Перейти к основному содержанию

1268 просмотров

Власти готовы снять с новых проектов нефтянки статус дойной коровы

Теперь нефтяники будут рассчитываться с государством только по факту реализации добытой нефти

Фото: shutterstock.com

В Казахстане вводится новый механизм налогообложения нефтедобывающих компаний, при котором недропользователи будут рассчитываться с государством только по факту реализации добытой нефти, при этом ставка налогообложения в период мировой цены на нефть в $50 за баррель и ниже будет равняться нулю.

В настоящее время, по словам руководителя специализированного управления Комитета государственных доходов министерства финансов Шавката Кудабаева, рассчитываться с государством по новой схеме уже изъявили желание пять компаний – и сейчас их проверяют на соответствие условиям альтернативного налогообложения. Альтернативный налог на недропользование будет применяться пока только в отношении добытчиков нефти, причем выборочно -  тех, кто ведет разведку с перспективами дальнейшей добычи на море либо на сверхглубоких (4,5 км и глубже) месторождениях на суше. Почему было введено такое ограничение, в принципе, понятно: специалисты давно утверждали, что время легких (то есть наземных и лежащих близко к поверхности) нефтяных месторождений в Казахстане подошло к концу. Все углеводородное сырье, что лежало на поверхности и близко к поверхности, в республике было открыто еще в советское время – и сейчас ресурсы таких месторождений подходят к концу.

В результате темпы роста нефтедобычи в стране могут замедлиться, а в перспективе – и вовсе смениться падением. Очевидно, что стране необходимо заманивать инвесторов на поиски «трудных» месторождений на шельфе Каспия и на большой глубине новыми условиями, которые будут выгодно отличаться от действующего режима налогообложения. Напомним, что в настоящее время нефтяники исполняют свои налоговые обязательства посредством четырех платежей – налога на добычу полезных ископаемых, платежа по возмещению исторических затрат, налога на сверхприбыль и рентного налога на экспорт нефти. Теперь им представлена возможность в качестве альтернативы выбрать один платеж, который будет охватывать все четыре налога, но с существенными плюсами.

«Что-то примерно схожее было в Российской Федерации, в рамках того налогового маневра, который они проводили буквально недавно, – комментирует Шавкат Кудабаев. – Но мы изучали их опыт, разговаривали с нашими коллегами из России: наш режим более привлекателен с точки зрения того, что, во-первых, объект обложения новым налогом примерно идентичен, аналогичен объекту обложения корпоративного подоходного  налога, то есть весь налог будет уплачиваться с того дохода, который будет получен при реализации нефти», – подчеркивает он.

Напомним, что сейчас основным налогом для нефтяников является налог на добычу полезных ископаемых, который не зависит от финансового результата, а уплачивается в казну в момент добычи нефти от того объема, который добыт на месторождении. То есть товар еще только произведен, но не продан, а с него уже требуют выплатить налог. Такой механизм может обернуться тем, что изъятый первоначально НДПИ может оказаться несоотносимым с извлеченной недропользователем прибылью после продажи нефти – и тогда налогоплательщик оказывается втянутым в споры с государством либо в части того, что ему следует доплачивать в казну, либо в части того, что размер НДПИ не учитывает стоимости нефти на мировом рынке.

Так было в прошлом году, когда мировая цена на нефть упала до $50–60 за баррель и некоторые месторождения Казахстана оказались убыточными. Потому что себестоимость нефтедобычи на них была выше этого показателя,  и правительству в срочном порядке пришлось вводить для них особые правила игры. Теперь же такие особые правила игры в Казахстане введут для тех, кто выберет альтернативный налоговый режим: ставка такого налога напрямую зависит от мировой цены, в отличие от действующего режима налогообложения нефтяников, где ставки привязаны к объемам добычи.

«Соответственно, при альтернативном налоге картина будет следующая: чем выше мировая цена, тем выше ставка, чем ниже мировая цена, тем ниже ставка. Если порог цены снижается до уровня $50 за баррель, то альтернативный налог на недропользование не уплачивается, он равен нулю», – говорит Кудабаев.

Максимальный потолок альтернативного налога будет равен 30% от стоимости проданной добытой в Казахстане нефти, причем, как подчеркивают фискалы, государству будет все равно, продана эта нефть на внутренний или на внешний рынки. Сейчас недропользователей в добровольно-принудительном порядке заставляют продавать часть добываемой нефти внутри страны, дабы загрузить казахстанские НПЗ. Введение альтернативного налога эту «добровольную» повинность не отменит, но зато недропользователь, продающий нефть внутри Казахстана по меньшей, чем за рубеж, цене будет платить и меньший налог с того объема, который его вынудили реализовать внутри страны.

«Альтернативный налог будет напрямую зависеть от финансового результата и соответственно будет выплачиваться с того дохода, который был реально получен, – подчеркивает глава спецуправления КГД. – Более того, на период разведки никакие налоги не уплачиваются вообще, я имею в виду специальные платежи, – учитывается, что налогоплательщики тут только вкладывают, соответственно, никаких налоговых обязательств не возникает, все они начинают возникать с момента начала добычи и реализации добытой нефти», – добавляет он.

Этим альтернативный налог отличается от налогового маневра, который начал осуществляться в России с 2015 года: там основной целью новшества был перенос налоговой нагрузки с экспортных пошлин, снижать которые требовали реалии Евразийского экономического союза (в Казахстане и в Белоруссии они были на порядок меньше, чем в России), на стоимость реализации нефти внутри страны для восстановления бюджетных потерь. В Казахстане вопрос стоит немного по-другому: альтернативой пытаются заманить инвесторов на обнаружение и разработку трудно извлекаемых углеводородов. В этой связи, признает представитель КГД, изменилась и политика властей, которые в своем новом фискальном талмуде – Налоговом кодексе, принятом в этом году, перестали рассматривать нефтедобывающие компании в качестве дойных коров.

«Если вспомнить историю, то в 2008 году, когда мы принимали предыдущий Налоговый кодекс, акцент как раз делался на увеличении налоговой нагрузки на нефтедобывающий сектор: все прекрасно помнят, что это был пик мировых цен, свыше $100 за баррель, и соответственно нагрузка рассчитывалась максимальная, – говорит Кудабаев. – Сейчас мы оказались в такой ситуации, когда мировая цена упала ниже себестоимости добычи нефти у отдельных недропользователей в Казахстане. И некоторые недропользователи закрывали налоговые периоды с большим убытком. Поэтому, чтобы своевременно реагировать на сильную волатильность цен на нефть – этой осенью свыше $80 за баррель, завтра опять же может спуститься на уровень $50–60, – чтобы приблизительно подготовить определенные меры для поддержки недропользователей в этой сфере, мы и внедрили этот режим», – добавляет он.

Насколько налоговая альтернатива будет востребована нефтяниками, пока говорить рано – по утверждению КГД, на сегодня уже имеются заявления от пяти компаний, которые изъявили желание применять этот вид режима. Месторождения, по которым работают все эти недропользователи, сейчас находятся на этапе разведки, все пять их заявлений перепроверяются на соответствие параметрам по осуществлению разведки на морских либо на сверхглубоких месторождениях.

«После того как мы согласуем все эти заявления с отраслевым государственным органом, недропользователи уже в полной мере смогут использовать данный вид налогообложения, –  заверяет Кудабаев. – Тут стоит оговориться, что одним из условий применения этого режима является то, что он выбирается в начале проекта и не меняется на протяжении всей реализации проекта, то есть если недропрользователь выбрал этот вид режима, он будет его использовать на протяжении всей жизни проекта. Это сделано для облегчения налогового администрирования таких недропользователей», – заключает он.


396 просмотров

Игры с бюджетом: кто первым освоил, того и деньги

Новый министр финансов не просил премьер-министра наказать отстающие министерства, а поставил всех перед фактом: почти четвертая часть из неосвоенных министерствами и ведомствами средств будет перераспределена

Фото: shutterstock.com

Министерство финансов Казахстана решило работать на упреждение в вопросах наказания госорганов, не исполняющих бюджет. На заседании правительства новый министр финансов Алихан Смаилов не просил премьер-министра наказать отстающих, а поставил всех перед фактом: почти четвертая часть из неосвоенных министерствами и ведомствами средств будет перераспределена.

Лишать министерства тех средств, которые они вовремя не успели освоить, казахстанское правительство грозилось с 2015 года. Тогда главы Минфина чуть ли не ежеквартально докладывали премьер-министру об отставании в освоении в одном ведомстве и нехватке средств в другом, глава правительства говорил о необходимости перекинуть эти средства нуждающимся, а вот то, перекидывались ли средства, история как-то оставляла за кадром.

Действующего премьер-министра страны Бахытжана Сагинтаева эта практика устраивать перестала, и он дал Министерству финансов определенный карт-бланш на принятие решения о перераспределении хотя бы части неосвоенных средств без предупреждения. Чем Минфин и воспользовался, объявив 11 декабря на заседании правительства, что почти четверть неосвоенных бюджетных средств будет перераспределена – и решение обжалованию не подлежит.

«За отчетный период (11 месяцев 2018 года. – «Къ») расходы республиканского бюджета составили 8 трлн 651 млрд тенге, или 98,6% от плана, не исполнено 126 млрд тенге, из них экономия бюджетных средств составила 19 млрд тенге, в итоге не освоено 107 млрд тенге, – отметил министр финансов. – Из этой суммы 25 млрд тенге будут перераспределены между бюджетными программами в рамках корректировки бюджета», – пообещал он.

По его словам, основными причинами неисполнения являются отставание от графика производства работ, товаров и услуг, а также длительное согласование договоров. Наибольшие суммы неосвоений допущены в Министерстве обороны, Министерстве образования, Министерстве сельского хозяйства, а также в Министерстве культуры и спорта. Главы всех этих ведомств, за исключением оборонного, вынуждены были держать ответ перед премьер-министром по поводу причин остатков на счетах.

В частности, министр образования и науки Ерлан Сагадиев сообщил, что из 11 млрд тенге неосвоенных его ведомством бюджетных средств 7,5 млрд приходится на введение автоматизированной системы вузов, и неосвоение связано с «техническими временными ограничениями». Но пообещал, что до конца года будут освоены все 11 млрд тенге. Министерство сельского хозяйства подвели банки: по словам главы этого ведомства Умирзака Шукеева, 2 с лишним млрд тенге МСХ готово пустить на гарантирование кредитов в растениеводстве, но для этого нужно, чтобы банки для начала эти кредиты выдали.

«Все эти деньги будут освоены», – ответил Шукеев и за свое ведомство, и за банки, когда премьер задал ему тот же вопрос, что и Сагадиеву.

Ну и, наконец, министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы напомнил о сезонности исполнения своим ведомством бюджета, заверив, что 8 млрд тенге, неосвоенных его ведомством, найдут свое целевое применение до конца 2018 года.

«У нас многие вещи связаны с предновогодними мероприятиями – День Независимости. Есть вещи, на которые, например в Нацмузей, деньги должны поступить до конца года», – пояснил он.

Тем не менее, несмотря на заверения министров, глава Минфина спрогнозировал, что по итогам года исполнение расходов республиканского бюджета составит 99,6%, не будут исполнены около 42 млрд тенге, из которых 40 млрд тенге – это оставшийся невостребованным в текущем году резерв правительства. То есть еще 2 млрд тенге Минфин закладывает на неосвоение министерствами.

Проблема в том, что помимо министерств неосвоением выделенных из центра целевых трансфертов страдают и регионы, которым за 11 месяцев было выделено 698 млрд тенге, при этом на местном уровне освоено 668 млрд тенге, или 95,6%.

«Неисполнение составило 30 млрд тенге, из которых 2 млрд тенге – экономия, не освоено 28 млрд тенге, что на 34 млрд тенге меньше, чем за 11 месяцев прошлого года», – прокомментировал Смаилов.

По его словам, наибольшее неосвоение отмечается в Астане (9 млрд тенге), в Туркестанской (4 млрд тенге), Кызылординской (3 млрд тенге) областях, в Шымкенте, а также в Мангистауской и Павлодарской областях – по 2 млрд тенге.

Неосвоение сложилось по тем же причинам, что и в центре – по причинам несвоевременного выполнения работ, предоставления услуг, приобретения товаров. Глава Минфина напомнил, что в недавно проведенной корректировке бюджета целевые трансферты были сокращены на 8 млрд тенге, еще 1,8 млрд тенге были перераспределены между регионами.

«Поэтому можем сказать, что созданы все условия для полного освоения местными исполнительными органами выделенных средств, однако, по предварительным данным местных исполнительных органов, к концу года ожидается неисполнение в сумме 1,2 млрд тенге», – заключил он.

Премьер-министра в освоении средств до конца года после этого заверили и акимы, в связи с чем он предложил Смаилову «записать ответы» как своих коллег, так и акимов с тем, чтобы в конце декабря спросить с них за эти обещания.

«До конца года осталось мало времени, все деньги должны быть освоены. Как было сказано в докладе министра финансов, по итогам года исполнение расходов республиканского бюджета ожидается на уровне 99,6%. При этом 1,8 млрд остаются  неосвоенными в регионах. Но, как обещают акимы, эти средства будут освоены до конца года. Поручения главы государства должны быть исполнены, все данные обещания должны быть исполнены – мы это проконтролируем», – пообещал Сагинтаев.

Осталось дождаться конца декабря, чтобы увидеть, подействовало ли на администраторов бюджетных программ наделение Минфина некоторой свободой действий по перераспределению средств, или узнать, насколько увеличится сумма бюджетных средств к перераспределению.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Подходит к концу 2018 год. Какие события, произошедшие в Казахстане, на Ваш взгляд, оказали наибольшее влияние на текущее состоянии экономики?

Варианты

1012SledProdkursiv.kz.jpg

123.gif

Цифра дня

37 276
Нурсултанов
родились в Казахстане за 27 лет независимости

Цитата дня

Трудность настоящего лидера заключается в том, что ты вперед смотрящий. Ты - ведущий, а не ведомый. Ты ведешь. Так куда ты ведешь, ты должен же это знать? Конечно, есть много советников, есть помощники, которые «подносят снаряды», пишут, анализируют и так далее. Но тебе надо принять решение, они не отвечают за то, что написали. Президенту надо принять решение и отвечать за это решение. В этом есть одиночество президента. Ты один здесь сидишь и работаешь

Нурсултан Назарбаев
президент РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank