Перейти к основному содержанию

3695 просмотров

Почему регуляторы не могут в одночасье отключить Telegram?

Эпопея c Telegram, хотя и сошла с первых страниц СМИ, продолжает будоражить

Почему регуляторы не могут в одночасье отключить Telegram?

Почему регуляторы не могут в одночасье отключить Telegram?

Интернет уже не тот. Поэтому даже регуляторы не могут в одночасье отключить тот или иной сервис. Эпопея c Telegram, хотя и сошла с первых страниц СМИ, продолжает будоражить. Но, выдержав паузу, можно сделать кое-какие трезвые выводы.

Ядро и предыстория конфликта – это Закон Яровой, согласно которому Telegram обязан хранить ключи шифрования от всей переписки пользователей и предоставлять их по запросу ФСБ РФ. Со своей стороны руководство Telegram настаивает на том, что это требование технически неисполнимо (ключи хранятся на устройствах пользователей и не попадают на сервера мессенджера) и более того – противоречит Конституции РФ. Решение заблокировать Telegram было принято в апреле Таганским судом Москвы по требованию Роскомнадзора РФ.

Идти на откровенную конфронтацию с властью? Какую игру затеял Дуров? Во-первых, нужно понять, что такое Telegram в России – что-то около 10 млн пользователей – явно этот рынок для Дурова не ключевой, а значит, его можно поставить на карту. Во-вторых, есть ощущение, что на этом фоне Дуров вполне мог и хайпануть. В-третьих, не выглядит убедительным и утверждение, что передача ключей третьим лицам невозможна. Вот, кстати, мнение экс-разработчика Telegram Антона Розенберга. И оно несколько диссонирует с общей тональностью конфликта: «Технически Дуров мог предоставить необходимую информацию. Но не сделал этого и вряд ли сделает. Не потому, что его заботит тайна переписки подозреваемых в терроризме, не потому, что у него какие-то особые принципы по поводу свободы слова. А просто потому, что на мифе об исключительной безопасности Telegram, его якобы уникальной защищенности, построен весь маркетинг Telegram и образ самого Павла Дурова».

Но вернемся к блокировке. 16 апреля 2018 года Роскомнадзор начал блокировать IP-адреса, используемые Telegram – счет шел на миллионы (в первую неделю – более 18 млн). Понятно, что безуспешно. В погоне за IP-адресами Telegram досталось и другим – наблюдались перебои в работе Viber, некоторых платежных систем, сервисов регистрации на авиарейсы и т. д. Это не единичные случаи – за 10 дней блокировки Telegram Роскомнадзор получил 46 тыс. жалоб. Через неделю проблемы в России возникли у Google и некоторых одноименных сервисов. Еще позже, 27 апреля, в реестр запрещенных адресов на несколько часов попали другие соцсети – от Twitter и Facebook до «ВКонтакте» и «Одноклассников».

Игра на поле Дурова

Основатель Telegram не блефовал. Для обхода блокировок у него имеется внушительный набор инструментов. Например, массовое использование различных механизмов по моментальному изменению IPv4-адресов на хостингах (Amazon, Google), блокирование которых способно привести к выводу из строя миллионов ресурсов. Есть еще технология передачи сообщений и информации между клиентами Telegram напрямую по протоколу P2P с использованием встроенного Proxy, подобного по архитектуре Tor. Кстати, данная функциональность находится в разработке в рамках проекта Telegram Open Network, и, по мнению экспертов, заблокировать мессенджер, когда эта сеть заработает на все 100%, будет невозможно, так как Telegram Open Network – это распределенная платформа. Наконец, в арсенале Дурова – IPv6-адреса. Их очень много, раздаются они бесплатно, в отличие, например, от IPv4, которые есть только на вторичном рынке и стоят дорого. Дуров может брать IPv6-адреса миллионами, а регуляторы, например тот же Роскомнадзор, пока не умеют их массово выявлять.

Выводы

Итак, ситуация показала, что регуляторы практически расписались в своем бессилии заблокировать Telegram. Страха перед некой могущественной организацией, которая по мановению переключателя способна заблокировать любой ресурс – стало меньше. Второе, собственно, следует из первого. Тренд на закручивание гаек в интернете, на все большее обособление и фрагментацию локальных сегментов Всемирной сети, в общем-то, сложился не вчера, но он, после всестороннего анализа ситуации с Telegram, а он [анализ], наверняка уже происходит, будет усиливаться. И самый простой способ тут для власти – уменьшить количество каналов. В этом вопросе со мной согласен и Павел Гусев, директор Казахского центра сетевой информации. Он считает, что, с одной стороны, это так – чем меньше каналов, тем легче их контролировать. «Но, с другой стороны, падает надежность, связанность интернета».

Но будет ли это звучать в качестве решающего аргумента?

ФОТО: XanderSt / Shutterstock.com

310 просмотров

Алматы, Нур-Султан и ВКО лидируют в списках Единого реестра должников

Замыкают список южные регионы страны

Фото: Shutterstock.com

Согласно данным, опубликованным в ЕРД, в РК около 74 тысяч злостных должников-юрлиц. Между тем, приговоренный за крупное хищение бюджетных денег к трем годам условного лишения свободы экс-директор РГП «Енбек-Орал» Руслан Шунаев вновь оказался в центре скандала. Предприниматели из Алматы, Нур-Султана, Шымкента, Уральска, Караганды и даже из России пытаются привлечь его к уголовной ответственности за мошенничество.

Легальная схема «развода»?

По словам казахстанских бизнесменов, Руслан Шунаев, действуя от имени своего ТОО, обещал им поставить сахар и металлические трубы, однако не исполнил свои обязательства. В итоге у обманутых нет ни товара, ни денег.
 
Предприниматель из Алматы Лиза Керимбаева – одна из многочисленных потерпевших от поставщика в лице ТОО «Алтын Нәр». В прошлом году она заказала у ТОО сахар почти на 13 млн тенге, а получила товар лишь на 2,8 млн тенге. Остальную часть поставки она так и не дождалась, впрочем, как и своих денег. 

«Руслан Шунаев перестал выходить на связь, я стала искать в интернете о нем информацию. Оказывается, он уже привлекался к уголовной ответственности. И реестр должников я подняла. С 2010 года он заключает контракты с компаниями и не выполняет своих обязательств. Когда я это узнала, приехала в Уральск и подала иск в суд. Специализированный межрайонный экономический суд удовлетворил мои исковые требования о взыскании с ТОО суммы долга и неустойки. Но взыскать я эти деньги с него не могу. Его ТОО объявлено банкротом, а имущества на нем не зарегистрировано. Во время суда я узнала, что есть 16 потерпевших по всей стране», – рассказывает Лиза Керимбаева.

Слова предпринимательницы подтверждают и другие бизнесмены. Они также отмечают, что г-н Шунаев является неофициальным владельцем ТОО «Алтын Нәр», поскольку, мол, товарищество зарегистрировано на некое подставное лицо.
 
«Мы объединились с потерпевшими и обратились с заявлением в правоохранительные органы, чтобы привлечь этого человека к уголовной ответственности за мошенничество. Но наши дела сначала разделили, то есть отделили эпизоды по сахару и металлу. А затем возбужденное уголовное дело по нашему заявлению и вовсе прекратили. Правоохранители считают, что в действиях г-на Шунаева нет состава уголовного правонарушения», – сетуют бизнесмены.
 
Мириться с прекращением уголовного дела они не намерены и хотят добиться возобновления расследования.

информация о количестве предпринимателей.jpg

Реестр немаленький

Юристы отмечают, что от обмана и недобросовестных поставщиков никто не застрахован. Свидетельством тому является Единый реестр должников (ЕРД). В данном реестре отмечено, что в 2018 году там находилось более 81 тыс. должников – юридических лиц (АО, ТОО и ИП). В лидерах здесь оказались Алматы (18 650), Нур-Султан (16 809) и Карагандинская область (5375). 

Меньше всего должников в прошлом году было в Туркестанской (976), Жамбылской (1 519) и Кызылординской (1 799) областях. 

За 10 месяцев 2019 года в ЕРД значатся около 74 тыс. предпринимателей. Причем в лидерах по-прежнему остаются Алматы (17 745) и Нур-Султан (12 302). На третьем месте оказалась Восточно-Казахстанская область (6 666). Наименьшее количество должников, как и в прошлом году, в Туркестанской (751), Жамбылской (1 082) и Кызылординской (1 059) областях. 

В департаменте по исполнению судебных актов Министерства юстиции отметили, что если у истца есть на руках вступившие в законную силу судебные акты, то они должны быть исполнены ответчиком в добровольном порядке. В случае неисполнения решения суда должником истцы могут обратиться к судебным исполнителям.
 
«Судебный исполнитель принимает меры, предусмотренные законом «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей». Например, наложение ареста на движимое и недвижимое имущество должника, изъятие данного имущества, запрещение должнику совершать определенные действия, в частности отчуждать имущество в пользу третьих лиц, запрет пользования данным имуществом, временное ограничение на выезд за пределы страны. Данные меры способствуют реальному и эффективному взысканию с должника задолженности, поскольку они могут применяться одновременно», – пояснили в ведомстве в ответ на запрос «Курсива».

Впрочем, в ответе Министерства юстиции также отмечено, что исполнение судебного акта о взыскании задолженности напрямую зависит от платежеспособности должника. Если должник не имеет имущества и источников дохода, то принимаемые судебным исполнителем меры не дадут результата. 

«Отсутствие зарегистрированной недвижимости или автомашины не освобождает должника от исполнения решения суда. При таких обстоятельствах проверяется имущественное положение должника. Например, наличие предметов роскоши, бытовой техники, денег. Ничто не мешает обратить взыскание на это имущество. Если у должника никакого имущества нет, он не трудоустроен и не принимает никаких мер к трудоустройству, то в отношении него применяется следующая стадия понуждения – административная или уголовная ответственность. За злостное неисполнение решения суда ему грозит административный арест или лишение свободы до двух лет», – подчеркнули в Министерстве юстиции.

Если закон бессилен?

Если у должника нет официально зарегистрированного имущества, денег на счетах и предметов роскоши, такие исполнительные производства заранее можно назвать бесперспективными, говорят частные судебные исполнители. В таких случаях документы возвращаются истцам, но это не значит, что им отказано во взыскании долга. Спустя время последним можно повторно обратиться к судебным исполнителям.

Но и при повторном обращении судебный исполнитель будет выполнять все те же действия, что и в первый раз. То есть проверять имущественное положение должника, его счета. Это можно делать до тех пор, пока деньги не будут взысканы. 

В случае объявления должника банкротом судебный исполнитель может направить исполнительный документ банкротному управляющему. Последний должен оценить имущественную массу банкрота, реализовать его и удовлетворить требования истцов согласно очередности.

Юрист Ширин Амиргалиева советует добиваться уголовного преследования должника. Она считает, что перспектива реального лишения свободы часто нужным образом влияет на должников.

«Если у него нет никакого имущества, если он злостно не исполняет решение суда, то его для начала нужно привлечь к административной ответственности. Если административное наказание никак не подействовало, то нужно добиваться уголовного наказания за неисполнение судебного решения. Тем более если у пострадавшего на руках есть несколько решений и есть непогашенная судимость, то суд может установить в его действиях рецидив», – рекомендует Ширин Амиргалиева.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций