Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1153 просмотра

Законодательная революция: Минюст может поменять порядок работы над законопроектами

По мнению экспертов, после нововведений в стране на порядок меньше непродуманных и неработающих законодательных норм, но есть и минус – законопроекты будут разрабатываться и, соответственно, приниматься дольше

Фото: shutterstock.com

Предполагается, что главным нововведением в законотворчество станет внедрение такого инструмента, как анализ регуляторного воздействия. Главный плюс этого нововведения – в стране станет на порядок меньше непродуманных и неработающих законодательных норм, главный минус – законопроекты будут разрабатываться и, соответственно, приниматься дольше, чем сейчас. Но глава Фонда развития общественно значимых инициатив, инициатор этого нововведения, Ерлан Бузурбаев считает, что этот минус на самом деле является одним из больших плюсов.

Анализ регуляторного воздействия – это, по сути, прогноз возможных последствий принятия того или иного закона.  Без этого прогноза, который должен учитывать мнение всех заинтересованных сторон, законодательные нормы могут привести к тому, что их нужно будет немедленно отменять. Таких примеров в истории страны было немало, самый яркий – норма Закона «О дорожном движении», благодаря которой с октября 2014 года в стране был введен запрет на остановку и стоянку автомобилей на крайней правой полосе дорог, где отсутствует специальный разрешающий остановку или стоянку знак.

Эксперты, юристы и общественники еще до принятия этой нормы заявляли, что она физически не может быть применена из-за отсутствия в городах дорожной парковочной инфраструктуры. Но парламент за эту норму проголосовал, а в январе 2015 года ее пришлось отменять – инициаторы нормы и ее регуляторы на практике убедились, что вместить все расплодившиеся в городах авто без использования правых крайних полос невозможно.

Так вот, если бы к этой норме был бы применен еще на стадии разработки законопроекта анализ регуляторного воздействия, который бы элементарно соотнес количество специально оборудованных для парковок мест с количеством автотранспорта в Казахстане, норму не пришлось бы отменять. Потому что ее просто не было бы в предложенном парламентариям варианте этого закона.

Слагаемые хорошего закона

Как подчеркивает председатель Фонда развития общественно значимых инициатив Ерлан Бузурбаев анализ позволяет учесть выгоды и потери от введения той или иной законодательной нормы не только для государства, но для всех, кого коснется разрабатываемое законодательство, причем речь идет о потерях и выгодах не только материального, но и юридического характера. И последнее обстоятельство гораздо важнее экономии на затратах, которые государство несет меняя уже принятые законы, поскольку неработающая и заранее неисполнимая норма – это невыплаченные государству закрывающимся бизнесом налоги, неполученная наемными работниками зарплата и, наконец, репутационные издержки государства, деятельность которого многие граждане воспринимают негативно именно в результате принятия заранее невыполнимых законодательных норм.

Именно это негативное восприятие гражданами принимаемых государством законов, по мнению Бузурбаева, и обусловливает нежелание их участвовать в его законодательной деятельности. Хотя Министерство юстиции уже и обеспечило участие общественности в обсуждении нормативных правовых актов, публикуя их проекты на своем официальном сайте и предоставляя возможность всем желающим оставлять под ними свои комментарии и замечания. Но эти проекты НПА до сих пор собирают, по сведениям главы фонда, от 10 до 100 комментариев, хотя касаются гораздо большей части граждан страны с населением в более чем 18 млн человек.

«Мы видим правильным выстраивание такого диалога власти и населения не через общую площадку, на которую все могут прийти и сказать, что они думают по поводу будущего законопроекта, а через выстраивание диалога с целевыми группами, которым предстоит жить и работать по тому или иному принимаемому законопроекту, – говорит Бузурбаев.

Он отмечает, что в этом случае анализ регуляторного воздействия нового законопроекта будет производиться автоматически, поскольку никто больше самих граждан, которых будет непосредственно касаться тот или иной законодательный акт, не будет заинтересован в том, чтобы просчитывать все его последствия. При этом эксперт признает, что сроки работы над нормативными правовыми актами будут растягиваться при таком порядке работы, но ничего страшного в этом он не видит.

«У нас сейчас на разработку, на принятие законопроекта иногда уходит от нескольких месяцев до полугода суммарно, – говорит Бузурбаев. – Но на  практике во всем мире законопроект разрабатывается как минимум год, некоторые нормативные правовые акты разрабатываются за рубежом несколько лет, а над самыми сложными и объемными по степени воздействия акты там работают десятилетия», – подчеркивает он.

Депутаты против гонки

Оперативное принятие законопроектов начинает вызывать отторжение уже у самих парламентариев. На последнем пленарном заседании сената секретарь комитета по социально-культурному развитию и науке верхней палаты парламента Серик Бектурганов возмутился качеством проработки тех замечаний, которые высказываются его коллегами при работе над нормативными правовыми актами.

«Обсуждение в рабочих группах сената новой редакции Кодекса о здоровье народа и системе здравоохранения выявило ряд системных проблем, которые периодически возникают при принятии законов, – говорит Бектурганов. – Первая из них – эта срочность принятия проектов законов, о которой постоянно говорят их разработчики. В очередной раз мы вынуждены в сжатые сроки, в последний месяц года, рассматривать очень важный закон, нормы которого должны быть введены в действие с первого января предстоящего года», – отметил он.

По его мнению, для качественного рассмотрения законопроекта, предусматривающего внесение более 180 поправок правительства и более 140 поправок, добавленных депутатами, две недели работы, которые дали сенаторам, – это крайне маленький срок для того, чтобы вникнуть в суть этих поправок и понять, действительно ли они улучшат работу системы здравоохранения. А если учесть, что у нас в одну и ту же норму Кодекса несколько изменений вносятся разными законопроектами, то стоит ли удивляться, что при такой гонке в законодательстве время от времени возникают правовые коллизии, когда различные нормы нашего законодательства противоречат и взаимоисключают друг друга.

Поле битвы – Экологический кодекс

Впрочем, не следует ожидать, что само наличие анализа регуляторного воздействия станет прививкой от ошибок госорганов – это лишь возможность минимизировать количество и качество этих ощибок. Уже в следующем году крупному бизнесу Казахстана предстоит отстаивать свои интересы при работе над новым Экологическим кодексом, который, по утверждению вице-министра энергетики страны Сабита Нурлыбая, установит жесткий контроль за ограниченным числом природопользователей.

«Главным принципом нового законодательства является принцип «Загрязнитель платит», данное направление предполагает отказ от тотального экорегулирования: у нас сейчас есть четыре категории (предприятий, оказывающих влияние на окружающую среду. – «Kъ»), а мы хотим в рамках нового Экокодекса регулировать только тех природопользователей, которые в основном и дают загрязнение», – говорит Нурлыбай.

У бизнеса в лице Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) тут же возникли вопросы по поводу этих намерений разработчика Экокодекса: директор департамента экологии и промышленной безопасности ассоциации Талгат Темирханов тут же отреагировал на намерение штрафовать только крупных загрязнителей своим наблюдением: в Астане и в Алматы никого из крупных загрязнителей нет, однако же по смогу эти города дадут сто очков вперед многим населенным пунктам республики.

«На самом деле складывается очень интересная ситуация: все почему-то по привычке начинают зажимать именно горно-металлургический и нефтяной сектора. Но специалисты четко говорят о том, что необходим комплексный подход – нет такого, чтобы горно-металлургический сектор зажали, а транспорт вырос бесконтрольно: частный сектор сжигает уголь, утрированно, непонятно какой, – говорит Темирханов. – Поэтому, на наш взгляд, в рамках работы над Экологическим кодексом надо смоделировать все возможные варианты развития ситуации в связи с расширением или с сужением производственных мощностей, ростом автотранспортных средств и жилого сектора страны, а также, как это все отразится на регионах», - сказал он. Также в АГМП считают, что государству обязательно следует учесть опыт зарубежных стран, где предприятиям, внедряющим наилучшие доступные технологии, возвращается часть средств, потраченных на их внедрение. Ну и, наконец, эксперта настораживает предположение Минэнерго о том, что предприятия, которые не внедрят наилучшие доступные технологии, могут быть закрыты: крупные загрязнители в Казахстане в большинстве своем являются градообразующими.  И вот тут анализ регуляторного воздействия, станет отличным инструментом для отстаивания интересов всех сторон, которые будут затрагиваться новым Экологическим кодексом.
 


1155 просмотров

Как Британская палата помогает предпринимателям из Казахстана

Рассказал "Курсиву" председатель палаты Тим Оуэн

Британские торговые палаты в разных странах мира можно назвать своего рода бизнес-сетью, которая помогает предпринимателям из Великобритании и других государств развивать свои проекты.

В Центральной Азии первая такая палата появилась в Казахстане, и это неслучайно. Великобритания входит в десятку крупнейших торговых партнеров нашей страны и является одним из шести крупнейших инвесторов в национальную экономику. За последние 13 лет прямые инвестиции из Великобритании в Казахстан превысили 13 млрд долларов. Здесь зарегистрировано более 800 юридических лиц, филиалов и представительств с британским участием, из которых 504 являются активными. Крупнейшими из них являются Royal Dutch Shell и Ernst & Young.

Тим Оуэн, председатель Комитета Британской торговой палаты в Казахстане в интервью “Курсиву” рассказал, какую поддержку представляемая им организация оказывает бизнесменам обеих стран и как с её помощью предприниматели находят себе новых деловых партнеров. 
 
- Господин Оуэн, почему было принято решение открыть Представительство Британской Торговой Палаты именно в Казахстане?

- В Алматы было довольно большое сообщество британских бизнесменов. Многие из них начали работать в Казахстане более 20 лет назад – не только в индустрии нефти и газа. Многие участники рынка представляют сектор услуг.  Они создали тут неофициальную британскую бизнес-группу. Она успешно работала, и несколько лет назад мы решили оформить все более официально – чтобы появилось больше возможностей. Так в 2015 году Казахстане появилось Представительство Британской Торговой Палаты.  

- В чем заключается главная функция палаты?

- Первая наша задача - это, конечно, помощь в продвижении британских компаний в Казахстане. Но мы не лоббируем интересы британского бизнеса в вашем правительстве - мы, скорее, налаживаем взаимосвязи между участниками рынка. У нас идет постоянный обмен знаниями, которые необходимы для построения бизнеса в республике. Мы делимся информацией о новых законодательных актах, способствуем созданию новых деловых связей - то есть, делаем все, чтобы помогать предприятиям, которые будут выходить на казахстанский рынок или уже вышли на него, но открывают для себя новые секторы экономики или новые регионы.   

- Насколько вы открыты для казахстанских компаний, есть ли у вас представители местного бизнеса в палате? 

- Да, конечно. Было бы недальновидно концентрироваться только на компаниях из Великобритании. Вице-председатель Палаты Алмас Кудайберген – казахстанский бизнесмен из нефтегазовой отрасли. Сейчас членами Британской Торговой Палаты являются 52 компании. В их число входят и казахстанские КИМЭП, Нархоз, SRK Consulting, Qazaq Air, Centrasia Heavy Industries, Chagala Management, Unicase Law Firm, KEREMET Holding, Intermovex, SteelBuilding.

- Каким образом палата контактирует с местным  бизнесом? 

- Минимум раз в месяц мы проводим мероприятие для локальных и британских партнеров, на котором можно пообщаться с коллегами, завести новые связи или узнать что-то новое. Также у нас есть группы, объединяющие компании по отраслевому признаку. Они собираются раз в два-три месяца – как правило, в формате ланча или совещания. Некоторые мероприятия мы проводим с партнерами – например, Британским Советом и Посольством

Один из самых интересных форматов – это встреча британских выпускников, куда может прийти любой казахстанец, который учился в Великобритании. Там есть прекрасные возможности восстановить старые связи или наладить новые. В этом году мы уже провели два подобных мероприятия и в январе 2020 пройдет еще одно в Нур-Султане, в партнерстве с Haileybury Astana. Обычно на них приходит до полутора сотен человек. 

Наши проекты носят разный формат. Недавно в Алматы мы принимали торговую делегацию Объединенного Королевства в горнодобывающей индустрии. К нам прилетели из Нур-Султана представители Министерства торговли Великобритании и английского посольства. Всего было около 70 гостей из Великобритании и Казахстана. В начале года мы провели совместно с Нархозом мероприятие по гендерной экономике. Совместно с Monarch Eurasia организовали бизнес-мероприятие, посвященное технологиям в недвижимости, а вместе с Integrites и Prof Advisor – семинар о различных аспектах и развитии местного контента. Я могу долго перечислять, поверьте. 

Сложно выразить пользу от таких встреч в цифрах, потому что главное там – живое общение. Именно так развивается бизнес. Но то, что на наши встречи приходит все больше гостей, говорит нам, что мы на правильном пути.  

- В каких партнерах вы заинтересованы, если говорить о размере компаний? Это только крупный бизнес?

- Палата действительно была организована крупными транснациональными компаниями, такими как Shell, KPMG, Rio Tinto. У нас есть четыре категории членства - крупные и малые корпорации, ассоциированная категория членства и физические лица. Если вы только пытаетесь создать бизнес, вы можете присоединиться индивидуально как физическое лицо, и членский взнос будет совсем небольшим. Так что даже совсем небольшие фирмы могут вступить в нашу палату. Сейчас в наших рядах пять физлиц – двое из Атырау, один из Алматы и двое из Великобритании. Атырауские физлица работают в сфере нефтепромысловых услуг, алматинское физлицо работает в сфере управления проектами, а англичане оказывают финансовые и юридические услуги.    

Я не думаю, что быть маленьким – это плохо. Моя собственная фирма относится к категории малого бизнеса. Поэтому мы рады всем – были бы готовность и потенциал в налаживании деловых контактов. 

- А по индустриям есть приоритеты?

- Думаю, мы охватываем все сектора. Если вы посмотрите список наших членов, то увидите, что у нас есть компании и предприниматели из нефтегазовой индустрии и добывающего сектора, из финансовых услуг, образования, проектирования, фармацевтики. 

- Казахстанские бизнесмены могут прийти в Британскую Торговую Палату и попросить совет - как найти партнеров в Великобритании и установить с ними хорошие связи? 

- Думаю, будет отлично, если компании придут к нам -  мы сможем много предложить. Недавно мы встречались с местным предприятием, которое  хочет масштабировать свой бизнес не только в Великобритании, но и в других странах, где есть Британские Палаты. Они спрашивали меня, можем ли мы помочь им в контексте исследований, маркетинга, вовлечения в организацию или международное распространение этого бизнеса. И да, мы им помогаем. 

- Какая из отраслей казахстанского бизнеса еще не представлена в Британской Торговой Палате, но интересна ей?

- Мы сейчас разрабатываем политику и критерии для новой рабочей группы - креативного бизнеса, творческой индустрии. Например, ваш “Курсив” как средство массовой информации замечательно подходит для такой группы. Креативный сектор в Великобритании – это довольно крупный бизнес, и в Казахстане в творческой индустрии все может расти очень быстро. Сектор услуг - это то, что Британия очень хорошо экспортирует, поэтому я считаю, что творческая индустрия - это и есть та сфера, где мы можем очень хорошо работать вместе. Казахстанский бизнес может выйти на рынок Великобритании, или, наоборот, мы можем работать вместе для расширения сектора в целом.

Сайт Британской торговой палаты в Казахстане www.britishchamber.kz
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций