Перейти к основному содержанию

1636 просмотров

Экс-глава «Казпочты»: «Индустрия в Казахстане должна открыться для стартапов»

Багдат Мусин предлагает создать в составе холдинга «Байтерек» венчурный фонд, который позволил бы стартаперам решать конкретные проблемы казахстанской индустрии

Фото: Аскар Ахметуллин

Экс-глава «Казпочты» и комитета по правовой статистике генеральной прокуратуры Казахстана Багдат Мусин предлагает создать в составе холдинга «Байтерек» венчурный фонд, который позволил бы стартаперам решать конкретные проблемы казахстанской индустрии.

«В холдинге «Байтерек», наверное, должен появиться какой-то венчурный инструмент, который реально будет финансировать новаторские проекты в индустрии. Мы должны дать какое-то будущее тем нашим мозгам, которые сегодня уезжают за границу, объединить с индустриями, помочь им финансово встать на ноги», – сказал Мусин, выступая на VI Форуме машиностроителей Казахстана.

Экс-глава «Казпочты», который ныне возглавляет компанию BeIn Tech, заметил, что его нынешнее место работы связано именно с таким родом деятельности по сближению стройиндустрии и инноваторов. Одновременно, по его мнению, такой подход в стране должен исповедоваться всеми индустриями, в противном случае технологическое отставание Казахстана будет только нарастать.

«Я здесь сижу, слушаю про проблемы отрасли, мне кажется, мы в каких-то параллельных мирах живем, что ли… Я в связи с чем это говорю: был в Америке два-три месяца тому назад, пожил, посмотрел, что там творится – видел машины, обвешанные различными радарами и датчиками, которые сканируют среду. Выяснилось, что они сканируют все до миллиметра, чтобы запустить в будущем беспилотные автомобили. То есть, там автомобили без водителей – это уже видимое будущее, а мы сейчас говорим о машиностроении, но трендовых вещей мы не замечаем, и потом будем просто пользоваться благами тех стран, которые это первыми сделали», – прокомментировал эксперт обсуждение будущего машиностроительной отрасли на форуме.

Он отметил, что в США на примере Илона Маска и космической промышленности поняли, что «любая индустрия может меняться, причем ее может изменить человек вообще не из отрасли».

«И вот теперь венчурные инвесторы и сами сектора экономики начали сближаться, силиконовая долина ранее вырабатывала стартапы на уровне социальных сетей, типа фейсбука, чаты типа вотсапа, которые вроде бы никакого отношения к индустрии не имеют. Но сейчас в Америке происходит сближение индустрии и стартаперского мира – к индустрии пришло понимание того, что они сами свои проблемы не решат никогда в жизни тем бюрократическим механизмом и теми мозгами, которые у них есть.  И они сейчас открываются и предлагают молодым специалистам: «Приходите к нам, мы будем говорить вам о проблемах, а вы будете предлагать нам решения», – констатировал г-н Мусин.

По его мнению, в Казахстане есть молодые люди, способные реально решать индустриальные проблемы, но для этого сами индустрии должны открыться для них.

«Не так, что: «А вы предложите мне что-то готовое», а чтобы стартаперы могли прийти к вам в индустрию и реально вместе с вами ковырять ту или иную проблему. Мне кажется, что финансирования в этой части не хватает, его точно недостаточно. Мы должны погружать выпускников вузов в реальные проблемы, а то они сейчас у нас занимаются тем, что 10 лет назад уже в Америке было: разработкой мессенджеров, соцсетей – думают, что это до сих пор прет. Но на самом деле, это все уже прошло, надо решать индустриальные проблемы, мы должны старые индустрии объединить со свежими взглядами, только тогда что-то может появиться», – сказал экс-глава комитета Генпрокуратуры.

«Мы же не хотим быть страной, которая пользуется инновациями, мы хотим быть страной, которая вырабатывает инновации, но пока мы не изменим наши взгляды на молодежь и на ее способность вырабатывать новые идеи, мы так и будем финансировать автопром за счет правительства, как Штаты, которые в итоге так и не смогли сдержать напор корейцев и японцев в автопроме», – заключил Багдат Мусин. 

banner_wsj.gif

2609 просмотров

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif