nedvijimost-v-krizis.png

7718 просмотров
7718 просмотров

Почему детективную деятельность в Казахстане не могут регламентировать уже 15 лет?

Учредители «Калкана» рассказали журналистам об особенностях и трудностях отечественного частного сыска

Почему детективную деятельность в Казахстане не могут регламентировать уже 15 лет?

Почему детективную деятельность в Казахстане не могут регламентировать уже 15 лет?

Учредители созданного в декабре прошлого года объединения профессионалов корпоративной безопасности и детективной деятельности «Калкан» рассказали журналистам об особенностях и трудностях отечественного частного сыска. При этом детективная деятельность в Казахстане до сих пор не регламентирована, поскольку соответствующий закон разрабатывается и принимается аж с 2003 года.

Директор «Центра детекции лжи «Правдалаб» Андрей Крикнин озвучил неоконченную историю закона о детективной деятельности. Первый законопроект был разработан еще в 2003 году, но так и не был принят.

В 2010 году президент Казахстана в ходе совещания по вопросам реформирования правоохранительных органов озвучил необходимость принятия закона о частной детективной деятельности. А в 2012 году в Послании народу Казахстана он вновь дал указание по возобновлению работы над данным законом. Выполнением этого задания занялось министерство юстиции, но дело снова кончилось ничем. Наконец, в 2015 году на пленарном заседании мажилиса закон был принят в первом чтении, однако дальнейших процедур не прошел. А. Крикнин сделал предположение, почему принятие закона "пробуксовывает": «Скорее всего, кто-то из чиновников против по вполне определенным причинам: чтобы сохранить подольше свое прайвеси, как будто частные детективы сильно заинтересуются чиновниками и так далее. На самом деле, конечно, все не так».

В свою очередь директор ТОО «Informsecurity» Игорь Чернов считает, что тут возник вопрос неправильного делегирования: «Существует версия, что при принятии этого закона произошло следующее. Работа частного детектива неоднозначна, и она может затрагивать интересы других компаний и частных лиц. Это очень сложный вопрос, который требует серьезного внимания и серьезной аналитической дискуссии. Где провести планку: что можно частным детективам – а чего нельзя? И в этой дискуссии обязательно присутствие профессионалов, которые занимаются частной детективной деятельностью. Но почему-то разработку этого закона поручили министерству юстиции, которое просто не знает работу частного детектива. И на Минюст, в общем-то, ругаться нельзя, потому что его задача – защита интересов граждан и компаний. Они это и сделали – защитили от частных детективов. Именно поэтому в закон было внесено очень много дополнений, и никто теперь не знает, в каком состоянии находится работа с ними».

Смягчил накал директор ТОО «Бюро независимых расследований» Рустам Мирзабаев, сказав, что принятие закона – это длительный и сложный процесс, и не только в Казахстане: «Среди наших соседей в Российской Федерации и в Кыргызстане принимался закон очень долго, и было много спорных вопросов. Дело в том, что в этом деле очень много тонкостей: в связи с деятельностью детективов люди не могут прийти к одному мнению, что можно, что нельзя и если можно, то до какого уровня».

Между тем, как говорит Андрей Крикнин, несмотря на отсутствие законодательства, регулирующего деятельность частных детективов, по приблизительным подсчетам, эти услуги оказывают порядка двух тысяч человек. Но официально рекламируют их лишь 38 частных детективов и детективных предприятий.

Он пояснил свои расчеты: «Цифра в две тысячи детективов носит субъективный характер. Она основана на анализе количества лиц, способных и, возможно, оказывающих детективные услуги. Сюда входят как частные детективы, так и работники служб безопасности, которые либо в нерабочее время подрабатывают детективами, потому что у них заработные платы весьма невелики, либо оказывают услуги детективного характера своему работодателю. Наряду с этим есть часть юридических лиц, которые оказывают услуги с элементами детективной деятельности.

Я не буду озвучивать, что в это входит. Что же касается законности работы, то, в принципе, они работают законно. У нас статья 5 предпринимательского кодекса гласит, что каждый имеет право на свободу предпринимательской деятельности, свободное использование своего имущества в любой законной предпринимательской деятельности. Запрета детективной деятельности не существует. Другой вопрос: платятся или нет налоги. Но, я думаю, что детективы, зарегистрированные как индивидуальные предприниматели с основным видом деятельности «оказание прочих услуг», делают все законно, поскольку они – весьма осторожный народ, и их уровень правосознания весьма высокий. Лишний раз рисковать своим положением никто не будет».

По словам Рустама Мирзабаева, в Казахстане уже достаточная нормативно-правовая база для того, чтобы детективам можно было действовать легально и в правовом поле. Однако участники этого бизнеса ждут от принятия закона того, что будут расширены права детективов по сбору информации и помощи юридическим и физическим лицам.

При этом, несмотря на то, что существует стойкое убеждение о нелегитимности частного сыска в Казахстане, Андрей Крикнин опроверг это мнение: «Существует статья 20 Конституции РК, пункт 2, где говорится о том, что каждый имеет право свободно получать и распространять информацию любым не запрещенным законом способом. Кроме того, согласно национальному классификатору занятий в разделе 54-19 «Работники служб, осуществляющих охрану граждан и собственности» предусмотрена профессия «частные детективы». То есть, мы существуем».

Отметим, что этот термин в отечественном классификаторе занятий существует еще с 90-х годов, кочуя из редакции в редакцию этого документа. Что ожидают детективы от закона?

«Принятие этого закона не только упорядочит детективную деятельность, – говорит Андрей Крикнин. - Если у нас будут официальные частные детективы, доступ к которым облегчится путем принятия закона, они смогут рекламировать свои услуги и станут ближе к людям, а не так, как сейчас – посредством «тряпочного телефона». Мы ожидаем, что у нас будет возможность и право обращаться с запросами в государственные органы и коммерческие структуры. И, конечно, желательно, чтобы они обязаны были нам отвечать. У нас будет несколько иное правовое положение с принятием закона в рамках гражданско-процессуального и уголовно-процессуального кодексов и вообще в гражданском процессе. Чтобы результаты нашей работы с большим желанием принимались в качестве доказательств, и мы могли выступать свидетелями не как посторонние, которые что-то видели, что-то слышали, а как получившие заказ и оказавшие услуги, по которым добыта определенная информация, достоверность которой можем подтвердить».

Игорь Чернов, в свою очередь, обещает бизнесменам, которым грозят наезды, рейдерство и прочие чиновничьи ужасы, защиту: «Мы можем помочь таким компаниям прежде всего методологией. При подобной угрозе для бизнес-структуры, компания практически остается в одиночестве против тех лиц, которые оказывают на нее давление, тех же чиновников. Между тем, выработаны очень хорошие методики противодействия. И мы ими владеем. Используя эти методики, мы готовы оказать помощь компаниям для организации противодействия. Так, в 2017 году около 100 предприятий в результате давления на бизнес либо обанкротились, либо прекратили работу. А более 270 компаний пострадали от фактов вмешательства и давления на бизнес со стороны чиновников. При этом, по данным экспертов «Калкан», максимальная сумма ущерба только одного предприятия, пострадавшего в результате недобросовестной конкуренции – 2,4 млрд тг».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif