9922 просмотра
9922 просмотра

Минюст РК: «У шведского исполнительного органа нет прав распродавать активы Нацфонда РК и «Самрука»

С точки зрения Минюста РК решение об аресте $22 млрд создавало «скользкую» основу обеспечения правосудия в Европе

Минюст РК: «У шведского исполнительного органа нет прав распродавать активы Нацфонда РК и «Самрука»

Минюст РК: «У шведского исполнительного органа нет прав распродавать активы Нацфонда РК и «Самрука»

Громкое заявление по поводу того, что шведские судебные исполнители начинают реализацию активов «Самрук-Казыны», не соответствует действительности. У простого шведского исполнительного органа нет ни юрисдикции, ни прав, ни полномочий предпринимать действия по поводу того, что произошло в других юрисдикциях. Он не может распродавать активы ни Нацфонда, ни «Самрука». Об этом в эксклюзивном интервью "Къ" рассказали представители Минюста РК.

Напомним, что 23 января окружной суд Амстердама удовлетворил ходатайство Нацбанка РК о снятии ареста с активов Национального фонда в размере $22 млрд, находящихся на кастодиальном хранении в Bank of NewYork Mellon. Ранее Минюст РК ответил на запрос редакции издания, отметив, что дело Анатола Стати стало опасным примером посягательства на обладающие иммунитетом средства Центробанков.

Как сообщает министерство, голландский суд согласился с позицией казахстанской стороны и постановил, что активы Национального фонда неприкосновенны. Судебные органы Нидерландов ранее уже отказывали Анатолу Стати в наложении ареста на эти же активы, но последний скрыл эти факты, тем самым ввел в заблуждение суд. Суд также предписал Стати возместить судебные издержки казахстанской стороне. Аналогичный предварительный арест был наложен бельгийскими судебными органами. Работа по его обжалованию продолжается в установленном порядке.

Речь идет о деле молдавского бизнесмена Анатола Стати, подавшего в отношении Казахстана серию исков по компенсации ущерба, который, по его мнению, он понес, потеряв права на нефтегазовые активы в Мангистауской области. В конце 2017 года Банк Нью-Йорка Mellon (BK.N) заморозил $22 млрд, принадлежащих Национальному Фонду РК по иску А. Стати и его компаний против правительства Казахстана. Национальный банк Казахстана в свою очередь подал иск против BNY Mellon.

Судебные разбирательства сторон длились на протяжении нескольких лет. Как сообщал «Къ», в 2008 году в отношении компаний Стати были проведены проверки финпола и последующие за этим судебные разбирательства. Не сумев доказать свою правоту в суде, молдаванин покинул страну.

Но поскольку Казахстан с 90-х годов является участником Договора энергетической хартии и ряда других документов, защищающих интересы иностранных инвесторов, сторона Стати уже несколько лет судится с нашей страной.

Временная мера?

Между тем в ответе на запрос «Къ» в Минюсте РК (МЮ РК) поясняют: «важно, что при использовании слова «арест» смысл меняется – на самом деле в нашем случае – это заморозка активов. Также важно и то, что Казахстан обжаловал заморозку, и в ряде стран решение будет в ближайшее время. Что, собственно, и произошло 23 января текущего года».

Как отмечают в МЮ РК, октябрьское решение суда – это обеспечительная мера, а не процедура по признанию и исполнению и не обращение взыскания. Пока процессы по признанию шли, реализовалась своего рода защитная мера стороны Стати, чтобы определенная сумма была гарантирована или резервирована для него.

«Когда было принято это арбитражное решение, он сперва обратился с его исполнением в Англию. Он примерно предполагал, что у нас есть какие-то серьезные активы. Это его действие было остановлено, в том числе и благодаря решению Английского суда. Затем он обратился в США, поскольку предполагал, что там тоже есть активы, в отношении которых можно исполнить арбитражное решение. Там суд решил приостановить все процессы до принятия решения английским судом. Не получив нужных ему решений в США и Великобритании А. Стати начал свои действия в Швеции, Бельгии и Нидерландах. В этих странах ему удалось добиться предварительной заморозки. Все, что они делают в Швеции, Бельгии и Нидерландах, не отличается от их стандартной схемы поведения. Они используют особенности законодательства каждой из этих стран для создания максимального ажиотажа. Можно выделить три основных признака такого неконструктивного поведения: несоразмерность суммы арбитража и замороженных средств; утаивание фактов и документов; попытки наложить аресты на имущество дипломатических представительств», – поясняют в МЮ РК.

Казахстанская сторона неоднократно отмечала, что он это сделал, не уведомив суды об идущем в Англии главном процессе, где суд принял во внимание доводы Казахстана о не соответствующих действительности показаниях молдавского бизнесмена. Об этом не были извещены ни бельгийский, ни голландский, ни шведский суды.

Дело в том, что Казахстан направил встречный иск в Лондоне, который называется «Дело о мошенничестве Стати». Именно он стал основанием для суда в США, цель которого – приостановить рассмотрение дела о принудительном исполнении стокгольмского арбитражного решения на территории США.

В результате Казахстан незамедлительно подал апелляции в каждой юрисдикции суда по обжалованию решений обеспечительных мер. В исках, естественно, отмечено, что со стороны Стати были нарушения, и что суды должны были бы принять во внимание тот факт, что предмет спора признан в Англии мошеннической схемой.

Позиция МЮ РК – добиваться защиты интересов страны, разморозки всех средств и активов, признания в судах мошеннических схем стороны Стати. Даже сейчас юристы обнаруживают все новые и новые факты, которые он скрывал и предоставлял недостоверную информацию. Так, определенную информацию удалось получить, изучая документы по взаимоотношениям компаний молдавского инвестора с партнерами. В частности, выяснились суммы, инвестированные в строительство ГПЗ. Партнер, естественно, знал реальную цифру. Между тем в арбитраже в Стокгольме сторона Стати предоставила совершенно другие документы и суммы. По данным казахстанского Минюста, Стати исказил стоимость недостроенного газоперерабатывающего завода, и защите удалось найти доказательства его реальной стоимости: это $167 млн, а не $230 млн, как утверждает Стати. Реальная стоимость – предмет спора, и она еще определяется. Достоверно известно только, что добросовестному поставщику было заплачено около $34 млн за основное оборудование.

Полная сумма исковых требований составляла более чем $4 млрд. Министр юстиции Марат Бекетаев ранее озвучивал позицию Казахстана, когда говорил о том, что никто не собирается отдавать эту сумму. Дело в том, что первоначальное исковое требование действительно было на $4 млрд, однако Стати не смог его обосновать. В результате казахстанская сторона добилась понижения данной суммы до $500 млн ($497 млн и проценты). Но и по ней очень много вопросов. Английский суд в июне 2017 года пришел к выводам о том, что были факты мошенничества со стороны Стати при принятии решения арбитража, поскольку была предоставлена недостоверная документация. Поэтому позиция Казахстана – оспорить и эту сумму.

Дальнейшее развитие событий – рассмотрение в Высоком суде Англии вопроса об обоснованности этой суммы. Слушание ожидается в октябре 2018 года. Как полагает казахстанская защита, дело в суде Англии по мошенничеству будет одним из ключевых.

Между тем можно предположить, что Стати продолжит находить новые географические «болевые» точки. Как говорят в МЮ РК, узнать об этом заранее невозможно. Во многих странах иски могут рассматриваться в одностороннем порядке только на основании заявления. То есть о самой попытке подобного ареста истец сможет узнать только постфактум. Но и Минюст РК, и «Самрук-Казына», и НБ РК мониторят эти действия. В паре стран были предприняты кой-какие меры, в том числе было направлено письмо, в котором содержится просьба о том, чтобы отечественные структуры оповестили в случае, если Стати обратится в суд с иском в отношении казахстанской стороны. То есть работа на опережение все же организована.

«Скользкое» правосудие

Что характерно, кейс «Стати-Казахстан» порождает в европейском правосудии странные прецеденты.

В Минюсте РК рассказали «Къ» о казусе юрисдикций: «По решению бельгийского филиала банка заморожены средства в Англии. В Англии, где принимать решение может только английский суд, исполнено решение другой юрисдикции. Это вызывает вопросы и у других клиентов Bank of New York Mellon, потому что в прессе в Европе уже начались публикации о том, что клиенты BNYM не могут быть уверены в надежности».

«Пока неизвестно, почему банк принял такое решение, хотя изначально не собирался этого делать. Наши аналитики пытаются сопоставлять факты, в какие периоды это происходило и кто отвечал за решения, но пока не пришли к конкретным выводам. Также нет в настоящее время и формулировки со стороны банка.

В отношении Bank of New York Mellon подан иск, поскольку банк нарушил свои контрактные обязательства перед крупным клиентом, необоснованно заморозив его активы. Слушание было в декабре 2017 года. Отметим, что в процессе, связанном со средствами Нацфонда Казахстана – то есть МЮ РК здесь участвует в качестве третьей стороны – Минюст помогает Нацбанку: предоставляет документы, доказательства, а также заявляет свои возражения и аргументы в защиту.

Следующий прецедент связан с тем, что сумма замороженных активов многократно превышает само исковое требование. Об этом казахстанская защита указывает в каждой юрисдикции. Как говорят в Минюсте, «исходя из принципов справедливости и соразмерности, нельзя, чтобы сумма обеспечительных средств, замороженных судом, значительно превышала исковые требования».

Важный вопрос также связан и с тем, почему были заблокированы именно счета Нацфонда, а не какое-то другое имущество Казахстана за рубежом.

Комментаторы предполагают, что это данные истца: ему удалось найти некоторую информацию о наличии активов. Он попросту перебирал возможные варианты, затем требовал заморозки. Законодательство ряда стран допускает подобную заморозку, но истец обязан в течение какого-то времени начать процедуру исполнения. Он, естественно, пытается ускорить процесс. Но сама заморозка не означает, что это его деньги. Это просто предварительная мера обеспечения судебного процесса. И если в будущем он выиграет, он может из этого обеспечения получить средства по иску.

Казахстанский Минюст комментирует странную позицию правосудия Швеции: «В странах, подписавших ряд обеспечительных конвенций, в частности, Венскую, суверенные фонды и центральные банки обладают суверенитетом. Их активы не подлежат взысканию. Тем более, что НБ РК – это отдельная структура, его бюджет является отдельным от республиканского. Он действует как самостоятельное юридическое лицо, и его активы – это не активы Республики. Вызывает озабоченность и то, что в Швеции было сделано определение о том, что НБ РК – это не юридическое лицо. Это нонсенс. Они противоречат своему же законодательству: у них центральный банк – самостоятельное от государства «третье лицо», а у нас, по их мнению, Нацбанк не отделен от государства. Такие двойные стандарты могут нести последствия для всей системы. Все прекрасно осознают, что если этот прецедент будет создан, они будут использовать его во всех процессах. Тут есть риски для всех стран, для всех суверенных фондов и Центробанков. В том числе и для самой Швеции. И, естественно, сейчас все страны стараются подойти к этому вопросу взвешенно. Это будет снижать инвестиционную привлекательность любой страны, которая так делает».

Именно поэтому министр Бекетаев неоднократно говорил, что для Казахстана рисков по этим $22 млрд нет. Банк всего лишь временно их заморозил. Но республика совместно с НБ РК обжалует это решение, поскольку эти средства принадлежат суверенному фонду и не подлежат заморозке. При этом решение стокгольмского арбитража не было признано ни в одной стране, куда обращался Стати. То есть Стати нигде не получил законного решения о том, что республика должна ему заплатить, и арбитражное решение не имеет силы на территории других стран.

Спокойствие, только спокойствие!

Громкое заявление по поводу того, что шведские судебные исполнители начинают реализацию активов «Самрук-Казыны», не соответствует действительности, говорят в казахстанском Минюсте: «Это нонсенс, потому что у простого шведского исполнительного органа нет ни юрисдикции, ни прав, ни полномочий предпринимать действия по поводу того, что произошло в других юрисдикциях. Он не может распродавать активы ни Нацфонда, ни «Самрука»».

Что же касается замороженных средств Нацфонда, то в МЮ РК полагают, что Нацбанк не теряет в этом случае никаких дивидендов и процентов. Единственное ограничение – в части распоряжения этими средствами.

В свою очередь Казахстан намерен заставить Стати возместить затраты, связанные с его действиями.

В МЮ РК заявляют: «Это посыл не только для Стати, но и для лиц, оказывающих ему содействие – о том, что мы будем требовать возмещения. Если они знают, что есть факты мошенничества и помогают ему, они становятся соучастниками. Что будут требовать возмещения всех расходов. По ним уже идет отдельная калькуляция».

Хартии преткновения

Каким инструментарием воспользовался молдавский бизнесмен, чтобы так напрячь казахстанских юристов?

Юридическое ведомство поясняет: «На заре независимости, чтобы привлечь инвесторов, нам надо было дать им гарантии. Суть гарантий в том, что в случае претензий или споров, у инвесторов есть право разбираться в наших судах, а также обращаться в арбитражи. Казахстан в свое время подписал конвенцию Международного центра по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), по которой инвесторы стран-участниц могут обратиться в отношении государства в арбитраж. Есть также международный коммерческий арбитраж ICC, мы подписали Договор к энергетической хартии. В частности, иск ЮКОСа к Российской Федерации рассматривался как раз по ДЭХ. Кроме этого между странами заключаются договоры о том, что инвесторы имеют право обращаться в арбитражи как принимающей стороны, так и других.

Все эти гарантии и позволили привлечь инвесторов и инвестиции.

По искам, которые были на протяжении этих лет, казахстанская защита успешно доказывала, что республика выполняла все свои обязательства. В минюсте отмечают, что большинство споров разрешаются в формате урегулирования, стороны находят общие позиции. Но есть истцы, такие как Стати, которые пытаются идти агрессивным путем. И именно их исковые требования зачастую сильно завышены. При этом просим принять во внимание, что не представляется возможным предоставить определенную информацию ввиду продолжающихся иностранных судебных разбирательств по вышеуказанному делу».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif