Перейти к основному содержанию

16362 просмотра

Чем может обернуться снижение тарифов на электроэнергию по стране?

Борьба с необоснованным повышением тарифов – дело нужное и полезное, только есть опасения относительно того, что у нас понижать тариф всех электроэнергетических объектов будут вне зависимости от того, обоснован он или нет

Фото: shutterstock.com

Правительство после нагоняя от президента Казахстана на заседании Совета безопасности по поводу необоснованных тарифов взялось за работу достаточно рьяно: более 30 монополистов уже снизили свои расценки, а Министерство энергетики обещает снизить предельные тарифы на электроэнергию по стране на 25%. Но при этом, сами энергетики выработали целый ряд рекомендаций, которые идут вразрез с нынешним устремлением к снижению тарифов.

Напомним, что на заседании Совета безопасности 7 ноября этого года глава государства озвучил результаты социологического исследования среди казахстанцев, согласно которому одна из наиболее актуальных проблем, волнующая население, – это высокая стоимость коммунальных услуг. Среди них особняком стояли электроэнергетика и связанная с ней технологически выработка тепла, поскольку в этих сферах действует программа «Тариф взамен инвестиций», позволившая, по словам президента Казахстана, начиная с 2009 года монополистам заработать миллиарды денежных средств для модернизации производства.

«Для улучшения всего фонда генерирующих мощностей мы пошли на двукратное увеличение тарифов. Вместо того чтобы на эти деньги обновлять мощности, крупные энергокомпании незаконно обогащались за счет потребителей, включая в стоимость услуг премии, бонусы своим работникам, а также необоснованно завышали производственные затраты», – заявил Нурсултан Назарбаев на заседании 7 ноября.

По его подсчетам, ущерб для казахстанцев от подобных действий составил 14 млрд тенге, незаконный доход энергоснабжающих компаний при этом был равен 15 млрд тенге. Помимо этого органы прокуратуры выявили неэффективное использование государственных субсидий, выделенных для снижения тарифов, после чего энергетика была обречена на требование со стороны государства снизить тарифы. В особенности после того, как Назарбаев подчеркнул, что Министерство энергетики и другие уполномоченные органы должны отвечать за каждый тиын, уплаченный потребителями, и напрямую поручил принять меры для снижения стоимости электроэнергии для населения.

Первыми пали энергетики и горводоканалы

С момента выступления президента на заседании Совбеза прошло почти три недели, а работа по снижению тарифов уже дала многомиллиардные результаты: на заседании правительства 26 ноября министр национальной экономики Казахстана Тимур Сулейменов сообщил, что к этому моменту 32 монополиста в сферах теплоснабжения, водоснабжения, передачи и снабжения электрической энергией приняли решение о снижении тарифов на сумму 20,3 млрд тенге. Причем подавляющая часть из них капитулировала практически сразу после заседания Совета безопасности:

«За последние две недели снижение произошло на 1,9 млрд тенге по шести субъектам», – уточнил Сулейменов.

Логично было бы предположить, что остальные 26 субъектов естественных монополий – это либо те, на чьих «подвигах» президент основывался, говоря о нецелевых тратах монополистов, то есть нарушители, выявленные еще до заседания Совбеза. Либо те, у кого рыльце с этими тратами было настолько в пушку, что они не стали дожидаться проверок. Но теперь под тотальные проверки загремели все субъекты естественных монополий:

«В целях выявления необоснованно полученного дохода монополистами и возврата их потребителям открыто 33 внеплановые проверки монополистов, на стадии открытия находятся 24 внеплановые проверки, совместно с Министерством энергетики проводится работа по снижению оптовых цен на электрическую энергию и газ», – заявил Сулейменов.

Минэнерго: мы будем жить теперь по-новому

Министерство же энергетики Казахстана, со слов его руководителя Каната Бозумбаева, обещает уже к началу декабря определить тот самый объективный уровень предельных тарифов на электроэнергию, которого жаждет потребитель. И он, естественно, будет ниже действующего – в среднем по стране на 25%.

«На прошлой неделе предварительные результаты проведенной работы вынесены на рассмотрение рабочей комиссии с участием администрации президента, Генеральной прокуратуры, госорганов и Национальной палаты предпринимателей. В ходе заседания обсужден предлагаемый уровень предельных тарифов на электричество и теплоэнергию: средневзвешенный уровень снижения стоимости электроэнергии по сумме двух компонентов от уровня действующих предельных тарифов составляет 25%», – сказал Бозумбаев на этом же заседании правительства во вторник.

Он уточнил, что снижение тарифа будет обусловлено, в частности, за счет уменьшения предельной величины тарифа на мощность – с 700 тыс. тенге до 590 тыс. тенге за 1 МВт, причем в самом ведомстве рассчитывают утвердить новый сниженный уровень тарифа на мощность до конца текущей недели.

«Это позволит провести централизованные торги в первой декаде декабря текущего года. По результатам торгов будут утверждены предельные тарифы на электрическую энергию от энергопроизводящих организаций. Помимо этого необходимо как минимум сохранить текущие цены на уголь для электрических станций и снизить стоимость его транспортировки, с исключением посреднических структур, а также снизить тарифы энергопередающих и энергоснабжающих организаций с 1 января 2019 года от величины текущего уровня», – назвал конечный рецепт снижения тарифов глава Минэнерго.

В части станций, использующих уголь, это сделать легче – там уже имеется договоренность о снижении отпускной цены и имеется резерв снижения цены за счет железнодорожного тарифа (видимо, в правительстве понимают, что снижение тарифа – дело общее, и убытки должны нести все участники процесса, включая железнодорожников). А вот с газовой генерацией все не так просто: Минэнерго совместно с Миннацэкономики разработан проект приказа, который предусматривает снижение предельных оптовых цен на товарный газ, но его еще следует утвердить.

«По нашим оценкам, снижение предельных оптовых цен позволит снизить цены товарного газа с 1 января 2019 года для электростанций, использующих газ, на величину от 12 до 22% в зависимости от региона. На данный момент сказать нужно, что министерство ожидает подтверждение Комитета по регулированию естественных монополий уровня предельных оптовых цен путем соответствующих расчетов розничных цен товарного газа на выработку электроэнергии и тепла населению», – пояснил Бозумбаев.

Монополистам слова не давали

Борьба с необоснованным повышением тарифов – дело нужное и полезное, только есть опасения относительно того, что у нас понижать тариф всех электроэнергетических объектов будут вне зависимости от того, обоснован он или нет – до того самого среднего уровня, на 25% ниже действующего. Самое же забавное (вернее – печальное), что это будет происходить на фоне недавних рекомендаций правительству со стороны Казахстанской электроэнергетической ассоциации (КЭА), выработанных ею вместе с участниками рынка на энергетическом форуме 15 ноября.

«Просим внести изменения в Закон «О естественных монополиях» в части изменения стоимости транспортировки топлива при расчете тарифа тепловой и электрической энергии и разрешить субъектам естественных монополий подачу заявки на изменение тарифа при увеличении цены транспортировки топлива», – говорится, в частности, в этих рекомендациях.

Наполовину это просьба выполнена: министр энергетики же признал, что снижать тариф на тепло и на электричество можно только при сохранении цен на топливо, включающих стоимость его транспортировки. Но, во-первых, не факт, что стоимость транспортировки снизят даже сейчас, а во-вторых, о наделении энергетиков самим правом подавать заявку на повышение тарифа при каждом увеличении стоимости со стороны перевозчиков никто сейчас не говорит.

Так что можно предположить, что как только шум вокруг поручения президента поутихнет, с перевозчиков вожжи снимут – и тарифы на перевозки потихоньку поползут вверх. Еще более фантастическими с точки зрения исполнения при нынешнем раскладе выглядит ряд других рекомендаций КЭА:

«Предлагаем внести изменения и дополнения в нормативные правовые акты для обеспечения необходимого уровня оплаты труда работникам отрасли; при расчете тарифа затраты на оплату труда определять исходя из нормативной численности персонала и размера среднемесячной заработной платы на промышленных предприятиях Казахстана, а не из размера заработной платы, утвержденной в предыдущем тарифе, как это делается в настоящее время», – рекомендуют участники энергетического форума.

Нетрудно догадаться, что коль скоро действующий тариф будет снижен на 25%, это может привести только к уменьшению зарплаты персонала энергогенерирующих мощностей. Вряд ли это коснется тех станций, которые привязаны технологически к промышленным гигантам – к алюминиевому заводу в Павлодаре или к «АрселорМиталл» в Темиртау, но не всем же генерирующим мощностям в стране так исторически повезло. И поэтому есть опасность того, что через время энергетики заявят о существенном кадровом голоде (собственно, они о нем уже кричат во всеуслышание, потому что получать зарплату ниже среднерыночной никто ведь не хочет).

Ну и, наконец, еще одно предложение от КЭА, на котором в свете нынешней политики по снижению тарифов можно точно поставить жирный крест, – это возможность включения в тарифную смету затрат, необходимых на устранение несоответствий по предписаниям надзорных и контролирующих органов в сфере электроэнергетики. От модернизации производства за счет тарифов мы, похоже, отходим. Весь вопрос только в том, надолго ли: по иронии судьбы, в тот же самый день, когда проходило заседание Совбеза, старший партнер Центра стратегических инициатив Олжас Худайбергенов озвучил прогноз, согласно которому Казахстан уже в следующем году вступит в фазу техногенных катастроф, поскольку официальный износ коммунальных сетей в среднем по стране постоянно находится выше 60%, а фактически износ в некоторых регионах может достигать 70–90%.

«Нестабильная внешняя конъюнктура приведет к резкому снижению рентабельности коммунальных сетей, а также отказу от инвестиционных планов на следующие несколько лет. Последней каплей станут сокращения персонала, вследствие чего локальный контроль над технической инфраструктурой будет ослаблен. Это вызовет серию аварий на крупнейших коммунальных объектах страны», – спрогнозировал Худайбергенов, подчеркнув при этом, правда, что вероятность этого прогноза составляет менее 1%.


1083 просмотра

Учредители шымкентских детсадов просят разобраться с демпингующими конкурентами

Некоторые частные детсады в стремлении привлечь к себе большее число воспитанников стали принимать детей чуть ли не бесплатно

Фото: Shutterstock

Переизбыток дошкольных учреждений в определенных районах Шымкента привел к тому, что некоторые частные детсады в стремлении привлечь к себе большее число воспитанников стали принимать детей чуть ли не бесплатно. Об этом и других наболевших вопросах говорили члены Казахстанской ассоциации дошкольных организаций на прошедшем в Шымкенте круглом столе «Пути решения проблем частных дошкольных организаций, развитие и обеспечение качества образования».

По словам учредителя частного детского сада, члена Казахстанской ассоциации дошкольных организаций (КАДО) Карлыгаш Сарсенбековой, в погоне за получением госдотаций некоторые детсады Шымкента стали значительно снижать так называемую родительскую плату, а кто-то и вовсе ее убрал. 

Каков масштаб этого явления, никто сейчас не знает. Нет никаких официальных данных о количестве и специфике «благотворительных» детсадов, а точнее о том, какая часть в каких пределах снизила родительскую плату, а сколько организаций вообще принимают детей бесплатно. Однако, как предположила в комментариях «Къ» Карлыгаш Сарсенбекова, судя по поступающим в КАДО сведениям, подобная практика охватила около одной пятой части частных детсадов Шымкента. Конечно, эти данные никем не подтверждены, но активисты ассоциации намерены найти хотя бы косвенные доказательства и свидетельства – к примеру, фото и сканы объявлений.

Кстати, по словам г-жи Сарсенбековой, такая «благотворительность» носит избирательный характер и касается только приема детей 3-6-летнего возраста. То есть той категории, на которую частным организациям государство выделяет доплату. По мнению эксперта, корень проблемы кроется в большой концентрации детских садов в определенных районах города, вследствие чего предложение превысило спрос населения.

Больше садов – больше соперников  

Спикер отметила, что если до недавнего времени город ощущал острую нехватку детских садов, то сегодня охват детей трех лет дошкольным воспитанием и обучением составляет 95%. В общей сложности, по ее данным, в Шымкенте действует 495 детсадов, 375 из них частные. «Шымкент почти достиг стопроцентного охвата детей дошкольным воспитанием, – сказала Карлыгаш Сарсенбекова. – По количеству частных детских садов он опережает остальные города страны. Кардинально изменить ситуацию и сократить дефицит мест в дошкольных организациях удалось благодаря привлечению в эту сферу частного сектора».

Однако очевидно, что этот процесс получил неравномерное развитие: если в одних районах города избыток дошкольных учреждений, то новые жилые массивы, наоборот, испытывают их недостаток. «Совместно с региональной палатой предпринимателей мы (КАДО. – «Къ») разработали карту с расположением частных дошкольных учреждений (ЧДО) по Шымкенту, на которой четко видно, в каком районе идет их большое скопление, – продолжила спикер. – Мы неоднократно обращались в управление образования с предложением провести мониторинг по количеству ЧДО, наличию или отсутствию потребности открытия новых детсадов в том или ином районе. Но нам отказали».  

Между тем директор КАДО по Шымкенту Диана Караманова допускает, что неурегулированность этого вопроса исходит из огромного количества детсадов, проконтролировать которые тотально управление образования не в силах. «Я не понимаю, зачем давать разрешения открывать ЧДО там, где и так очень много детсадов со свободными местами?! – недоумевает она. – Ведь тем самым создается конкуренция. Недавно глава государства призвал не открывать школы там, где учебные заведения со свободными местами, а строить там, где есть их недостаток. То же самое должно быть и с детсадами».

Меню из бесплатной оплаты 

Участников круглого стола также волновал вопрос питания в «благотворительных» детсадах.

«Некоторые коллеги говорят, что им хватает суммы госдотаций, – поделилась Диана Караманова. – Но такой статьи расходов нет в подушевом финансировании. Питание должно взиматься с родительской оплаты. А если ее нет, извините, чем тогда кормят детей?! Вопрос стоит очень остро. Ведь речь идет о наших самых маленьких согражданах, которые не могут за себя постоять». 

В свою очередь Карлыгаш Сарсенбекова уточнила, что сумма подушевого финансирования расходуется в основном на три статьи – комуслуги, зарплата, налоги, и она их не всегда перекрывает. А ежедневная норма питания на одного ребенка в дошкольных организациях в возрасте от трех до семи лет составляет 527,94 тенге, из них 27 тенге идут на хознужды. И на логично возникающий вопрос – на какие деньги тогда закупается и готовится еда – вытекает очевидный ответ. 

«Мы предполагаем, что на питании, его качестве, полноте и регулярности попросту экономят. Можно сделать вывод, что такие детсады не выполняют требований по нормам питания. В связи с этим у нас есть ряд вопросов к акимату. Могут ли учредители ЧДО взимать сумму родительской оплаты ниже установленной нормы? Можем ли мы игнорировать и не исполнять постановление акима №83 от 29 декабря 2017 года («Об утверждении государственного образовательного заказа на дошкольное воспитание и обучение, размера родительской платы». – «Къ»)? Можем ли мы расходовать средства из суммы подушевого финансирования на расходы по питанию детей?» – сказала г-жа Сарсенбекова.
  
В погоне за показателями было упущено самое главное – качество предоставляемых услуг, считают в КАДО. Поэтому для урегулирования и решения проблемы члены ассоциации предложили проверить те сады, которые принимают детей по заниженным суммам родительской оплаты и бесплатно, в первую очередь на исполнение норм и качества питания, а также выяснение, из каких средств оно оплачивается. 

ЧДО просят прибавки

Не менее важным с точки зрения участников мероприятия является и вопрос транспортных расходов. Отдельные спикеры недоумевают, каким образом их коллеги обеспечивают развозку детей при меньших денежных затратах. Как оказалось, данная проблема напрямую связана с другим аспектом, а именно с недостаточным подушевым финансированием ЧДО.

«С 5 февраля этого года начал действовать приказ министра образования РК от 27.11.2017 г. №597 «Об утверждении методики подушевого нормативного финансирования дошкольного воспитания и обучения, среднего, технического и профессионального, послесреднего, высшего и послевузовского образования». Согласно расчетам по утвержденной единой методике, в дошкольных организациях норматив подушевого финансирования в 2018 году в Южно-Казахстанской области и по городу Шымкенту должен был составлять 25 530,54 тенге для города и 27 900,85 тенге для сельской местности. Однако до сих пор в Шымкенте на одного ребенка в месяц выделяется по прежнему 20 988 тенге», – сообщила Диана Караманова.

Директор городского филиала КАДО напомнила, что по правилам размер подушевого нормативного финансирования не должен быть ниже норматива, рассчитанного по методике, и финансирование идет за счет республиканского и местного бюджетов. По ее словам, проблема поднималась на разных уровнях. В том числе была изложена в письме в городской отдел образования Шымкента (ныне управление. – «Къ»). В ответе, пришедшем из управления образования тогдашней ЮКО, говорилось: деньги на эти цели в республиканском бюджете не предусмотрены, необходимо запросить их в местном. 

В свою очередь отдел экономики и финансов Шымкента сообщил, что этот вопрос будет рассмотрен на следующей сессии маслихата. Между тем решить его нужно скорее. Как пояснила Диана Караманова, повышение суммы подушевого финансирования необходимо также и для выполнения поручения главы государства – увеличить с января 2019 года минимальную зарплату до 42 тыс. тенге. 

Не заглядывай в чужой карман

Так как представители управления образования и акимата на круглый стол не пришли, просьбы помочь в решении этого и других вопросов предприниматели адресовали присутствовавшему депутату маслиxата Шымкента Ермеку Дарменову. Он заявил, что впервые слышит о сложившейся ситуации. И дал слово воспользоваться своим «оружием» – депутатским запросом, который направит в управление образования. А после – способствовать положительному решению вопроса на ближайшей декабрьской сессии.

Г-н Дарменов также пообещал довести до сведения управления образования необходимость урегулировать вопрос с равномерным расположением дошкольных учреждений по городу. Правда, заметил, что, возможно, бесплатные сады и сады со сниженной оплатой финансируются спонсорами, и в целом неправомерно считать чужие деньги.

Начальник отдела развития человеческого капитала палаты предпринимателей Шымкента Мадина Турсунбекова, поддерживающая инициативы КАДО, в то же время предостерегла от перегибов. «Проверка ЧДО – это компетенция местных исполнительных органов, – отметила она. – В то же время нельзя кошмарить бизнес. Нужно разъяснить предпринимателям, чтобы они не нарушали закон и все работали на равных условиях».  

Где же наша доля?

Мадина Турсунбекова также пояснила «Къ» позицию палаты по поводу прозвучавшей на круглом столе просьбы  предпринимателей о снижении тарифов на комсулуги: «Это – особый, социально ответственный бизнес; ЧДО занимаются образованием, выполнением госзаказа. Конечно, снижение бремени высоких тарифов на комуслуги путем предоставления каких-то льгот и преференций облегчило бы их деятельность. Но, к сожалению, закон не позволяет это сделать – решить вопрос можно на более высоком уровне». 

Представители монополистов порадовали предпринимателей только одной вестью – о всеобщем снижении тарифов с начала следующего года. 
В заключение Диана Караманова подняла еще одну важную для всех участников рынка проблему: «Коллеги уже много лет спрашивают: где в нашем бизнесе доля предпринимателя? Потому что дотационные деньги – подотчетные, расходуются на целевые направления. Родительская оплата идет на питание и поднимать ее мы не имеем права. И где внутри всего этого доля предпринимателей?! Мы же все-таки вложили деньги, чтобы открыть этот бизнес. Ни один магазин не выставляет товар по приобретенной у оптовика цене. В его стоимость закладывают транспортные расходы, арендную плату и другие расходы. А почему мы не можем поднять стоимость родительской оплаты? Сады ведь все разные, почему нас всех уравняли?! Почему нам вообще диктует не рынок?!». Впрочем, данные вопросы в очередной раз повисли в воздухе.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Подходит к концу 2018 год. Какие события, произошедшие в Казахстане, на Ваш взгляд, оказали наибольшее влияние на текущее состоянии экономики?

Варианты

1012SledProdkursiv.kz.jpg

123.gif

Цифра дня

2,6
трлн долларов США
ежегодно теряет мировая экономика из-за коррупции, по данным ООН

Цитата дня

Трудность настоящего лидера заключается в том, что ты вперед смотрящий. Ты - ведущий, а не ведомый. Ты ведешь. Так куда ты ведешь, ты должен же это знать? Конечно, есть много советников, есть помощники, которые «подносят снаряды», пишут, анализируют и так далее. Но тебе надо принять решение, они не отвечают за то, что написали. Президенту надо принять решение и отвечать за это решение. В этом есть одиночество президента. Ты один здесь сидишь и работаешь

Нурсултан Назарбаев
президент РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank