Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

С начала 2017 года, по данным МИК РК, в соцсетях выявлено более 200 тыс. материалов, пропагандирующих экстремизм и терроризм

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

В 2016 году в Казахстане были заблокированы тысячи сайтов. Одни эксперты считают, что актуальным сегодня было бы создание некоей онлайн-платформы, где можно узнать обо всех недоступных в стране порталах. Другие против этой инициативы, поскольку считают, что это только подстегнет интерес читателей к данным ресурсам.

Как заявил председатель Комитета в области связи, информатизации и средств массовой информации Министерства информации и коммуникаций РК Михаил Комиссаров, на сегодняшний день в Казахстане заблокировано порядка 31 тыс. сайтов. Большая часть из них, а точнее 26 тыс., содержит материалы порнографического характера, 4 тыс. заблокированы за пропаганду экстремизма и терроризма, а оставшиеся недоступны за «иные нарушения законодательства РК».

«Возможность ограничивать доступ к противоправным материалам у нас появилась с 2016 года, после внесения соответствующих изменений в закон о связи в конце 2015 года. У интернет-сообщества возникли опасения, что будут приняты меры по ужесточению контроля над интернетом, увеличению в геометрической прогрессии блокировок. Но, как видите, этого не произошло. Если обратиться к статистике, с начала 2016 года на основании предписания уполномоченного органа был ограничен доступ для пользователей с территории Казахстана к 31 тыс. материалов на интернет-ресурсах. Из них порядка 26 тыс. – порноресурсы. Все остальное – это пропаганда терроризма и экстремизма, жестокости и насилия, интернет-казино и другие формы нарушений», – заявил Михаил Комиссаров.

Как сообщил эксперт, в Казахстане сегодня мониторинг интернет-ресурсов проводится вручную, но в ближайшее время ведомство планирует автоматизировать данный процесс. Что касается новостных сайтов и социальных сетей, то спикер рассказал, что этим порталам предварительно направляются уведомления с просьбой удалить тот или иной материал, нарушающий законодательство страны. А технические вопросы решаются операторами связи по предписанию Министерства информации и коммуникации РК.

«По социальной розни, как правило, ограничения доступа производятся на основании решения суда. Уполномоченным органом подаются исковые заявления в суд о признании того или иного материала незаконным на основании признаков нарушения законодательства. В случае если у суда есть сомнения о том, что в материале есть признаки нарушения законодательства, то проводится экспертиза», - заявил спикер.

«Попытка полностью очистить интернет от незаконного контента - это утопия, - признал Михаил Комиссаров. – Но тем не менее лучше принимать какие-то меры по очищению контента от противоправных материалов, чем сидеть и ничего не делать. Если вы обратили внимание, то с 2014 года грязи в интернете стало меньше. Если раньше, заходя на какой-то новостной сайт, вам могли попасться какие-то всплывающие картинки непристойного содержания, реклама порносайтов, то сейчас таких явлений практически нет. Бывает, какие-то новые ресурсы появляются, которые такой некорректной рекламой, скажем так, балуются, но их всё меньше и меньше».

Юрист ОФ «Правовой медиацентр» Гульмира Биржанова отметила, что в Казахстане при таком большом количестве заблокированных сайтов нет актуального списка недоступных порталов, хотя подобная функция есть на сайте Министерства информации и коммуникаций РК. «Можно ввести адрес ресурса и посмотреть, заблокирован он или нет. Но я не знаю, работает ли эта функция. Я вбивала такие сайты, как «Медуза», «Республика», и, как оказалось, их нет в списке запрещенных. Хотя они заблокированы в соответствии с судебным решением».

«Сейчас в Казахстане интернет приравнен к СМИ. При этом для того, чтобы заблокировать тот или иной телеканал или печатное СМИ, нужно решение суда. В отношении других сайтов блокировка проходит в досудебном порядке», - добавила эксперт.

В свою очередь президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров сообщил, что досудебные решения по блокировке сайтов принимают различные уполномоченные управления МВД и МИК: «Мы (Интернет-ассоциация Казахстана. – «Къ»), например, при обнаружении неправомерных публикаций направляем их в Генеральную прокуратуру РК. А те в свою очередь уже направляют данные в уполномоченные органы».

«Проблема еще и в том, что суд, вынося решение о блокировке сайта, указывает не сам сайт, а его IP-адрес. Хотя по этому IP-адресу может быть зарегистрировано 10 тыс. сайтов. Зачем это делать, я не понимаю. Может быть, суду так легче, ввести несколько цифр IP-адреса, нежели полностью вносить весь адрес сайта, который насчитывает огромное количество символов. То есть сделал одну ошибку – пиши все заново», - заявил Шавкат Сабиров.

«Реестр сайтов, к которым ограничен доступ в Казахстане, безусловно, нужен. Сейчас во всех странах он есть, и нам тоже надо внедрить по примеру России. Еще немаловажно то, что люди должны знать, кто именно и за что ограничил доступ к тому или иному интернет-порталу. Все это должно быть указано в реестре», - добавил Шавкат Сабиров.

Региональный директор оператора связи ТОО «Радиобайланыс» Игорь Ластовкин также пожаловался на то, что в Казахстане полностью отсутствует информация по заблокированным сайтам: «Единственное, что сейчас создает для нас сложности с клиентами, - это отсутствие информации по недоступным в стране интернет-ресурсам. При этом выяснить это может далеко не каждый».

«Знаете, операторы связи друг с другом общаются. И каждый раз, когда кто-то из нас отправляет запросы в Министерство информации и коммуникаций РК для того чтобы узнать, какие же сайты у нас заблокированы, мы сталкивается с молчанием. Поэтому большая просьба к ведомству – создать портал или реестр заблокированных в Казахстане сайтов», - говорит Игорь Ластовкин.

Политолог Ислам Кураев считает, что политика блокирования сайтов в Казахстане обоснованна. «Это обусловлено тем, что порой многие из них ведут пропаганду, противоречащую интересам нашего государства. Следует обратить внимание, что сегодня очень активно вербуют именно через интернет, поэтому следует вести жесткий контроль в данном направлении. Если взять в пример тот же самый случай с сайтом Meduza, то там открытым образом посягали на суверенитет Казахстана. Как можно в данном случае закрыть глаза? Думаю, это невозможно. Поэтому сейчас стоит острый вопрос полного контроля за интернет-порталами, которые в свою очередь ведут информационную войну за казахстанское интернет-пространство, где в последнее время образовывается своего рода вакуум из-за ослабления влияния российских СМИ. Но также не стоит забывать, что есть возможности обходить подобную блокировку, что, конечно же, невозможно контролировать», - говорит политолог.

Собеседник «Къ» отметил, что оглашение списка заблокированных сайтов может лишь сделать дополнительную рекламу недоступным порталам. «Возможно, данный реестр имеется, но он не обнародован для всеобщего обозрения, так как на просторах Казнета есть очень любопытные пользователи, которые в свою очередь могут активно посещать данные порталы, а в последующем и пропагандировать их. В этом случае следует принимать все необходимые меры для нераспространения информации о подобных сайтах в целях не устраивать им дополнительную рекламу», - добавил он.

По данным, которые привел Михаил Комиссаров, с начала 2017 года большое количество материалов, несущих пропаганду экстремизма и терроризма, было выявлено в социальных сетях. В общей сложности их более 200 тыс. В основном они размещены на видеохостинге YouTube и «ВКонтакте».

3487 просмотров

Как накормить всю страну консервами

И попытаться повторить это на зарубежных рынках

Фото с сайта ТОО «Кублей»

К своему лидерству в производстве отечественной тушенки бизнесмен из Уральска шел больше 15 лет.

Сейчас ему самому уже не верится, что один из крупнейших в стране производственных комплексов по изготовлению мясных и рыбных консервов – ТОО «Кублей» – вырос на месте павильона по приему стеклотары. Владелец консервного предприятия Талгат Берекешев считает, что создать бренд «Кублеевская тушенка» ему помогли на 99% – трудолюбие и на 1% – везение.

Бизнесмен рассказывает, что в 90-х годах, когда он только планировал открывать свою компанию, думал, как ее назвать. Его семья берет начало из рода алаша, подрода кублей, поэтому он посчитал, что имя предка может стать названием для бизнеса, а его дух поможет в развитии.

По образованию Талгат Берекешев – экономист. Бизнесом он стал заниматься после окончания вуза. Запасая сено, тогда фермеры буквально меняли отары овец на солярку. И уже в 1991 году овцеводство стало не прибыльной, а убыточной отраслью. Для бизнеса нужно было искать что-то новое.

В кризис спасали консервы 

В Уральске Талгат Берекешев выкупил павильон по приему стеклотары и открыл в нем мини-цех по производству мясных консервов. Почему именно консервы? Бизнесмен вспоминает, что в начале 90-х годов, когда в стране закрывались фабрики и заводы, разваливались колхозы, люди массово уходили в предпринимательство – «челночили»: возили одежду, обувь из Китая, России, Турции.

Заниматься собственным производством чего-либо в Казахстане никто не хотел. При этом в стране начал образовываться дефицит продуктов – и Берекешев решил занять эту нишу. Он объясняет, что в кризисные годы, при нестабильной зарплате, люди запасаются консервами, поэтому свой выбор он остановил именно на них. Бизнесмен рискнул – по линии USAID взял кредит в $65 тыс. и закупил в Украине, на заводе «КрымПродМаш», оборудование по производству консервов.

Поначалу это была тушеная говядина, потом – килька в томате. Удивительно, но всю информацию и о заводе, и о производстве консервированного мяса Талгат Берекешев искал и нашел в уральских библиотеках – других источников информации тогда не было. Он и сейчас засиживается до ночи в интернете – теперь там бизнесмен черпает для себя все новую информацию о развитии бизнеса.

Именно килька в томате стала для г-на Берекешева тем вы­игрышным продуктом, который сумел поставить его бизнес на ноги.

«Это был «народный продукт» – люди скупали мою кильку упаковками, основной доход шел от ее продажи. С тушенкой было сложнее – продукция не шла, к ней относились с опаской, называли ее «самопалом». Пока наша тушенка утвердилась на рынке, нашла своего покупателя, прошло несколько лет», – отмечает он.

В бизнесе Талгат Берекешев уже 31 год. За это время его павильон по изготовлению консервов площадью 60 квадратов расширился до двух современных заводов с новейшим немецким и итальянским оборудованием общей площадью 25 тыс. квадратных метров. 

Г-н Берекешев вспоминает, что изначально коллектив «Кублея» насчитывал восемь человек. Сейчас здесь трудится 550 человек. Он сам в течение двух лет варил тушенку в автоклаве, стоял за станком, раскладывая мясо по банкам. В день из одной туши коровы здесь выпускали 400–500 банок тушенки.

Сейчас в «Кублее» производят до 200 тыс. банок консервов в рабочую смену. Бизнесмен отмечает, что первые восемь лет работы он не видел перспектив развития своего бизнеса – доходы у населения были низкие, сбыт продукции хромал, и лишь в начале 2000-х годов решился на строительство большого консервного завода. За пять лет, к 2007 году, только за счет собственных средств Берекешев выстроил свой первый завод.

«Я думал, что если мы будем «банановой» страной, то расширение производства бессмысленно. Но когда стали повышать зарплаты бюджетникам, пенсии, покупательская способность населения выросла, стало подниматься производство, понял – нужно расширяться, вкладывать деньги в развитие», – говорит владелец консервной империи.

Главное – чувствовать потребности рынка

Несколько лет назад ассортимент продукции здесь дошел до 100 наименований, сейчас он снижен до 70. Талгат Берекешев поясняет, что на наш рынок не зашли грибы, маринованные овощи – их казахстанцы покупают раз от разу, чаще всего – к Новому году или прочим праздникам. В производстве сейчас – только высокомаржинальные консервы, которые востребованы ежедневно – та самая тушеная говядина, килька в томате, мясо по-казахски, куырдак, консервированная морская рыба разных сортов, сгущенное молоко.

Чтобы заниматься бизнесом, нужна особая предпринимательская жилка, так считает Талгат Берекешев. Он отмечает, что бизнес строится на возможностях – нужно уметь улавливать то, что необходимо людям, и принимать решение производить этот продукт.

Еще один секрет успеха бизнесмена – он постоянно вкладывает деньги в свое производство. Признает, что первые 15 лет львиную долю прибыли отдавал на развитие компании – строительство, покупку оборудования, обучение кадров.

«Вообще, как любой производственник, я считаю, что кадры решают все. На работу стараюсь брать молодых, целеустремленных людей, которые хотят быть профессионалами своего дела, обучаю их. Мне уже 57 лет, мое поколение – это все-таки «совок», у нас дефицит креативного мышления. А двигать экономику, предлагать инновации может только молодежь», – рассуждает владелец консервного производства. 

15 лет назад продукция «Кублей» перешагнула границы Казахстана – насытив внутренние потребности страны, здесь перешли к освоению внешних рынков. Но здесь возникли свои проблемы.

Кого отправили в Китай

В 2016 году ТОО «Кублей» выстроило второй мясоперерабатывающий комплекс. Здесь есть своя убойная площадка, где от фермерских хозяйств ЗКО принимают до 250 голов КРС и 500–700 голов овец в день, тем самым стимулируя развитие сельского хозяйства. Комплекс производит охлажденную и замороженную говядину и баранину для HORECA (сети кафе и ресторанов) в Нур-Султане, Алматы, Атырау, Актау, для кейтеринговых сетей по РК, на экспорт в Россию и Иран.

Бизнесмен отмечает, что у предприятия есть договоры на экспортные поставки баранины в Иран и Китай. 

«Мы хотели бы экспортировать свою говядину в Китай, в прошлом году подали заявку на включение нашего предприятия в Реестр экспортеров РК, но по непонятной нам причине получили отказ. Вместо нас по ЗКО включили бездействующее ТОО «Кроун Батыс» (KazBia LTD). Китайская инспекция в ноябре прошлого года приезжала на это предприятие, посмотрела на заросшие бурьяном производственные площади и осталась в полном возмущении тем, что им предложили к сотрудничеству недействующую компанию. Меня как руководителя производственного предприятия до глубины души возмутило не то, что вместо нашего рабочего предприятия проинспектировали неработающую откормплощадку, а то, что наши чиновники от Минсельхоза нанесли урон имиджу нашей страны на государственном уровне в глазах китайских инспекторов и чиновников», – поделился Талгат Берекешев.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций