Перейти к основному содержанию


1457 просмотров

Власти готовы снять с новых проектов нефтянки статус дойной коровы

Теперь нефтяники будут рассчитываться с государством только по факту реализации добытой нефти

Фото: shutterstock.com

В Казахстане вводится новый механизм налогообложения нефтедобывающих компаний, при котором недропользователи будут рассчитываться с государством только по факту реализации добытой нефти, при этом ставка налогообложения в период мировой цены на нефть в $50 за баррель и ниже будет равняться нулю.

В настоящее время, по словам руководителя специализированного управления Комитета государственных доходов министерства финансов Шавката Кудабаева, рассчитываться с государством по новой схеме уже изъявили желание пять компаний – и сейчас их проверяют на соответствие условиям альтернативного налогообложения. Альтернативный налог на недропользование будет применяться пока только в отношении добытчиков нефти, причем выборочно -  тех, кто ведет разведку с перспективами дальнейшей добычи на море либо на сверхглубоких (4,5 км и глубже) месторождениях на суше. Почему было введено такое ограничение, в принципе, понятно: специалисты давно утверждали, что время легких (то есть наземных и лежащих близко к поверхности) нефтяных месторождений в Казахстане подошло к концу. Все углеводородное сырье, что лежало на поверхности и близко к поверхности, в республике было открыто еще в советское время – и сейчас ресурсы таких месторождений подходят к концу.

В результате темпы роста нефтедобычи в стране могут замедлиться, а в перспективе – и вовсе смениться падением. Очевидно, что стране необходимо заманивать инвесторов на поиски «трудных» месторождений на шельфе Каспия и на большой глубине новыми условиями, которые будут выгодно отличаться от действующего режима налогообложения. Напомним, что в настоящее время нефтяники исполняют свои налоговые обязательства посредством четырех платежей – налога на добычу полезных ископаемых, платежа по возмещению исторических затрат, налога на сверхприбыль и рентного налога на экспорт нефти. Теперь им представлена возможность в качестве альтернативы выбрать один платеж, который будет охватывать все четыре налога, но с существенными плюсами.

«Что-то примерно схожее было в Российской Федерации, в рамках того налогового маневра, который они проводили буквально недавно, – комментирует Шавкат Кудабаев. – Но мы изучали их опыт, разговаривали с нашими коллегами из России: наш режим более привлекателен с точки зрения того, что, во-первых, объект обложения новым налогом примерно идентичен, аналогичен объекту обложения корпоративного подоходного  налога, то есть весь налог будет уплачиваться с того дохода, который будет получен при реализации нефти», – подчеркивает он.

Напомним, что сейчас основным налогом для нефтяников является налог на добычу полезных ископаемых, который не зависит от финансового результата, а уплачивается в казну в момент добычи нефти от того объема, который добыт на месторождении. То есть товар еще только произведен, но не продан, а с него уже требуют выплатить налог. Такой механизм может обернуться тем, что изъятый первоначально НДПИ может оказаться несоотносимым с извлеченной недропользователем прибылью после продажи нефти – и тогда налогоплательщик оказывается втянутым в споры с государством либо в части того, что ему следует доплачивать в казну, либо в части того, что размер НДПИ не учитывает стоимости нефти на мировом рынке.

Так было в прошлом году, когда мировая цена на нефть упала до $50–60 за баррель и некоторые месторождения Казахстана оказались убыточными. Потому что себестоимость нефтедобычи на них была выше этого показателя,  и правительству в срочном порядке пришлось вводить для них особые правила игры. Теперь же такие особые правила игры в Казахстане введут для тех, кто выберет альтернативный налоговый режим: ставка такого налога напрямую зависит от мировой цены, в отличие от действующего режима налогообложения нефтяников, где ставки привязаны к объемам добычи.

«Соответственно, при альтернативном налоге картина будет следующая: чем выше мировая цена, тем выше ставка, чем ниже мировая цена, тем ниже ставка. Если порог цены снижается до уровня $50 за баррель, то альтернативный налог на недропользование не уплачивается, он равен нулю», – говорит Кудабаев.

Максимальный потолок альтернативного налога будет равен 30% от стоимости проданной добытой в Казахстане нефти, причем, как подчеркивают фискалы, государству будет все равно, продана эта нефть на внутренний или на внешний рынки. Сейчас недропользователей в добровольно-принудительном порядке заставляют продавать часть добываемой нефти внутри страны, дабы загрузить казахстанские НПЗ. Введение альтернативного налога эту «добровольную» повинность не отменит, но зато недропользователь, продающий нефть внутри Казахстана по меньшей, чем за рубеж, цене будет платить и меньший налог с того объема, который его вынудили реализовать внутри страны.

«Альтернативный налог будет напрямую зависеть от финансового результата и соответственно будет выплачиваться с того дохода, который был реально получен, – подчеркивает глава спецуправления КГД. – Более того, на период разведки никакие налоги не уплачиваются вообще, я имею в виду специальные платежи, – учитывается, что налогоплательщики тут только вкладывают, соответственно, никаких налоговых обязательств не возникает, все они начинают возникать с момента начала добычи и реализации добытой нефти», – добавляет он.

Этим альтернативный налог отличается от налогового маневра, который начал осуществляться в России с 2015 года: там основной целью новшества был перенос налоговой нагрузки с экспортных пошлин, снижать которые требовали реалии Евразийского экономического союза (в Казахстане и в Белоруссии они были на порядок меньше, чем в России), на стоимость реализации нефти внутри страны для восстановления бюджетных потерь. В Казахстане вопрос стоит немного по-другому: альтернативой пытаются заманить инвесторов на обнаружение и разработку трудно извлекаемых углеводородов. В этой связи, признает представитель КГД, изменилась и политика властей, которые в своем новом фискальном талмуде – Налоговом кодексе, принятом в этом году, перестали рассматривать нефтедобывающие компании в качестве дойных коров.

«Если вспомнить историю, то в 2008 году, когда мы принимали предыдущий Налоговый кодекс, акцент как раз делался на увеличении налоговой нагрузки на нефтедобывающий сектор: все прекрасно помнят, что это был пик мировых цен, свыше $100 за баррель, и соответственно нагрузка рассчитывалась максимальная, – говорит Кудабаев. – Сейчас мы оказались в такой ситуации, когда мировая цена упала ниже себестоимости добычи нефти у отдельных недропользователей в Казахстане. И некоторые недропользователи закрывали налоговые периоды с большим убытком. Поэтому, чтобы своевременно реагировать на сильную волатильность цен на нефть – этой осенью свыше $80 за баррель, завтра опять же может спуститься на уровень $50–60, – чтобы приблизительно подготовить определенные меры для поддержки недропользователей в этой сфере, мы и внедрили этот режим», – добавляет он.

Насколько налоговая альтернатива будет востребована нефтяниками, пока говорить рано – по утверждению КГД, на сегодня уже имеются заявления от пяти компаний, которые изъявили желание применять этот вид режима. Месторождения, по которым работают все эти недропользователи, сейчас находятся на этапе разведки, все пять их заявлений перепроверяются на соответствие параметрам по осуществлению разведки на морских либо на сверхглубоких месторождениях.

«После того как мы согласуем все эти заявления с отраслевым государственным органом, недропользователи уже в полной мере смогут использовать данный вид налогообложения, –  заверяет Кудабаев. – Тут стоит оговориться, что одним из условий применения этого режима является то, что он выбирается в начале проекта и не меняется на протяжении всей реализации проекта, то есть если недропрользователь выбрал этот вид режима, он будет его использовать на протяжении всей жизни проекта. Это сделано для облегчения налогового администрирования таких недропользователей», – заключает он.


489 просмотров

Зачем предпринимателям Казахстана индустриальный сертификат

И почему они не спешат его получить

Фото: Shutterstock

Индустриальный сертификат, наличие которого теперь обязательно для участия в госзакупках производителям товаров легкой и мебельной промышленности, в Шымкенте получило только одно предприятие. Местные производители не спешат оформить документ, дающий доступ к ряду льгот.

С 1 июля вступили в действие новые правила госзакупок, согласно которым предприятия мебельной и легкой промышленности смогут участвовать в них только при наличии индустриального сертификата. К назначенному сроку в Шымкенте этот документ получил только один производитель  – текстильный комбинат ТОО «AZALA Textile». 

Как сообщила «Курсиву» специалист по сертификации происхождения товаров палаты предпринимателей Шымкента Айгуль Кожабаева, на сегодня было заявлено 27 проектов. Сертификат был выдан по одной из поданных в палату десяти заявок, две находятся на стадии выдачи, семь – в работе. 17 проектов еще пребывают на первом этапе процедуры получения сертификата – анализ производства экспертами от аккредитованных в НПП ассоциаций. Одно предприятие уже ожидает эксперта, 16 занимаются сбором документов и ведут переговоры с профильными ассоциациями о предоставлении эксперта.

Процесс от подачи заявки до выдачи сертификата занял у первого получателя в городе около двух недель. «Сама по себе процедура не сложная, но объемная. Необходимо предоставить большой перечень документов, затем сравнивать их с другими. Из-за ошибок представителей компании пришлось возвращать документы на доработку шесть раз. Поэтому все так затянулось», – пояснила Айгуль Кожабаева. Впрочем, специалист предположила, что, возможно, было трудно еще и потому, что это первый сертификат, дальше будет легче.

Вопреки ожиданиям, ажиотажа с подачей заявок на получение индустриальных сертификатов в Шымкенте не было. Недостаточную информированность предпринимателей в качестве объяснения низкой активности собеседница отрицает. По ее словам, бизнесмены были осведомлены о новшестве через НПП, РПП и профильные ассоциации. Кроме того, документ разрабатывался два года, о нем говорилось на разных площадках не единожды.

Одна из причин возникшей ситуации, по мнению Кожабаевой, связана с мертвым летним сезоном, когда тендеры и госзакупки почти не проводятся, а руководители предприятий отдыхают. Кроме того, обзвонив последние, эксперты палаты выявили, что многим субъектам бизнеса сертификат попросту не нужен. По крайней мере, так заявили те, кто не участвуют в госзакупках и тендерах.

Фактически допуск к ним сегодня имеет только AZALA Textile. А это меньше 1% от общего количества предприятий легпрома города. По данным палаты, сейчас здесь действуют более 130 компаний в этой сфере. При этом Шымкент вместе с Туркестанской и Алматинской областями входит в тройку регионов основной концентрации отрасли в стране и является очевидным ее лидером. Так, согласно сведениям Казахстанского центра индустрии и экспорта, за январь-февраль 2019 года в Шымкенте был произведен самый большой объем продукции легкой промышленности в Казахстане в суммарном отношении – на 3,7 млрд тенге.  По подсчетам палаты, в третьем мегаполисе республики выпускается четверть всей отечественной продукции легпрома – 23%.

Между тем помимо допуска к госзакупкам обладатели индустриального сертификата могут воспользоваться и другими конкурентными преимуществами. Как указала Айгуль Кожабаева, это возмещение затрат экспортерам по продвижению отечественных товаров, работ и услуг на внешнем рынке, начисление 20%-ной условной скидки в тендерах холдинга «Самрук-Казына», включение в реестр его товаропроизводителей.

Само наличие этого документа служит свидетельством того, что компания состоит в Едином реестре отечественных производителей товаров, работ, услуг. Им будут пользоваться госструктуры, участники квазигосударственного сектора, зарубежные партнеры. Предполагается, что со временем индустриальный сертификат заменит CT-KZ,  и преимущества для его обладателей будут расширяться. В частности, планируется ввести требование по наличию сертификата в анкете поставщика, представление при включении в реестр ОТП строительных материалов.

Хотя получение индустриального сертификата – дело добровольное, эксперт советует предпринимателям обзавестись им, причем поскорее. «В любой момент могут быть внесены изменения в закон, расширяющие сферу применения этого документа. Возможно, бизнесмены потом все-таки пожелают участвовать в госзакупках. А сертификат делается не за один день», – отметила Айгуль Кожабаева. Кроме того, как она добавила, осенью начнется активное проведение тендеров, и тогда пойдет большой поток заявок.  

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций