтобы хоть какой-то был цивилизованный рынок, но комитет финансового мониторинга ссылается на то, что у него нет контрольных функций, и он этот вопрос решить не может», – добавляет он.

Но даже в этих условиях легальный бизнес умудрялся оставаться на плаву, соблюдая законы, пока с начала 2018 года государство само не толкнуло его на поддержку тени. Речь идет об изменениях в Налоговый кодекс, отменивших квоту в 300 кг аффинажного золота, которые ранее компания «Тау-Кен Алтын» продавала легальным ювелирам без НДС.

«Почему мы не можем конкурировать на собственной земле с другими производителями? Только потому, что у нас возникла ситуация с недоступностью сырья, того же самого аффинажного золота. Нацбанк нам выделил квоту для приобретения местными ювелирами аффинажного золота без НДС по цене биржи, и нам это было выгодно. «Тау-Кен Алтын» с удовольствием нам отпускал квоту, но в 2018 году были внесены изменения в Налоговый кодекс, теперь аффинажное сырье – золото, обложено НДС. В результате у нас что получилось: сейчас ювелиры практически не покупают золота у «Тау-Кен Алтын», ни одного грамма не купили. Тогда возникает вопрос: а откуда тогда ювелиры берут золото для производства изделий? Они покупают в ломбардах золото, которое туда сдается, по цене биржи без НДС…», – говорит Жумагалиев.

Еще один источник сырья для легального рынка – это так называемые черные старатели, которые продают сырье ниже биржевых цен на 1–2%. Как говорит Жумагалиев, ювелиров-то это, в принципе, устраивает, непонятно только, насколько это устраивает государство, которое декларирует борьбу с теневым сектором на всех рынках страны. К тому же, отмечают эксперты, если не будет возвращен прежний порядок работы компании «Тау-Кен Алтын» с ювелирами, то неясна будет и судьба самой этой компании, потому что по факту у нее останется один покупатель – биржа. Все эти вопросы участники Второго форума намерены поставить в очередной раз перед курирующим отрасль ведомством – Министерством по инвестициям и развитию, а пока что складывается такое впечатление, что государство вольно или невольно, но спихивает эту отрасль в тень.


1 просмотр

В ВКО выявляют новые схемы преступлений в стройбизнесе

В судах рассмотрено несколько дел по доначислению налогов стройфирмам, которые обналичивали средства через лжепредприятия

Фото: Ant Clausen

Сфера строительства для Восточного Казахстана является одной из самых капиталоемких площадок взаимодействия власти с бизнесом. По данным управления строительства, архитектуры и градостроительства ВКО, в этом году возводится 16 объектов социально-культурного назначения на общую сумму 58,4 млрд тенге. Целевые трансферты на строительство жилого фонда, обустройство инженерно-коммуникационной инфраструктуры из бюджета превышают 24,7 млрд тенге.

В специализированном меж­районном экономическом суде ВКО каждую неделю рассматривается по несколько гражданских дел, связанных с финансово-хозяйственной деятельностью различных подрядных организаций. Они касаются претензий заказчиков, понуждения устранять дефекты, признания недобросовестным участником госзакупок и доначисления налогов из-за использования различных схем отмывания денег.

«С начала года в экономическом суде рассмотрено пять дел в отношении строительных фирм, которые имели правоотношения с контрагентами, чья регистрация признана незаконной или они занимались лжепредпринимательской деятельностью. Заключались договоры с поставщиками, у которых не было ни работников, ни техники, и они никак не могли исполнить взятые на себя обязательства. Хотя по декларациям, заявленным в налоговую службу,  у таких фирм были миллиардные обороты», – комментирует председатель судебной коллегии по гражданским делам ВК областного суда Дамир Абдугалиев.

На основании доказанных фактов сделок с обнальными фирмами специалисты подразделений госдоходов доначисляли застройщикам налоги. Лишь те, кто не соглашался выплачивать эти суммы в добровольном порядке, обжаловали предписания фискалов в суде. По данным Дамира Абдугалиева, несколько компаний по решениям судов будут обязаны выплатить более 135 млн тенге.

Не первый, не последний

Один из ярких примеров – история судебных споров компании ТОО «СтройЭлитРиэлти», в числе объектов которой значится почти достроенная школа в мик­рорайоне «Ахмирово» в Усть-Каменогорске. Согласно данным из судебного постановления, с 2014 по 2017 год компания заключила несколько фиктивных сделок с тремя поставщиками стройматериалов транспортными компаниями. В суде юристы подрядной организации представили товарно-транспортные накладные. 

В ходе судебного разбирательства представители ТОО «СтройЭлитРиэлти» пытались доказать правомерность сделок, предоставили копии договоров с ТОО «TemirAst», ТОО «Иртыш Тренд» и ТОО «SpecMaterial», накладных и даже объяснительные сотрудников фирм-партнеров, непосредственно выполнявших те или иные работы. Однако все аргументы перекрыли выводы ревизоров. В ходе проведенных проверок оказалось, что за предприятиями-контрагентами и вовсе не зарегистрированы никакие транспортные средства, в этих фирмах нет работников. И эти юрлица сдавали налоговую отчетность с нулевыми показателями. То есть они физически не могли оказывать кому бы то ни было транспортные услуги. В итоге по решению специализированного межрайонного экономического суда ВКО застройщику были доначислены налоги на сумму свыше 110 млн тенге. В конце сентября дело было пересмотрено в апелляции и оставлено без изменения.

Другая схема уклонения от налогов была применена в компании ТОО «РаЛи-С», выполнявшей по госзаказу реконструкцию тепловых сетей в 14-м жилом районе Семея и строительство теплосетей для БСМП этого города. При проведении налоговой проверки выяснилось, что в 2016 году сотрудники ТОО заключили сделки с ТОО «Целина Проект» и ТОО «Ресмарт Групп» на сумму более 214 млн тенге. 

Однако в суде директор ТОО «Целина Проект» Маржан Ахмет не подтвердила, что ее фирма проводила по заказу «РаЛи-С» электромонтажные работы, прокладку труб, благоустройство территории, не предоставляла услуги по аренде техники. Руководитель ТОО деньги от подрядчика не получала, подписи в документах не ставила (что подтверждено и почерковедческой экспертизой). Что касается документов со вторым поставщиком – ТОО «Ресмарт Групп», – то здесь история еще интереснее. При выяснении обстоятельств дела оказалось, что директор фирмы, якобы подписавший в 2016 году договоры, акты с ТОО «РаЛи-С», на самом деле руководителем компании стал только в середине 2017 года. К тому же все документы за 2016 год на самом деле были выписаны постфактум, только в 2018 году.  Все эти факты указаны в судебных актах, вступивших в силу.

Криминальный бизнес

Руководитель первого оперативного управления департамента экономических расследований ВКО Бейбит Сихымбаев отмечает, что каждый год при проведении следственных действий сотрудники ДЭР сталкиваются с различными новыми схемами отмывания денег и уклонения от налогов.

«Нередко мы раскрываем сложные криминальные схемы хищений и увода капитала от налогов. В нашей области есть факты создания организованных преступных групп, предоставлявших за вознаграждение 3-5% услуги по обналичиванию средств по бестоварным счетам-фактурам», – говорит Бейбит Сихымбаев.

Финансовые тайны одной из таких ОПГ были раскрыты специалистами департамента экономических расследований. Дело компании «Мак и Ком» стало одним из самых громких за последние несколько лет. Через сеть своих лжепредприятий Марат Раисов, Максат Тургоженов, Шынгысхан Манапов, Раджан Ашимов отмыли 4,8 млрд тенге, полученные от 80 различных подрядных организаций Казахстана.
По словам Бейбита Сихымбаева, в настоящее время в ДЭР ВКО расследуются еще два аналогичных дела по созданию ОПГ в Усть-Каменогорске, предоставлявших бестоварные счета-фактуры. Ущерб от преступных действий одной из групп превысил 17 млрд тенге, второй – более 6,5 млрд тенге.

Взялся за гуж

«В случае со строительными компаниями доказать, была ли фактически проведена та или иная сделка, можно только по документам. А некоторые компании до сих пор приобретают какие-то стройматериалы без накладных, на рынке. Это не запрещено. Поэтому факты экономии при строительстве доказать трудно. Ведь в конечном итоге дом построен, принят авторским и техническим надзором. А чтобы понять, допустим, какие именно материалы были использованы при строительстве, нужно проводить специальные экспертизы. Это долго и дорого», – считает Бейбит Сихымбаев.

Тем не менее жалобы от жильцов новостроек в Усть-Каменогорске уже постфактум подтверж­дают: экономия при строительстве действительно была. И это отразилось на качестве. На одном из последних заседаний в городском акимате аким областного центра ВКО Жаксылык Омар признал, что в новом 19-м жилом микрорайоне Усть-Каменогорска нет ни одного беспроблемного дома. Люди жалуются и на текущие крыши и стены, и на залитые водой подвалы, и на кривые трубы.

По словам Жаксылыка Омара, застройщики в свою очередь недовольны низкими тарифами при строительстве многоквартирных домов. 120 тыс. тенге за квадратный метр, по их суж­дению, – уже не актуальная на сегодняшний день цена. Чиновники в свою очередь придерживаются мнения: если застройщик подписал договор и согласился на такую сумму, то обязан выполнить работы за эти деньги качественно и в срок.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций