Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


6843 просмотра

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

С начала 2017 года, по данным МИК РК, в соцсетях выявлено более 200 тыс. материалов, пропагандирующих экстремизм и терроризм

В 2016 году в Казахстане были заблокированы тысячи сайтов. Одни эксперты считают, что актуальным сегодня было бы создание некоей онлайн-платформы, где можно узнать обо всех недоступных в стране порталах. Другие против этой инициативы, поскольку считают, что это только подстегнет интерес читателей к данным ресурсам.

Как заявил председатель Комитета в области связи, информатизации и средств массовой информации Министерства информации и коммуникаций РК Михаил Комиссаров, на сегодняшний день в Казахстане заблокировано порядка 31 тыс. сайтов. Большая часть из них, а точнее 26 тыс., содержит материалы порнографического характера, 4 тыс. заблокированы за пропаганду экстремизма и терроризма, а оставшиеся недоступны за «иные нарушения законодательства РК».

«Возможность ограничивать доступ к противоправным материалам у нас появилась с 2016 года, после внесения соответствующих изменений в закон о связи в конце 2015 года. У интернет-сообщества возникли опасения, что будут приняты меры по ужесточению контроля над интернетом, увеличению в геометрической прогрессии блокировок. Но, как видите, этого не произошло. Если обратиться к статистике, с начала 2016 года на основании предписания уполномоченного органа был ограничен доступ для пользователей с территории Казахстана к 31 тыс. материалов на интернет-ресурсах. Из них порядка 26 тыс. – порноресурсы. Все остальное – это пропаганда терроризма и экстремизма, жестокости и насилия, интернет-казино и другие формы нарушений», – заявил Михаил Комиссаров.

Как сообщил эксперт, в Казахстане сегодня мониторинг интернет-ресурсов проводится вручную, но в ближайшее время ведомство планирует автоматизировать данный процесс. Что касается новостных сайтов и социальных сетей, то спикер рассказал, что этим порталам предварительно направляются уведомления с просьбой удалить тот или иной материал, нарушающий законодательство страны. А технические вопросы решаются операторами связи по предписанию Министерства информации и коммуникации РК.

«По социальной розни, как правило, ограничения доступа производятся на основании решения суда. Уполномоченным органом подаются исковые заявления в суд о признании того или иного материала незаконным на основании признаков нарушения законодательства. В случае если у суда есть сомнения о том, что в материале есть признаки нарушения законодательства, то проводится экспертиза», - заявил спикер.

«Попытка полностью очистить интернет от незаконного контента - это утопия, - признал Михаил Комиссаров. – Но тем не менее лучше принимать какие-то меры по очищению контента от противоправных материалов, чем сидеть и ничего не делать. Если вы обратили внимание, то с 2014 года грязи в интернете стало меньше. Если раньше, заходя на какой-то новостной сайт, вам могли попасться какие-то всплывающие картинки непристойного содержания, реклама порносайтов, то сейчас таких явлений практически нет. Бывает, какие-то новые ресурсы появляются, которые такой некорректной рекламой, скажем так, балуются, но их всё меньше и меньше».

Юрист ОФ «Правовой медиацентр» Гульмира Биржанова отметила, что в Казахстане при таком большом количестве заблокированных сайтов нет актуального списка недоступных порталов, хотя подобная функция есть на сайте Министерства информации и коммуникаций РК. «Можно ввести адрес ресурса и посмотреть, заблокирован он или нет. Но я не знаю, работает ли эта функция. Я вбивала такие сайты, как «Медуза», «Республика», и, как оказалось, их нет в списке запрещенных. Хотя они заблокированы в соответствии с судебным решением».

«Сейчас в Казахстане интернет приравнен к СМИ. При этом для того, чтобы заблокировать тот или иной телеканал или печатное СМИ, нужно решение суда. В отношении других сайтов блокировка проходит в досудебном порядке», - добавила эксперт.

В свою очередь президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров сообщил, что досудебные решения по блокировке сайтов принимают различные уполномоченные управления МВД и МИК: «Мы (Интернет-ассоциация Казахстана. – «Къ»), например, при обнаружении неправомерных публикаций направляем их в Генеральную прокуратуру РК. А те в свою очередь уже направляют данные в уполномоченные органы».

«Проблема еще и в том, что суд, вынося решение о блокировке сайта, указывает не сам сайт, а его IP-адрес. Хотя по этому IP-адресу может быть зарегистрировано 10 тыс. сайтов. Зачем это делать, я не понимаю. Может быть, суду так легче, ввести несколько цифр IP-адреса, нежели полностью вносить весь адрес сайта, который насчитывает огромное количество символов. То есть сделал одну ошибку – пиши все заново», - заявил Шавкат Сабиров.

«Реестр сайтов, к которым ограничен доступ в Казахстане, безусловно, нужен. Сейчас во всех странах он есть, и нам тоже надо внедрить по примеру России. Еще немаловажно то, что люди должны знать, кто именно и за что ограничил доступ к тому или иному интернет-порталу. Все это должно быть указано в реестре», - добавил Шавкат Сабиров.

Региональный директор оператора связи ТОО «Радиобайланыс» Игорь Ластовкин также пожаловался на то, что в Казахстане полностью отсутствует информация по заблокированным сайтам: «Единственное, что сейчас создает для нас сложности с клиентами, - это отсутствие информации по недоступным в стране интернет-ресурсам. При этом выяснить это может далеко не каждый».

«Знаете, операторы связи друг с другом общаются. И каждый раз, когда кто-то из нас отправляет запросы в Министерство информации и коммуникаций РК для того чтобы узнать, какие же сайты у нас заблокированы, мы сталкивается с молчанием. Поэтому большая просьба к ведомству – создать портал или реестр заблокированных в Казахстане сайтов», - говорит Игорь Ластовкин.

Политолог Ислам Кураев считает, что политика блокирования сайтов в Казахстане обоснованна. «Это обусловлено тем, что порой многие из них ведут пропаганду, противоречащую интересам нашего государства. Следует обратить внимание, что сегодня очень активно вербуют именно через интернет, поэтому следует вести жесткий контроль в данном направлении. Если взять в пример тот же самый случай с сайтом Meduza, то там открытым образом посягали на суверенитет Казахстана. Как можно в данном случае закрыть глаза? Думаю, это невозможно. Поэтому сейчас стоит острый вопрос полного контроля за интернет-порталами, которые в свою очередь ведут информационную войну за казахстанское интернет-пространство, где в последнее время образовывается своего рода вакуум из-за ослабления влияния российских СМИ. Но также не стоит забывать, что есть возможности обходить подобную блокировку, что, конечно же, невозможно контролировать», - говорит политолог.

Собеседник «Къ» отметил, что оглашение списка заблокированных сайтов может лишь сделать дополнительную рекламу недоступным порталам. «Возможно, данный реестр имеется, но он не обнародован для всеобщего обозрения, так как на просторах Казнета есть очень любопытные пользователи, которые в свою очередь могут активно посещать данные порталы, а в последующем и пропагандировать их. В этом случае следует принимать все необходимые меры для нераспространения информации о подобных сайтах в целях не устраивать им дополнительную рекламу», - добавил он.

По данным, которые привел Михаил Комиссаров, с начала 2017 года большое количество материалов, несущих пропаганду экстремизма и терроризма, было выявлено в социальных сетях. В общей сложности их более 200 тыс. В основном они размещены на видеохостинге YouTube и «ВКонтакте».


16298 просмотров

Почему на границе с Россией скапливаются грузовики из Казахстана и других стран

И что можно изменить

Фото: Алла Злобина

Первым руководителям пограничной, налоговой, антикоррупционной служб ЗКО, РПП «Атамекен», группе общественного мониторинга и акиму района Байтерек 9 августа пришлось срочно выехать на пограничный переход (ПП), чтобы решить конф­ликт, разразившийся в результате массового скопления большегрузов на посту «Сырым».

Наконец-то!

Без еды и удобств с 8 по 10 августа стояли в очереди на таможне водители почти 400 большегрузных автомашин: 180 – со стороны Уральска и более 200 – со стороны российского пограничного перехода «Маштаково». В своей группе WhatsApp дальнобойщики занимали и контролировали очередь на таможенный пост, просили привозить воду водителей автомашин, направлявшихся в сторону Самары, и ненормативной лексикой комментировали очередной автоколлапс на посту «Сырым». 

Сезон плодоовощной торговли только начался – многокилометровые очереди фур, загруженных дынями и арбузами для петербуржцев и москвичей и виноградом для оптовиков Беларуси, уходили за горизонты двух пограничных переходов.

Приезд группы чиновников и журналистов был встречен одобрительными возгласами дальнобойщиков: «Наконец-то!».

20190809_121329_1.jpg

На российском погранпосту «Маштаково» фуры не пропускали. Отрезок между двумя таможнями всего лишь 1,5 км, и здесь лишней фуре встать попросту негде. Казахстанская сторона пропускала по одной машине, чтобы в случае отказа в пересечении российской границы большегруз мог развернуться и выехать с небольшой площадки территории ПП. 

«Мы попросили старшего сотрудника погранпоста ФСБ России объяснить ситуацию, и он ответил: «Все вопросы – к вашим налоговикам». А если мы все большегрузы пропустим, то нейтральная полоса забьется. В конце июня была та же ситуация. Люди пять суток стояли тут в очереди. А сколько раз водители в знак протеста перекрывали дороги! Плюс создание аварийных ситуа­ций: по встречной полосе идет большегруз, а навстречу – легковушка», – возмущались члены мониторинговой группы антикоррупционной службы по ЗКО. 

98489.jpg

Нам любые дороги дороги! 

Очередь на ПП «Сырым» сформировали фуры, следующие транзитом, в том числе с ПП «Хоргос». Сегодня сюда стекается весь коммерческий груз Казахстана: предприниматели не желают ездить по платным российским дорогам и выбирают дешевый и короткий путь – через Западно-Казахстанскую область. К тому же закручивание гаек на «Хоргосе» в связи с огромными расхождениями в сборах ожидаемых и полученных налогов привело к тому, что коммерческие грузы из Китая стали завозить в Казахстан через Кыргызстан. Об этом членам мониторинговой группы сообщили сами предприниматели.

20190809_112519.jpg

Свою роль играет и устаревшая инфраструктура отечественных погранпереходов, из-за которой многократно увеличившийся за последние годы поток большегрузов входит в коллапс даже при малой сезонной активности.

Вот и на этот раз все участники хмуро кивали на налоговиков: это их экспортный мониторинг товаров создает проблемы в передвижении коммерческих грузов. Те в ответ демонстрировали приехавшим журналистам оперативность в оформлении документов – пять минут, и скан документов готов. 

«Сейчас дополнительно трех человек привлекли. В регламент 25 минут, в том числе таможенного осмотра одной машины, они укладываются. Но пока товаросопроводительные документы не цифровизованы, мы не можем наладить контакт с другими странами. Этот документ имеет международный статус. Мы с претензиями не согласны. У нас тут очереди нет», – парировал нападки мониторинговой службы антикоррупционного бюро заместитель руководителя ДГД ЗКО Максат Нурахаев.

По его мнению, очереди на границе создает целый комплекс проблем: сезон плодоовощной продукции, плохая инфраструктура ПП и низкая проходимость. Слова представителя налоговой службы подтвердили и члены мониторинговой группы. Они подсчитали: время оформления одной фуры составило 18 минут. 

«Конечно, есть коррупционные риски, и мы это признаем. Комментировать предложение о выносе за пределы погранпостов налогового экспортного мониторинга не можем – решение о размещении этих групп на таможенных постах принималось правительством», – объяснил Нурахаев.

Пробки – это полбеды

О коррупции заговорили не случайно. На днях в Агентстве по противодействию коррупции в Нур-Султане, где прошло обсуждение вопроса по коррупционным рискам в сфере таможенного администрирования, пришли к выводу: обстановку на пограничных постах пора кардинально менять. 

Тут целый ряд рисков, объяснил «Курсиву» заместитель руководителя антикоррупционной службы по ЗКО Нурдаулет Самет. Основной – прямой контакт водителей с сотрудниками пограничных и налоговых служб. Это, говорит он, подтверждает и следственная практика. 

«Этим летом на посту «Сырым» задержали двух сотрудников мониторинговой службы ДГД при получении взятки от водителя большегруза. Дело уже передано в суд. В 2019 году было возбуждено три уголовных дела по фактам коррупции на наших погранпостах. Вопрос с пропуском автомашин скоро решится, но по коррупции работать еще придется», – сказал Нурдаулет Самет в комментариях «Курсиву». 

Нужны хорошие условия и современная организация пропуска, согласился с мнением предыдущих спикеров и руководитель РПП «Атамекен» Бакдаулет Ибраимов. «Если никто не против, мы поможем и организуем предпринимателей, которые готовы открыть тут точки общепита», – сказал он.

Аким района Байтерек, на территории которого находится ПП «Сырым», Асхат Шахаров предложить ничего не смог. Для акимата района ПП – головная боль. Как-то акима попросили засыпать ров за территорией ПП, чтобы отправлять туда «штрафные» фуры. Но в бюджете района денег на такие расходы не оказалось.

«Все, что можем делать, – это периодически убирать эту территорию. Скоро сдадут новый терминал ПП, и вопросы антисанитарии, клозетов, общепита отпадут. А чтобы сейчас установить тут точку для питания водителей, нужно все согласовывать. До 50 м от ПП, это дорога НК «КазАвтоЖол», и 800 м от поста до российской таможни нужно согласовывать с погранслужбой КНБ», – развел руками г-н Шахаров, отвечая на вопросы «Курсива».

До Европы как до Китая

«Неприятно, конечно, а по сравнению с Европой у нас вообще ужас», – кинул реплику журналистам один из дальнобойщиков. Своим мнением водители фур делились охотно. Они убеждены: нужно совершенствовать систему очередей.

«Я сам из Латвии, везу груз в Узбекистан. У нас границы с Европой нет – просто проезжаем, и все. А точно такие же очереди видел из России в Латвию. 15–20 км очередь из России в Европу – там мы по четверо суток стоим. Из Беларуси в Латвию – такая же картина. Там тоже пропускная способность низкая и очень много бумажной работы», – рассказал «Курсиву» дальнобойщик Сергей. 

20190809_121126_1.jpg

После обеда налоговики решили запустить пилотный проект – сканировать накладные за пределами погранпункта. 

Сотрудники ДГД планшетами фотографировали транспортные накладные водителей, а пока машины стояли в очереди, проверяли их в своей базе и отсеивали тех, у кого с документами не все в порядке.

20190809_111402.jpg

«В товаротранспортных накладных бывает неполная информация о грузе или его владельце. Зона погранпоста – стратегический объект, и сотовая связь тут только экстренная. Водителям приходится отъезжать за территорию ПП и уточнять у владельца груза номера БИН, название ТОО. Такая фура может задержать весь поток на час», – объяснили представители ДГД.

Как уже сообщал «Курсив», в конце сентября на ПП «Сырым» закончится строительство нового терминала. Это один из крупных социальных проектов 2019 года. Его стоимость – 1,9 млрд тенге. Заказчик работ – НК «КазАвтоЖол». Проект предусматривает строительство 1,4 км дорог, расширение полос пропуска автомашин с 2 до 8 и строительство всей необходимой инфраструктуры.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций