Перейти к основному содержанию

7007 просмотров

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

С начала 2017 года, по данным МИК РК, в соцсетях выявлено более 200 тыс. материалов, пропагандирующих экстремизм и терроризм

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

В 2016 году в Казахстане были заблокированы тысячи сайтов. Одни эксперты считают, что актуальным сегодня было бы создание некоей онлайн-платформы, где можно узнать обо всех недоступных в стране порталах. Другие против этой инициативы, поскольку считают, что это только подстегнет интерес читателей к данным ресурсам.

Как заявил председатель Комитета в области связи, информатизации и средств массовой информации Министерства информации и коммуникаций РК Михаил Комиссаров, на сегодняшний день в Казахстане заблокировано порядка 31 тыс. сайтов. Большая часть из них, а точнее 26 тыс., содержит материалы порнографического характера, 4 тыс. заблокированы за пропаганду экстремизма и терроризма, а оставшиеся недоступны за «иные нарушения законодательства РК».

«Возможность ограничивать доступ к противоправным материалам у нас появилась с 2016 года, после внесения соответствующих изменений в закон о связи в конце 2015 года. У интернет-сообщества возникли опасения, что будут приняты меры по ужесточению контроля над интернетом, увеличению в геометрической прогрессии блокировок. Но, как видите, этого не произошло. Если обратиться к статистике, с начала 2016 года на основании предписания уполномоченного органа был ограничен доступ для пользователей с территории Казахстана к 31 тыс. материалов на интернет-ресурсах. Из них порядка 26 тыс. – порноресурсы. Все остальное – это пропаганда терроризма и экстремизма, жестокости и насилия, интернет-казино и другие формы нарушений», – заявил Михаил Комиссаров.

Как сообщил эксперт, в Казахстане сегодня мониторинг интернет-ресурсов проводится вручную, но в ближайшее время ведомство планирует автоматизировать данный процесс. Что касается новостных сайтов и социальных сетей, то спикер рассказал, что этим порталам предварительно направляются уведомления с просьбой удалить тот или иной материал, нарушающий законодательство страны. А технические вопросы решаются операторами связи по предписанию Министерства информации и коммуникации РК.

«По социальной розни, как правило, ограничения доступа производятся на основании решения суда. Уполномоченным органом подаются исковые заявления в суд о признании того или иного материала незаконным на основании признаков нарушения законодательства. В случае если у суда есть сомнения о том, что в материале есть признаки нарушения законодательства, то проводится экспертиза», - заявил спикер.

«Попытка полностью очистить интернет от незаконного контента - это утопия, - признал Михаил Комиссаров. – Но тем не менее лучше принимать какие-то меры по очищению контента от противоправных материалов, чем сидеть и ничего не делать. Если вы обратили внимание, то с 2014 года грязи в интернете стало меньше. Если раньше, заходя на какой-то новостной сайт, вам могли попасться какие-то всплывающие картинки непристойного содержания, реклама порносайтов, то сейчас таких явлений практически нет. Бывает, какие-то новые ресурсы появляются, которые такой некорректной рекламой, скажем так, балуются, но их всё меньше и меньше».

Юрист ОФ «Правовой медиацентр» Гульмира Биржанова отметила, что в Казахстане при таком большом количестве заблокированных сайтов нет актуального списка недоступных порталов, хотя подобная функция есть на сайте Министерства информации и коммуникаций РК. «Можно ввести адрес ресурса и посмотреть, заблокирован он или нет. Но я не знаю, работает ли эта функция. Я вбивала такие сайты, как «Медуза», «Республика», и, как оказалось, их нет в списке запрещенных. Хотя они заблокированы в соответствии с судебным решением».

«Сейчас в Казахстане интернет приравнен к СМИ. При этом для того, чтобы заблокировать тот или иной телеканал или печатное СМИ, нужно решение суда. В отношении других сайтов блокировка проходит в досудебном порядке», - добавила эксперт.

В свою очередь президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров сообщил, что досудебные решения по блокировке сайтов принимают различные уполномоченные управления МВД и МИК: «Мы (Интернет-ассоциация Казахстана. – «Къ»), например, при обнаружении неправомерных публикаций направляем их в Генеральную прокуратуру РК. А те в свою очередь уже направляют данные в уполномоченные органы».

«Проблема еще и в том, что суд, вынося решение о блокировке сайта, указывает не сам сайт, а его IP-адрес. Хотя по этому IP-адресу может быть зарегистрировано 10 тыс. сайтов. Зачем это делать, я не понимаю. Может быть, суду так легче, ввести несколько цифр IP-адреса, нежели полностью вносить весь адрес сайта, который насчитывает огромное количество символов. То есть сделал одну ошибку – пиши все заново», - заявил Шавкат Сабиров.

«Реестр сайтов, к которым ограничен доступ в Казахстане, безусловно, нужен. Сейчас во всех странах он есть, и нам тоже надо внедрить по примеру России. Еще немаловажно то, что люди должны знать, кто именно и за что ограничил доступ к тому или иному интернет-порталу. Все это должно быть указано в реестре», - добавил Шавкат Сабиров.

Региональный директор оператора связи ТОО «Радиобайланыс» Игорь Ластовкин также пожаловался на то, что в Казахстане полностью отсутствует информация по заблокированным сайтам: «Единственное, что сейчас создает для нас сложности с клиентами, - это отсутствие информации по недоступным в стране интернет-ресурсам. При этом выяснить это может далеко не каждый».

«Знаете, операторы связи друг с другом общаются. И каждый раз, когда кто-то из нас отправляет запросы в Министерство информации и коммуникаций РК для того чтобы узнать, какие же сайты у нас заблокированы, мы сталкивается с молчанием. Поэтому большая просьба к ведомству – создать портал или реестр заблокированных в Казахстане сайтов», - говорит Игорь Ластовкин.

Политолог Ислам Кураев считает, что политика блокирования сайтов в Казахстане обоснованна. «Это обусловлено тем, что порой многие из них ведут пропаганду, противоречащую интересам нашего государства. Следует обратить внимание, что сегодня очень активно вербуют именно через интернет, поэтому следует вести жесткий контроль в данном направлении. Если взять в пример тот же самый случай с сайтом Meduza, то там открытым образом посягали на суверенитет Казахстана. Как можно в данном случае закрыть глаза? Думаю, это невозможно. Поэтому сейчас стоит острый вопрос полного контроля за интернет-порталами, которые в свою очередь ведут информационную войну за казахстанское интернет-пространство, где в последнее время образовывается своего рода вакуум из-за ослабления влияния российских СМИ. Но также не стоит забывать, что есть возможности обходить подобную блокировку, что, конечно же, невозможно контролировать», - говорит политолог.

Собеседник «Къ» отметил, что оглашение списка заблокированных сайтов может лишь сделать дополнительную рекламу недоступным порталам. «Возможно, данный реестр имеется, но он не обнародован для всеобщего обозрения, так как на просторах Казнета есть очень любопытные пользователи, которые в свою очередь могут активно посещать данные порталы, а в последующем и пропагандировать их. В этом случае следует принимать все необходимые меры для нераспространения информации о подобных сайтах в целях не устраивать им дополнительную рекламу», - добавил он.

По данным, которые привел Михаил Комиссаров, с начала 2017 года большое количество материалов, несущих пропаганду экстремизма и терроризма, было выявлено в социальных сетях. В общей сложности их более 200 тыс. В основном они размещены на видеохостинге YouTube и «ВКонтакте».

1566 просмотров

Residential retail как возможность для казахстанских девелоперов

Пока они предпочитают быстро распродавать коммерческие помещения, а не создавать концепцию, повышающую стоимость жилья в конкретном ЖК

Фото: Booking

Значительная часть строящихся жилых комплексов (ЖК) в Алматы сейчас приходится на спальные районы, отдаленные от центральных улиц с развитым стрит-ритейлом. Целые комплексы 16-этажек порождают глобальный спрос со стороны их жильцов на товары и услуги повседневного спроса – продукты питания, медикаменты, фитнес-клубы, салоны красоты и подобное. Одного небольшого дукена, расчитанного на несколько трех-четырехэтажных домов, как это часто бывает в старых кварталах, здесь явно не хватит – в жилых комплексах обитают сотни, а то и тысячи семей. В результате неликвидные с точки зрения продажи квартир первые этажи пользуются все большим спросом со стороны бизнеса.  

Residential retail всегда в плюсе 

Недавний опрос участников рынка показал, что центр города начал утрачивать свои позиции как привлекательной локации для предпринимателей из сферы торговли и услуг. Если два года назад бизнес стремился открывать коммерческие объекты по Абая, Назарбаева, Сейфуллина и Тимирязева, то сейчас все чаще его целью становятся помещения вдоль улиц Толе би, Ауэзова, в «Орбите» и других спальных районах с высокой плотностью населения, отмечают аналитики Colliers International Kazakhstan.

Тенденция ведет к развитию сегмента residential retail – продовольственных мини-маркетов и кондитерских, фитнес- и детских центров, аптек и других небольших бизнесов, целевой аудиторией которых являются жители того ЖК, улицы или квартала, где расположена торговая точка.

Для жителей объект residential retail – это возможность приобрести товар или услугу по умеренной цене в шаговой доступности или по дороге домой из центра города. Привлекательность ЖК для будущих новоселов все чаще измеряется не только качеством, квадратурой квартиры и наличием машиномест, но и комфортом внешней среды – благоустройством и концепцией прилегающей территории и торговых площадей, считает основатель консалтинговой компании PFM Solutions Евгений Гриханов.

Арендатор, в свою очередь, получает возможность ловить поток людей из делового центра в спальные районы, относительно свободную парковку и более приемлемые арендные ставки. 

Аналитики Colliers оценивают ставки аренды в помещениях residential retail в 2,5–10 тыс. тенге за кв. м в месяц в зависимости от района, а также от сферы деятельности арендатора, в то время как ставки аренды вдоль центральных пешеходных улиц варьируются от 10 до 20 тыс. тенге за «квадрат».

Тренд на развитие residential retail формирует предпосылки для создания востребованной коммерческой среды в ЖК. И это уже задача девелоперов. Сountry-мanager homsters.kz Зульфия Гетманчук отмечает, что в последнее время крупные застройщики предлагают концепцию «город в городе». Подход учитывает потребности современного городского жителя: внутренняя инфраструктура позволяет ему решить практически все вопросы – от покупки продуктов до посещения фитнес-центров – не выходя за пределы жилого комплекса.

894584.jpg

Разделяй и бедствуй

Не всем застройщикам удается создать комфортную среду в ЖК. Часто соблазн распродать коммерческие помещения на стадии котлована и скорее выйти из проекта превышает желание создать привлекательный инвестиционный продукт. И тогда идея концептуальной комфортной среды для жильцов рушится как карточный домик, отмечает Евгений Гриханов.

Создать универсальное помещение с продуманной системой электроснабжения и вентиляции (чтобы оно оказалось пригодно и для торговли одеждой, и для общепита, и для медцентра, и для продуктового магазина) сложно. К тому же, как правило, это увеличивает себестоимость объекта. Девелопер живет в системе расход-прибыль, и поэтому зачастую жертвует концепцией ради денег. Найти частного инвестора на небольшое помещение всегда проще, чем профессионального владельца. 

Это мнение разделяет управляющий директор компании Magnum Сергей Сыромолотов: «При разработке концепта и посадки коммерческих площадей торговой галереи застройщика интересует финансовая сторона вопроса. Помещения площадью до 150 кв. м продаются быстрее и дороже за квадратный метр, чем помещения в 1 тыс. и более кв. м. А поскольку Magnum рассматривает помещения с торговой площадью не менее 600 кв. м, взаимовыгодные решения найти получается не всегда». 

Новые владельцы небольших помещений на первых этажах вправе сдавать их в аренду любому желающему. В итоге комфортная торговая среда превращается в хаос. Как следствие, в новых ЖК коммерческие помещения часто меняют арендаторов или вовсе пустуют, ожидая своих новых покупателей. Причина невостребованности нередко банальна – например, коммерческой точке не хватает электроэнергии, или там отсутствует канализация с производственной вентиляцией. 

Практический пример: в одном из элитных жилых комплексов Алматы, сданном сравнительно недавно и расположенном в престижном и экологически чистом районе (так указано на сайте продаж), техническое помещение на нижнем этаже было решено разделить на секции и сдать под коммерцию. Обладателями сравнительно недорогих «квадратов» стали магазины, кафе, медицинские и детские центры, салоны красоты. Предприниматели, арендующие помещения в этом ЖК, предпочли не называть имен, так как их финансовые взаимоотношения с управляющей компанией еще не закончены, но в частной беседе поделились наболевшим. Неудобства арендаторы ощутили сразу – вентиляция, не предназначенная для коммерческих помещений, обеспечивала циркуляцию воздуха лишь внутри помещений и не работала на вытяжку. 

В результате после долгой безрезультатной тяжбы с управляющей компанией одному из кафе пришлось организовывать вентиляцию за собственный счет. Новым сюрпризом для арендаторов стал засор канализационной трубы, после которого выяснилось, что канализационные сливы выходят в некоторые коммерческие помещения. При прорыве трубы бизнес «поплыл». Причем при попытке оперативно решить проблему арендаторы выяснили, что в штате коммунальной службы нет сантехника. На вызов пришел электрик, который развел руками. Труба была перекрыта только после обращения к директору управляющей компании, а уж пятна на собственной репутации в прямом и переносном смысле отмывали сами арендаторы.

У сетевых продуктовых ритейлеров тоже проблемы с арендой площадей в ЖК. Основной массе крупных застройщиков долгосрочная аренда неинтересна, поскольку ресурсов по управлению активами у них нет. Взаимодействовать приходится с новыми владельцами коммерческих площадей. «У арендуемых помещений есть минусы: арендодатель может расторгнуть договор или повысить аренду. Плюс выкупленного имущества – стабильность, но вложений на начальном этапе необходимо намного больше. На данный момент все наши магазины расположены в арендуемых помещениях», – говорит директор компании Key One (продуктовая сеть My Mart) Екатерина Денисова. Выходом может стать способ, который использует Magnum – компания обсуждает возможность долгосрочной аренды помещений с партнерами, готовыми их приобрести.

Объединяй и властвуй

Сохранить концепцию и, как следствие, создать комфортную среду можно, если девелопер продаст первые этажи одному инвестору, который возьмет на себя обязательства по управлению всем пулом коммерческих помещений первых этажей ЖК, или оставит их себе, говорит Гриханов. В Казахстане подобные единичные случаи уже есть. Дальновидные девелоперы привлекают профессиональных консультантов и еще на стадии проектирования начинают задумываться о будущем клиенте, предлагая помещения с реализованными под конкретного арендатора техническими требованиями. Так, для продуктового ритейла, кроме прочего, важно наличие разворотной площадки для грузового транспорта, зоны приемки товара, для кафе нужны повышенные мощности электросетей и хорошая вентиляция. 

Взвешенный подход – хороший способ для девелопера повысить ценность ЖК для жильцов и вернуть инвестиции. Например, наличие в ЖК хорошего сетевого супермаркета, по словам Сыромолотова, не только увеличивает продажи жилых помещений, но и положительно влияет на создание коммерческой инфраструктуры. Возле супермаркетов охотно располагаются аптеки, химчистки и другие операторы сферы услуг. Один из примеров эффективного сотрудничества девелопера и ритейлера – ЖК «Зеленый квартал» от BI Group, в котором был открыт ТЦ «Green Mall» с супермаркетом Magnum Super. Управлением ТЦ здесь занимается подразделение BI Group.

Стратегический девелопмент

Казахстанские девелоперы «взрослеют», и некоторые из них еще до возведения жилого дома ведут переговоры с якорными арендаторами, проектируют коммерческие помещения с учетом их требований и создают или привлекают профессиональные команды, которые следят за сбалансированным и востребованным для жильцов составом арендаторов. «Грамотно запроектированные коммерческие площади всегда выгодно реализовываются застройщиками», – уверен Сыромолотов.
А будущие жильцы все чаще перед покупкой жилья собирают отзывы, чтобы составить представление об управляющей компании – ее клиентоориентированности и желании защищать владельцев квартир от технических проблем и создавать «погоду в доме». 

Торговая среда ЖК, скорее всего, не перейдет в разряд отдельного критерия, влияющего на решение о покупке квартиры, считает Гриханов, а так и останется внутри совокупной оценки концепции жилого комплекса. Но если девелоперы будут продолжать создавать мертвые и пустые первые этажи, то тут и потребитель проголосует за продуманный концепт.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif