Перейти к основному содержанию

1045 просмотров

Племенное животноводство в Восточном Казахстане терпит убытки

Минсельхоз с сентября не выплачивает субсидии покупателям отечественного племскота

Фото: Марина Попова

С сентября 2018 года по решению министерства сельского хозяйства государство больше не выплачивает субсидии покупателям отечественного племскота. Вследствие нововведений 70 крестьянских хозяйств ВКО, специализирующихся на продаже племенных коров, оказались в проигрыше. Еще более 200 фермерских хозяйств региона – потенциальные покупатели породных животных – вынуждены приобретать более дорогой импортный скот. По мнению чиновников из минсельхоза, выплата данных субсидий – неэффективное расходование бюджетных средств.

Остались не у дел

По данным специалистов областного управления сельского хозяйства, в год Восточный Казахстан производит более 118 тыс. тонн говядины на сумму свыше 61 млрд тенге. Регион активно включился в программу повышения экспортного потенциала животноводства. По плану через четыре года объем выпуска мяса КРС должен возрасти почти в два раза. А для этого нужно увеличить не только численность поголовья, но и его производительность (за счет породного преобразования, разведения именно племенного скота).

Однако руководители крупных племенных хозяйств ВКО высказывают опасения на счет таких грандиозных планов. По мнению животноводов, увеличение численности КРС может быть не таким масштабным из-за введения новых правил субсидирования, вступивших в силу в начале сентября этого года.

Дело в том, что ранее покупатели маточного поголовья племенного КРС (как отечественного, так и зарубежного) получали субсидии. При покупке одной породной коровы на территории Казахстана или стран СНГ приобретатель получал от государства 150 тыс. тенге, импортной буренки – 225 тыс. тенге. Также по программе «Сыбаға» на покупку племенного маточного поголовья можно было получить льготный кредит под маленький процент. Теперь эти нормы отменены.

«Многие крестьянские хозяйства Казахстана живут только за счет того, что разводят племенной скот и продают его в живом весе по адекватной цене, на 40% дешевле импортного. Значит, нашим фермерам легче купить породный скот у нас, но их лишили субсидий, не дают кредиты по программе «Сыбаға». Теперь наши племхозяйства не могут конкурировать с теми же белорусами, россиянами. Даже если мы опускаем цену, люди все равно у нас не покупают – не на что. Отечественная продукция становится невостребованной. А на что будут жить тогда казахстанские хозяйства-репродукторы? Племенное животноводство становится убыточным», – высказывает свою точку зрения директор ТОО «Шалабай» Куаныш Сулейменов.

КХ «Шалабай» – самое крупное племенное хозяйство в Восточном Казахстане, численность КРС породы казахская белоголовая здесь превышает 2600 голов. Долгие годы в КХ целенаправленно велась работа по улучшению генетики, производительности скота. Теперь, когда численность поголовья растет, но этих высокопродуктивных животных никто не покупает, маточное поголовье просто пускают под нож. Ведь объем кормовой базы для них не был предусмотрен.

Покупательский спрос потеряли более 70 племенных хозяйств области. Их клиентами могли стать 200 фермерских сельхозформирований региона, заинтересованных в покупке недорогого племенного маточного поголовья.

Чем больше, тем лучше

По мнению исполнительного директора Республиканской палаты казахской белоголовой породы РК, профессора Кабыла Исабекова, в Казахстане огромный дефицит ресурсного потенциала в животноводстве. Если в 1990-х годах на откормочных площадках, фермах выращивали более 9,9 млн голов КРС, то сегодня цифра намного скромнее – 6,7 млн голов.

«На уровне республики принято решение о завозе из-за границы в течение 10 лет около 1 млн голов племенных коров. Тогда, получается, чтобы закрыть дефицит только за счет импортного скота в таких объемах, нужно 30 лет. Давайте посмотрим на последнюю статистику. С 2011-го по 2016 год благодаря субсидированию поголовье КРС в сельхозпредприятиях РК выросло в 2–2,5 раза. Разве это не положительный аргумент в пользу того, что государственная поддержка нужна?», – задается вопросом Кабыл Исабеков.

Министерство сельского хозяйства имеет свою принципиальную точку зрения по данному вопросу. В ответ на запрос «Къ» первый вице-министр ведомства Арман Евниев сообщил, что этот вид субсидирования был исключен в связи с многочисленными случаями по перепродаже маточного поголовья друг другу среди племенных хозяйств. При этом 90% реализованного скота продавалось между существующими племхозами. На эти цели выделялось ежегодно 3,5 млрд тенге.

«Субсидирование не привело к увеличению численности маточного поголовья и удельного веса племенных животных. Это стало причиной неэффективного расходования бюджетных средств. Количество племенных репродукторов росло только за счет импортированного поголовья», – сообщает Арман Евниев.

Несмотря на то, что руководство области активно поддерживает планы по развитию племенного скотоводства за счет импорта, чиновники считают необходимым оставить и инструменты господдержки отечественных племзаводов.

«Недавно от имени акима области Даниала Ахметова было направлено письмо Умирзаку Шукееву с просьбой поддержать отечественных товаропроизводителей, создав одинаковые условия как для импортных поставщиков, так и для казахстанских. Знаю, что депутатские запросы на эту тему вице-премьеру поступают от разных фермеров страны. Надеемся, что ситуация все-таки изменится в лучшую сторону», – говорит главный специалист отдела животноводства управления сельского хозяйства ВКО Ертай Куанбаев.


1083 просмотра

Учредители шымкентских детсадов просят разобраться с демпингующими конкурентами

Некоторые частные детсады в стремлении привлечь к себе большее число воспитанников стали принимать детей чуть ли не бесплатно

Фото: Shutterstock

Переизбыток дошкольных учреждений в определенных районах Шымкента привел к тому, что некоторые частные детсады в стремлении привлечь к себе большее число воспитанников стали принимать детей чуть ли не бесплатно. Об этом и других наболевших вопросах говорили члены Казахстанской ассоциации дошкольных организаций на прошедшем в Шымкенте круглом столе «Пути решения проблем частных дошкольных организаций, развитие и обеспечение качества образования».

По словам учредителя частного детского сада, члена Казахстанской ассоциации дошкольных организаций (КАДО) Карлыгаш Сарсенбековой, в погоне за получением госдотаций некоторые детсады Шымкента стали значительно снижать так называемую родительскую плату, а кто-то и вовсе ее убрал. 

Каков масштаб этого явления, никто сейчас не знает. Нет никаких официальных данных о количестве и специфике «благотворительных» детсадов, а точнее о том, какая часть в каких пределах снизила родительскую плату, а сколько организаций вообще принимают детей бесплатно. Однако, как предположила в комментариях «Къ» Карлыгаш Сарсенбекова, судя по поступающим в КАДО сведениям, подобная практика охватила около одной пятой части частных детсадов Шымкента. Конечно, эти данные никем не подтверждены, но активисты ассоциации намерены найти хотя бы косвенные доказательства и свидетельства – к примеру, фото и сканы объявлений.

Кстати, по словам г-жи Сарсенбековой, такая «благотворительность» носит избирательный характер и касается только приема детей 3-6-летнего возраста. То есть той категории, на которую частным организациям государство выделяет доплату. По мнению эксперта, корень проблемы кроется в большой концентрации детских садов в определенных районах города, вследствие чего предложение превысило спрос населения.

Больше садов – больше соперников  

Спикер отметила, что если до недавнего времени город ощущал острую нехватку детских садов, то сегодня охват детей трех лет дошкольным воспитанием и обучением составляет 95%. В общей сложности, по ее данным, в Шымкенте действует 495 детсадов, 375 из них частные. «Шымкент почти достиг стопроцентного охвата детей дошкольным воспитанием, – сказала Карлыгаш Сарсенбекова. – По количеству частных детских садов он опережает остальные города страны. Кардинально изменить ситуацию и сократить дефицит мест в дошкольных организациях удалось благодаря привлечению в эту сферу частного сектора».

Однако очевидно, что этот процесс получил неравномерное развитие: если в одних районах города избыток дошкольных учреждений, то новые жилые массивы, наоборот, испытывают их недостаток. «Совместно с региональной палатой предпринимателей мы (КАДО. – «Къ») разработали карту с расположением частных дошкольных учреждений (ЧДО) по Шымкенту, на которой четко видно, в каком районе идет их большое скопление, – продолжила спикер. – Мы неоднократно обращались в управление образования с предложением провести мониторинг по количеству ЧДО, наличию или отсутствию потребности открытия новых детсадов в том или ином районе. Но нам отказали».  

Между тем директор КАДО по Шымкенту Диана Караманова допускает, что неурегулированность этого вопроса исходит из огромного количества детсадов, проконтролировать которые тотально управление образования не в силах. «Я не понимаю, зачем давать разрешения открывать ЧДО там, где и так очень много детсадов со свободными местами?! – недоумевает она. – Ведь тем самым создается конкуренция. Недавно глава государства призвал не открывать школы там, где учебные заведения со свободными местами, а строить там, где есть их недостаток. То же самое должно быть и с детсадами».

Меню из бесплатной оплаты 

Участников круглого стола также волновал вопрос питания в «благотворительных» детсадах.

«Некоторые коллеги говорят, что им хватает суммы госдотаций, – поделилась Диана Караманова. – Но такой статьи расходов нет в подушевом финансировании. Питание должно взиматься с родительской оплаты. А если ее нет, извините, чем тогда кормят детей?! Вопрос стоит очень остро. Ведь речь идет о наших самых маленьких согражданах, которые не могут за себя постоять». 

В свою очередь Карлыгаш Сарсенбекова уточнила, что сумма подушевого финансирования расходуется в основном на три статьи – комуслуги, зарплата, налоги, и она их не всегда перекрывает. А ежедневная норма питания на одного ребенка в дошкольных организациях в возрасте от трех до семи лет составляет 527,94 тенге, из них 27 тенге идут на хознужды. И на логично возникающий вопрос – на какие деньги тогда закупается и готовится еда – вытекает очевидный ответ. 

«Мы предполагаем, что на питании, его качестве, полноте и регулярности попросту экономят. Можно сделать вывод, что такие детсады не выполняют требований по нормам питания. В связи с этим у нас есть ряд вопросов к акимату. Могут ли учредители ЧДО взимать сумму родительской оплаты ниже установленной нормы? Можем ли мы игнорировать и не исполнять постановление акима №83 от 29 декабря 2017 года («Об утверждении государственного образовательного заказа на дошкольное воспитание и обучение, размера родительской платы». – «Къ»)? Можем ли мы расходовать средства из суммы подушевого финансирования на расходы по питанию детей?» – сказала г-жа Сарсенбекова.
  
В погоне за показателями было упущено самое главное – качество предоставляемых услуг, считают в КАДО. Поэтому для урегулирования и решения проблемы члены ассоциации предложили проверить те сады, которые принимают детей по заниженным суммам родительской оплаты и бесплатно, в первую очередь на исполнение норм и качества питания, а также выяснение, из каких средств оно оплачивается. 

ЧДО просят прибавки

Не менее важным с точки зрения участников мероприятия является и вопрос транспортных расходов. Отдельные спикеры недоумевают, каким образом их коллеги обеспечивают развозку детей при меньших денежных затратах. Как оказалось, данная проблема напрямую связана с другим аспектом, а именно с недостаточным подушевым финансированием ЧДО.

«С 5 февраля этого года начал действовать приказ министра образования РК от 27.11.2017 г. №597 «Об утверждении методики подушевого нормативного финансирования дошкольного воспитания и обучения, среднего, технического и профессионального, послесреднего, высшего и послевузовского образования». Согласно расчетам по утвержденной единой методике, в дошкольных организациях норматив подушевого финансирования в 2018 году в Южно-Казахстанской области и по городу Шымкенту должен был составлять 25 530,54 тенге для города и 27 900,85 тенге для сельской местности. Однако до сих пор в Шымкенте на одного ребенка в месяц выделяется по прежнему 20 988 тенге», – сообщила Диана Караманова.

Директор городского филиала КАДО напомнила, что по правилам размер подушевого нормативного финансирования не должен быть ниже норматива, рассчитанного по методике, и финансирование идет за счет республиканского и местного бюджетов. По ее словам, проблема поднималась на разных уровнях. В том числе была изложена в письме в городской отдел образования Шымкента (ныне управление. – «Къ»). В ответе, пришедшем из управления образования тогдашней ЮКО, говорилось: деньги на эти цели в республиканском бюджете не предусмотрены, необходимо запросить их в местном. 

В свою очередь отдел экономики и финансов Шымкента сообщил, что этот вопрос будет рассмотрен на следующей сессии маслихата. Между тем решить его нужно скорее. Как пояснила Диана Караманова, повышение суммы подушевого финансирования необходимо также и для выполнения поручения главы государства – увеличить с января 2019 года минимальную зарплату до 42 тыс. тенге. 

Не заглядывай в чужой карман

Так как представители управления образования и акимата на круглый стол не пришли, просьбы помочь в решении этого и других вопросов предприниматели адресовали присутствовавшему депутату маслиxата Шымкента Ермеку Дарменову. Он заявил, что впервые слышит о сложившейся ситуации. И дал слово воспользоваться своим «оружием» – депутатским запросом, который направит в управление образования. А после – способствовать положительному решению вопроса на ближайшей декабрьской сессии.

Г-н Дарменов также пообещал довести до сведения управления образования необходимость урегулировать вопрос с равномерным расположением дошкольных учреждений по городу. Правда, заметил, что, возможно, бесплатные сады и сады со сниженной оплатой финансируются спонсорами, и в целом неправомерно считать чужие деньги.

Начальник отдела развития человеческого капитала палаты предпринимателей Шымкента Мадина Турсунбекова, поддерживающая инициативы КАДО, в то же время предостерегла от перегибов. «Проверка ЧДО – это компетенция местных исполнительных органов, – отметила она. – В то же время нельзя кошмарить бизнес. Нужно разъяснить предпринимателям, чтобы они не нарушали закон и все работали на равных условиях».  

Где же наша доля?

Мадина Турсунбекова также пояснила «Къ» позицию палаты по поводу прозвучавшей на круглом столе просьбы  предпринимателей о снижении тарифов на комсулуги: «Это – особый, социально ответственный бизнес; ЧДО занимаются образованием, выполнением госзаказа. Конечно, снижение бремени высоких тарифов на комуслуги путем предоставления каких-то льгот и преференций облегчило бы их деятельность. Но, к сожалению, закон не позволяет это сделать – решить вопрос можно на более высоком уровне». 

Представители монополистов порадовали предпринимателей только одной вестью – о всеобщем снижении тарифов с начала следующего года. 
В заключение Диана Караманова подняла еще одну важную для всех участников рынка проблему: «Коллеги уже много лет спрашивают: где в нашем бизнесе доля предпринимателя? Потому что дотационные деньги – подотчетные, расходуются на целевые направления. Родительская оплата идет на питание и поднимать ее мы не имеем права. И где внутри всего этого доля предпринимателей?! Мы же все-таки вложили деньги, чтобы открыть этот бизнес. Ни один магазин не выставляет товар по приобретенной у оптовика цене. В его стоимость закладывают транспортные расходы, арендную плату и другие расходы. А почему мы не можем поднять стоимость родительской оплаты? Сады ведь все разные, почему нас всех уравняли?! Почему нам вообще диктует не рынок?!». Впрочем, данные вопросы в очередной раз повисли в воздухе.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Подходит к концу 2018 год. Какие события, произошедшие в Казахстане, на Ваш взгляд, оказали наибольшее влияние на текущее состоянии экономики?

Варианты

1012SledProdkursiv.kz.jpg

123.gif

Цифра дня

2,6
трлн долларов США
ежегодно теряет мировая экономика из-за коррупции, по данным ООН

Цитата дня

Трудность настоящего лидера заключается в том, что ты вперед смотрящий. Ты - ведущий, а не ведомый. Ты ведешь. Так куда ты ведешь, ты должен же это знать? Конечно, есть много советников, есть помощники, которые «подносят снаряды», пишут, анализируют и так далее. Но тебе надо принять решение, они не отвечают за то, что написали. Президенту надо принять решение и отвечать за это решение. В этом есть одиночество президента. Ты один здесь сидишь и работаешь

Нурсултан Назарбаев
президент РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank