Перейти к основному содержанию
1823 просмотра

Власти готовы снять с новых проектов нефтянки статус дойной коровы

Теперь нефтяники будут рассчитываться с государством только по факту реализации добытой нефти

Фото: shutterstock.com

В Казахстане вводится новый механизм налогообложения нефтедобывающих компаний, при котором недропользователи будут рассчитываться с государством только по факту реализации добытой нефти, при этом ставка налогообложения в период мировой цены на нефть в $50 за баррель и ниже будет равняться нулю.

В настоящее время, по словам руководителя специализированного управления Комитета государственных доходов министерства финансов Шавката Кудабаева, рассчитываться с государством по новой схеме уже изъявили желание пять компаний – и сейчас их проверяют на соответствие условиям альтернативного налогообложения. Альтернативный налог на недропользование будет применяться пока только в отношении добытчиков нефти, причем выборочно -  тех, кто ведет разведку с перспективами дальнейшей добычи на море либо на сверхглубоких (4,5 км и глубже) месторождениях на суше. Почему было введено такое ограничение, в принципе, понятно: специалисты давно утверждали, что время легких (то есть наземных и лежащих близко к поверхности) нефтяных месторождений в Казахстане подошло к концу. Все углеводородное сырье, что лежало на поверхности и близко к поверхности, в республике было открыто еще в советское время – и сейчас ресурсы таких месторождений подходят к концу.

В результате темпы роста нефтедобычи в стране могут замедлиться, а в перспективе – и вовсе смениться падением. Очевидно, что стране необходимо заманивать инвесторов на поиски «трудных» месторождений на шельфе Каспия и на большой глубине новыми условиями, которые будут выгодно отличаться от действующего режима налогообложения. Напомним, что в настоящее время нефтяники исполняют свои налоговые обязательства посредством четырех платежей – налога на добычу полезных ископаемых, платежа по возмещению исторических затрат, налога на сверхприбыль и рентного налога на экспорт нефти. Теперь им представлена возможность в качестве альтернативы выбрать один платеж, который будет охватывать все четыре налога, но с существенными плюсами.

«Что-то примерно схожее было в Российской Федерации, в рамках того налогового маневра, который они проводили буквально недавно, – комментирует Шавкат Кудабаев. – Но мы изучали их опыт, разговаривали с нашими коллегами из России: наш режим более привлекателен с точки зрения того, что, во-первых, объект обложения новым налогом примерно идентичен, аналогичен объекту обложения корпоративного подоходного  налога, то есть весь налог будет уплачиваться с того дохода, который будет получен при реализации нефти», – подчеркивает он.

Напомним, что сейчас основным налогом для нефтяников является налог на добычу полезных ископаемых, который не зависит от финансового результата, а уплачивается в казну в момент добычи нефти от того объема, который добыт на месторождении. То есть товар еще только произведен, но не продан, а с него уже требуют выплатить налог. Такой механизм может обернуться тем, что изъятый первоначально НДПИ может оказаться несоотносимым с извлеченной недропользователем прибылью после продажи нефти – и тогда налогоплательщик оказывается втянутым в споры с государством либо в части того, что ему следует доплачивать в казну, либо в части того, что размер НДПИ не учитывает стоимости нефти на мировом рынке.

Так было в прошлом году, когда мировая цена на нефть упала до $50–60 за баррель и некоторые месторождения Казахстана оказались убыточными. Потому что себестоимость нефтедобычи на них была выше этого показателя,  и правительству в срочном порядке пришлось вводить для них особые правила игры. Теперь же такие особые правила игры в Казахстане введут для тех, кто выберет альтернативный налоговый режим: ставка такого налога напрямую зависит от мировой цены, в отличие от действующего режима налогообложения нефтяников, где ставки привязаны к объемам добычи.

«Соответственно, при альтернативном налоге картина будет следующая: чем выше мировая цена, тем выше ставка, чем ниже мировая цена, тем ниже ставка. Если порог цены снижается до уровня $50 за баррель, то альтернативный налог на недропользование не уплачивается, он равен нулю», – говорит Кудабаев.

Максимальный потолок альтернативного налога будет равен 30% от стоимости проданной добытой в Казахстане нефти, причем, как подчеркивают фискалы, государству будет все равно, продана эта нефть на внутренний или на внешний рынки. Сейчас недропользователей в добровольно-принудительном порядке заставляют продавать часть добываемой нефти внутри страны, дабы загрузить казахстанские НПЗ. Введение альтернативного налога эту «добровольную» повинность не отменит, но зато недропользователь, продающий нефть внутри Казахстана по меньшей, чем за рубеж, цене будет платить и меньший налог с того объема, который его вынудили реализовать внутри страны.

«Альтернативный налог будет напрямую зависеть от финансового результата и соответственно будет выплачиваться с того дохода, который был реально получен, – подчеркивает глава спецуправления КГД. – Более того, на период разведки никакие налоги не уплачиваются вообще, я имею в виду специальные платежи, – учитывается, что налогоплательщики тут только вкладывают, соответственно, никаких налоговых обязательств не возникает, все они начинают возникать с момента начала добычи и реализации добытой нефти», – добавляет он.

Этим альтернативный налог отличается от налогового маневра, который начал осуществляться в России с 2015 года: там основной целью новшества был перенос налоговой нагрузки с экспортных пошлин, снижать которые требовали реалии Евразийского экономического союза (в Казахстане и в Белоруссии они были на порядок меньше, чем в России), на стоимость реализации нефти внутри страны для восстановления бюджетных потерь. В Казахстане вопрос стоит немного по-другому: альтернативой пытаются заманить инвесторов на обнаружение и разработку трудно извлекаемых углеводородов. В этой связи, признает представитель КГД, изменилась и политика властей, которые в своем новом фискальном талмуде – Налоговом кодексе, принятом в этом году, перестали рассматривать нефтедобывающие компании в качестве дойных коров.

«Если вспомнить историю, то в 2008 году, когда мы принимали предыдущий Налоговый кодекс, акцент как раз делался на увеличении налоговой нагрузки на нефтедобывающий сектор: все прекрасно помнят, что это был пик мировых цен, свыше $100 за баррель, и соответственно нагрузка рассчитывалась максимальная, – говорит Кудабаев. – Сейчас мы оказались в такой ситуации, когда мировая цена упала ниже себестоимости добычи нефти у отдельных недропользователей в Казахстане. И некоторые недропользователи закрывали налоговые периоды с большим убытком. Поэтому, чтобы своевременно реагировать на сильную волатильность цен на нефть – этой осенью свыше $80 за баррель, завтра опять же может спуститься на уровень $50–60, – чтобы приблизительно подготовить определенные меры для поддержки недропользователей в этой сфере, мы и внедрили этот режим», – добавляет он.

Насколько налоговая альтернатива будет востребована нефтяниками, пока говорить рано – по утверждению КГД, на сегодня уже имеются заявления от пяти компаний, которые изъявили желание применять этот вид режима. Месторождения, по которым работают все эти недропользователи, сейчас находятся на этапе разведки, все пять их заявлений перепроверяются на соответствие параметрам по осуществлению разведки на морских либо на сверхглубоких месторождениях.

«После того как мы согласуем все эти заявления с отраслевым государственным органом, недропользователи уже в полной мере смогут использовать данный вид налогообложения, –  заверяет Кудабаев. – Тут стоит оговориться, что одним из условий применения этого режима является то, что он выбирается в начале проекта и не меняется на протяжении всей реализации проекта, то есть если недропрользователь выбрал этот вид режима, он будет его использовать на протяжении всей жизни проекта. Это сделано для облегчения налогового администрирования таких недропользователей», – заключает он.

banner_wsj.gif

1740 просмотров

Экосистемы для МСБ

Кто из банков креативнее

Фото: Shutterstock/Garfieldbigberm

По мнению финансовых экспертов, разработка экосистем и супераппов – приложений, которые объединяют сервисы от заказа еды до инвестиций в облигации, станет доминирующей тенденцией в развитии банковского сектора на ближайшие годы. Для универсальных банков эффективность таких проектов будет зависеть в том числе от ориентации их экосистем не только на физлиц, но и на бизнес-клиентов. «Курсив» разбирался, какие дополнительные цифровые услуги для МСБ предлагают сегодня казахстанские банки.

В Казахстане не так много компаний, которые показывают стабильный рост, поэтому отечественным банкирам все сложнее конкурировать за бизнес-клиентов. Большинство банков предлагают на рынке схожие продукты, одинаковые тарифы, и все БВУ работают по одним и тем же государственным программам. Но часть кредитных организаций в борьбе за клиента переходят в цифровое пространство, разрабатывая собственные экосистемы – финансовые и нефинансовые услуги для МСБ.

«Сильная конкуренция приводит к тому, что просто создать отличный цифровой сервис недостаточно. Сегодня к нему надо иметь собственную дистрибуцию, которая обычно очень дорого обходится, и другую дополнительную инфраструктуру. Поэтому в сложившихся условиях может возникнуть хорошая коллаборация финтех-компаний и банков», – говорит Дамир Какиев, управляющий директор по малому (массовому) бизнесу ДБ «Альфа-Банк».

Еще не поздно

Отечественные банки строят экосистемы нескольких направлений: Open Banking и Marketplace, а также предлагают бизнесу спектр нефинансовых услуг. Дальше всех в сфере «банк-магазин» продвинулся Kaspi, впервые презентовавший свою торговую площадку еще в 2014-м. Большая часть казахстанских БВУ начала активно развивать дополнительные электронные сервисы лишь в 2019-м.

«Банковские экосистемы находятся на разных стадиях развития, – констатирует финансовый аналитик Сергей Полыгалов. – Одни банки активно разрабатывают и внедряют разные продукты для клиентов, другие ограничиваются использованием широко распространенных вариантов».

«Открытый банк» строится на технологиях Open API, то есть на общедоступном наборе программных инструментов, которые обеспечивают взаимодействие между приложениями банка. Благодаря открытым интерфейсам разработчики сторонних компаний могут получить доступ к функционалу и контенту БВУ и использовать его, например, для частичной интеграции или создания собственных приложений. По словам директора центра по развитию финансовых технологий и инноваций Ассоциации финансистов Казахстана Константина Пака, в этом направлении успешно двигаются несколько банков: «Forte и Kaspi работают в направлении Marketplace. Есть признаки того, что и Halyk начал развивать эту систему. Но, например, Альфа-Банк выбрал другую стратегию развития».

Эксперт считает, что диджитализация банковских сервисов может привести к росту выручки за счет расширения каналов продаж и новых вариантов монетизации.

«Для создания экосистем нужны большая клиентская база и серьезное финансирование. Из-за текущей ситуации в экономике, возможно, некоторые финансовые организации снизят инвестиции в такие проекты. Но все будет зависеть от спроса на эти продукты», – говорит Пак.

Будущее именно за дополнительными функциями БВУ, убежден Полыгалов.

«Те банки, которые будут активно развивать и применять информационные технологии, будут иметь больший спрос на свои услуги, – считает он. – Отчасти это видно уже сегодня, в условиях карантина. Те банки, которые смогли предоставить клиентам возможность дистанционного обслуживания, на мой взгляд, менее пострадали от ограничений».

Чем богаты

Обзор существующих экосистем банков, предназначенных для бизнес-клиентов, логично начать с крупнейшего игрока. В 2018 году, после интеграции Халыка с Казкомом, количество клиентов объединенной организации составило 300 тыс., и половина из них уже тогда были постоянными пользователями системы интернет-банкинга для юридических лиц – Onlinebank.

«Развитие экосистемы мы начали с внедрения полезных сервисов для массового сегмента МСБ, таких как выставление счетов на оплату в Onlinebank, отправка платежей и переводов внутри банка в режиме 24/7, в том числе на карты физических лиц, зачисление заработной платы», – рассказывает директор департамента транзакционного бизнеса Halyk Bank Гульсум Душатова.

Halyk первым в Казахстане внедрил сервис проверки компаний при отправке платежа. Банк бесплатно дает возможность получить отчет о благонадежности партнера.

«Мы предоставляем информацию клиентам из 30 открытых источников. В апреле мы внедрили такой сервис по компаниям из России, это позволило нашим клиентам проверить и обезопасить свои сделки», – говорит Душатова.

У большинства предпринимателей нет своей службы безопасности для проверки сотрудников на благонадежность, поэтому Халык внедрил сервис «HR-помощник», где также бесплатно можно узнать информацию о кандидате из 30 открытых источников. Еще один бесплатный сервис от структуры – это «Обухгалатер». Более 50% компаний сектора МСБ используют упрощенную декларацию (форма ФНО 910). Банк интегрирует сдачу документов с личным кабинетом налогоплательщика.

«Клиенту всего лишь нужно заполнить данные по оборотам, при этом система сама посчитает суммы налоговых и социальных отчислений и отправит декларацию», – сообщила Душатова.

Местные игроки

Банк ЦентКредит выстраивает экосистему для МСБ и ИП вокруг собственного интернет-банкинга и мобильного приложения для бизнес-клиентов StarBusiness.

«Мы единственные из первой десятки банков, кто предлагает бесплатное подключение к интернет- и мобильному банкингу для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. У некоторых банков при бесплатном подключении требуется приобретение ключа либо платная регистрация», – рассказали в пресс-службе БЦК.

Клиентам банка доступны внутрибанковские переводы в режиме 24/7, внешние переводы и платежи, онлайн-сопровож­дение валютных контрактов, онлайн-открытие депозитов, выпуск тендерных гарантий. Одна из фишек БЦК – платформа по конвертации валют по биржевому курсу, которая рассчитана на все юридические лица и ИП.

StarBusiness позволяет получить полный контроль над движением средств организации и ее филиалов, оформлять выпуск карт, оплачивать любые счета и многое другое. Также БЦК запустил открытую финансовую платформу, которая позволяет потенциальным партнерам без длительных подготовительных процедур интегрироваться с банком и создавать инновационные сервисы для общих клиентов. Данная опция будет интересна компаниям – обладателям собственных приложений, уточнили в БЦК.

Евразийский банк для повышения спроса на онлайн-услуги снизил тарифы на цифровое обслуживание, сообщила пресс-служба банка.

«Банк ведет работу по вводу в действие экосистемы: возможность работы в одном окне для бухгалтеров, использующих «1С-Бухгалтерию», получение ЭЦП через банковские программы, использование сервисов egov», – рассказали в пресс-службе Евразийского.

Российские «дочки»

В Альфа-Банке говорят, что намерены занять доминирующее положение в секторе малого и среднего бизнеса, предоставив предпринимателям возможность моментально получать банковские услуги по принципу одного окна. Приоритет банка – перевести все услуги из отделений в цифровые каналы.

«Клиенты малого бизнеса в Альфе уже совершают 99% платежей в интернет-банке и мобильном приложении. На следующем этапе мы начнем предоставлять клиентам небанковские сервисы. Главное для нас – решить конкретные проблемы клиента с помощью удобного дистанционного обслуживания», – рассказал Дамир Какиев.

Продукты банка для МСБ платные, но предприниматель может серьезно сэкономить, если оплатит услуги банка за год.

«За время карантина и ЧП мы сумели привлечь новых клиентов при помощи онлайн-открытия счетов за 10 минут. Альфа-Банк первым в стране начал открывать счета без выезда курьера для индивидуальных предпринимателей и ТОО», – сообщил Какиев.

Дочерний ВТБ находится в самом начале пути по созданию собственной экосистемы. Стоимость продуктов здесь еще не рассчитывали, но в банке говорят, что клиентам будет доступен выбор: осуществить покупку в рамках пакетного предложения по принципу «все включено» либо приобретать отдельные опции.

«Мы разрабатываем сервис онлайн-бухгалтерии, который позволяет в автоматическом режиме формировать упрощенную бухгалтерскую и налоговую отчетность и фактически заменяет некрупному бизнесу услуги бухгалтера. Также пакетное предложение будет включать опцию «Автоматический склад» для автоматизированного учета прихода и расхода товаров на складе», – сообщил член правления Банка ВТБ (Казахстан) Игорь Ли, курирующий в банке работу с МСБ.

Экосистема российского материнского Сбербанка громадна – она включает и поиск офис­ных помещений, и решения для бизнеса в области распознавания лиц, и образовательные платформы. Его казахстанская «дочка» начала продвигать экосистему только в прошлом году с продажи продуктов для бухгалтеров от компании Sber Solutions. С начала этого года банк предложил МСБ такие опции, как личный юрист и HR-сервисы.

«Последний рассчитывает заработную плату сотрудников, может заниматься подбором персонала и кадровым администрированием», – рассказала пресс-служба Сбербанка. Во II квартале банк намерен реализовать несколько опций (организация удаленного рабочего места, экспресс-аудит бухгалтерии) и услуги сопровождения (процедура банкротства, слияния и поглощения). «Кроме того, для кафе и ресторанов мы планируем предложить программу лояльности SberFood с сервисами бронирования столиков, предзаказа и доставки еды», – сообщили в Сбербанке.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png