nedvijimost-v-krizis.png

1 просмотр

Казахстанский юрист рассказал об открытиях в производстве и импорте полиэтиленовых пакетов

Партнер юридической фирмы Unicase Артем Тимошенко рассказал коллегам об открытиях в производстве и импорте полиэтиленовых пакетов

Казахстанский юрист рассказал об открытиях в производстве и импорте полиэтиленовых пакетов

Казахстанский юрист рассказал об открытиях в производстве и импорте полиэтиленовых пакетов

На прошедшем в Алматы Казахстанском форуме по разрешению судебных споров юристы-судебники делились своим опытом друг с другом. Зачастую у каждого своя ниша, поэтому не за всеми трендами и нововведениями в законодательстве можно уследить. Собственно, та же проблема и у работников судов и арбитража. Партнер юридической фирмы Unicase Артем Тимошенко рассказал коллегам об открытиях в производстве и импорте полиэтиленовых пакетов.

Нулевая ставка под вопросом

По мнению Артема Тимошенко, сегодня экспортно-импортные операции - довольно рисковый бизнес, который в одночасье может полететь в тартарары, поскольку сроки исковой давности в стране – пятилетние. И таможенные органы могут проводить камеральные проверки тоже в течение пяти лет. «Как правило, если они выявляют по какому-то из периодов нарушения и доказывают их, то приходят уведомления за все предыдущие и последующие годы. – сетует партнер Unicase. - Это ведет к потере бизнеса, убивании компании-экспортера и соответствующим банкротствам. Зачем они так делают – для меня непонятно. Так, зачастую происходит так, что органы допускают смешение понятий и неправильное присвоение кода ТН ВЭД, что приводит к увеличению таможенной стоимости – от 0 до 5% или, как чаще бывает – с 5% до 15% путем разных ухищрений. И я уже могу классифицировать эти ухищрения на подгруппы. К примеру, присвоение кода от общего к мелкому или наоборот. Так, если идут поставки полиэтилена, из категории «пакеты разные» переводят в категорию «пакеты специальные», которые предусматривают конкретный код».

В одном из кейсов, с которым пришлось разбираться юристу Тимошенко, речь идет о фотопленке с определенным слоем. Это товар медицинского назначения, который используется томографами - высокотехнологичный продукт, который фактически ложится ценовым бременем на бюджет, потому что товар закупается стопроцентно по госзаказу. Этот товар идет по нулевой ставке, но ДГД после камеральной таможенной проверки доначисляет штрафы, пени и все остальное, и сумма выходит под 100 млн тг. Когда юристы начали с этим разбираться, выяснилось, что в Казахстане нет экспертов, которые бы могли сказать, что этот слой относится к определенному виду применения. Есть лишь несколько специалистов, которые могут сказать что-то общее, но в деталях – нет. И они могут только отличить фотоаппаратную пленку от то, на которой делается рентген-снимки.

После того, как пришел эксперт и рассказал, в чем различия и особенности этих пленок, у судьи был коллапс – ничего непонятно. В итоге юристам удалось отстоять интересы клиента частично: отменить уведомление и доначисление.

Артем Тимошенко сообщил коллегам, что дело спасло только то, что у защиты было обобщение практики Таможенного союза: «Процесс до сих пор идет, мы активно переписываемся с Комитетом госдоходов. Мы выбрали тактику и стратегию, которые, как показала практика, - оказались успешными. Помимо того, что мы нашли и привлекли российских и европейских экспертов, которые нам дали заключение и расписали по товару – что это и по какому коду он должен классифицироваться, мы начали поднимать практику таможенный служб Евразийского экономического союза и через уполномоченный орган ходатайствовали перед ним о сборе практики таможенного оформления таких товаров по экономическому союзу. Кыргызстан и Армения сразу сказали, что у них такие товары вообще не завозятся. Белоруссия быстро ответила, что это «37 группа», нулевая ставка – тут нет вопросов. Россия долго думала, но в итоге нам дали заключение о том, что в экономическом союзе по «37 группе» это все завозится с нулевой пошлиной. Но КГД, несмотря на ответы Евразийского союза, заключений экспертов, настаивал на своем.

По этому кейсу было предварительное классфикационное решение, что это товар медицинского назначения повышенного социального значения, который классифицируется по нулевой ставке. Люди его завозят уже в течение пяти лет. Но по истечение этого срока уполномоченный орган отменил это решение и сказал, что то, что было раньше, соответственно – тоже отменяется. В результате, если бы мы не отстояли это все, компания однозначно уходила бы на банкротство, потому что доначисление в 5 % переваливало за 100 млн тг, плюс НДС, плюс пеня».

«Маечка» из вторсырья

Импортерам известно, что таможенные органы большинства стран, в рамках определения ценообразования, работают в том числе и по аналогиям (одна из шести существующих методик). Как оказалось, импортом обычных полиэтиленовых пакетов-«маечек» в Казахстане занимаются всего две компании,которые ввозят в Казахстан ежемесячно сто вагонов разных пакетов. Его себестоимость – 50 центов за килограмм.

Клиент юридической фирмы Unicase, судя по всему, для нужд местных рынков-базаров, организовал ввоз подобных пакетов. Таможенной орган по Алматинской области, в свою очередь, провел камеральную проверку и попытался определить цену товара по аналогии. Он обнаружил декларацию в Костанае: кто-то из недропользователей себе завез 20-тонный контейнер полиэтиленовых пакетов. Как потом выяснилось, они были специальные. И в этом случае была указана стоимость 1,59 центов за кг. Соответственно, импортеру в Алматинской области была выставлена стоимость с 0,5 до 1,59. С учетом объема в 100 вагонов в месяц вышла баснословная цифра.

«Мы обратили внимание на следующее, - рассказывает Артем. - Оказывается, все пакеты, которые мы видим – это вторсырье, пластик в гранулах. А те спецпакеты производились из первичного сырья химпрома. В суде мы также говорили, что есть понятие «коммерческий уровень торговли», и он отражен в таможенном законодательстве. То есть, речь идет о розничной и оптовой торговле. Мы в суд предоставили долгосрочный контракт, подписанный с заводами на три года. В нем есть фиксированная цена и обязательный объем по вывозу. То есть, они должны вывозить пакетов не меньше 50 вагонов в месяц. Соответственно, это другая цена: то ли один 20-футовый контейнер, то ли 50 вагонов. Но это не убедило суд. Последним аргументом стало то, что мы закупаем пакеты из Урумчи и везем в Алматы. То есть, у нас логистическое плечо – 700 км. А недропользователь купил свой груз в материковом Китае и вез на север Казахстана с плечом в 5800 км. А это расходы, которые выше почти в 10 раз. Они входят в себестоимость товара. Таможенный орган не принял это во внимание. Как ни смешно, мы проиграли суд первой инстанции (СМЭС Алматинской области в Талдыкоргане). Апелляционная инстанция заседала четыре раза, они были удивлены нашими аргументами, но в итоге мы отстояли и уменьшили. Правда, не до 0,5 цента, а до 0,8, что всех устроило».

Таким образом, по мнению Артема Тимошенко, для подкрепления аргументов нужно смотреть глубже в ситуацию. Он полагает, что в части налогов «квалификация уполномоченных лиц почти всегда низкая». И, зная детали, можно «разбить» почти любое дело. Другой вопрос – будет ли это слушать суд, и будут ли приняты во внимание такие убойные аргументы, как логистическое плечо.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif