Эксперты: ключевым фактором повышения эффективности и вывода из тени МСБ является цифровизация

Ассоциация предпринимателей и НПП обнародовали результаты совместного полевого исследования сотен субъектов торговли, проведенного в рамках проекта «Разработка системных мер по повышению эффективности МСБ и выводу его из тени»

Фото: shutterstock.com

Высокие показатели теневой экономики, неформальной занятости и нелегального оборота алкогольной продукции, а также низкий уровень автоматизации являются главными проблемами розничной торговли страны. Это совместный вывод специалистов НПП «Атамекен» и ассоциации «Форум предпринимателей Казахстана».

Ассоциация предпринимателей и НПП обнародовали результаты совместного полевого исследования сотен субъектов торговли, проведенного в рамках проекта «Разработка системных мер по повышению эффективности МСБ и выводу его из тени».

Как сообщил руководитель проекта Рустем Сыздыков, их оценка доли теневой экономики в сфере розничной торговли страны значительно отличается от официальной статистики. Так, по данным КС МНЭ РК, она достигает 54%, тогда как исследование определило ее на уровне 90%. Аналогично разнятся данные о доле неформальной занятости, являющейся неотъемлемой частью ненаблюдаемой экономики. Работников, чьи трудовые отношения не оформлены, или не в полной в мере осуществляющих социальные платежи, 25 и 75% соответственно.

По официальной статистике, на каждое ИП зарегистрирован один наемный сотрудник. На самом деле, заявил выступающий, большинство субъектов торговли имеют по три-четыре наемных работника.

Еще одна показательная цифра – 50,3% оборота алкогольной продукции в РК нелегальны. При этом финансовые потери от недополученных акцизных поступлений в 2016 году составили порядка 11,5 млрд тенге. Кроме того, полевое исследование обнаружило низкую готовность малых предприятий в розничной торговле к цифровизации.

Так, в результате обхода тайными покупателями магазинов у дома Алматы и Алматинской области выявилось, что POS-терминалы в кассовой зоне из них имеют только около 7%, выдача чеков осуществляется в 7%, автоматизация составляет 14%. Низкой оказалась и доля безналичных платежей. «Несмотря на то, что за последние два года произошел рост с 5 до 11%, она совсем далека от уровня передовых стран, где на безналичные электронные платежи приходится выше 50, а то и 80–90%, – проинформировал спикер. – Мы все прекрасно понимаем, что чем выше доля безналичных платежей, тем меньше у предпринимателей возможности уходить в тень и тем выше становится доля формальной экономики. Поэтому безналичные электронно прослеживаемые платежи являются серьезным драйвером выхода из теневой экономики».

Кроме того, выявилось, что сумма платежей с использованием карточек в 3,5 раза меньше объема снятия наличности в банкоматах. «Это говорит о том, что у нас население по-прежнему предпочитает получить свой доход или зарплату на карточку, а дальше снимает деньги и проводит платежи наличными, – констатировал Рустем Сыздыков. – В то время как в других странах, в частности в Канаде, Швеции, Австралии, наоборот, безналичные платежи превышают в три-четыре раза снятие наличности с банкоматов. При этом безналичные платежи в Казахстане сконцентрированы в основном в городах Астана и Алматы: на них приходится 69% их общего объема и 75% количества».

Между тем торговая отрасль занимает одну из самых высоких (16%) долей в ВВП страны и обеспечивает самую высокую занятость по сравнению с другими отраслями – 1,3 млн человек. В основном розничная торговля представлена не сетевыми форматами, а форматами магазинов у дома, бутиков в ТЦ и предприятий, торгующих на базарах. 70% розничной торговли составляют индивидуальные предприниматели. Производительность труда торговой отрасли выше, чем средняя производительность труда, однако ее темпы роста в последние три года замедляются.

Как подчеркнул выступающий, ключевым фактором выхода МСБ из теневой экономики и формализации занятости выступает автоматизация и цифровизация, в частности, автоматизация учета и управления торговлей. Согласно представленной информации, реальный эффект от внедрения этих инструментов за один-три месяца ощутили порядка 50 магазинов, участвовавших в одном из компонентов исследования. Если средний оборот одного магазина у дома составлял 2,5–3 млн тенге в месяц, а чистая прибыль – от 5 до 7%, то после цифровизации она увеличилась на примерно 20%.

«После того, как предприниматель станет пользоваться цифрой у себя на предприятии, он начнет зарабатывать больше, – отметил спикер. – Внедрение малым бизнесом цифровых технологий ведет к увеличению его эффективности. Цифровизация в первую очередь важна для самого бизнеса – чтобы стать более эффективным и более конкурентоспособным. В то же время цифровизация приводит к прозрачности бизнеса для предпринимателя, что, в свою очередь, ведет к прозрачности предпринимателя перед государством, так как при этом легализуется большой процент социально уязвимого населения и увеличивается налогообложение».

Руководитель проекта привел конкретные расчеты прогнозируемого влияния цифровизации МСБ на рост налогообложения: «Автоматизация увеличивает оборот, а, соответственно, и собираемые налоги, на 21%. В частности, потенциальный эффект от обеспечения предпринимателей тремя компонентами цифровизации – онлайн ККМ, системами автоматизации учета торговли и средствами приема безналичных платежей – составляет до 248 млрд тенге в год. По опыту России, внедрение онлайн-касс привело к увеличению декларируемого оборота на 50%. По расчетам EY, повсеместное использование POS-терминалов торговцами приводит к увеличению налоговых поступлений на 0,01–0,27% от ВВП страны. По нашей оценке, в розничной торговле в ИП занято как минимум 320 тыс. наемных сотрудников, легализация которых может принести 96 млрд тенге в год. В целом комплексный подход к решению проблем в МСБ может увеличить объем налоговых поступлений от предприятий розничной торговли в пять раз – со 158,5 млрд тенге в 2017 году до 782 млрд тенге к 2025 году. Потенциал оборота розничной торговли к этому сроку определен в 41 трлн тенге по сравнению с 9 трлн тенге в 2017 году».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg