Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


2547 просмотров

Ювелиров Казахстана толкают в тень: новые законы поставили легальный бизнес на грань исчезновения

Представители бизнеса говорят, что работать по серым схемам выгоднее и безопаснее, чем в открытую

Фото: shutterstock.com

На Втором форуме ювелиров председатель Лиги ювелиров Казахстана Кайсар Жумагалиев привел многочисленные доказательства того, что работать по серым схемам выгоднее и безопаснее, чем выстраивать открытый бизнес в этой отрасли. Последним ударом под дых для легальных изготовителей ювелирных украшений стали прошлогодние изменения в Налоговом кодексе, которые лишили ювелиров возможности приобретать золото у государства.

Проблемы с тенью в казахстанском ювелирном бизнесе известны давно, так что в ходе Второго форума ювелиров республики они были лишь повторены: г-н Жумагалиев и остальные представители легального бизнеса отрасли констатировали, что Казахстан по-прежнему остается единственной страной на постсоветском пространстве, как в ЕАЭС, так и в СНГ, где ответственность за нарушение законодательства об обороте драгоценных металлов является административной, а не уголовной.

Более того, согласно действующему законодательству, нарушители этого закона не подвергаются такой мере наказания, как конфискация товара, произведенного или ввезенного в страну с нарушениями. Максимальный штраф в случае доказательства вины составляет около миллиона тенге. Ювелиры считают эту сумму смехотворной, потому что 1 млн тенге – это стоимость двух-трех крупных золотых изделий, так что контрабандисты и иные представители черного рынка легко отбивают это наказание за счет продажи неконфискованной у них продукции.

В Казахстане фактически создан рай для контрабанды золота, утверждают в Лиге ювелиров: по ее сведениям, годовой оборот ювелирных изделий на территории Казахстана составляет около 300 млрд тенге, из них 95% приходится на теневой рынок. Треть казахстанского рынка занимает продукция из Турции (по сведениям Ассоциации ювелиров Турции, в Казахстан в последние годы заходит до 11 т ювелирной продукции из этой страны), сейчас турецкая продукция начала наводнять и российский рынок – и это достаточно опасно для развития собственной отрасли обеих стран, считает Жумагалиев, поскольку турецкие поставщики золотых изделий зачастую занимаются откровенным демпингом за счет тех же серых схем.

«Турецкая продукция в 1,5-2 раза ниже себестоимости изделия: сейчас биржевая стоимость 1 грамма золота 583 пробы составляет 9 тыс. 199 тенге – это без работы, просто золото, – говорит глава республиканской Лиги ювелиров. – А в стоимости конечного изделия должна еще сидеть цена за работу, растаможку, пошлины, то есть нормальная цена качественного золотого изделия должна составлять минимум 12–15 тыс. тенге за грамм.  Поэтому казахстанские ювелиры, которые платят налоги, обеспечивают  рабочие места, выплачивают заработную плату, не могут конкурировать с Турцией, потому что Турция заходит контрабандой. Да и не все то золото, что блестит», – дал он понять, что многие контрабандные изделия вызывают сомнения относительно качества своего сырья.

Дело в том, что принятый в 2016 году Закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» в теории должен был выявить все подделки на рынке: в его 13-й статье прописан прямой запрет на реализацию ювелирных и других изделий без пробирного клейма. Но проблема в том, что немногие из казахстанских ритейлеров пробируют ввозимые изделия – 99% реализаторов в республике как торговали без проверки пробы, так и продолжают это делать.

«Зачастую, так как они не пробируются, там намного ниже качество, чем даже 583 проба: там  может быть не золото, а просто золотое напыление, – утверждает Жумагалиев. – Но когда наши покупатели покупают за 8 тыс. тенге золото, они не пойдут его проверять. Они рады, что купили его дешево, а потом оно портится, аллергию у людей вызывает, но это никого не волнует. Поэтому если эти вопросы не будут решены, ювелирная отрасль как отрасль долго не продержится», – добавляет он.

В Лиге ювелиров не жаждут крови конкурентов – легальные игроки рынка предлагают государству провести амнистию для тех ювелиров, которые ранее контрабандным путем ввезли ювелирные изделия из Турции, Индии и других стран.

«Мы недавно обратились в администрацию президента с просьбой провести амнистию для ювелиров, чтобы те, кто завез контрабандным путем золотые изделия, легализовали их, показали, пошли апробировали, встали на налоговый учет, не прятались, и мы хоть на 20–30% снизим уровень теневого рынка», – говорит К. Жумагалиев.

По его оценке, торговлей ювелирными изделиями в стране занимается сейчас порядка 10 тыс. лиц, как юридических, так и физических. Все они по Закону «О противодействии легализации и отмыванию незаконных доходов» должны состоять на спецучете в комитете финансового мониторинга Министерства финансов Казахстана. Однако на деле там значится чуть более 300 компаний и физлиц, занимающихся ювелирной деятельностью – как раз те, кто работает легально. Остальные игнорируют это требование закона – и им это сходит с рук. Более того, дает конкурентное преимущество в борьбе за дорогостоящие индивидуальные заказы.

«У нас по закону человека, который хочет купить дорогое изделие, стоимостью от 10 млн тенге, я должен проверить, не отмывает ли он деньги, снять копию его удостоверения личности, сообщить о сделке в комитет финансового мониторинга. И при малейшем подозрении отказать такому покупателю в сделке – ему зачем это все надо? Он просто идет на базар, к тем, кто закон не соблюдает, кто на спецучете не состоит, – констатирует Жумагалиев. – Мы неоднократно обращались в комитет финансового мониторинга с просьбой поднять вопрос, проверить и поставить их всех на учет, чтобы хоть какой-то был цивилизованный рынок, но комитет финансового мониторинга ссылается на то, что у него нет контрольных функций, и он этот вопрос решить не может», – добавляет он.

Но даже в этих условиях легальный бизнес умудрялся оставаться на плаву, соблюдая законы, пока с начала 2018 года государство само не толкнуло его на поддержку тени. Речь идет об изменениях в Налоговый кодекс, отменивших квоту в 300 кг аффинажного золота, которые ранее компания «Тау-Кен Алтын» продавала легальным ювелирам без НДС.

«Почему мы не можем конкурировать на собственной земле с другими производителями? Только потому, что у нас возникла ситуация с недоступностью сырья, того же самого аффинажного золота. Нацбанк нам выделил квоту для приобретения местными ювелирами аффинажного золота без НДС по цене биржи, и нам это было выгодно. «Тау-Кен Алтын» с удовольствием нам отпускал квоту, но в 2018 году были внесены изменения в Налоговый кодекс, теперь аффинажное сырье – золото, обложено НДС. В результате у нас что получилось: сейчас ювелиры практически не покупают золота у «Тау-Кен Алтын», ни одного грамма не купили. Тогда возникает вопрос: а откуда тогда ювелиры берут золото для производства изделий? Они покупают в ломбардах золото, которое туда сдается, по цене биржи без НДС…», – говорит Жумагалиев.

Еще один источник сырья для легального рынка – это так называемые черные старатели, которые продают сырье ниже биржевых цен на 1–2%. Как говорит Жумагалиев, ювелиров-то это, в принципе, устраивает, непонятно только, насколько это устраивает государство, которое декларирует борьбу с теневым сектором на всех рынках страны. К тому же, отмечают эксперты, если не будет возвращен прежний порядок работы компании «Тау-Кен Алтын» с ювелирами, то неясна будет и судьба самой этой компании, потому что по факту у нее останется один покупатель – биржа. Все эти вопросы участники Второго форума намерены поставить в очередной раз перед курирующим отрасль ведомством – Министерством по инвестициям и развитию, а пока что складывается такое впечатление, что государство вольно или невольно, но спихивает эту отрасль в тень.


1018 просмотров

Как международные консультанты помогают развиваться казахстанским предпринимателям

И насколько качественны услуги зарубежных специалистов

Фото: Shutterstock

О том, как структурировать бизнес-процессы и достичь высоких показателей, задумывается, пожалуй, каждый, кто рискнул начать собственное дело. Но при этом мало кто знает, что такую помощь могут оказать так называемые бизнес-консультанты. Правда, найти специалиста, который действительно может решить все задачи, довольно непросто, но возможно. 

Сегодня уже можно сказать, что сменилось три поколения с момента развития казахстанского бизнеса. Первые его представители, а иначе «челноки», появились еще в 90-е годы. В тот момент основной движущей силой рынка были простые сделки по купле-продаже. Бизнес-процессы, а тем более планирование хотя бы на среднесрочную перспективу в расчет не брались. Все это стало появляться с началом нулевых, когда прошли первые пенсионные и земельные реформы, а бизнес начал выходить из тени. 

Наконец, в настоящее время, когда стратегия и планирование становятся основой для казахстанского предпринимательства, отечественные бизнесмены стали все больше внимания уделять образованию, новым знаниям, которые бы способствовали развитию их дела быстро и с наименьшими затратами. И здесь на помощь приходят так называемые бизнес-консультанты, которые, анализируя ситуацию, помогают решить поставленные перед компаниями задачи и тем самым выйти на более высокий международный уровень, а топ-менеджменту – мыслить более масштабно. 
Разброс предложений таких бизнес-консультантов достаточно широк. 

Вопрос лишь в том, насколько качественны их услуги. Как отмечают представители казахстанских компаний, не так давно собравшиеся в Алматы на пресс-завтраке, организованном Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР), главное, чтобы выбранный консультант был специалистом в той сфере, на которую ориентирован бизнес, которому он оказывает консалтинговые услуги, и, помимо этого, хорошо знал особенности местного рынка. 

Вопрос в продуктовой линейке

«Можно сказать, что я попал в бизнес случайно. Мой коллега предложил производить детские шампуни, а потом мы познакомились с большим профессиональным рынком, о котором вообще ничего не знали. Мы стали тщательно его изучать и сегодня уже пришли к выпуску профессиональной химии, которая используется в гостиницах и ресторанах. Но в тот момент, когда мы впервые узнали, что ЕБРР предоставляет консультантов, очень заинтересовались этим. И хотя мы уже знали специалистов, с которыми хотели бы работать, для нас, как для начинающих, их услуги были слишком дороги. Поэтому помощь со стороны ЕБРР оказалась очень даже кстати», – рассказал директор казахстанской компании Goldman and Young Диас Ягмуров.

Самая большая проблема, по его словам, для молодых бизнесменов заключалась в том, чтобы научиться разрабатывать и производить продукт, который был бы востребован на рынке. «На самом деле вопрос, как правильно развиваться, весьма важен. Ведь клиент ждет не просто продукта, клиент ждет сервиса и решения своих проблем. И чтобы правильно решать его проблемы с тем продуктом, как раз и нужны знания. А у нас в Казахстане в этом большой пробел, – отмечает Диас Ягмуров. – А на деле важно правильно выбрать продуктовую линейку. У нас хорошие химики. Но когда пришел наш консультант, проанализировал бизнес-процессы компании, то сразу же сказал, что у нас не совсем правильный подход – он не решает одну проблему – посуда должна выходить сухой. Наши химики сразу поняли, что они должны сделать. Разработали немного другой продукт. Скажем, в ресторане после мойки надо ведь еще и вытирать посуду. А это дополнительные затраты. Взять хотя бы воду, она же везде разная. Если вода жесткая, то на посуде остаются подтеки. И такие нюансы при изготовлении химической продукции необходимо учитывать. Вот здесь как раз и кроется весь секрет: как правильно настроить продукт, как правильно его монетизировать, как правильно его использовать».
 
Бизнесмен считает, что, получив возможность работать с международным консультантом, он решил еще один вопрос, который позволил увеличить число продаж в разы. «Во-первых, мы разработали правильную продуктовую линейку, а во-вторых, получили хороший опыт и обширную клиентскую базу, причем не только в Казахстане, но и в других странах. А это, согласитесь, уже совсем другой уровень. После работы с консультантом мы заключили контракт с одним из крупнейших производителей химической продукции Diversey. Кроме того, мы стали поставщиками по программе местного развития «Тенгизшевройл», – делится Диас Ягмуров. 

Выход на новые рынки

А вот АО «Алматинский дрожжевой завод» – единственное в стране специализированное предприятие, выпускающее хлебопекарные дрожжи, – обратилось к консультантам за международной экспертизой. Отраслевой специалист из Турции с большим опытом работы на мировые бренды помог предприятию значительно улучшить качество продукта, снизить себестоимость на 10%, увеличить срок годности дрожжей с 25 до 45 дней и повысить производительность оборудования в два раза. А эксперт из Сербии помог отработать вопросы маркетинга и продаж.
 
«Мы улучшили технологию, внутреннюю экономику, но при этом снизили энергозатраты. Все это позволило нам сохранить свой уровень. Обратившись к консультантам, мы достигли двух целей: во-первых, мы получили конкурентоспособный продукт мирового уровня; во-вторых, мы улучшили внутреннюю экономику предприятия, что позволило нам в течение двух лет не поднять ни на одну копейку поднять цену нашего продукта. Мало кто может этим похвастаться», – говорит президент АО «Алматинский дрожжевой завод» Владимир Егуткин.

По его словам, работа с консультантами заняла в общей сложности два с половиной года. И сегодня предприятие вышло на тот уровень, когда у него появилась возможность экспортировать свой товар на рынки соседних стран. «Изначально мы выходили на наш казахстанский рынок со своей продукцией, но этому есть ряд причин, связанных не только с качеством, но и с экономическими вопросами. Однако здесь самое главное то, что мы достигли конкурентного качества. Сегодня свой товар мы экспортируем в Россию, Кыргызстан. По чуть-чуть открывается для нас Узбекистан. Очень закрытый для нас до недавнего времени рынок. Они очень осторожно подходят к тому, чтобы освобождать цены на хлеб. Все-таки это социальный продукт. И там все-таки много людей, чей жизненный уровень ниже среднего и для которых хлеб является основным продуктом питания», – говорит г-н Егуткин. 

Объемный вопрос

В свою очередь бизнес-консультанты рассказали о проекте, который год назад стартовал в Усть-Каменогорске. По их словам, небольшое предприятие одновременно выпускало 350 видов уникальных продуктов – торты, печенье. Лишь после вопроса консультанта: «Зачем такой объем продукции?», менеджмент компании задумался, действительно ли такой размах стоит затраченных энергоресурсов.

«Временные потери, которые компания испытывала, переходя с одного продукта на другой, потом на третий, четвертый и так далее, были неимоверные. Люди на производстве буквально изнемогали, хотя производимый объем продукции был совсем небольшой. Продажи были хорошие, но трудозатраты оставляли желать лучшего. Ведь это комплексная работа: производственников, закупщиков, наконец, продажников, чтобы все 350 наименований продать», – отметил один из бизнес-консультантов, присутствовавший на мероприятии ЕБРР. 

Эксперты отмечают, что владельцы бизнеса зачастую создают продукт и горят своим делом. Но в реальности не всегда хорошая идея владельца подходит для рынка. Ведь здесь, помимо всего прочего, важно понимать, как оптимизировать процесс, не снижая доходов. 

«Если себестоимость твоей продукции является выше рыночной, то потом ее очень тяжело продвигать в массы. Есть два способа оптимизации: использовать не самые качественные ингредиенты или убирать потери, которые есть в процессе производства. И если я закончил производить один вид пирожного и перешел на другой, то вот эта перенастройка занимает время и создает массу неудобств для сотрудников. В итоге сокращение видов продукции с 350 до 120 за первые три месяца снизило продажи всего на 10–15%, но при этом издержки, связанные с производством, мы смогли снизить на 30–40%», – рассказал бизнес-консультант. 

По его словам, чтобы прийти к такому результату, потребовалось провести анализ маржинальности, чтобы выяснить, насколько прибыльный тот или иной продукт. Затем необходимо было проследить, насколько этот вид продукта тянет за собой другой сопутствующий продукт. «Это сочетание, когда один продукт является, образно говоря, локомотивом для других продуктов, нужно учитывать, и очень важно сделать сбалансированный портфель, который помогает компании минимизировать затраты и максимизировать прибыль», – отмечает эксперт. 

К слову, консультанты могут быть разные. Одни помогают местным компаниям выйти на более качественную систему управления, управления финансами или внедрения новых технологий. Другие – разработать улучшенную маркетинговую стратегию, увеличить производительность и расширить бизнес. Но всех их объединяет одно: профессионалы могут лишь рекомендовать своим клиентам выбрать те или иные направления, но окончательное решение всегда остается за предпринимателем.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

Почти 900 млн
тенге
пожертвовали казахстанцы кандидатам в президенты РК

Цитата дня

Сегодня я выступаю перед вами не в качестве президента страны: ради интересов страны и народа я принял непростое, но продуманное решение о прекращении своих президентских полномочий… Вся моя работа будет заключена в том, чтобы поддержать деятельность нового президента и обеспечить транзит в спокойной обстановке и продолжать ту работу, которую мы начали

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций