Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3510 просмотров

Ювелиров Казахстана толкают в тень: новые законы поставили легальный бизнес на грань исчезновения

Представители бизнеса говорят, что работать по серым схемам выгоднее и безопаснее, чем в открытую

Фото: shutterstock.com

На Втором форуме ювелиров председатель Лиги ювелиров Казахстана Кайсар Жумагалиев привел многочисленные доказательства того, что работать по серым схемам выгоднее и безопаснее, чем выстраивать открытый бизнес в этой отрасли. Последним ударом под дых для легальных изготовителей ювелирных украшений стали прошлогодние изменения в Налоговом кодексе, которые лишили ювелиров возможности приобретать золото у государства.

Проблемы с тенью в казахстанском ювелирном бизнесе известны давно, так что в ходе Второго форума ювелиров республики они были лишь повторены: г-н Жумагалиев и остальные представители легального бизнеса отрасли констатировали, что Казахстан по-прежнему остается единственной страной на постсоветском пространстве, как в ЕАЭС, так и в СНГ, где ответственность за нарушение законодательства об обороте драгоценных металлов является административной, а не уголовной.

Более того, согласно действующему законодательству, нарушители этого закона не подвергаются такой мере наказания, как конфискация товара, произведенного или ввезенного в страну с нарушениями. Максимальный штраф в случае доказательства вины составляет около миллиона тенге. Ювелиры считают эту сумму смехотворной, потому что 1 млн тенге – это стоимость двух-трех крупных золотых изделий, так что контрабандисты и иные представители черного рынка легко отбивают это наказание за счет продажи неконфискованной у них продукции.

В Казахстане фактически создан рай для контрабанды золота, утверждают в Лиге ювелиров: по ее сведениям, годовой оборот ювелирных изделий на территории Казахстана составляет около 300 млрд тенге, из них 95% приходится на теневой рынок. Треть казахстанского рынка занимает продукция из Турции (по сведениям Ассоциации ювелиров Турции, в Казахстан в последние годы заходит до 11 т ювелирной продукции из этой страны), сейчас турецкая продукция начала наводнять и российский рынок – и это достаточно опасно для развития собственной отрасли обеих стран, считает Жумагалиев, поскольку турецкие поставщики золотых изделий зачастую занимаются откровенным демпингом за счет тех же серых схем.

«Турецкая продукция в 1,5-2 раза ниже себестоимости изделия: сейчас биржевая стоимость 1 грамма золота 583 пробы составляет 9 тыс. 199 тенге – это без работы, просто золото, – говорит глава республиканской Лиги ювелиров. – А в стоимости конечного изделия должна еще сидеть цена за работу, растаможку, пошлины, то есть нормальная цена качественного золотого изделия должна составлять минимум 12–15 тыс. тенге за грамм.  Поэтому казахстанские ювелиры, которые платят налоги, обеспечивают  рабочие места, выплачивают заработную плату, не могут конкурировать с Турцией, потому что Турция заходит контрабандой. Да и не все то золото, что блестит», – дал он понять, что многие контрабандные изделия вызывают сомнения относительно качества своего сырья.

Дело в том, что принятый в 2016 году Закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» в теории должен был выявить все подделки на рынке: в его 13-й статье прописан прямой запрет на реализацию ювелирных и других изделий без пробирного клейма. Но проблема в том, что немногие из казахстанских ритейлеров пробируют ввозимые изделия – 99% реализаторов в республике как торговали без проверки пробы, так и продолжают это делать.

«Зачастую, так как они не пробируются, там намного ниже качество, чем даже 583 проба: там  может быть не золото, а просто золотое напыление, – утверждает Жумагалиев. – Но когда наши покупатели покупают за 8 тыс. тенге золото, они не пойдут его проверять. Они рады, что купили его дешево, а потом оно портится, аллергию у людей вызывает, но это никого не волнует. Поэтому если эти вопросы не будут решены, ювелирная отрасль как отрасль долго не продержится», – добавляет он.

В Лиге ювелиров не жаждут крови конкурентов – легальные игроки рынка предлагают государству провести амнистию для тех ювелиров, которые ранее контрабандным путем ввезли ювелирные изделия из Турции, Индии и других стран.

«Мы недавно обратились в администрацию президента с просьбой провести амнистию для ювелиров, чтобы те, кто завез контрабандным путем золотые изделия, легализовали их, показали, пошли апробировали, встали на налоговый учет, не прятались, и мы хоть на 20–30% снизим уровень теневого рынка», – говорит К. Жумагалиев.

По его оценке, торговлей ювелирными изделиями в стране занимается сейчас порядка 10 тыс. лиц, как юридических, так и физических. Все они по Закону «О противодействии легализации и отмыванию незаконных доходов» должны состоять на спецучете в комитете финансового мониторинга Министерства финансов Казахстана. Однако на деле там значится чуть более 300 компаний и физлиц, занимающихся ювелирной деятельностью – как раз те, кто работает легально. Остальные игнорируют это требование закона – и им это сходит с рук. Более того, дает конкурентное преимущество в борьбе за дорогостоящие индивидуальные заказы.

«У нас по закону человека, который хочет купить дорогое изделие, стоимостью от 10 млн тенге, я должен проверить, не отмывает ли он деньги, снять копию его удостоверения личности, сообщить о сделке в комитет финансового мониторинга. И при малейшем подозрении отказать такому покупателю в сделке – ему зачем это все надо? Он просто идет на базар, к тем, кто закон не соблюдает, кто на спецучете не состоит, – констатирует Жумагалиев. – Мы неоднократно обращались в комитет финансового мониторинга с просьбой поднять вопрос, проверить и поставить их всех на учет, чтобы хоть какой-то был цивилизованный рынок, но комитет финансового мониторинга ссылается на то, что у него нет контрольных функций, и он этот вопрос решить не может», – добавляет он.

Но даже в этих условиях легальный бизнес умудрялся оставаться на плаву, соблюдая законы, пока с начала 2018 года государство само не толкнуло его на поддержку тени. Речь идет об изменениях в Налоговый кодекс, отменивших квоту в 300 кг аффинажного золота, которые ранее компания «Тау-Кен Алтын» продавала легальным ювелирам без НДС.

«Почему мы не можем конкурировать на собственной земле с другими производителями? Только потому, что у нас возникла ситуация с недоступностью сырья, того же самого аффинажного золота. Нацбанк нам выделил квоту для приобретения местными ювелирами аффинажного золота без НДС по цене биржи, и нам это было выгодно. «Тау-Кен Алтын» с удовольствием нам отпускал квоту, но в 2018 году были внесены изменения в Налоговый кодекс, теперь аффинажное сырье – золото, обложено НДС. В результате у нас что получилось: сейчас ювелиры практически не покупают золота у «Тау-Кен Алтын», ни одного грамма не купили. Тогда возникает вопрос: а откуда тогда ювелиры берут золото для производства изделий? Они покупают в ломбардах золото, которое туда сдается, по цене биржи без НДС…», – говорит Жумагалиев.

Еще один источник сырья для легального рынка – это так называемые черные старатели, которые продают сырье ниже биржевых цен на 1–2%. Как говорит Жумагалиев, ювелиров-то это, в принципе, устраивает, непонятно только, насколько это устраивает государство, которое декларирует борьбу с теневым сектором на всех рынках страны. К тому же, отмечают эксперты, если не будет возвращен прежний порядок работы компании «Тау-Кен Алтын» с ювелирами, то неясна будет и судьба самой этой компании, потому что по факту у нее останется один покупатель – биржа. Все эти вопросы участники Второго форума намерены поставить в очередной раз перед курирующим отрасль ведомством – Министерством по инвестициям и развитию, а пока что складывается такое впечатление, что государство вольно или невольно, но спихивает эту отрасль в тень.


666 просмотров

Молокозаводы Казахстана опасаются сырьевого дефицита

Половина поступающего на переработку молока в стране не соответствует техрегламенту Таможенного союза

Фото: Shutterstock

С 1 января 2020 года завершается отсрочка, предоставленная Казахстану для наведения порядка в отрасли. Не соответствующее стандартам молоко принимать не будут.

Перед смертью не надышишься

По сути, устанавливается норма продукта по составу и чистоте, определены правила сбора сырья. Работать по стандарту поставщики и предприятия должны были начать в 2018 году. Но получили еще два года на проведение реформ. 

Об этом напомнили эксперты Молочного союза Казахстана, побывавшие в Петропавловске. Они разработали дорожную карту, суть которой сводится к обучению домохозяйств, чем кормить и как содержать скот, и процедуре сбора и хранения молока. 

«Дорожная карта предусматривает целый комплекс мер, чтобы молоко, которое поступает на переработку, было безопасным. Это главный критерий для нашей отрасти. Сырье, которое не будет соответствовать регламенту, мы не сможем принимать на молокоперерабатывающие предприятия», – отметил в ходе брифинга для СМИ исполнительный директор Молочного союза Казахстана Владимир Кожевников. 

Пейте на здоровье!

«Потребительские исследования показали, что 34% населения страны доверяют продукту от личных подсобных хозяйств. Процент доверия в южном регионе составляет примерно 44%. Это значит, что многие потребители берут продукт необработанный. Если, например, покупать продукцию у дороги, то не понятно, в каких условиях она произведена, как хранилась, доставлена. Сейчас температурный режим очень высокий, 38 градусов. А женщины на улице торгуют», – рассказала журналистам координатор работ по дорожной карте Сауле Жанкина.

Разные частники

Стандарты Таможенного союза могут поставить неподготовленных поставщиков в затруднительное положение, отметил в комментариях корреспонденту «Курсива» директор ТОО «Молсервис» Сергей Чепурко. Уже сейчас переработчики начинают уходить от работы с ЛПХ, предпочитая сотрудничество с профессиональными производителями.

«На нашем предприятии в последние годы мы вообще с такими проблемами не сталкиваемся, потому что работаем с серьезными поставщиками. Если раньше у нас была половина сырья от ТОО, половина – от личных подсобных хозяйств, то сейчас личные подворья занимают 25%», – рассказал предприниматель.

Также хорошим шагом в сторону качества сырья стало открытие сельхозкооперативов, говорит бизнесмен. Однако тут все также зависит от профессионализма их руководителей.

«Проблемы по сбыту возникают как раз у тех, кто не подготовлен. Они думают, что закупят молоко, сдадут и сразу получат деньги. Но это не так. У нас несколько лет назад были проблемы с поставщиками. Мы просто разворачивали молоковозы и не принимали некачественный продукт. Как раз от частных подворий», – резюмировал Сергей Чепурко.

Много ли село дает молока

По информации Молочного союза Казахстана, на сегодня 77% от 1,5 млн тонн товарного молока в стране производят мелкие хозяйства. И если к молоку, которое получают на производстве, претензий практически нет, то к этому их достаточно.  Почти в 700 тыс. тонн сырья находят нарушения –  повышены микробиологические показатели и обнаружены антибиотики.  Отрицательно сказываются на качестве сырья большие расстояния между населенными пунктами, неразвитая сеть сбора молока, нехватка специалистов и банальная неграмотность сдатчиков.

По информации исполнительного директора Молочного союза Казахстана Владимира Кожевникова, большая проблема заключается еще и в том, что на молочных заводах летом возникает переизбыток молока, а зимой – острый дефицит.  Как следствие, заводы находятся в зависимости от сухого молока, а оно на 90% импортное.  

В общую бочку

Выйти на уровень соответствия техническому регламенту ТС, считает МСК, поможет объединение небольших хозяйств в кооперативы, которые будут централизованы. В Карагандинской области уже есть пример такой работы. ТОО «Натиже» создало в регионе сеть из 30 молокоприемных пунктов. В пунктах приема молоко сразу фильтруется, охлаждается и проверяется на чистоту, качество и только после в специализированных емкостях отправляется на завод, как этого требует регламент ТС. 

«Если молоко не будет соответствовать качеству, то, конечно, с введением техрегламента мы понесем урон. Поэтому и доводим до сведения сдатчиков, какие требования предъявляются к качеству молока, создаем вот такие молокоприемные пункты. Надеемся на положительный результат этой работы», – рассказал директор ТОО «Натиже» Даулетбек Акпар.

По его словам, пока в кооперативах 3–4 случая в месяц, когда молоко не проходит проверку. 

Жительница села Жаман жол Светлана Мокишина сдает молоко больше 20 лет. Женщина отмечает, что с появлением кооператива правила приема уже сточились, но местные быстро к ним привыкли, поскольку сами заинтересованы в качестве своего сырья.  

«Случаи, когда молоко не проходит проверку, – редкость, потому что все правила, в принципе, простые, главное – чистота во всем и здоровое животное», – рассказывает Светлана Мокишина.  

Тем не менее, по данным МСК, в кооперативы мелкие хозяйства объединяются неохотно. Директор заготовительной компании ТОО «Ауыл Сутты» Канат Абдыгалиев считает, что причиной  этого является недостаточная информированность населения о преимуществах такого объединения.  

«Нужно объяснять людям, что собой представляет кооператив, что есть субсидии – 10 тенге с литра молока возвращаются в кооператив.  Это тоже мотивирует. А у нас вышла информация, что существует программа, а до сдатчика она не доходит», – поделился мнением Канат Абдыгалиев.

Цифровизация в помощь

Производители начали применять приложение Collect mobile.

«Это приложение помогает делать картирование параметров сдатчиков молока, тех факторов, которые влияют на продуктивность скота. Это помогает переработчикам лучше прогнозировать свою работу. Например, если они понимают, что в районе есть проблема деградации генетического потенциала, то вмешиваются – закупают семя скота, осеменяют коров, чтобы у этих людей было больше молока, было больше дохода», – прокомментировала экономист по агробизнесу Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO) Инна Пунда

Главная задача этого ноу-хау, по словам Инны Пунда, сократить цепочку производства молока до «сдатчик – производитель». 

«Нужно понимать, что сегодня куш в цепочке молока снимает перекупщик. К сожалению, есть перекупщики, которые зарабатывают в день несколько тысяч долларов за 4 часа работы. Их заинтересованность – оставить в неведении сдатчика, а завод держать в сырьевой зависимости и манипулировать ценой», – говорит эксперт FAO.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций