Перейти к основному содержанию

7007 просмотров

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

С начала 2017 года, по данным МИК РК, в соцсетях выявлено более 200 тыс. материалов, пропагандирующих экстремизм и терроризм

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

В 2016 году в Казахстане были заблокированы тысячи сайтов. Одни эксперты считают, что актуальным сегодня было бы создание некоей онлайн-платформы, где можно узнать обо всех недоступных в стране порталах. Другие против этой инициативы, поскольку считают, что это только подстегнет интерес читателей к данным ресурсам.

Как заявил председатель Комитета в области связи, информатизации и средств массовой информации Министерства информации и коммуникаций РК Михаил Комиссаров, на сегодняшний день в Казахстане заблокировано порядка 31 тыс. сайтов. Большая часть из них, а точнее 26 тыс., содержит материалы порнографического характера, 4 тыс. заблокированы за пропаганду экстремизма и терроризма, а оставшиеся недоступны за «иные нарушения законодательства РК».

«Возможность ограничивать доступ к противоправным материалам у нас появилась с 2016 года, после внесения соответствующих изменений в закон о связи в конце 2015 года. У интернет-сообщества возникли опасения, что будут приняты меры по ужесточению контроля над интернетом, увеличению в геометрической прогрессии блокировок. Но, как видите, этого не произошло. Если обратиться к статистике, с начала 2016 года на основании предписания уполномоченного органа был ограничен доступ для пользователей с территории Казахстана к 31 тыс. материалов на интернет-ресурсах. Из них порядка 26 тыс. – порноресурсы. Все остальное – это пропаганда терроризма и экстремизма, жестокости и насилия, интернет-казино и другие формы нарушений», – заявил Михаил Комиссаров.

Как сообщил эксперт, в Казахстане сегодня мониторинг интернет-ресурсов проводится вручную, но в ближайшее время ведомство планирует автоматизировать данный процесс. Что касается новостных сайтов и социальных сетей, то спикер рассказал, что этим порталам предварительно направляются уведомления с просьбой удалить тот или иной материал, нарушающий законодательство страны. А технические вопросы решаются операторами связи по предписанию Министерства информации и коммуникации РК.

«По социальной розни, как правило, ограничения доступа производятся на основании решения суда. Уполномоченным органом подаются исковые заявления в суд о признании того или иного материала незаконным на основании признаков нарушения законодательства. В случае если у суда есть сомнения о том, что в материале есть признаки нарушения законодательства, то проводится экспертиза», - заявил спикер.

«Попытка полностью очистить интернет от незаконного контента - это утопия, - признал Михаил Комиссаров. – Но тем не менее лучше принимать какие-то меры по очищению контента от противоправных материалов, чем сидеть и ничего не делать. Если вы обратили внимание, то с 2014 года грязи в интернете стало меньше. Если раньше, заходя на какой-то новостной сайт, вам могли попасться какие-то всплывающие картинки непристойного содержания, реклама порносайтов, то сейчас таких явлений практически нет. Бывает, какие-то новые ресурсы появляются, которые такой некорректной рекламой, скажем так, балуются, но их всё меньше и меньше».

Юрист ОФ «Правовой медиацентр» Гульмира Биржанова отметила, что в Казахстане при таком большом количестве заблокированных сайтов нет актуального списка недоступных порталов, хотя подобная функция есть на сайте Министерства информации и коммуникаций РК. «Можно ввести адрес ресурса и посмотреть, заблокирован он или нет. Но я не знаю, работает ли эта функция. Я вбивала такие сайты, как «Медуза», «Республика», и, как оказалось, их нет в списке запрещенных. Хотя они заблокированы в соответствии с судебным решением».

«Сейчас в Казахстане интернет приравнен к СМИ. При этом для того, чтобы заблокировать тот или иной телеканал или печатное СМИ, нужно решение суда. В отношении других сайтов блокировка проходит в досудебном порядке», - добавила эксперт.

В свою очередь президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров сообщил, что досудебные решения по блокировке сайтов принимают различные уполномоченные управления МВД и МИК: «Мы (Интернет-ассоциация Казахстана. – «Къ»), например, при обнаружении неправомерных публикаций направляем их в Генеральную прокуратуру РК. А те в свою очередь уже направляют данные в уполномоченные органы».

«Проблема еще и в том, что суд, вынося решение о блокировке сайта, указывает не сам сайт, а его IP-адрес. Хотя по этому IP-адресу может быть зарегистрировано 10 тыс. сайтов. Зачем это делать, я не понимаю. Может быть, суду так легче, ввести несколько цифр IP-адреса, нежели полностью вносить весь адрес сайта, который насчитывает огромное количество символов. То есть сделал одну ошибку – пиши все заново», - заявил Шавкат Сабиров.

«Реестр сайтов, к которым ограничен доступ в Казахстане, безусловно, нужен. Сейчас во всех странах он есть, и нам тоже надо внедрить по примеру России. Еще немаловажно то, что люди должны знать, кто именно и за что ограничил доступ к тому или иному интернет-порталу. Все это должно быть указано в реестре», - добавил Шавкат Сабиров.

Региональный директор оператора связи ТОО «Радиобайланыс» Игорь Ластовкин также пожаловался на то, что в Казахстане полностью отсутствует информация по заблокированным сайтам: «Единственное, что сейчас создает для нас сложности с клиентами, - это отсутствие информации по недоступным в стране интернет-ресурсам. При этом выяснить это может далеко не каждый».

«Знаете, операторы связи друг с другом общаются. И каждый раз, когда кто-то из нас отправляет запросы в Министерство информации и коммуникаций РК для того чтобы узнать, какие же сайты у нас заблокированы, мы сталкивается с молчанием. Поэтому большая просьба к ведомству – создать портал или реестр заблокированных в Казахстане сайтов», - говорит Игорь Ластовкин.

Политолог Ислам Кураев считает, что политика блокирования сайтов в Казахстане обоснованна. «Это обусловлено тем, что порой многие из них ведут пропаганду, противоречащую интересам нашего государства. Следует обратить внимание, что сегодня очень активно вербуют именно через интернет, поэтому следует вести жесткий контроль в данном направлении. Если взять в пример тот же самый случай с сайтом Meduza, то там открытым образом посягали на суверенитет Казахстана. Как можно в данном случае закрыть глаза? Думаю, это невозможно. Поэтому сейчас стоит острый вопрос полного контроля за интернет-порталами, которые в свою очередь ведут информационную войну за казахстанское интернет-пространство, где в последнее время образовывается своего рода вакуум из-за ослабления влияния российских СМИ. Но также не стоит забывать, что есть возможности обходить подобную блокировку, что, конечно же, невозможно контролировать», - говорит политолог.

Собеседник «Къ» отметил, что оглашение списка заблокированных сайтов может лишь сделать дополнительную рекламу недоступным порталам. «Возможно, данный реестр имеется, но он не обнародован для всеобщего обозрения, так как на просторах Казнета есть очень любопытные пользователи, которые в свою очередь могут активно посещать данные порталы, а в последующем и пропагандировать их. В этом случае следует принимать все необходимые меры для нераспространения информации о подобных сайтах в целях не устраивать им дополнительную рекламу», - добавил он.

По данным, которые привел Михаил Комиссаров, с начала 2017 года большое количество материалов, несущих пропаганду экстремизма и терроризма, было выявлено в социальных сетях. В общей сложности их более 200 тыс. В основном они размещены на видеохостинге YouTube и «ВКонтакте».

1465 просмотров

Как жить в XIX веке и быть успешным прямо сейчас

Секреты амишей

Фото: Doug Scheetz

Создавая при помощи современных инструментов узкоспециализированные продукты, небольшие фирмы в конкурентной борьбе могут обойти даже гигантов.

Поселок Далтон в штате Огайо совсем не похож на место, где можно найти новые идеи того, как создать процветающий бизнес в условиях хаотичной экономики XXI века. Здесь находится крупнейшее в мире поселение амишей, а также расположена компания Pioneer Equipment, которая производит плуги, культиваторы, сеялки и другое сельскохозяйственное оборудование на конной тяге. Компанией Pioneer владеет и управляет семья Венгерд, принадлежащая к амишам старого обряда – это означает, что по округе они разъезжают на конных повозках, а дома у них нет ни электричества, ни телефонов, ни компьютеров, ни любых других современных гаджетов.

Несмотря на кажущуюся архаичность продукции Pioneer Equipment, компания является успешной. Все началось в 1970-х с семейного бизнеса и неполного рабочего дня в домашнем сарае, однако затем дело быстро расширилось. Сегодня число сотрудников компании, включая 12 членов семьи Венгерд, достигает 50 человек, что делает ее одним из самых крупных коммерческих предприятий амишей в мире (весь персонал компании за исключением одного человека – амиши). Как рассказал финансовый директор компании Леон Венгерд, достижение коммерческого успеха не является единственной целью фирмы. Они хотят быть «лучом света в этом мире, способствуя устойчивому развитию общины в ожидании Царства Божьего». 

В прежние времена компании, подобные Pioneer, вряд ли бы добились такого успеха. По-своему невероятно современная, она воплощает то, что я называю «экономикой страсти»: Венгерды любят свою работу, используют то, что дает им экономика XXI века, быстро и с большой серьезностью реагируют на потребности своих клиентов, которые в большинстве также являются амишами. Инструменты современного бизнеса – свободный доступ к сложным схемам поставок и логистики, возможность связаться с клиентами по всему миру – сегодня доступны даже для самых технологически неподготовленных предпринимателей. В итоге это позволяет создать нечто новое: своего рода «близость на расстоянии», то есть тесные отношения с рассеянными по миру клиентами, для которых компания создает узкоспециализированные продукты.

Для бизнес-модели Pioneer трудно найти инвесторов – ядро целевой аудитории компании составляет менее 25 тыс. фермеров, которые, скажем прямо, обладают покупательской способностью ниже средней. Достучаться до этого рынка с помощью интернет-рекламы, телевидения и радио – нельзя. Сами по себе продукты достаточно объемные и тяжелые, и их нужно доставить из сельской местности в Огайо удаленным клиентам по всей Северной Америке. Обычно правила общин амишей запрещают проводить домой электричество, хотя некоторые из них используют генераторы, чтобы обеспечить энергией рабочее оборудование. Pioneer задействует лишь пневматическую систему для работы станков, а также небольшого количества компьютеров и мобильных телефонов.

Тем не менее Венгерды сумели создать процветающий бизнес даже в этих условиях. Никто из них никогда не поедет в Японию (им запрещено летать), однако они наняли консультанта, который обучил их особенностям производственной системы Toyota, и внедрили принципы экономичного производства для того, чтобы на основе базовой модели быстро кастомизировать оборудование под нужны клиентов. Никто из Венгердов не знаком с научными аспектами металлургии, однако они наладили тесные взаимоотношения c поставщиками металла, которые предлагают им самую современную сталь, разработанную для автомобильной промышленности. Это позволяет производить очень крепкие и легкие рамы. Благодаря сотрудничеству с логистической компанией XPO, Pioneer разработала эффективную систему доставки своей массивной продукции по приемлемым ценам в наиболее удаленные поселения амишей.

Менеджеры по продажам Pioneer могут не очень часто созваниваться со своими клиентами по телефону, однако они поддерживают с ними достаточно тесную связь, чтобы понять, чего бы тем хотелось больше всего. К примеру, сейчас фермеры из числа амишей чаще интересуются не просто производством зерна, а выпуском более дорогостоящей продукции, что означает потребность в оборудовании совсем другого рода. Многие амиши покидают места своего исторического проживания в Пенсильвании, Огайо и Индиане и переезжают на север в район аграрного Ржавого пояса, где фермерские угодья стоят относительно недорого, а также в прерии на западе. Это означает, что им придется обрабатывать менее плодородную каменистую почву, которая требует более крепких и гибких в настройке плугов. В то же время разные общины амишей придерживаются разных религиозных запретов – некоторые, к примеру, отказываются от резиновых колес, другие не имеют ничего против этого, поэтому Pioneer предлагает почти 90 разных вариантов этой продукции.

В современной экономике ограниченность и сложность рынка, где работает Pioneer, становится преимуществом. 25 тыс. фермеров – слишком мало, чтобы они привлекли внимание таких крупных игроков, как John Deere, Kubota и Caterpillar, но их вполне достаточно, чтобы обеспечить заказами Pioneer и несколько других быстрорастущих производителей сельхозинвентаря для амишей. Также быстро увеличивается и число самих амишей, опережая рост остального населения США. Фактически каждые 20 лет их численность удваивается, поэтому несмотря на относительное сокращение числа амишей-фермеров, в абсолютных величинах их количество быстро растет.

Конечно, компании вроде Pioneer не смогут заменить крупные фирмы, которые становятся еще больше и доминируют в американской экономике. Сегодня компании из списка Fortune 500 обеспечивают две трети ВВП США, хотя еще 20 лет назад речь шла только о половине этого показателя. Факторами роста для таких гигантов стали международная торговля, автоматизация и интернет. На первый взгляд, сама мысль о конкуренции с крупными игроками, обладающими такими преимуществами, кажется удручающей, однако такие компании, как Pioneer предлагают альтернативный путь.
 
Фокусируясь исключительно на своей целевой аудитории, проявляя при этом искреннюю заинтересованность и используя современные инструменты, помогающие удовлетворять потребности клиентов (и, наоборот, отказываясь от тех из них, которые не несут для них пользы), такие малые предприятия в условиях экономики XXI века могут процветать.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif