Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


10255 просмотров

Руководитель компании «Промпривод»: «Бизнес боится нести серьезные инвестиции в промышленное оборудование»

На сегодняшний день экономика Казахстана практически не растет, в отличие от соседских, считают эксперты

Три товарища-инженера более 10 лет работали в иностранных компаниях по промышленной автоматизации. Год назад решили прекратить конкуренцию и объединить усилия. Что из этого вышло, «Къ» рассказал основатель и руководитель компании «Промпривод» Нуржан Булегенов.

– Нуржан, как получилось, что всего за год вы из гостей Ганноверской выставки превратились в ее участников?

– Компания молодая, только год как работаем – поставляем промышленную приводную технику промышленным предприятиям Казахстана и Центральной Азии. Работаем именно как поставщики, потому что такую технику в Казахстане ближайшие лет 100 не будут производить точно. Как таковых менеджеров по продажам у нас нет, оборудование сложное и требуется разработка технического решения, инжиниринг, поэтому в компании почти все сотрудники – инженеры.

На выставки за рубеж выезжаем постоянно. Поскольку предлагаем комплексные технические решения предприятиям, то должны понимать мировые тенденции, куда движется прогресс и технологии, что нового предлагают мировые лидеры в промышленном оборудовании. Например, на Ганноверскую выставку я уже лет 10 езжу – вначале во время работы в иностранных компаниях, а последние два раза – заключать соглашения для нашей компании.

В июле планируем вместе с партнерами участвовать в выставке в Астане, а в ноябре – в Ташкенте.

– Насколько дорогое удовольствие для компании участие в выставке?

– Достаточно дорогое. На сегодняшний день мы участвуем совместно с нашими партнерами – делим расходы. Одно дело выставка в Алматы или в Астане, совсем другое – в Актобе или Павлодаре и третье – в Европе. Чтобы участвовать в Ганноверской выставке, нужно очень крепко стоять на ногах и иметь ориентир на международный рынок. Пока наша бизнес-модель – быть близкими к клиентам. Мы не можем по этой стратегии быть еще где-то в Америке или Европе. Наш рынок – Центральная Азия, достаточно маленький по глобальным масштабам.

– Какова же его емкость?

– С емкостью рынка целая песня! Я работал в иностранных компаниях, общаюсь с различными производителями, и каждый оценивает рынок по-разному и использует различные методики. Проблема в том, что официальная статистика работает ужасно. Если взять таможенную статистику, то там черт ногу сломит – пока разберешься, пока отделишь и сегментируешь технику. Кроме того, она не очень достоверна – много продукции завозится в «серую» или «черную». Есть еще и другой фактор – часть оборудования завозится не под своими ТН ВЭД-кодами, и их тогда в этой статистике не найти. Емкость рынка в деньгах оценить крайне сложно.

Рынок приводной техники Казахстана больше, чем рынок остальных четырех стран вместе взятых. При этом нужно понимать, что он сильно привязан к росту экономики. На сегодняшний день экономика Казахстана практически не растет, в отличие от соседских. Достаточно взрывной рост мы видим в Узбекистане. В Кыргызстане дела налаживаются, промышленность начала двигаться, расти. Они поверили, что можно долгосрочно что-то делать, и начали модернизировать оборудование. У нас же бизнес не знает, во что верить, что завтра случится с тенге, что завтра будет на политической арене, кто кого поглотит и заберет бизнес. У нас стараются по-быстрому отбить свои деньги, поэтому серьезные инвестиции в промышленное оборудование боятся нести, и рынок тормозится, хотя по объему он пока больше. Если все будет продолжаться как сейчас, то в ближайшие пару лет рынок остальной части ЦА обгонит в совокупности Казахстан.

– Зачем Казахстану такая компания? Иностранные компании и так поставляют на наш рынок оборудование?

– Мы решили, что в Казахстане нет независимой компании, которая бы экспертно разбиралась в приводной технике и не была привязана к определенному бренду. Нас три товарища, три друга, которые год назад были сотрудниками различных международных компаний и решили, что хватит работать на эти фирмы, зависеть от них и конкурировать между собой.

У нас, особенно первые заказы, которые мы отрабатывали, – были в минус, но мы шли на это, потому что для нас важно было выполнить свои обязательства полностью. Выкручивались как могли: у кого были сбережения – потратили, имущество заложили или продали. Сейчас уже процессы отстроили, вышли в плюс и стоим на ногах. В нашем профиле бывает много неопределенностей технического характера, но если мы взялись за работу и пообещали определенный результат, то должны его выдать. За это нам клиенты и платят деньги, что мы берем на себя риски и даем решение.

Теперь оттого, что мы не зависим от определенного бренда, выигрывают в первую очередь заказчики – промышленные предприятия, потому что они получают квалифицированную помощь, техническое решение. Оборудование сопровождается инжинирингом, и если он квалифицированный, то оборудование станет работать оптимально эффективно и производство будет с наименьшими издержками. Выигрывают и производители этой техники, потому что идти на рынок Казахстана для них экономически неоправданно, поскольку наш рынок в глобальном масштабе – миниатюрный. В итоге у нас в стране представлено не так много хороших производителей.

– Откуда технику поставляете?

– В основном из Германии. Традиционно именно в этой стране находятся лучшие производители. Есть у нас поставщики из Италии. В Турции тоже есть компании, работающие по европейским стандартам – они ставят европейские линии и производят продукт аналогичного качества по очень конкурентной цене. Мы много такого оборудования завезли в Казахстан и Узбекистан. У нас очень любят подешевле.

– А как же Китай?

– С Китаем мы никак не работаем. Качество «мэйд ин чайна» уже нарицательное, хотя и в Поднебесной бывает очень хорошее оборудование. Но меня в Казахстане знают как человека, поставляющего качественную технику, и мне потребуется очень много усилий, чтобы убедить заказчиков в том, что поставленная китайская техника – то, что им надо. У нас уже сложился определенный стереотип насчет китайских товаров, и пока я против него работать не хочу.

– Как дела обстоят дела с инженерами? Насколько дефицитны специалисты?

– Кадры в Казахстане – большая проблема. Так уж получилось, что в стране сильно не хватает специалистов, особенно технических. И сколько я занимаюсь промышленной автоматизацией, столько и сам учусь и обучаю.

– Компании какого профиля к вам обращаются?

– Вообще мы работаем почти с любой промышленностью. Пока больше проектов с предприятиями горной, металлургической промышленности, производителями строительных материалов (цементные заводы), есть проекты с предприятиями пищевой и химической промышленности. Последние особенно активны в Узбекистане. Еще работаем и с казахстанскими машиностроителями. К сожалению, у нас не так много компаний, которые производят оборудование, но такие есть. С ними сотрудничать вдвойне приятно, потому что они занимаются не просто добычей сырья, а производят товары с высокой добавленной стоимостью и приносят экономике страны больше пользы, чем добывающие и перерабатывающие предприятия.

Но вообще мы поставляемо оборудование в Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Кыргызстан. Наш рынок – Казахстан и Центральная Азия. Для эффективной работы с предприятиями необходимо, чтобы специалисты находились в непосредственной к ним близости.

– Насколько хорошо автоматизированы и оснащены современной техникой казахстанские предприятия?

– От завода к заводу ситуация разнится. Бывают образцовые заводы, в которых все очень грамотно, по-современному, хорошее оборудование установлено, правильно эксплуатируется, его обслуживают хорошие техники, присутствует грамотный менеджмент, но таких мало. Значительная часть промышленных предприятий работают на устаревшем физически и морально оборудовании. Ремонтные службы таких предприятий не справляются с постоянными поломками и техническим обслуживанием. Зачастую они выжимают из оборудования не просто все, что оно может, а бывает, что и гораздо больше. Я удивляюсь, у нас люди достаточно универсальные, смекалистые, и часто из ничего делают что-нибудь, чтобы оно просто работало, потому что начальство требует план и продукцию. Иногда просто жалко смотреть на людей и оборудование.

ФОТО: Офелия ЖАКАЕВА


582 просмотра

Как IT-технологии меняют характер сельского хозяйства

Благодаря этому союзу сельское хозяйство может быть инновационным, прогнозируемым, эффективным и устойчивым

Фото: Shutterstock

По данным ООН, в мире регулярно недоедают 821 млн человек. Если учесть прогнозы о росте населения до 11,2 млрд человек в 2100 году, то и цифра голодающих может вырасти пропорционально. Что делать, если землю, по меткому выражению Марка Твена, больше не производят? Если климатические изменения, в какую сторону ни качнулся бы их маятник, угрожают сократить посевные площади? 

Qoldau: система казахстанского фьючерса

Проект Qoldau мог бы стать исключительным примером государственно-частного партнерства в области сельского хозяйства. Таким его видели в Министерстве сельского хозяйства – квазигосударственная система, открывающая для участников рынка прямой доступ к инструментам государственного стимулирования и поддержки. Но, по словам автора идеи Серика Ибраева, избыточная зарегулированность и бюрократия стали топить проект. 

Уволившись из министерства, Серик Ибраев стал развивать Qoldau как систему электронных зерновых расписок E-Grain. Она объединила участников зернового рынка с тем, чтобы гарантировать прозрачность сделок с зерном. Урожай сдается на элеваторное хранение, взамен выдается цифровое свидетельство, именуемое зерновой распиской. Внутри системы Qoldau расписку можно быстро продать или заложить. С помощью этого инструмента уже проведено более 500 тыс. операций.

Сейчас система Qoldau предлагает 20 сервисов, три из которых иностранные. Это американский сервис прогноза погоды DTN, европейский индекс обработки космических снимков, включающий расчет индексов биомассы от Airbus, и украинский сервис точного земледелия.

Отечественные разработки нацелены на решение задач, типичных для казахстанского сельского хозяйства. Subsides – электронный журнал для подачи заявок на субсидирование работ, подтвержденных аэрокосмическими снимками: здесь оформлено заявок на 55 млрд тенге. Fuel – онлайн-рынок дизтоплива. Qazchain – первая государственная база данных на блокчейне. Agroinsurance – инструмент онлайн-страхования для фермеров. Agrocredit – пилотный проект по доступу фермеров к заемным средствам. Agroanalytics – сервис аналитики на базе данных всей платформы. Agromonitor – геопортал идентификации земель и их зонирования по угодьям, полевой журнал севооборота, включающий более 400 тыс. геоконтуров.

Qoldau представляет собой среду общения и решения деловых вопросов для всех участников рынка сельского хозяйства, а также быстрой их коммуникации с государственными органами по принципу правительства для граждан. По словам Серика Ибраева, число пользователей системы перевалило за 160 тыс., ежедневно добавляются около 500 новых клиентов. Это сельхозпредприятия разного масштаба, подразделения Минсельхоза, его местных департаментов и акиматов, страховые и перестраховочные компании, банки и кредитные товарищества.

Главная заслуга проекта в том, что он привлек в сельское хозяйство капитал, считает Серик Ибраев. Но капитал в село пошел не банковский, а торговый. Банки редко кредитуют сельскохозяйственные проекты, потому что земля для них не имеет залоговой ценности. Qoldau по мере развития и накопления информации об участниках системы сформировала атмосферу взаимного доверия. Она строится на прозрачности компаний: доступные кредитная и производственная истории сделали возможными своего рода фьючерсные сделки. Торговые компании субсидируют хозяйства удобрениями, зерном, топливом и другими товарами под будущий урожай. 

Этот процесс сейчас закрепляется законодательно. В парламенте страны рассматривается закон об аграрных расписках, наделяющий фермера правом выпускать аналог облигаций, под которые можно будет привлекать деньги или материальные ценности. Таким образом, считает Серик Ибраев, рынок сам формирует среду, в которую рано или поздно вовлечет даже скептически настроенных банкиров.

Институт земледелия запустил цифровую теплицу

Казахстанский научно-исследовательский институт земледелия и растениеводства делает поворот в сторону практического внедрения своих разработок. К примеру, здесь проведен агрохимический анализ почвы, результаты которого доступны крестьянским хозяйствам. Разработаны беспилотные навигационные системы для полевой техники, которая теперь может работать круглосуточно.

Другое направление института – селекционная работа на основе концепции цифрового и точного земледелия. Что это означает на практике, «Курсиву» рассказал Алексей Никоноров, инженер по эксплуатации тепличного хозяйства. Анализ рынка показал, что наиболее востребованным может стать гидропонный зеленый корм. Это форма микрозелени, которую можно выращивать круглый год для обогащения рациона животноводческих ферм.

Новая концепция, принятая институтом, подразумевает привлечение специалистов-практиков с рынка. Так, в проект был приглашен Александр Кокорев, бывший сотрудник алматинского «Зеленстроя», ныне развивающий бизнес по разработке и продаже гидропонных установок. Он получил возможность проверить технологию в масштабах промышленного производства. 

Институт обеспечил научное и технологическое сопровождение. Это дорогостоящие лабораторные анализы и поддержка научных экспертов (что практически недоступно рынку в связи с низкой востребованностью этих услуг) и IT-сопровож­дение проекта. К примеру, внут­ренняя среда теплиц контролировалась тепловизорами, данные которых интерпре­ти­ровались прог­раммой на предмет нарушения герметичности помещения. В случае обнаружения утечки программа передает персоналу сигнал об этом в виде сообщения чат-бота, на сайт или даже смс-сообщением.

Каковы итоги полугода работы цифровой теплицы? По заключению Александра Кокорева, чтобы круглый год обеспечивать зеленым кормом стадо численностью 130 голов, достаточно гидропонной теплицы площадью 150 квад­ратных метров. Поэтапная система проращивания позволяет обеспечивать стадо ежедневным зеленым рационом. «Урожай» созревает каждые шесть дней, при этом из килограмма сухого зерна получается 6–8 кг зеленого корма. Технология не зависит от традиционных сельскохозяйственных рисков – погодных аномалий, вредителей, неурожая, сезонного повышения цен на корм. 

Александр Кокорев приводит следующие данные эксперимента: расходы на традиционное содержание стада в 130 голов при включении в суточный рацион 8 кг комбикорма на голову составляют примерно 28 млн тенге. Сумма же затрат на оборудование для выращивания гидропонного зеленого корма вместе с годовыми эксплуатационными расходами дешевле на 5,5 млн тенге. На второй год себестоимость зеленого корма падает с 79 тенге до 17,7 тенге за килограмм.

Помимо этого, подчеркивает Александр Кокорев, удои при круглогодичном зеленом корме вырастают на 30%, прибавка в весе – на 12%. Повышается иммунитет животных, что сокращает затраты на ветеринарное обслуживание. Хозяйство затрачивает меньше ресурсов на доставку и хранение кормов. 

Agrostream: Big Data пустила корни

Аида Муллашева, экономист с 20-летним опытом работы, попала в крупный сельскохозяйственный холдинг с задачей обеспечить безубыточность ведения бизнеса. Погрузившись в рабочий процесс, она обнаружила много недостатков, характерных для традиционного аналогового ведения хозяйства. 

Компании, в обороте у которых более 5 тыс. га земли, испытывают одинаковые проблемы. Квалифицированных кадров не хватает, расходы из года в год планируются по привычному лекалу, без учета запросов рынка. Низкая производительность, отсутствие диверсификации производства, недостаток исторических данных сковывает агрономов, заставляет их концентрировать усилия на выращивании двух-трех привычных культур, близких по технологии возделывания.

Аида Муллашева занялась поиском инструмента, который помог бы агрономам избавиться от множества рутинных обязанностей, обобщить опыт, развязать руки в поиске свежих решений. И обнаружила, что есть приложения для диспетчера техники, мониторинга погоды, планирования движения зерна – но для агронома нет. Хотя именно от решений агронома зависит успешность хозяйства.

И тогда Аида Муллашева создала собственный компьютерный продукт – программу Agrostream. Она позволяет планировать и контролировать агропроцессы, ежедневно собирает всю наземную информацию и сравнивает ее с запланированными показателями. 

Внедрение программы оказалось делом непростым. Аида Муллашева открыла для себя, что планирование у агрономов считается неблагодарным делом, успех которого зависит от большого количества случайностей. Однако документирование процессов позволило им понять, что отклонений не так много, и агрономы сконцентрировались на производственной части процесса. Начали с внедрения на практике правильной нормы и глубины внесения зернового материала. Оперативные сводки, получаемые в режиме реального времени, позволяли точно управлять техническими и человеческими ресурсами. 
Это вызвало интерес к выращиванию высокопродуктивных культур. Изменения нашли отражение в экономике: урожайность зерновых увеличилась с 11 до 19 центнеров с гектара, зернорасход сократился на 60%. Если три года назад хозяйство выращивало три-четыре культуры, то теперь их стало 18. Финансовые показатели Аида Муллашева обобщить пока не может: по ее наблюдениям, при общем снижении производственных потерь расходы хозяйства увеличились. 

Сейчас Agrostream – самостоятельный рыночный продукт, клиентами которого стали 13 крупных хозяйств. В его арсенале четыре модуля, обеспечивающие главные запросы агронома на информацию о состоянии дел на полях, отчет по технике и зерновым запасам, качестве агрокультурных мероприятий. В ближайшее время планируется подключение дополнительных модулей. К примеру, искусственного интеллекта, обобщающего весь опыт работы, или модуля уведомлений об угрозах для растений, работающего на основе анализа аэрокосмических снимков.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций