Антимонопольщики столкнулись с нерыночным фактором — цифровыми гигантами

Одним из важных аспектов новой реальности для работы антимонопольных служб стало применение гибких механизмов регулирования конкурентной среды

Антимонопольщики столкнулись с нерыночным фактором — цифровыми гигантами

Антимонопольщики столкнулись с нерыночным фактором — цифровыми гигантами

В Алматы состоялась международная конференция «Антимонопольное регулирование деятельности субъектов рынка: виды, механизмы и эффективность», в ходе которой представители ряда стран делились опытом регулирования рынков и обеспечения конкурентной среды. В частности, речь шла о декартелизации, ценовых сговорах и новых реалиях цифровой среды.

Одним из важных аспектов новой реальности для работы антимонопольных служб стало применение гибких механизмов регулирования конкурентной среды. Так, по словам председателя Комитета по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей Министерства нацэкономики РК Азамата Майтиева, с января по август текущего года в адрес субъектов рынка и госорганов было направлено более 150 предписаний, уведомлений, предостережений и рекомендаций по признакам нарушения антимонопольного законодательства и устранения нарушений. По его мнению, «применение данных инструментов стало возможно в результате либерализации законодательства о защите конкуренции».

Такие инструменты дают субъекту рынка право самостоятельно и добровольно устранить нарушение антимонопольного законодательства. Ранее антимонопольный орган имел право сразу начинать антимонопольное расследование.

Также он рассказал о создании такого инструмента, как согласительные комиссии: «Это открытое обсуждение результатов расследования перед вынесением решения и наказанием субъекта расследования. Субъект имеет право ознакомиться с результатами расследования, внести свои пояснения. Участие в работе комиссий представителей бизнеса, Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» обеспечивает публичность и прозрачность процесса. В этом году состоялось уже 30 заседаний согласительной комиссии».

Либерализация законодательства, по словам чиновника, — это шаг Казахстана по вступлению в комитет по конкуренции Организации экономического сотрудничества и развития.

В свою очередь его российский коллега, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы России Анатолий Голомолзин углубился в тему внешних изменений рыночной среды, которую сегодня, по его словам, формируют цифровые технологии и олигопольные игроки.

«Лидеры мировой экономики — это те самые цифровые гиганты, которые научились работать в новых условиях. Они формируют наши предпочтения и могут влиять на экономическую ситуацию, и, к сожалению, влияют. И, конечно, необходимо повышение ответственности крупных транснациональных компаний в масштабах всего человечества. И антимонопольные органы по отдельности на национальном уровне и в сотрудничестве в разных объединениях должны реагировать на имеющуюся ситуацию адекватно. У нас есть инструменты, которые мы традиционно используем. Это рассмотрение дел о нарушении антимонопольного законодательства, это предписания, которые мы выдаем по результатам нашего рассмотрения дел. Мы обязаны совершать соответствующие действия, которые направлены на восстановление условий конкуренции. Мы налагаем огромные штрафы, которые исчисляются миллиардами не только рублей, но и долларов. Крупные суммы дисциплинируют компании и заставляют их работать по-другому. Но мир меняется, и мы не можем только применять «дубины» антимонопольного регулирования. Ситуация меняется, и мы обязаны менять свои инструменты», — говорит российский эксперт.

В Казахстане же, по его словам, используется институт предупреждения и институт compliance (Кодекс деловой этики, бизнес-практики, который позволит создать прецеденты допустимых соглашений, аналогичных допустимым соглашениям в странах Европейского союза — «Къ»). В РФ так же вводятся инструменты предостережений, предупреждений, используется compliance. В ближайших планах антимонопольных служб развитие этих инструментов.

Между тем рассмотрение дел в отношении цифровых гигантов показывает, что надо изменять многие подходы. В частности, речь идет о методологическом аппарате по проведению анализа товарного рынка. К примеру, монетизация дохода таких компаний, как Google, возникает не в рамках обычной купли-продажи, а в сопряженных сферах. Например, основной доход эта компания получает за счет продажи рекламы. То есть, монетизация происходит совершенно в другом месте. Поэтому анализ должен касаться как антимонопольного характера сделок, так и экономической концентрации. Так, недавно в Германии и Австрии были приняты поправки в антимонопольное законодательство по контролю сделок слияний-приобретений. Раньше они контролировались по двум пороговым значениям — размер оборота и размер активов компании, а сейчас добавили еще один параметр — размер сделки. Ранее антимонопольные органы не могли понять ни размеры сделок таких компаний, ни почему одна компания платит за другую десятки миллиардов долларов. Ведь, если посмотреть размеры активов, то они — никакие.

Еще одна характерная особенность современных рынков — то, что большинство из них являются олигопольными. Несколько игроков определяют ситуацию на национальных рынках, причем это происходит в любой стране мира.

Представитель ФАС РФ пояснил: «Экономисты говорят, что в условиях олигопольных рынков важно, чтобы появилась сдерживающая сила не только со стороны антимонопольных органов, но и со стороны потребителей. Когда мы рассматривали дела нефтяных компаний, мы не только выдали им предписание, но и обязали их организовать биржевую торговлю. Мы сделали так, чтобы не небольшое количество олигопольных игроков имели возможность формировать рынок, а чтобы потребители платили за поставляемый продукт столько, сколько они могут заплатить. Раньше, во времена бензинового кризиса, мы рассматривали сотни дел. Сейчас мы практически не рассматриваем дела по рынкам нефтепродуктов и газа, потому что на регулярной основе происходит организованная торговля. Ежедневно публикуются индикаторы цен на этих рынках. Регистрируются «живые» сделки, и по ним также публикуются индикаторы цен внебиржевого рынка. Мы также регулярно публикуем индикаторы цен сопоставимых зарубежных рынков. Так что у нас три индикатора цен на оптовом рынке. И когда фактическая цена находится в пределах этих индикаторов, ситуация нормальная, и нам нет необходимости беспокоиться и применять меры антимонопольного воздействия».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg