Перейти к основному содержанию

10817 просмотров

Руководитель компании «Промпривод»: «Бизнес боится нести серьезные инвестиции в промышленное оборудование»

На сегодняшний день экономика Казахстана практически не растет, в отличие от соседских, считают эксперты

Руководитель компании «Промпривод»: «Бизнес боится нести серьезные инвестиции в промышленное оборудование»

Руководитель компании «Промпривод»: «Бизнес боится нести серьезные инвестиции в промышленное оборудование»

Три товарища-инженера более 10 лет работали в иностранных компаниях по промышленной автоматизации. Год назад решили прекратить конкуренцию и объединить усилия. Что из этого вышло, «Къ» рассказал основатель и руководитель компании «Промпривод» Нуржан Булегенов.

– Нуржан, как получилось, что всего за год вы из гостей Ганноверской выставки превратились в ее участников?

– Компания молодая, только год как работаем – поставляем промышленную приводную технику промышленным предприятиям Казахстана и Центральной Азии. Работаем именно как поставщики, потому что такую технику в Казахстане ближайшие лет 100 не будут производить точно. Как таковых менеджеров по продажам у нас нет, оборудование сложное и требуется разработка технического решения, инжиниринг, поэтому в компании почти все сотрудники – инженеры.

На выставки за рубеж выезжаем постоянно. Поскольку предлагаем комплексные технические решения предприятиям, то должны понимать мировые тенденции, куда движется прогресс и технологии, что нового предлагают мировые лидеры в промышленном оборудовании. Например, на Ганноверскую выставку я уже лет 10 езжу – вначале во время работы в иностранных компаниях, а последние два раза – заключать соглашения для нашей компании.

В июле планируем вместе с партнерами участвовать в выставке в Астане, а в ноябре – в Ташкенте.

– Насколько дорогое удовольствие для компании участие в выставке?

– Достаточно дорогое. На сегодняшний день мы участвуем совместно с нашими партнерами – делим расходы. Одно дело выставка в Алматы или в Астане, совсем другое – в Актобе или Павлодаре и третье – в Европе. Чтобы участвовать в Ганноверской выставке, нужно очень крепко стоять на ногах и иметь ориентир на международный рынок. Пока наша бизнес-модель – быть близкими к клиентам. Мы не можем по этой стратегии быть еще где-то в Америке или Европе. Наш рынок – Центральная Азия, достаточно маленький по глобальным масштабам.

– Какова же его емкость?

– С емкостью рынка целая песня! Я работал в иностранных компаниях, общаюсь с различными производителями, и каждый оценивает рынок по-разному и использует различные методики. Проблема в том, что официальная статистика работает ужасно. Если взять таможенную статистику, то там черт ногу сломит – пока разберешься, пока отделишь и сегментируешь технику. Кроме того, она не очень достоверна – много продукции завозится в «серую» или «черную». Есть еще и другой фактор – часть оборудования завозится не под своими ТН ВЭД-кодами, и их тогда в этой статистике не найти. Емкость рынка в деньгах оценить крайне сложно.

Рынок приводной техники Казахстана больше, чем рынок остальных четырех стран вместе взятых. При этом нужно понимать, что он сильно привязан к росту экономики. На сегодняшний день экономика Казахстана практически не растет, в отличие от соседских. Достаточно взрывной рост мы видим в Узбекистане. В Кыргызстане дела налаживаются, промышленность начала двигаться, расти. Они поверили, что можно долгосрочно что-то делать, и начали модернизировать оборудование. У нас же бизнес не знает, во что верить, что завтра случится с тенге, что завтра будет на политической арене, кто кого поглотит и заберет бизнес. У нас стараются по-быстрому отбить свои деньги, поэтому серьезные инвестиции в промышленное оборудование боятся нести, и рынок тормозится, хотя по объему он пока больше. Если все будет продолжаться как сейчас, то в ближайшие пару лет рынок остальной части ЦА обгонит в совокупности Казахстан.

– Зачем Казахстану такая компания? Иностранные компании и так поставляют на наш рынок оборудование?

– Мы решили, что в Казахстане нет независимой компании, которая бы экспертно разбиралась в приводной технике и не была привязана к определенному бренду. Нас три товарища, три друга, которые год назад были сотрудниками различных международных компаний и решили, что хватит работать на эти фирмы, зависеть от них и конкурировать между собой.

У нас, особенно первые заказы, которые мы отрабатывали, – были в минус, но мы шли на это, потому что для нас важно было выполнить свои обязательства полностью. Выкручивались как могли: у кого были сбережения – потратили, имущество заложили или продали. Сейчас уже процессы отстроили, вышли в плюс и стоим на ногах. В нашем профиле бывает много неопределенностей технического характера, но если мы взялись за работу и пообещали определенный результат, то должны его выдать. За это нам клиенты и платят деньги, что мы берем на себя риски и даем решение.

Теперь оттого, что мы не зависим от определенного бренда, выигрывают в первую очередь заказчики – промышленные предприятия, потому что они получают квалифицированную помощь, техническое решение. Оборудование сопровождается инжинирингом, и если он квалифицированный, то оборудование станет работать оптимально эффективно и производство будет с наименьшими издержками. Выигрывают и производители этой техники, потому что идти на рынок Казахстана для них экономически неоправданно, поскольку наш рынок в глобальном масштабе – миниатюрный. В итоге у нас в стране представлено не так много хороших производителей.

– Откуда технику поставляете?

– В основном из Германии. Традиционно именно в этой стране находятся лучшие производители. Есть у нас поставщики из Италии. В Турции тоже есть компании, работающие по европейским стандартам – они ставят европейские линии и производят продукт аналогичного качества по очень конкурентной цене. Мы много такого оборудования завезли в Казахстан и Узбекистан. У нас очень любят подешевле.

– А как же Китай?

– С Китаем мы никак не работаем. Качество «мэйд ин чайна» уже нарицательное, хотя и в Поднебесной бывает очень хорошее оборудование. Но меня в Казахстане знают как человека, поставляющего качественную технику, и мне потребуется очень много усилий, чтобы убедить заказчиков в том, что поставленная китайская техника – то, что им надо. У нас уже сложился определенный стереотип насчет китайских товаров, и пока я против него работать не хочу.

– Как дела обстоят дела с инженерами? Насколько дефицитны специалисты?

– Кадры в Казахстане – большая проблема. Так уж получилось, что в стране сильно не хватает специалистов, особенно технических. И сколько я занимаюсь промышленной автоматизацией, столько и сам учусь и обучаю.

– Компании какого профиля к вам обращаются?

– Вообще мы работаем почти с любой промышленностью. Пока больше проектов с предприятиями горной, металлургической промышленности, производителями строительных материалов (цементные заводы), есть проекты с предприятиями пищевой и химической промышленности. Последние особенно активны в Узбекистане. Еще работаем и с казахстанскими машиностроителями. К сожалению, у нас не так много компаний, которые производят оборудование, но такие есть. С ними сотрудничать вдвойне приятно, потому что они занимаются не просто добычей сырья, а производят товары с высокой добавленной стоимостью и приносят экономике страны больше пользы, чем добывающие и перерабатывающие предприятия.

Но вообще мы поставляемо оборудование в Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Кыргызстан. Наш рынок – Казахстан и Центральная Азия. Для эффективной работы с предприятиями необходимо, чтобы специалисты находились в непосредственной к ним близости.

– Насколько хорошо автоматизированы и оснащены современной техникой казахстанские предприятия?

– От завода к заводу ситуация разнится. Бывают образцовые заводы, в которых все очень грамотно, по-современному, хорошее оборудование установлено, правильно эксплуатируется, его обслуживают хорошие техники, присутствует грамотный менеджмент, но таких мало. Значительная часть промышленных предприятий работают на устаревшем физически и морально оборудовании. Ремонтные службы таких предприятий не справляются с постоянными поломками и техническим обслуживанием. Зачастую они выжимают из оборудования не просто все, что оно может, а бывает, что и гораздо больше. Я удивляюсь, у нас люди достаточно универсальные, смекалистые, и часто из ничего делают что-нибудь, чтобы оно просто работало, потому что начальство требует план и продукцию. Иногда просто жалко смотреть на людей и оборудование.

ФОТО: Офелия ЖАКАЕВА

392 просмотра

Samarkand Chemical Plant Will Be Sold to Cyprus Company on Zero Value

Photocredit: Shutterstock

Ferkensco Management Limited Company from Cyprus will buy a full stock of shares of the Samarkandkime enterprise in Samarkand city region on zero value. This information was released by the official provider of legal data under the Uzbekistan Ministry of Justice.

According to the investment plan, the enterprise will be a base for a new eco-friendly factory that produces mineral fertilizers. The investor is already committed to allocate $200 million to the project. This money will be invested in production modernization to create an up-to-date chemical plant with a capacity of about 600,000 tons per year. It’s expected that 500 jobs will be created when the factory starts its operation on July 1 this year.

Samarkandkime Joint-Stock Company (formerly Samarkand superphosphate plant) was established in 1954. The company currently produces ammophos, battery acid, and other chemical products. The capacity of the enterprise is up to 250 thousand tons of products per year. According to the company’s latest report, the net revenue of the JSC rose to 31 billion sum ($3.2 million) throughout a nine-month period in 2019. The company has receivable and payable bills.

It was also reported that Ferkensco Management Limited was registered in 2014.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif