Перейти к основному содержанию

13004 просмотра

Максат Калимолдаев: «Денег на все задумки ученых не хватит»

Скандал в научных кругах разразился, прежде всего, из-за дефицита средств на науку

Максат Калимолдаев: «Денег на все задумки ученых не хватит»

Максат Калимолдаев: «Денег на все задумки ученых не хватит»

Скандал в научных кругах разразился, прежде всего, из-за дефицита средств на науку. О том, почему в этом году распределение грантового финансирования превратилось в скандальный детектив, рассказал «Къ» академик, вице-президент НАН РК, генеральный директор Института информационных и вычислительных технологий МОН РК, доктор физико-математических наук Максат Калимолдаев.

- Расскажите, зачем все же нужны национальные научные советы (ННС) и почему они появились?

- До 2012 года решение о финансировании грантовых научных проектов принимало МОН РК. Но президент РК в свое время выразил мнение, что решать должны сами ученые. В 2012 году и были созданы ННС (Национальные научные советы) по различным приоритетам, главным научным направлениям.

- Кто формирует состав ННС и кто в них входит?

- Состав ННС формирует МОН РК по рекомендации научных организаций. В его состав рекомендуют ведущих действующих ученых, признанных авторитетов по своему приоритету. Естественно, что некоторые из руководителей институтов будут рекомендованы в состав ННС - они же ведущие и действующие ученые. Это не противоречит «Положению об ННС» (согласно ст.16 Положения членами ННС могут быть руководители и исполнители проектов, но они не имеют права рассматривать собственные проекты).

Состав и председатели ННС утверждаются постановлением правительства по представлению уполномоченного органа.

- Когда впервые в ННС вошли представители бизнеса и зачем это было нужно?

- С 2015 года в состав ННС стали включать представителей бизнеса, доля которых была увеличена, начиная с 2018 года до 50% от общего количества членов ННС. Их кандидатуры подает палата предпринимателей РК «Атамекен». Это было сделано в целях развития ГЧП (государственно-частного партнерства), для повышения востребованности научных разработок в реальном секторе экономики и минимизации риска предварительного сговора. Бизнесмены независимы от административного давления.

- Вы представляете скандально известный в этом году совет по приоритету «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии, научные исследования в области естественных наук». Как думаете, почему так накалились страсти?

- Я являюсь председателем ННС по приоритету «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии, научные исследования в области естественных наук» с 2015 года. Всегда все проходило более-менее спокойно. Недовольные, конечно, были. В этом году почему началась самая настоящая информационных война?

Во-первых, к нашему приоритету, который до 2018 года назывался «Информационные и телекоммуникационные технологии» (прикладные исследования) в этом году добавили фундаментальные направления - физику, математику. Их приоритет «Интеллектуальный потенциал страны» убрали в связи с уменьшением объемов финансирования. Приоритет нашего ННС стал называться «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии, научные исследования в области естественных наук». И к прикладными исследованиям (IT, телекоммуникационные, космические исследования), соответственно, добавили математику, физику, механику и астрономию.

- Как дела обстоят с финансированием?

- Фактически финансирование сократилось более чем в два раза. Если раньше по приоритету «Интеллектуальный потенциал страны» на грантовые научные проекты выделялось более чем 3 млрд тенге в год, а по приоритету «Информационные и телекоммуникационные технологии» - 1,6 млрд тенге, то на 2018 год после объединения приоритетов было выделено всего 1,9 млрд тенге.

Основная причина массированных нападок именно на этот ННС кроется в том, что президент РК Н.А. Назарбаев поставил новые приоритеты перед отечественной наукой в условиях 4-ой промышленной революции. В Послании он сказал, что 2018 год должен стать началом цифровой эпохи. И в качестве основных приоритетов глава государства определил развитие информационных технологий, обеспечение информационной безопасности и цифровизацию экономики. Понятно, что в условиях финансового кризиса и падения темпов роста экономики государство не может на прежнем уровне финансировать все научные разработки. Основные претензии сводятся к тому, что на IT было выделено 23% от объема финансирования приоритета. На самом деле, денег на эти цели нужно намного больше. Но их нет. По итогам конкурса 54% от общего объема финансирования составили прикладные исследования, 46% - фундаментальные.

Несмотря на прямое указание главы государства всецело развивать IT, члены ННС поддержали также и проекты по фундаментальным исследованиям, от которых ждать отдачи в реальный сектор экономики не предвидится. Более того, в конкурсных заявках многих из них прямо указывается, что социально-экономический эффект не ожидается, что результаты будут использоваться при подготовке студентов, магистрантов и докторантов PhD.

Как тут не вспомнить, что в самой богатой стране мира - США в 70-е годы прошлого столетия временно было полностью прекращено финансирование фундаментальной науки по указанию президента страны!

- Кто начал «информационную войну»?

- Эту информационную бурю подняли не физики, а математики-фундаментальщики. Не все, а небольшая группа лиц, давно специализирующаяся на подметных письмах. Когда они получали миллиарды, а у нашего института было всего 6 проектов, нам и в голову не приходило писать жалобы и доносы. Сначала эта группа из трех человек подписывалась под своими письмами. Когда эти письма не возымели эффекта, началась грязная война на просторах интернета. Срочно стали создаваться новые аккаунты с одной лишь целью - дискредитировать ННС. Интересно, что ННС одобрил также финансирование проектов отраслевых институтов, которые финансируются другими министерствами, например, научных организаций Казкосмоса. Но вместо благодарности МОН РК за дополнительную подкормку они пишут доносы в прокуратуру и организуют статью в интернет-газете.

Еще одна претензия так называемого «коллектива ученых» (анонимных ученых) - это то, что некоторые проекты, получившие высокие баллы на предварительной экспертизе, не получили одобрения ННС к финансированию.

- Но ведь, так и было, судя по данным в открытом доступе?

- Дело в том, что процедура конкурса двухступенчатая. На первом этапе проекты проходят предварительную экспертизу - оценку дают независимо друг от друга три зарубежных эксперта. 2-й этап - это работа ННС, который учитывает оценку экспертов, но решение об одобрении финансирования или отклонении проекта выносит руководствуясь соображениями целесообразности и перспективности проекта для Казахстана.

- Почему, например, некоторые проекты получают высокие баллы экспертов?

- Эксперты оценивают техническое состояние и научную значимость проекта. Нужен ли он нашей стране в данный момент или вообще никогда не понадобится, их не интересует. В ряде случаев, проект выполняется по настолько узкой тематике, что число специалистов, соответственно, и экспертов весьма ограничено. Естественно, эти эксперты, чтобы поддержать свое направление дадут высокие баллы.

Поэтому нельзя ориентироваться только на высокие баллы экспертизы. Для этого и нужны Национальные научные советы, для этого и отбираются туда наиболее авторитетные ученые.

- Как проходит процесс голосования по проектам?

- Обсуждение и процедура голосования полностью исключает возможность какого-либо сговора или давления. Ведется аудио-видеозапись всех заседаний ННС. Голосование электронное тайное, и его результаты появляются немедленно. Председатель совета не может повлиять на ход голосования. Не будет же председатель подходить к бизнесменам и просить их проголосовать за кого-либо?

- К слову, как Вы оцениваете работу бизнесменов?

- Лучше всего эту ситуацию демонстрирует пример с Виталием Кимом. Этого молодого бизнесмена в члены ННС рекомендовала палата предпринимателей «Атамекен». Он просмотрел только один проект, за который он рьяно, по его собственному выражению, агитировал. После того, как этот проект отклонило большинство членов ННС, у него пропало всякое желание работать. Он пропустил заседание совета, а потом вообще написал заявление, что он некомпетентен в том направлении, в котором был тот единственный проект, который он рассматривал. Но это не помешало Виталию выступить в Фейсбуке с обвинениями в адрес своих коллег по ННС, которые фактически отработали вместо него. Все члены совета были возмущены таким безответственным и непорядочным поведением молодого человека. Для примера, другой эксперт, тоже бизнесмен, проработал 33 проекта, большинство которых не рекомендовал к финансированию и сказал при этом, что его никто ни о чем не просил и не было какого-либо давления.

В связи с этим, есть пожелание к Палате предпринимателей: более взвешенно относиться к рекомендации тех или иных кандидатур в члены ННС. Нужны критерии отбора, не просто отбирать потому что он бизнесмен, а есть ли у него научные статьи, компетентен ли он в данном направлении.

И самое главное - надо понять, что денег на все задумки ученых не хватит. Не может сейчас ученый удовлетворять свое любопытство за государственный счет. Нужно финансировать разработки, жизненно необходимые для Казахстана. Пора, наконец, прекратить дискредитацию науки доносами и войнами в Интернете. Ведь эти люди дискредитируют прежде всего себя, скрываясь под разными никами и используя в своей грязной игре журналистов. У настоящих ученых на это нет ни времени, ни желания!

Фото: Аскар АХМЕТУЛЛИН

banner_wsj.gif

2426 просмотров

Как казахстанский бизнес переживает «кризис пандемии»  

Эксперты прогнозируют спад после завершения карантина 

Фото: Shutterstock

Из-за резкого падения спроса и отсутствия финансовой подушки безопасности компании по производству несырьевых товаров фактически заморожены. Производственники опасаются, что не смогут удержать специалистов, и кризис перечеркнет достигнутый за последние годы уровень развития. Поэтому они предлагают внедрить комплекс дополнительных антикризисных мер. 

Мебельная промышленность 

Деревообрабатывающая отрасль и производство мебели в настоящий момент функционируют лишь в регионах. При этом 71% технического и производственного потенциала этой сферы приходится на Алматы, Нур-Султан и Шымкент - такие данные приводят в отраслевом объединении. 

По данным президента Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности (АПМДП) РК Каната Ибраева, в крупных городах без работы остались около 30 тыс. работников. И это только официально зарегистрированные специалисты, без учета черного рынка. 

«В нашей отрасли сейчас трудно всем – и большим, и малым предприятием. Крупнейшая мебельная фабрика Южного Казахстана «Grand MIKS» с оборотом около 400 млн тенге встала. 500 человек (с учетом субподрядчиков) сидят без работы. Производство – это не станки и здания, это квалифицированный персонал. Если мы сейчас все потеряем, сможем ли наверстать? У нас раскачка примерно полгода занимает. А далее наступит перенесенный период убытков, когда придет время платить налоги и кредиты. В этом году мы можем не только потерять достигнутые темпы роста (7-8%), но и вообще в минус уйти», - говорит Канат Ибраев

Однако главная проблема мебельщиков в кризисное время заключается даже не в том, что мастера из-за карантина не могут прийти в цех на работу. У производственников значительно сократился объем гарантированного рынка – заказы госорганов и квазигосударственного сектора. С учетом поставок для строительных фирм, недропользователей, фонда «Самрук-Казына» - это, исходя из данных прошлого года, около 30 млрд тенге. 

По информации Каната Ибраева, 25 февраля 2020 года республиканской комиссией дано распоряжение МИО, госучреждениям, администраторам бюджетных программ о приостановке процедур госзакупа мебели. Под сокращение попала как дорогостоящая продукция, так и более дешевый сегмент. 

Члены Ассоциации подписали обращение к председателю госкомиссии по обеспечению режима ЧП Аскару Мамину с просьбой не сокращать ранее запланированный объем госзакупок – это позволит сохранить мебельную промышленность страны.

«Мы видим, что в Казахстане имеется достаточный ресурс для поддержания мебельной отрасли на прежнем уровне. Наши эксперты отмечают, что одной из действующих мер со стороны государства по сохранению потенциала МСБ является увеличение закупок на внутреннем рынке, даже с условием отправки товара для хранения на склад. Мы не просим особых преференций, просто оставьте нам прежний объем заказов», - настаивает глава Ассоциации. 

Кризисный период, по мнению руководителя ОЮЛ, может даже дать толчок развитию мебельной промышленности Казахстана, если на законодательном уровне закрепить понятие отечественного товаропроизводителя. Сейчас в эту категорию входят и филиалы зарубежных компаний, которые импортируют продукцию из других стран, и из-за этого часть средств от госзаказа уходит за рубеж. 

Легкая промышленность 

Для предприятий легкой промышленности Казахстана, которая и до карантина находилась в непростом положении, заморозка внутреннего рынка сбыта в крупных городах стала новым ударом.  

По словам исполнительного директора Союза производителей легкой промышленности Натальи Кузнецовой, резкий спад покупательского спроса, закрытие торговых центров заставило легпром на некоторое время заморозить производство. О банкротстве речь не идет. Все компании стараются сохранить и персонал, и базу. 

«Непонятно, почему льготы, которые выделяет государство, распространяются, в основном на малый и средний бизнес, самозанятых. А что делать предприятиям, относящимся к среднему бизнесу, но с большим количеством человек? Получается, им уже не полагается поддержка. В данной ситуации нельзя делать такую градацию. Мы либо сохраняем все, либо начинаем терять позиции», - отмечает Наталья Кузнецова. 

Представитель Союза не берется делать какие-либо прогнозы даже на ближайшее время. Главная задача – после кризиса остаться на плаву. 

Молочная отрасль 

Производство и переработка молока входит в число тех отраслей, для которых границы городов не закрывались. Учитывая специфику товара, спрос на молочные продукты остался неизменным.  

Исполнительный директор Молочного союза Казахстана Владимир Кожевников говорит, что на перерабатывающих предприятиях достаточно запасов упаковочных материалов, закваски. Проблем с логистикой нет. 

«В нашей отрасли коллапса не будет. Но главный вопрос, который влияет на ситуацию в будущем – как долго продлится карантин? Ведь отчасти мы зависим от зарубежных поставок. Например, в Казахстане очень низкий процент производства твердой упаковки. Ее выпускают только на заводе в Семее – ТОО «Казполиграф», но и он зависит от импортного сырья. Поэтому если ограничения продлятся долго, и не будет закупок из России, молоко не во что будет фасовать», - поясняет Кожевников. 

Возможность отсрочки по налогам – хорошее подспорье для переработчиков. Но, по словам главы союза, каждое предприятие самостоятельно решает, заплатить ли отчисления сейчас или после каникул, когда сумма накопиться за весь период отсрочки. 

Сахарная, пищевая и перерабатывающая промышленность  

Спрос на продовольственные товары на период ограничительных мер как в мегаполисах, так и в областных центрах не снижался. Поэтому ситуация в данной отрасли остается стабильной. По информации президента Ассоциации сахарной, пищевой и перерабатывающей промышленности Айжан Наурзгалиевой, предприятия пищевого комплекса продолжают работать, так как они отнесены к категории разрешенных в период карантина.

Единственная проблема, которая возникла у компаний Алматы - это ограничение на въезд и выезд работников, проживающих в пригороде. Руководители решали ее по-разному. Кто-то нанимал временных сотрудников, проживающих в черте города, кто-то решат вопрос с арендным жильем.

«Негативно на пищевой промышленности сказалось изменение курса тенге по отношению к доллару, так как некоторые виды сырья и вспомогательные материалы для производства (ароматизаторы, упаковка) импортируются из других стран. Незначительные изменения произошли по затратам по транспортировке. Это также отразилось на ситуации», - поясняет Айжан Наурзгалиева. 

Мусоропереработка 

Мусоровывозящие и мусороперерабатывающие предприятия Казахстана могут прекратить свою работу. Одно из следствий социальной изоляции – большее количество бытовых отходов. Другими словами, мусора стало образовываться больше, а вот платить за его вывоз люди перестали. Других источников доходов, кроме тарифа, в мусоропереработке нет. 

«К нам поступило обращение из Усть-Каменогорска от ОЮЛ «Казахстанская ассоциация по управлению отходами KazWaste касательно невозможности осуществления вывоза мусора в связи с прекращением поступления платежей от основной части населения. Чтобы продолжить работу, компаниям нужны субсидии от государства. Поддержка необходима для покупки ГСМ, дезинфекции, средств индивидуальной защиты», - сообщили в пресс-службе Палаты предпринимателей ВКО.

Общее количество компаний, задействованных в отрасли – свыше 400. Из них 370 предприятий относятся к малому и среднему бизнесу. Для того, чтобы не допустить массового сокращения работников, KazWaste предлагает назначить сотрудникам отрасли дополнительные выплаты в размере минимальной заработной платы со стороны государства.

Переработка: общий взгляд 

По данным Комитета по статистике МНЭ РК на 1 марта, из 23 тыс. зарегистрированных предприятий обрабатывающей промышленности действующими являются 15,9 тыс. (68%), временно приостановившими свою деятельность или в процессе ликвидации – 6,3 тыс. (27%). Год назад во второй категории было на одну тыс. компаний меньше. Статистика подтверждает: наибольшая доля в зоне риска – за малыми предприятиями. 

По мнению председателя правления ОЮЛ «Союз обрабатывающей промышленности Казахстана» Марата Баккулова, существование компаний по производству несырьевых товаров в условиях карантина сводится к попыткам сохранить кадровый резерв. Это единственное, что может помочь производственникам выжить после открытия границ между городами.  

«В «обработке» новых сотрудников не наберешь, их готовят годами. Поэтому руководители пытаются сохранить персонал, работая по сути «на склад», но, я думаю, долго они не выдержат. Из крупных предприятий наиболее устойчивым могу назвать Кентауский трансформаторный завод», - сказал свое мнение Марат Баккулов. 

Алматинский вентиляторный завод, которым руководит Марат Баккулов, свою работу продолжил благодаря зарубежным заказам. Появилась перспективная идея наладить производство вентиляционных установок для медорганизаций.  

Руководитель Союза уверен, что кризис в отрасли начнется как раз после завершения карантина, когда закончатся отсрочки и придется платить по всем отложенным обязательствам. 

«Многих волнует не только то, что происходит сейчас, а что будет завтра. Мы уже проходили это в предыдущие кризисы, когда происходил обвал, а потом - долгое восстановление. В этот раз некоторые могут просто не выжить. Если сейчас бизнес еще выплачивает зарплату за счет сэкономленных на налогах и кредитах средств, то без сбыта этот ресурс скоро закончится.», - отмечает спикер. 

Меры поддержки 

6 апреля Союз промышленников и предпринимателей Казахстана «El Tiregi», куда входят 17 отраслевых ассоциаций, опубликовал открытое обращение к Касым-Жомарту Токаеву с просьбой принять пакет антикризисных мер. 

Производственники предлагают рассмотреть вопросы отмены до конца года всех видов налогов и отчислений, введения субсидий на выплату зарплаты. В числе предложений – отмена таможенных пошлин, утилизационных сборов и налогов на импорт сырья, оборудования и комплектующих. 

Отраслевые ассоциации предлагают использовать карантинные ограничения для форсированного развития импортозамещения. Основная идея – запретить госсектору закупать импортные товары, если таковые производятся в Казахстане. А также обеспечить стабильный сбыт за счет у отечественных товаропроизводителей, упростить и ускорить процессы госзакупок, установить 100% предоплату за товар. 

Для снижения долговой нагрузки члены Союза предлагают ввести льготное, под 3% годовых, кредитование для обрабатывающей промышленности и рассмотреть возможность предоставления госгарантий 80% для покрытия залогового обеспечения. 

Напомним, что чуть раньше к президенту страны с просьбой принять срочный комплекс мер для поддержки отрасли обратился Союз строителей, объединяющий более 500 стройфирм. В числе предложенных строителями мер - полугодовая отсрочка по кредитам, компенсация убытков на незавершенных из-за кризиса объектах, субсидирование покупки стройматериалов. 

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif