Перейти к основному содержанию


1165 просмотров

Власти готовы снять с новых проектов нефтянки статус дойной коровы

Теперь нефтяники будут рассчитываться с государством только по факту реализации добытой нефти

Фото: shutterstock.com

В Казахстане вводится новый механизм налогообложения нефтедобывающих компаний, при котором недропользователи будут рассчитываться с государством только по факту реализации добытой нефти, при этом ставка налогообложения в период мировой цены на нефть в $50 за баррель и ниже будет равняться нулю.

В настоящее время, по словам руководителя специализированного управления Комитета государственных доходов министерства финансов Шавката Кудабаева, рассчитываться с государством по новой схеме уже изъявили желание пять компаний – и сейчас их проверяют на соответствие условиям альтернативного налогообложения. Альтернативный налог на недропользование будет применяться пока только в отношении добытчиков нефти, причем выборочно -  тех, кто ведет разведку с перспективами дальнейшей добычи на море либо на сверхглубоких (4,5 км и глубже) месторождениях на суше. Почему было введено такое ограничение, в принципе, понятно: специалисты давно утверждали, что время легких (то есть наземных и лежащих близко к поверхности) нефтяных месторождений в Казахстане подошло к концу. Все углеводородное сырье, что лежало на поверхности и близко к поверхности, в республике было открыто еще в советское время – и сейчас ресурсы таких месторождений подходят к концу.

В результате темпы роста нефтедобычи в стране могут замедлиться, а в перспективе – и вовсе смениться падением. Очевидно, что стране необходимо заманивать инвесторов на поиски «трудных» месторождений на шельфе Каспия и на большой глубине новыми условиями, которые будут выгодно отличаться от действующего режима налогообложения. Напомним, что в настоящее время нефтяники исполняют свои налоговые обязательства посредством четырех платежей – налога на добычу полезных ископаемых, платежа по возмещению исторических затрат, налога на сверхприбыль и рентного налога на экспорт нефти. Теперь им представлена возможность в качестве альтернативы выбрать один платеж, который будет охватывать все четыре налога, но с существенными плюсами.

«Что-то примерно схожее было в Российской Федерации, в рамках того налогового маневра, который они проводили буквально недавно, – комментирует Шавкат Кудабаев. – Но мы изучали их опыт, разговаривали с нашими коллегами из России: наш режим более привлекателен с точки зрения того, что, во-первых, объект обложения новым налогом примерно идентичен, аналогичен объекту обложения корпоративного подоходного  налога, то есть весь налог будет уплачиваться с того дохода, который будет получен при реализации нефти», – подчеркивает он.

Напомним, что сейчас основным налогом для нефтяников является налог на добычу полезных ископаемых, который не зависит от финансового результата, а уплачивается в казну в момент добычи нефти от того объема, который добыт на месторождении. То есть товар еще только произведен, но не продан, а с него уже требуют выплатить налог. Такой механизм может обернуться тем, что изъятый первоначально НДПИ может оказаться несоотносимым с извлеченной недропользователем прибылью после продажи нефти – и тогда налогоплательщик оказывается втянутым в споры с государством либо в части того, что ему следует доплачивать в казну, либо в части того, что размер НДПИ не учитывает стоимости нефти на мировом рынке.

Так было в прошлом году, когда мировая цена на нефть упала до $50–60 за баррель и некоторые месторождения Казахстана оказались убыточными. Потому что себестоимость нефтедобычи на них была выше этого показателя,  и правительству в срочном порядке пришлось вводить для них особые правила игры. Теперь же такие особые правила игры в Казахстане введут для тех, кто выберет альтернативный налоговый режим: ставка такого налога напрямую зависит от мировой цены, в отличие от действующего режима налогообложения нефтяников, где ставки привязаны к объемам добычи.

«Соответственно, при альтернативном налоге картина будет следующая: чем выше мировая цена, тем выше ставка, чем ниже мировая цена, тем ниже ставка. Если порог цены снижается до уровня $50 за баррель, то альтернативный налог на недропользование не уплачивается, он равен нулю», – говорит Кудабаев.

Максимальный потолок альтернативного налога будет равен 30% от стоимости проданной добытой в Казахстане нефти, причем, как подчеркивают фискалы, государству будет все равно, продана эта нефть на внутренний или на внешний рынки. Сейчас недропользователей в добровольно-принудительном порядке заставляют продавать часть добываемой нефти внутри страны, дабы загрузить казахстанские НПЗ. Введение альтернативного налога эту «добровольную» повинность не отменит, но зато недропользователь, продающий нефть внутри Казахстана по меньшей, чем за рубеж, цене будет платить и меньший налог с того объема, который его вынудили реализовать внутри страны.

«Альтернативный налог будет напрямую зависеть от финансового результата и соответственно будет выплачиваться с того дохода, который был реально получен, – подчеркивает глава спецуправления КГД. – Более того, на период разведки никакие налоги не уплачиваются вообще, я имею в виду специальные платежи, – учитывается, что налогоплательщики тут только вкладывают, соответственно, никаких налоговых обязательств не возникает, все они начинают возникать с момента начала добычи и реализации добытой нефти», – добавляет он.

Этим альтернативный налог отличается от налогового маневра, который начал осуществляться в России с 2015 года: там основной целью новшества был перенос налоговой нагрузки с экспортных пошлин, снижать которые требовали реалии Евразийского экономического союза (в Казахстане и в Белоруссии они были на порядок меньше, чем в России), на стоимость реализации нефти внутри страны для восстановления бюджетных потерь. В Казахстане вопрос стоит немного по-другому: альтернативой пытаются заманить инвесторов на обнаружение и разработку трудно извлекаемых углеводородов. В этой связи, признает представитель КГД, изменилась и политика властей, которые в своем новом фискальном талмуде – Налоговом кодексе, принятом в этом году, перестали рассматривать нефтедобывающие компании в качестве дойных коров.

«Если вспомнить историю, то в 2008 году, когда мы принимали предыдущий Налоговый кодекс, акцент как раз делался на увеличении налоговой нагрузки на нефтедобывающий сектор: все прекрасно помнят, что это был пик мировых цен, свыше $100 за баррель, и соответственно нагрузка рассчитывалась максимальная, – говорит Кудабаев. – Сейчас мы оказались в такой ситуации, когда мировая цена упала ниже себестоимости добычи нефти у отдельных недропользователей в Казахстане. И некоторые недропользователи закрывали налоговые периоды с большим убытком. Поэтому, чтобы своевременно реагировать на сильную волатильность цен на нефть – этой осенью свыше $80 за баррель, завтра опять же может спуститься на уровень $50–60, – чтобы приблизительно подготовить определенные меры для поддержки недропользователей в этой сфере, мы и внедрили этот режим», – добавляет он.

Насколько налоговая альтернатива будет востребована нефтяниками, пока говорить рано – по утверждению КГД, на сегодня уже имеются заявления от пяти компаний, которые изъявили желание применять этот вид режима. Месторождения, по которым работают все эти недропользователи, сейчас находятся на этапе разведки, все пять их заявлений перепроверяются на соответствие параметрам по осуществлению разведки на морских либо на сверхглубоких месторождениях.

«После того как мы согласуем все эти заявления с отраслевым государственным органом, недропользователи уже в полной мере смогут использовать данный вид налогообложения, –  заверяет Кудабаев. – Тут стоит оговориться, что одним из условий применения этого режима является то, что он выбирается в начале проекта и не меняется на протяжении всей реализации проекта, то есть если недропрользователь выбрал этот вид режима, он будет его использовать на протяжении всей жизни проекта. Это сделано для облегчения налогового администрирования таких недропользователей», – заключает он.


674 просмотра

Рынку ГСМ пропишут комплаенс: дефицит топлива убедил власти и бизнес сесть за стол переговоров

Антимонопольный орган совместно с участниками рынка ГСМ и НПП «Атамекен» начал разработку приемлемых и для государства, и для бизнеса правил игры

Фото: shutterstock.com

Прошлогодний ажиотаж с бензином на внутреннем рынке вынудил государство согласиться с доводами ресурсодержателей о необходимости более гибкого регулирования розничной торговли ГСМ. В результате антимонопольный комитет готов сесть с основными игроками рынка за стол переговоров.

Напомним, что осенний топливный кризис 2017 года был спровоцирован не только одновременной остановкой на ремонт и модернизацию двух из трех крупных НПЗ республики, но и особенностями антимонопольного законодательства. Заложниками которого стали не только участники рынка, но и сами антимонопольщики: им юридически предписывалось штрафовать участников рынка, повышающих цены на свою продукцию при наличии остатков товара, закупленного по прежней цене. На практике это привело к тому, что розница не торопилась закупать более дорогостоящий российский бензин, пока ее резервуары полностью не освободятся от более дешевого казахстанского, поскольку одновременная реализация того и другого продукта по разным ценам оборачивалась возбуждением административного производства и штрафом.

Эра топливного профицита: нефтепереработчики обещают, что казахстанцы забудут о нехватке топлива

По мнению нефтепереработчиков, скоро Казахстан будет полностью обеспечен нефтепродуктами собственного производства, и даже появятся объемы, которые необходимо будет экспортировать

Фото: shutterstock.com

Такая система регулирования рынка обернулась для конечного покупателя дефицитом – и согласием со словами министра энергетики Каната Бозумбаева о том, что дорогой бензин лучше его отсутствия. Для топливной казахстанской розницы она в 2017 году обернулась 50 расследованиями и штрафами на общую сумму свыше 300 млн тенге, для казахстанских судов, через которые все эти расследования проходили, – пониманием того, что если на одном и том же товарном рынке за одно и то же постоянно штрафуются разные субъекты, то дело, вероятно, уже не в их законопослушности, а в несоответствии регулирующего их деятельность законодательства тому, что на этом рынке происходит.

Когда в судье должен просыпаться экономист

По словам председателя специализированной судебной коллегии Верховного суда Казахстана Айгуль Кыдырбаевой, с жалобой на действующий механизм регулирования своего рынка до этого ведомства не так давно дошла топливно-энергетическая ассоциация страны. Суть жалобы – в стране вроде как отменено регулирование цен на ГСМ со стороны государства, однако при этом антимонопольные органы ежегодно проводят расследования по выявлению ценового сговора при реализации нефтепродуктов.

«Практика рассмотрения таких дел в судах показала, что действующее законодательство не устанавливает четких правил проведения таких расследований, не определяет достаточно достоверные виды доказательств для предъявления обвинения, в результате любое изменение цен на нефтепродукты антимонопольным органом трактуется как нарушение законодательства, даже тогда, когда фактические расходы на реализацию превышают полученный доход», – констатирует представительница ВС.

Иными словами, основным доводом антимонопольщиков при определении виновности реализатора ГСМ является факт повышения цен на топливо при наличии остатков, приобретенных до повышения оптовых цен. Следуя этой логике, повышать цену на новую партию товара ты имеешь право только после того, как продал весь объем прежней партии, даже если стоимость новой партии на порядок выше стоимости этих остатков. В результате и возникает ситуация, при которой даже угроза дефицита на рынке не подстегивает ресурсодержателей к своевременной покупке новых объемов топлива, пока они не распродали прежние объемы.

Тут есть и еще один нюанс – если реализатор ГСМ не закладывает в свою нынешнюю цену грядущее увеличение стоимости приобретаемого товара, то в следующей своей закупке он снизит его объемы. Все эти аспекты разом и сработали осенью прошлого года, если не создав, то усугубив напряжение на внутреннем рынке. А заодно обнажив все несовершенство судебной практики по делам, связанным с нарушениями антимонопольного законодательства.

«Мы пришли к выводу о необходимости совместного обобщения судебной практики по делам, связанным с применением антимонопольного законодательства, как на местах, так и на центральном уровне в первой половине следующего года, чтобы вместе с антимонопольщиками выявить причины ошибок и проблем и установить единую практику применения законодательства, – говорит Кыдырбаева. – Нам необходима понятная и предсказуемая судебная практика, а также помощь экспертов в таких специфических вопросах, как антимонопольное законодательство», – признает она.

На сегодня уже подготовлено положение об экспертном совете при Верховном суде, в состав которого войдут профильные специалисты для оказания практической помощи судьям в рассмотрении сложных дел различных категорий – пока речь идет о привлечении в такой совет таможенников и налоговиков, но представительница ВС не исключает, что он будет дополнен и специалистами по антимонопольному праву.

При этом председатель коллегии главного суда страны убеждена: казахстанским судьям, работающих с этой категорией дел, необходимо по примеру немецких коллег получать второе, экономическое образование. Поскольку дела по нарушениям антимонопольного законодательства находятся на стыке юриспруденции и экономики, причем при вынесении решения по ним судья должен учитывать как юридические, так и экономические доводы как минимум в равной степени.

Антимонопольщики готовы сесть за стол переговоров

Пока при рассмотрении таких дел в Казахстане юридический аспект преобладает над экономическим – и сами антимонопольщики признают, что ничего хорошего в этом нет. Хотя бы потому, что через несколько лет внутренний рынок ГСМ может снова стать чувствительным к импортным поставкам, и если ничего не менять в действующей системе администрирования, то осень 2017 года может повториться во всей своей красе. И не только на рынке ГСМ, но и на других товарных рынках, имеющих свою специфику, не учтенную рамочным антимонопольным законодательством.

«Товарный рынок розничной реализации ГСМ у нас сегодня относится к тем рынкам, где имеется наибольший риск совершения нарушений антимонопольного законодательства. Основная статья, по которой мы на этом рынке работаем, – это согласованные действия; она наиболее критикуемая со стороны предпринимателей, – сказал в интервью «Къ» заместитель председателя Комитета по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей Министерства национальной экономики Рустам Ахметов. – Мы уже сделали ряд шагов по исправлению практики применения этой нормы, увеличив число признаков этого деяния, и сегодня обсуждаем вопрос о том, что в своей практике мы должны опираться не только на юридические аспекты доказательства этого правонарушения, но и на экономический анализ, то есть уходить от формализованных признаков и приводить при его установлении экономические доводы согласованности действий», – добавляет он.

Одним из инструментов пресечения и предупреждения таких правонарушений является антимонопольный комплаенс: выработка уполномоченным органом и бизнесом приемлемых и для государства, и для бизнеса правил игры, проверку на соответствие которым хозяйствующий субъект проходит один раз – после чего ему остается только придерживаться их в повседневной деятельности без опасения быть оштрафованным. По словам Ахметова, антимонопольный орган совместно с участниками рынка ГСМ и Национальной палаты «Атамекен» уже приступил к работе по созданию такой системы, а также системы мониторинга ценообразования, чтобы реагировать на ценовые всплески на этом рынке совместно с самими предпринимателями.

«Надо понимать, что этот инструмент будет востребован не только на рынке ГСМ, но и на других, скажем так, конфликтных с точки зрения антимонопольного законодательства рынках, – отмечает представитель регулятора, относя к таким конфликтным рынкам ниши реализации продукции агропромышленного комплекса и рынок автодилеров. – Мы смещаем акценты в регулировании, уходим от карательной функции к предупредительным, понимая, что расследования, которые мы проводим ежегодно,  –  а это от 200 до 300 – в целом не оказывают какого-то системного воздействия на состояние конкуренции. Намного лучше и эффективнее по результатам анализа товарных рынков внести какие-то  предложения по изменениям условий ведения бизнеса и законодательства, чем ежегодно наказывать и привлекать к ответственности», – резюмирует он.

При этом внедрение системы комплаенса необходимо бизнесу не только в качестве страховки от штрафов, но и лучшего понимания собственных слабых мест: председатель управляющего совета Ассоциации развития конкуренции и товарных рынков Казахстана Жаннат Ертлесова отмечает, что порядка 90% привлекаемых к ответственности субъектов рынка зачастую не понимают, какое именно нарушение законодательства о защите конкуренции они допустили. Проговаривание же с антимонопольщиками приемлемых правил игры позволит повысить уровень знаний предпринимателей о возможных рисках и способах их устранения и дать четкий ответ, насколько правильно они поступают в той или иной ситуации в соответствии с антимонопольными требованиями.

«Но сам регулятор должен очень четко сформулировать свои требования к комплаенс-программам субъектов: требования регулятора к бизнесу о том, как должна быть построена система внутреннего контроля компании, то есть регулятор должен быть уверен, что какое-то отдельно взятое должностное лицо компании не может нарушить законодательство без ведома компании», – подчеркивает Ертлесова.

По ее словам, выстраивание системы антимонопольного комплаенса – процесс достаточно сложный и долгий. В настоящее время Казахстан находится только в самом начале этого пути, поэтому ждать сиюминутного улучшения в администрировании субъектов рынка было бы наивно. Но, в конечном счете, на этот путь стране все равно придется встать, поскольку именно по нему пошли антимонопольные и регулирующие органы стран ОЭСР, практику и опыт которых казахстанские власти решили взять за основу дальнейшего развития страны.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как Вы думаете, стоит ли разрешить казахстанцам пользоваться своими пенсионными накоплениями до выхода на пенсию?

Варианты

acb-deposit-kursive20-400.jpg

kvn_240x400_kursiv.jpg

Цифра дня

42,155
долларовых миллионеров
насчитывается в мире, по данным Global Wealth Report от Credit Suisse

Цитата дня

В нашей концепции использования ядерного оружия нет превентивного удара... Когда мы убеждаемся, что атака идет на территорию России, мы наносим ответный удар... Агрессор должен знать, что возмездие неизбежно. Ну, а мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют

Владимир Путин
Президент Российской Федерации

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank