Перейти к основному содержанию

7007 просмотров

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

С начала 2017 года, по данным МИК РК, в соцсетях выявлено более 200 тыс. материалов, пропагандирующих экстремизм и терроризм

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

В 2016 году в Казахстане были заблокированы тысячи сайтов. Одни эксперты считают, что актуальным сегодня было бы создание некоей онлайн-платформы, где можно узнать обо всех недоступных в стране порталах. Другие против этой инициативы, поскольку считают, что это только подстегнет интерес читателей к данным ресурсам.

Как заявил председатель Комитета в области связи, информатизации и средств массовой информации Министерства информации и коммуникаций РК Михаил Комиссаров, на сегодняшний день в Казахстане заблокировано порядка 31 тыс. сайтов. Большая часть из них, а точнее 26 тыс., содержит материалы порнографического характера, 4 тыс. заблокированы за пропаганду экстремизма и терроризма, а оставшиеся недоступны за «иные нарушения законодательства РК».

«Возможность ограничивать доступ к противоправным материалам у нас появилась с 2016 года, после внесения соответствующих изменений в закон о связи в конце 2015 года. У интернет-сообщества возникли опасения, что будут приняты меры по ужесточению контроля над интернетом, увеличению в геометрической прогрессии блокировок. Но, как видите, этого не произошло. Если обратиться к статистике, с начала 2016 года на основании предписания уполномоченного органа был ограничен доступ для пользователей с территории Казахстана к 31 тыс. материалов на интернет-ресурсах. Из них порядка 26 тыс. – порноресурсы. Все остальное – это пропаганда терроризма и экстремизма, жестокости и насилия, интернет-казино и другие формы нарушений», – заявил Михаил Комиссаров.

Как сообщил эксперт, в Казахстане сегодня мониторинг интернет-ресурсов проводится вручную, но в ближайшее время ведомство планирует автоматизировать данный процесс. Что касается новостных сайтов и социальных сетей, то спикер рассказал, что этим порталам предварительно направляются уведомления с просьбой удалить тот или иной материал, нарушающий законодательство страны. А технические вопросы решаются операторами связи по предписанию Министерства информации и коммуникации РК.

«По социальной розни, как правило, ограничения доступа производятся на основании решения суда. Уполномоченным органом подаются исковые заявления в суд о признании того или иного материала незаконным на основании признаков нарушения законодательства. В случае если у суда есть сомнения о том, что в материале есть признаки нарушения законодательства, то проводится экспертиза», - заявил спикер.

«Попытка полностью очистить интернет от незаконного контента - это утопия, - признал Михаил Комиссаров. – Но тем не менее лучше принимать какие-то меры по очищению контента от противоправных материалов, чем сидеть и ничего не делать. Если вы обратили внимание, то с 2014 года грязи в интернете стало меньше. Если раньше, заходя на какой-то новостной сайт, вам могли попасться какие-то всплывающие картинки непристойного содержания, реклама порносайтов, то сейчас таких явлений практически нет. Бывает, какие-то новые ресурсы появляются, которые такой некорректной рекламой, скажем так, балуются, но их всё меньше и меньше».

Юрист ОФ «Правовой медиацентр» Гульмира Биржанова отметила, что в Казахстане при таком большом количестве заблокированных сайтов нет актуального списка недоступных порталов, хотя подобная функция есть на сайте Министерства информации и коммуникаций РК. «Можно ввести адрес ресурса и посмотреть, заблокирован он или нет. Но я не знаю, работает ли эта функция. Я вбивала такие сайты, как «Медуза», «Республика», и, как оказалось, их нет в списке запрещенных. Хотя они заблокированы в соответствии с судебным решением».

«Сейчас в Казахстане интернет приравнен к СМИ. При этом для того, чтобы заблокировать тот или иной телеканал или печатное СМИ, нужно решение суда. В отношении других сайтов блокировка проходит в досудебном порядке», - добавила эксперт.

В свою очередь президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров сообщил, что досудебные решения по блокировке сайтов принимают различные уполномоченные управления МВД и МИК: «Мы (Интернет-ассоциация Казахстана. – «Къ»), например, при обнаружении неправомерных публикаций направляем их в Генеральную прокуратуру РК. А те в свою очередь уже направляют данные в уполномоченные органы».

«Проблема еще и в том, что суд, вынося решение о блокировке сайта, указывает не сам сайт, а его IP-адрес. Хотя по этому IP-адресу может быть зарегистрировано 10 тыс. сайтов. Зачем это делать, я не понимаю. Может быть, суду так легче, ввести несколько цифр IP-адреса, нежели полностью вносить весь адрес сайта, который насчитывает огромное количество символов. То есть сделал одну ошибку – пиши все заново», - заявил Шавкат Сабиров.

«Реестр сайтов, к которым ограничен доступ в Казахстане, безусловно, нужен. Сейчас во всех странах он есть, и нам тоже надо внедрить по примеру России. Еще немаловажно то, что люди должны знать, кто именно и за что ограничил доступ к тому или иному интернет-порталу. Все это должно быть указано в реестре», - добавил Шавкат Сабиров.

Региональный директор оператора связи ТОО «Радиобайланыс» Игорь Ластовкин также пожаловался на то, что в Казахстане полностью отсутствует информация по заблокированным сайтам: «Единственное, что сейчас создает для нас сложности с клиентами, - это отсутствие информации по недоступным в стране интернет-ресурсам. При этом выяснить это может далеко не каждый».

«Знаете, операторы связи друг с другом общаются. И каждый раз, когда кто-то из нас отправляет запросы в Министерство информации и коммуникаций РК для того чтобы узнать, какие же сайты у нас заблокированы, мы сталкивается с молчанием. Поэтому большая просьба к ведомству – создать портал или реестр заблокированных в Казахстане сайтов», - говорит Игорь Ластовкин.

Политолог Ислам Кураев считает, что политика блокирования сайтов в Казахстане обоснованна. «Это обусловлено тем, что порой многие из них ведут пропаганду, противоречащую интересам нашего государства. Следует обратить внимание, что сегодня очень активно вербуют именно через интернет, поэтому следует вести жесткий контроль в данном направлении. Если взять в пример тот же самый случай с сайтом Meduza, то там открытым образом посягали на суверенитет Казахстана. Как можно в данном случае закрыть глаза? Думаю, это невозможно. Поэтому сейчас стоит острый вопрос полного контроля за интернет-порталами, которые в свою очередь ведут информационную войну за казахстанское интернет-пространство, где в последнее время образовывается своего рода вакуум из-за ослабления влияния российских СМИ. Но также не стоит забывать, что есть возможности обходить подобную блокировку, что, конечно же, невозможно контролировать», - говорит политолог.

Собеседник «Къ» отметил, что оглашение списка заблокированных сайтов может лишь сделать дополнительную рекламу недоступным порталам. «Возможно, данный реестр имеется, но он не обнародован для всеобщего обозрения, так как на просторах Казнета есть очень любопытные пользователи, которые в свою очередь могут активно посещать данные порталы, а в последующем и пропагандировать их. В этом случае следует принимать все необходимые меры для нераспространения информации о подобных сайтах в целях не устраивать им дополнительную рекламу», - добавил он.

По данным, которые привел Михаил Комиссаров, с начала 2017 года большое количество материалов, несущих пропаганду экстремизма и терроризма, было выявлено в социальных сетях. В общей сложности их более 200 тыс. В основном они размещены на видеохостинге YouTube и «ВКонтакте».

3103 просмотра

Когда «мусорный» бизнес в Казахстане станет по-настоящему доходным

Несмотря на обилие отходов в стране, заводам все еще не хватает сырья для переработки

Фото: Depositphotos

Объем переработки ТБО в Казахстане увеличился за год на 3% и составляет сейчас 14% от объема сбора. Концепция по переходу страны к зеленой экономике предусматривает, что к 2030 году этот показатель вырастет до 40%. 

В Швеции нет свалок – эта страна перерабатывает 99% своих отходов. Германия превращает 64% твердых бытовых отходов (ТБО) в 50 млрд евро ежегодного дохода. В Японии из спрессованного мусора строят острова. В Казахстане объем переработки твердых бытовых отходов составляет 14% от объема сбора, более 20 полигонов ТБО в стране переполнены, а казахстанские предприниматели-переработчики пока только в поиске эффективной бизнес-модели. В материале «Курсива» – о том, как система переработки и утилизации ТБО работает в республике.

Сколько мусора в стране

В Казахстане, по данным Министерства экологии, накоплено 125 млн т отходов, но сортировочные пункты при этом загружены только на 40%. Предприятия-переработчики готовы принять больше сырья, но для этого ТБО должны пройти систему раздельного сбора, которая сейчас в Казахстане практически отсутствует. 

Информация от Комстата: в 2018 году спецпредприятия собрали 3,6 млн т коммунальных отходов. Из них на сортировку поступило только 17% – 622 тыс. т. И лишь 164 тыс. т были пригодны для переработки. Получается, что только 4% от общей массы вывезенного на свалки мусора стали вторсырьем. 

Минэкологии РК оперирует более позитивными цифрами. Профильное ведомство подсчитало, что в 2016 году доля отсор­тированных и переработанных ТБО составляла 2%, в 2017 году – 9%, в 2018 году – 11%. В 2019 году доля отходов, прошедших через сортировочные линии и перерабатывающие компа­нии, подросла еще немного – до 14%. 

«В Казахстане нет утвержденной методики расчета процента переработки вторсырья. Поэтому никто точно не может сказать, сколько на самом деле отходов перерабатывается. В органах статистики отчитываются только мусоровывозящие организации. Не все переработчики заполняют формы статистической отчетности по отходам. Кроме того, не учитывается тот объем вторсырья, который собирается в Казахстане и экспортируется в Россию и другие страны», – объясняет причину значительных расхождений в показателях разных ведомств исполнительный директор Казахстанской ассоциации по управлению отходами KazWaste Вера Мустафина. 

Лидером по переработке в региональном разрезе, по данным Комитета по статистике  МНЭ РК, является Мангистауская область, где перерабатывается 33% ТБО. Стараются соответствовать экологическим трендам Алматинская (23%) и Карагандинская (17%) области, Шымкент (22%). Самая низкая доля переработки – у ВКО (3%), Акмолинской (3%) и Жамбылской (8%) областей.

kogda-musornyj-biznes-v-kazahstane-stanet-po-nastoyashchemu-dohodnym.png

Первое звено – в слабой позиции

Предприятия по сбору, вывозу, сортировке и первичной переработке ТБО – это первое звено всей мусорной отрасли. Таких компаний, по оценке Минэкологии, в республике 210. И именно они, по словам руководителя KazWaste, находятся сейчас в самом трудном положении – во многом, как ни странно, из-за того, что им не хватает сырья. Эти компании могли бы активно перерабатывать бумагу, картон, плас­тик – те виды отсортированного мусора, рециклинг которых, с одной стороны, менее сложен, с другой – более выгоден. Но именно бумага, картон и пластик чаще всего вывозятся на переработку в соседние страны. Этому способствуют значительные логистические затраты внутри страны (выгоднее и проще вывезти к соседям) и более высокие закупочные цены на такой вид сырья за границей. Плюс, говорит Вера Мустафина, есть и нелегальный трафик ТБО – когда продажа вторсырья идет за наличные в обход налогов как в Казахстане, так и в другой стране. 

По мнению вице-министра экологии, геологии и природных ресурсов Ахметжана Примкулова, объемы переработки ТБО в Казахстане не растут из-за действующих низких тарифов, которые включают только затраты на сбор, вывоз и захоронение отходов. С этими выводами согласны и в Казахстанской ассоциации по управлению отходами.

«Слишком низкие тарифы не обеспечивают даже нулевой рентабельности этого бизнеса. Почти все компании, за исключением некоторых из Алматы и Нур-Султана, работают себе в убыток или дотируют этот бизнес за счет других видов производства. В тариф не входит инвестиционная составляющая. Приобрести мусоровозы, оборудование для сортировки или переработки за счет этих средств невозможно. Поэтому очень сложно разорвать замкнутый круг – необходимо повышать тарифы на сбор и вывоз отходов, развивать раздельный сбор населением», – говорит исполнительный директор ассоциации.

В большинстве областных цент­ров страны размер тарифа на вывоз мусора колеблется в диапазоне от 94 до 230 тенге (за исключением Алматы и Нур-Султана, где данный вид коммунальных платежей равен 553 тенге и 390–411 тенге соответственно). Вера Мустафина, опираясь на данные международной экспертизы, утверждает: чтобы компании покрывали расходы на сбор, вывоз и сортировку отходов, размер тарифа должен быть на уровне 0,8–1% от среднедушевого дохода, а это примерно 500 тенге.

Бизнес второго этапа 

Еще одна категория предприя­тий отрасли – это непосредственные производители готовой продукции из вторсырья. По оценкам экспертов нескольких перерабатывающих предприятий, компании имеют рентабельность до 15%, показатель зависит от объемов и глубины рециклинга.

Государство призывает бизнес активнее развивать сферу сортировки и рециклинга, гос­программа «Дорожная карта бизнеса-2020» предусматривает для переработчиков ряд мер по поддержке: субсидирование ставки вознаграждения, открытие кредитных линий в БВУ и подведение инфраструктуры. Но знают об этом и пользуются мерами господдержки далеко не все предприятия МСБ, которые занимаются переработкой отходов, констатирует Вера Мустафина. 

ТОО «Фабрика нетканых материалов S.M.F.-System» – небольшое предприятие полного цикла из Костанайской области. Компания получила от государства земельный участок для сортировочной линии, но кредитами, даже льготными, не пользуется – слишком высокие риски для бизнеса, который зависит от сезонного спроса. На S.M.F.-System сортируют ТБО, перерабатывают пластик, выпускают полиэтилен, трубы и геотекстиль для дорожного строительства. Рентабельность производства – около 4%.

«Чтобы получить какой-либо готовый продукт, недостаточно просто переработать пластик. Нужно также закупать сопутствующее сырье из-за рубежа. Для каждого вида товара нужно приобретать отдельный вид производственной линии. Это все требует инвестиций. Поэтому переработка – это очень дорогостоящий процесс, нужна государственная поддержка, субсидирование процентных ставок и снижение налоговой нагрузки», – говорит руководитель отдела сбыта фабрики Жандос Жаксыбаев.

На более крупных предприятиях, например KagazyRecycling, рентабельность действительно доходит до 12–15%. Компания выпускает очень востребованную на рынке продукцию – гофрированную картонную тару, которая после использования вновь попадает в цикл переработки. Кроме того, предприятие получает компенсацию за счет расширенных обязательств производителей, которые (вместе с импортерами) уже несколько лет оплачивают взносы за сбор и утилизацию отходов. По словам генерального директора KagazyRecycling Алмата Булегенова, переработкой именно бумажной продукции выгодно заниматься только в случае глубокого передела и больших объемов – до 50 тыс. т в год. 

Гори оно всё

Министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзагалиев видит выход в термической утилизации, другими словами, в сжигании ТБО и выработке за счет этого электроэнергии. По предварительным расчетам Минэкологии, бизнес должен быть рентабельным благодаря в том числе предусмот­ренным для него налоговым преференциям – отмене корпоративного подоходного налога, применению нулевых коэффициентов к ставкам земельного налога и другим (отражены в главе 80 Налогового кодекса РК). Теперь Казахстан рассчитывает на интерес к отрасли со стороны иностранных инвесторов. 

«Государство планирует предоставлять существенные меры поддержки для мусоросжигательных заводов. Мы не против сжигания, но при этом вся остальная отрасль остается без внимания. Так почему бы не оказать гос­поддержку предприятиям по сбору, транспортировке и переработке, которые, по сути, делают новую продукцию из вторсырья, создают рабочие места в регионах, исправно платят налоги», – отмечает руководитель Казахстанской ассоциации по управлению отходами Вера Мустафина.

К 2030 году Казахстан собирается увеличить долю переработки ТБО до 40%. Сейчас Минэкологии разрабатывает концепцию госпрограммы по управлению отходами – она должна предложить и системный подход к проблеме, и эффективную финансовую модель ее решения.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif