Аким как двигатель энергоэффективности: какие нововведения появятся на энергетическом рынке?

МИР РК намерено изменить подход к регулированию энергосбережения как для частного, так и для государственного секторов

Фото: shutterstock.com

Законодательство в области энергосбережения будет переписано кардинальным образом. Если частный бизнес будет контролироваться в профилактическом порядке, без карательных функций, то госпредприятия попадут под жесткий надзор. При этом МИР намерен включить в систему оценки деятельности акимов новый индикатор по энергоэффективности.

Законодательные нововведения на энергетическом рынке пока существуют в виде концепции законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам энергосбережения и повышения энергоэффективности». Напомним, что действующий Закон «Об энергосбережении» во второй его редакции был принят в Казахстане в 2012 году, и за шесть лет в него вносились изменения более 10 раз, причем не носили кардинального характера. Между тем ситуация на рынке за это время поменялась достаточно сильно, в связи с чем Министерство по инвестициям и развитию и разработало новые правила игры в этом сегменте.

«Мы предлагаем в целом изменить подход к регулированию энергосбережения как для частного, так и для государственного секторов. Мы понимаем сегодня, что применение только лишь административных мер для развития энергосбережения результатов не даст, поэтому для частного сектора мы предполагаем частичное исключение жестких норм регулирования, введение профилактического контроля, передачу контрольных функций от уполномоченного органа по вопросам электроэнергетики и создание стимулирующих механизмов», – сказал заместитель председателя Комитета индустриального развития и промышленной безопасности Министерства по инвестициям и развитию Тимур Нурашев

При этом чиновник подчеркнул, что для государственного и квазигосударственного сектора, где на энергоресурсы затрачиваются бюджетные средства, предусмотрены жесткие нормативы энергопотребления и меры регулирования. Напомним, что в 2016–17 годах в Казахстане был разработан государственный энергетический реестр, в который из-за установленного порога потребления вошло 4 тысячи госучреждений и госпредприятий из 28 тысяч существующих. Теперь порог мощности для госсобственности уберут и включат в госреестр все субъекты квазигосударственного сектора и госучреждения.

Нурашев уточняет, что эта работа по дополнительному охвату информационной системой более 25 тыс. учреждений должна быть осуществлена уже в следующем, 2019 году. При этом для частных юрлиц перечень информации, предоставляемой в реестр, будет упрощен: например, из него исключат информацию о потреблении и потерях воды в натуральном и денежном выражении, оснащенности приборами учета энергоресурсов, поскольку эти данные о них реестр сможет получать из других источников. Для госучреждений, наоборот, перечень информации будет расширен: здесь, в частности, добавляется информация об отапливаемой площади, об оснащенности приборами автоматизированного теплового пункта, указания вида отопления.

Намерение МИР вполне понятно: оно хочет в административном порядке заставить экономить бюджетные организации, поскольку частника экономить заставит рынок, а госучреждения и квазигосударственный сектор «жгут» при повышенном энергопотреблении отнюдь не свои кровные, а бюджетные средства. С той же самой целью – простимулировать госорганы к экономии и внедрению сберегающих технологий – министерство предлагает наделить акимов дополнительными полномочиями и ответственностью в сфере энергосбережения и энергоэффективности.

«Мы предлагаем включить в оценку работы акиматов показатели по энергосбережению, некий индикатор, поскольку у акиматов сегодня нет даже обязанности разрабатывать региональные программы по энергосбережению, нет компетенции по реализации таких программ», – сказал Тимур Нурашев.

Возвращаясь к контролю за частными компаниями в этой сфере, представитель комитета отметил, что сегодня в сфере энергоаудита работает 135 юрлиц, в Казахстане аттестовано в качестве энергоаудиторов 260 физлиц, однако проведенный в 2016–17 годах анализ показывает, что более 60% из выданных за это время 525 заключений по энергоэффективности не соответствовали установленным нормам и правилам.

«Замечания наши устраняются, и в последующем заключения становятся лучше, но проблема сама по себе не решается. Мы считаем, что это проблема низкой квалификации аудиторов: мы перевели аттестацию энергоаудиторских организаций в уведомительный порядок, и, по сути, любое юрлицо, предоставив минимальный перечень документов, становятся аудиторской организацией. Конечно, мы проводим после этого их проверки, но они должного эффекта не дают. И в этой связи мы предлагаем пересмотреть механизмы контроля: в частности, предлагается ввести органы по подтверждению соответствия персонала. Есть органы по сертификации продукции, органы по сертификации менеджмента, будут и органы по сертификации персонала. Это апробированный в международной практике инструмент, у нас сегодня такие структуры есть –проводится сертификация метрологов, такой же орган подтверждения предлагается ввести и в области энергоаудита», – отмечает г-н Нурашев.т

Такие органы будут нести ответственность за тех лиц, которых они аккредитовали, более того, аттестация будет делаться не разово, а каждые два или три года. Также предлагается внедрить механизм саморегулирования энергоаудиторской деятельности на обязательной основе – в МИР надеются на то, что, когда бизнес сам будет следить за качеством энергоаудита, оно неизбежно повысится.

Также предлагается введение таких мер, как проведение обязательного энергоаудита крупными предприятиями, назначение в их штате ответственных лиц за проведение энергоаудита и повышение энергоэффективности и введение запрета на проведение энергоаудита субъекта реестра связанным с ним лицом. Ну а к предприятиям, производящим энергосберегающую продукцию или применяющим энергосберегающие технологии, предлагается применять механизм налоговых льгот – потребителям таких технологий предлагается субсидировать до 50% от кредита, взятого на их внедрение; производителей же такой продукции предлагается освободить от НДС на импорт оборудования для их производства и запасных частей. Так что МИРу предстоит отстаивать свои позиции еще и в финансово-экономическом блоке кабинета министров.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg