Перейти к основному содержанию

7007 просмотров

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

С начала 2017 года, по данным МИК РК, в соцсетях выявлено более 200 тыс. материалов, пропагандирующих экстремизм и терроризм

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

В 2016 году в Казахстане были заблокированы тысячи сайтов. Одни эксперты считают, что актуальным сегодня было бы создание некоей онлайн-платформы, где можно узнать обо всех недоступных в стране порталах. Другие против этой инициативы, поскольку считают, что это только подстегнет интерес читателей к данным ресурсам.

Как заявил председатель Комитета в области связи, информатизации и средств массовой информации Министерства информации и коммуникаций РК Михаил Комиссаров, на сегодняшний день в Казахстане заблокировано порядка 31 тыс. сайтов. Большая часть из них, а точнее 26 тыс., содержит материалы порнографического характера, 4 тыс. заблокированы за пропаганду экстремизма и терроризма, а оставшиеся недоступны за «иные нарушения законодательства РК».

«Возможность ограничивать доступ к противоправным материалам у нас появилась с 2016 года, после внесения соответствующих изменений в закон о связи в конце 2015 года. У интернет-сообщества возникли опасения, что будут приняты меры по ужесточению контроля над интернетом, увеличению в геометрической прогрессии блокировок. Но, как видите, этого не произошло. Если обратиться к статистике, с начала 2016 года на основании предписания уполномоченного органа был ограничен доступ для пользователей с территории Казахстана к 31 тыс. материалов на интернет-ресурсах. Из них порядка 26 тыс. – порноресурсы. Все остальное – это пропаганда терроризма и экстремизма, жестокости и насилия, интернет-казино и другие формы нарушений», – заявил Михаил Комиссаров.

Как сообщил эксперт, в Казахстане сегодня мониторинг интернет-ресурсов проводится вручную, но в ближайшее время ведомство планирует автоматизировать данный процесс. Что касается новостных сайтов и социальных сетей, то спикер рассказал, что этим порталам предварительно направляются уведомления с просьбой удалить тот или иной материал, нарушающий законодательство страны. А технические вопросы решаются операторами связи по предписанию Министерства информации и коммуникации РК.

«По социальной розни, как правило, ограничения доступа производятся на основании решения суда. Уполномоченным органом подаются исковые заявления в суд о признании того или иного материала незаконным на основании признаков нарушения законодательства. В случае если у суда есть сомнения о том, что в материале есть признаки нарушения законодательства, то проводится экспертиза», - заявил спикер.

«Попытка полностью очистить интернет от незаконного контента - это утопия, - признал Михаил Комиссаров. – Но тем не менее лучше принимать какие-то меры по очищению контента от противоправных материалов, чем сидеть и ничего не делать. Если вы обратили внимание, то с 2014 года грязи в интернете стало меньше. Если раньше, заходя на какой-то новостной сайт, вам могли попасться какие-то всплывающие картинки непристойного содержания, реклама порносайтов, то сейчас таких явлений практически нет. Бывает, какие-то новые ресурсы появляются, которые такой некорректной рекламой, скажем так, балуются, но их всё меньше и меньше».

Юрист ОФ «Правовой медиацентр» Гульмира Биржанова отметила, что в Казахстане при таком большом количестве заблокированных сайтов нет актуального списка недоступных порталов, хотя подобная функция есть на сайте Министерства информации и коммуникаций РК. «Можно ввести адрес ресурса и посмотреть, заблокирован он или нет. Но я не знаю, работает ли эта функция. Я вбивала такие сайты, как «Медуза», «Республика», и, как оказалось, их нет в списке запрещенных. Хотя они заблокированы в соответствии с судебным решением».

«Сейчас в Казахстане интернет приравнен к СМИ. При этом для того, чтобы заблокировать тот или иной телеканал или печатное СМИ, нужно решение суда. В отношении других сайтов блокировка проходит в досудебном порядке», - добавила эксперт.

В свою очередь президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров сообщил, что досудебные решения по блокировке сайтов принимают различные уполномоченные управления МВД и МИК: «Мы (Интернет-ассоциация Казахстана. – «Къ»), например, при обнаружении неправомерных публикаций направляем их в Генеральную прокуратуру РК. А те в свою очередь уже направляют данные в уполномоченные органы».

«Проблема еще и в том, что суд, вынося решение о блокировке сайта, указывает не сам сайт, а его IP-адрес. Хотя по этому IP-адресу может быть зарегистрировано 10 тыс. сайтов. Зачем это делать, я не понимаю. Может быть, суду так легче, ввести несколько цифр IP-адреса, нежели полностью вносить весь адрес сайта, который насчитывает огромное количество символов. То есть сделал одну ошибку – пиши все заново», - заявил Шавкат Сабиров.

«Реестр сайтов, к которым ограничен доступ в Казахстане, безусловно, нужен. Сейчас во всех странах он есть, и нам тоже надо внедрить по примеру России. Еще немаловажно то, что люди должны знать, кто именно и за что ограничил доступ к тому или иному интернет-порталу. Все это должно быть указано в реестре», - добавил Шавкат Сабиров.

Региональный директор оператора связи ТОО «Радиобайланыс» Игорь Ластовкин также пожаловался на то, что в Казахстане полностью отсутствует информация по заблокированным сайтам: «Единственное, что сейчас создает для нас сложности с клиентами, - это отсутствие информации по недоступным в стране интернет-ресурсам. При этом выяснить это может далеко не каждый».

«Знаете, операторы связи друг с другом общаются. И каждый раз, когда кто-то из нас отправляет запросы в Министерство информации и коммуникаций РК для того чтобы узнать, какие же сайты у нас заблокированы, мы сталкивается с молчанием. Поэтому большая просьба к ведомству – создать портал или реестр заблокированных в Казахстане сайтов», - говорит Игорь Ластовкин.

Политолог Ислам Кураев считает, что политика блокирования сайтов в Казахстане обоснованна. «Это обусловлено тем, что порой многие из них ведут пропаганду, противоречащую интересам нашего государства. Следует обратить внимание, что сегодня очень активно вербуют именно через интернет, поэтому следует вести жесткий контроль в данном направлении. Если взять в пример тот же самый случай с сайтом Meduza, то там открытым образом посягали на суверенитет Казахстана. Как можно в данном случае закрыть глаза? Думаю, это невозможно. Поэтому сейчас стоит острый вопрос полного контроля за интернет-порталами, которые в свою очередь ведут информационную войну за казахстанское интернет-пространство, где в последнее время образовывается своего рода вакуум из-за ослабления влияния российских СМИ. Но также не стоит забывать, что есть возможности обходить подобную блокировку, что, конечно же, невозможно контролировать», - говорит политолог.

Собеседник «Къ» отметил, что оглашение списка заблокированных сайтов может лишь сделать дополнительную рекламу недоступным порталам. «Возможно, данный реестр имеется, но он не обнародован для всеобщего обозрения, так как на просторах Казнета есть очень любопытные пользователи, которые в свою очередь могут активно посещать данные порталы, а в последующем и пропагандировать их. В этом случае следует принимать все необходимые меры для нераспространения информации о подобных сайтах в целях не устраивать им дополнительную рекламу», - добавил он.

По данным, которые привел Михаил Комиссаров, с начала 2017 года большое количество материалов, несущих пропаганду экстремизма и терроризма, было выявлено в социальных сетях. В общей сложности их более 200 тыс. В основном они размещены на видеохостинге YouTube и «ВКонтакте».

18479 просмотров

Обратная сторона минимальной зарплаты

Почему бизнес будет платить больше налогов, если повысить МЗП знает основатель «Учет.кз»

Фото: Shutterstock

Министерство нацэкономики и Минтруда изучают варианты поэтапного повышения минимальной зарплаты (МЗП) с июля 2020 года. При этом ведомства отмечают, что просчитываются дополнительные расходы и потери бюджета, связанные с тем, что МЗП относится к вычетам при исчислении индивидуального подоходного налога (ИПН) и социального налога.

Казалось бы, позитивная инициатива. Однако тут есть некоторые вопросы, давайте разберемся.

Во-первых, заработная плата сотрудников – это предмет договоренности между работодателем и работником. В Трудовом кодексе указано, что заработная плата работника (при определенных условиях) не может быть ниже МЗП. Предприниматели считают свои расходы и, возможно, будут вынуждены сокращать штат работников на фоне повышения заработной платы или переводить их на неполный рабочий день. Есть другой риск – что предприниматели для сохранения уровня своих расходов на прежнем уровне повысят цены на продукты или услуги.

Во-вторых, от размера МЗП зависит не только размер заработной платы и вычета при расчете ИПН, но и размер всех социальных платежей, таких как социальный налог, социальные отчисления, обязательные пенсионные взносы, отчисления и взносы на обязательное медицинское страхование.

Увеличение размера МЗП сразу ударит по карману индивидуальных предпринимателей, ведь они оплачивают обязательные пенсионные взносы, социальные отчисления и взносы на обязательное социальное медицинское страхование из суммы МЗП (минимально). Сегодня в Казахстане зарегистрировано около миллиона индивидуальных предпринимателей, которые ежемесячно оплачивают минимум 8 713 тенге. В том числе: обязательные пенсионные взносы 4250 тенге (10% от МЗП), социальные отчисления 1 488 тенге (3,5% от МЗП) и взносы на обязательное медицинское страхование 2 975 тенге (5% от 1,4 МЗП).

Также увеличатся взносы на обязательное медицинское страхование в размере 5% от 1 МЗП (2 125 тенге), которые ежемесячно обязаны перечислять самостоятельные плательщики, в том числе не зарегистрированные на бирже труда безработные, а также приостановившие представление налоговой отчетности или признанные бездействующими индивидуальные предприниматели.

В-третьих, увеличение размера минимальной заработной платы с июля 2020 года приведет еще и к тому, что работающим по патенту предпринимателям необходимо будет представить дополнительную отчетность и доплатить социальные платежи за 2020 год, так как зачастую они платят на год вперед. А малому бизнесу, не имеющему в штате бухгалтера, сложно уследить за всеми изменениями в законодательстве, поэтому любые изменения, касающиеся платежей в фонды, правильности их расчетов и своевременной оплаты, могут привести к доначислению пеней и штрафов.

При увеличении минимального размера оплаты труда мы не добьемся улучшения состояния неплатежеспособного населения, а добавится хлопот малому бизнесу. Считаю, что необходимо пересмотреть налогообложение оплаты труда в целом, снизить ставку индивидуального подоходного налога и объединить социальные платежи (социальный налог, социальные отчисления, отчисления и взносы на обязательное медицинское страхование) в один – социальный налог, как это было сделано в 1999 году.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif