Перейти к основному содержанию

7007 просмотров

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

С начала 2017 года, по данным МИК РК, в соцсетях выявлено более 200 тыс. материалов, пропагандирующих экстремизм и терроризм

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

Эксперты: Попытка очистить интернет от незаконного контента - это утопия

В 2016 году в Казахстане были заблокированы тысячи сайтов. Одни эксперты считают, что актуальным сегодня было бы создание некоей онлайн-платформы, где можно узнать обо всех недоступных в стране порталах. Другие против этой инициативы, поскольку считают, что это только подстегнет интерес читателей к данным ресурсам.

Как заявил председатель Комитета в области связи, информатизации и средств массовой информации Министерства информации и коммуникаций РК Михаил Комиссаров, на сегодняшний день в Казахстане заблокировано порядка 31 тыс. сайтов. Большая часть из них, а точнее 26 тыс., содержит материалы порнографического характера, 4 тыс. заблокированы за пропаганду экстремизма и терроризма, а оставшиеся недоступны за «иные нарушения законодательства РК».

«Возможность ограничивать доступ к противоправным материалам у нас появилась с 2016 года, после внесения соответствующих изменений в закон о связи в конце 2015 года. У интернет-сообщества возникли опасения, что будут приняты меры по ужесточению контроля над интернетом, увеличению в геометрической прогрессии блокировок. Но, как видите, этого не произошло. Если обратиться к статистике, с начала 2016 года на основании предписания уполномоченного органа был ограничен доступ для пользователей с территории Казахстана к 31 тыс. материалов на интернет-ресурсах. Из них порядка 26 тыс. – порноресурсы. Все остальное – это пропаганда терроризма и экстремизма, жестокости и насилия, интернет-казино и другие формы нарушений», – заявил Михаил Комиссаров.

Как сообщил эксперт, в Казахстане сегодня мониторинг интернет-ресурсов проводится вручную, но в ближайшее время ведомство планирует автоматизировать данный процесс. Что касается новостных сайтов и социальных сетей, то спикер рассказал, что этим порталам предварительно направляются уведомления с просьбой удалить тот или иной материал, нарушающий законодательство страны. А технические вопросы решаются операторами связи по предписанию Министерства информации и коммуникации РК.

«По социальной розни, как правило, ограничения доступа производятся на основании решения суда. Уполномоченным органом подаются исковые заявления в суд о признании того или иного материала незаконным на основании признаков нарушения законодательства. В случае если у суда есть сомнения о том, что в материале есть признаки нарушения законодательства, то проводится экспертиза», - заявил спикер.

«Попытка полностью очистить интернет от незаконного контента - это утопия, - признал Михаил Комиссаров. – Но тем не менее лучше принимать какие-то меры по очищению контента от противоправных материалов, чем сидеть и ничего не делать. Если вы обратили внимание, то с 2014 года грязи в интернете стало меньше. Если раньше, заходя на какой-то новостной сайт, вам могли попасться какие-то всплывающие картинки непристойного содержания, реклама порносайтов, то сейчас таких явлений практически нет. Бывает, какие-то новые ресурсы появляются, которые такой некорректной рекламой, скажем так, балуются, но их всё меньше и меньше».

Юрист ОФ «Правовой медиацентр» Гульмира Биржанова отметила, что в Казахстане при таком большом количестве заблокированных сайтов нет актуального списка недоступных порталов, хотя подобная функция есть на сайте Министерства информации и коммуникаций РК. «Можно ввести адрес ресурса и посмотреть, заблокирован он или нет. Но я не знаю, работает ли эта функция. Я вбивала такие сайты, как «Медуза», «Республика», и, как оказалось, их нет в списке запрещенных. Хотя они заблокированы в соответствии с судебным решением».

«Сейчас в Казахстане интернет приравнен к СМИ. При этом для того, чтобы заблокировать тот или иной телеканал или печатное СМИ, нужно решение суда. В отношении других сайтов блокировка проходит в досудебном порядке», - добавила эксперт.

В свою очередь президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров сообщил, что досудебные решения по блокировке сайтов принимают различные уполномоченные управления МВД и МИК: «Мы (Интернет-ассоциация Казахстана. – «Къ»), например, при обнаружении неправомерных публикаций направляем их в Генеральную прокуратуру РК. А те в свою очередь уже направляют данные в уполномоченные органы».

«Проблема еще и в том, что суд, вынося решение о блокировке сайта, указывает не сам сайт, а его IP-адрес. Хотя по этому IP-адресу может быть зарегистрировано 10 тыс. сайтов. Зачем это делать, я не понимаю. Может быть, суду так легче, ввести несколько цифр IP-адреса, нежели полностью вносить весь адрес сайта, который насчитывает огромное количество символов. То есть сделал одну ошибку – пиши все заново», - заявил Шавкат Сабиров.

«Реестр сайтов, к которым ограничен доступ в Казахстане, безусловно, нужен. Сейчас во всех странах он есть, и нам тоже надо внедрить по примеру России. Еще немаловажно то, что люди должны знать, кто именно и за что ограничил доступ к тому или иному интернет-порталу. Все это должно быть указано в реестре», - добавил Шавкат Сабиров.

Региональный директор оператора связи ТОО «Радиобайланыс» Игорь Ластовкин также пожаловался на то, что в Казахстане полностью отсутствует информация по заблокированным сайтам: «Единственное, что сейчас создает для нас сложности с клиентами, - это отсутствие информации по недоступным в стране интернет-ресурсам. При этом выяснить это может далеко не каждый».

«Знаете, операторы связи друг с другом общаются. И каждый раз, когда кто-то из нас отправляет запросы в Министерство информации и коммуникаций РК для того чтобы узнать, какие же сайты у нас заблокированы, мы сталкивается с молчанием. Поэтому большая просьба к ведомству – создать портал или реестр заблокированных в Казахстане сайтов», - говорит Игорь Ластовкин.

Политолог Ислам Кураев считает, что политика блокирования сайтов в Казахстане обоснованна. «Это обусловлено тем, что порой многие из них ведут пропаганду, противоречащую интересам нашего государства. Следует обратить внимание, что сегодня очень активно вербуют именно через интернет, поэтому следует вести жесткий контроль в данном направлении. Если взять в пример тот же самый случай с сайтом Meduza, то там открытым образом посягали на суверенитет Казахстана. Как можно в данном случае закрыть глаза? Думаю, это невозможно. Поэтому сейчас стоит острый вопрос полного контроля за интернет-порталами, которые в свою очередь ведут информационную войну за казахстанское интернет-пространство, где в последнее время образовывается своего рода вакуум из-за ослабления влияния российских СМИ. Но также не стоит забывать, что есть возможности обходить подобную блокировку, что, конечно же, невозможно контролировать», - говорит политолог.

Собеседник «Къ» отметил, что оглашение списка заблокированных сайтов может лишь сделать дополнительную рекламу недоступным порталам. «Возможно, данный реестр имеется, но он не обнародован для всеобщего обозрения, так как на просторах Казнета есть очень любопытные пользователи, которые в свою очередь могут активно посещать данные порталы, а в последующем и пропагандировать их. В этом случае следует принимать все необходимые меры для нераспространения информации о подобных сайтах в целях не устраивать им дополнительную рекламу», - добавил он.

По данным, которые привел Михаил Комиссаров, с начала 2017 года большое количество материалов, несущих пропаганду экстремизма и терроризма, было выявлено в социальных сетях. В общей сложности их более 200 тыс. В основном они размещены на видеохостинге YouTube и «ВКонтакте».

4974 просмотра

Как гостиничный бизнес Узбекистана пытается догнать растущий поток туристов

Власти республики объявили туротрасль стратегической и выделяют немалые средства из бюджета на поддержку этого бизнеса

Фото: Shutterstock.com/Marina Rich

Увеличить и количество гостиниц, и объем номерного фонда в два раза планирует Узбекистан уже до конца 2021 года – рынок требует все больше мест для туристов.

В 2019 году Узбекистан посетили 6,7 млн туристов. Три года назад этот показатель был равен лишь 2,2 млн человек. По оценке Всемирной туристской организации при ООН, республика сейчас на четвертом месте среди стран с наиболее динамично развивающейся туристической отраслью. Растущий поток гостей выявил слабые места, которые тормозят развитие туризма в Узбекистане. Одна из главных болевых точек – гостиничный фонд.

Койко-место под узбекским солнцем  

На начало года в Узбекистане, по данным Госкомитета по развитию туризма, насчитывалось 1,2 тыс. объектов инфраструктуры гостеприимства, 70% из них – это гостиницы, 18% – хостелы и 12% – другие виды размещения. Общий номерной фонд составляет 24 тыс. и рассчитан на 50 тыс. койко-мест. «Средний уровень загрузки гостиничного фонда по итогам 2019 года составил 83%. Это очень большой показатель. В пиковые сезоны порой невозможно найти свободного номера в Ташкенте и особенно в таких туристических центрах, как Хива, Самарканд, Бухара», – прокомментировал начальник департамента по стратегическому развитию и кадровым ресурсам Госкомтуризма Шухрат Исакулов.

По словам председателя Ассоциации отельеров Узбекистана Фарангиз Абдуллаевой, из-за повышенного спроса понятие сезонности для гостиниц становится менее актуальным. «Узбекистан всегда считался сезонным направлением. Но в 2019 году серьезная загруженность была на протяжении всего года», – подчеркнула Фарангиз Абдуллаева. 

Поддержать сумом

Провозгласив туризм стратегической отраслью, власти Узбекистана взялись за решение проблем с дефицитом гостиничного фонда. В 2019 году в стране стартовала программа субсидирования строительства новых отелей. Государство покрывает расходы застройщиков в размере 40 млн сумов ($4,2 тыс.) за один номер для трехзвездочных гостиниц и 65 млн сумов ($6,8 тыс.) за номер в «четырех звездах». 

Учредитель трехзвездочного отеля «Согдиана» в Самарканде Азиз Ташев – один из тех предпринимателей, кто такой поддержкой уже воспользовался. «Благодаря субсидии государства мы смогли покрыть свои расходы на 20%, а всего получили 4,08 миллиарда сумов (эквивалентно $428 тыс.). Это существенная поддержка для нас. Без дотаций со стороны государства ускоренно развивать туризм невозможно», – уверен Ташев. 

Программа субсидирования будет действовать до 2022 года. За это время количество гостиниц в стране должно вырасти вдвое – до 2,4 тыс, а номерной фонд увеличиться до 50 тыс. Только в прошлом году в Узбекистане появилось 270 новых объектов гостиничного бизнеса. 

Бросить все и уйти в туризм

Власти Узбекистана поддержали предпринимателей не только деньгами, но и административно – упростив порядок и требования к получению лицензии на данный вид деятельности. В результате в стране резко выросло число гостевых домов и хостелов. Именно они, по оценке Шухрата Исакулова, помогли выправить ситуацию в пиковые периоды туристического сезона 2019 года. 

Абдулазиз Икрамжанов полтора года назад с родителями открыл первый хостел в Ташкенте. Сейчас он более чем уверен, что у этого вида гостиниц большие перспективы в Узбекистане. «Мы не ощущаем большой конкуренции, да и разнообразия среди хостелов тоже пока нет. Узбеки привыкли жить в больших домах, а сейчас все больше к людям приходит понимание, что использовать свое жилище для размещения гостей – это нормально. Тем более что никаких проверок или дополнительных бумажек тоже не требуется», – говорит Икрамжанов. 

Отсутствие бюрократии при открытии гостиничного бизнеса приводит к тому, что некоторые предприимчивые владельцы жилплощади в многоквартирных домах регистрируют свое имущество как хостел. Ташкентские риелторы объясняют это тем, что из-за отсутствия номеров в гостиницах туристы часто выбирают посуточную аренду квартир. А по узбекистанским законам если иностранец находится в стране более трех дней, он обязан зарегистрироваться по месту пребывания. 

Хостелы, как и другие объекты размещения, зарегистрированы в единой операционной системе, с помощью которой ведется учет туристов.

«Мы сейчас наблюдаем такую картину, что те предприниматели, которые занимались другими видами деятельности, переключаются в сферу туризма. Потому что туризм быстро окупается. Тем более в условиях дефицита, который есть по номерному фонду», – прокомментировал Шухрат Исакулов. Нехватка средств размещения, по его словам, сказывается на ценовой политике гостиниц. «Стоимость номера в Узбекис­тане относительно выше, чем в других странах. В Ташкенте или Бухаре номер в трехзвездочном отеле будет стоить примерно 40–50 долларов», – отметил Исакулов. Он уверен, что ситуация изменится с появлением большего числа гостиниц в стране.

kak-gostinichnyj-biznes-uzbekistana-pytaetsya-dognat-rastushhij-potok-turistov-2.jpg

Фото: Shutterstock.com/Polina LVT

Красиво жить не запретишь

Рост туристической активности спровоцировал интерес к Узбекистану со стороны компаний, которые специализируются на строительстве пятизвездочных отелей и крупных гостиничных комплексов. В настоящее время в республике всего две гостиницы высшего сегмента – Hyatt Regency и Hilton, обе находятся в Ташкенте. К концу года в узбекской столице откроется отель сети Marriot, сообщила Фарангиз Абдуллаева. «Ведутся переговоры с Sheraton и InterContinental – это те бренды, которые были у нас на рынке, но по определенным причинам ушли с него. Сейчас они возвращаются, и очень активно. Была информация, но пока не подтвержденная, что и Four Seasons хотят войти на наш рынок. Большой интерес крупные бренды проявляют  к Самарканду. Крупные сети хотят выйти на узбекский рынок, потому что для гостиниц в стране действует много разных преференций», – акцентировала председатель Ассоциации отельеров.

Внимание глобальных гостиничных сетей к Узбекистану продиктовано в том числе и ростом деловой активности в стране, которая, в свою очередь, стимулирует развитие такого направления, как MICE-туризм. Этот вид туризма подразумевает проведение крупных бизнес-мероприятий, форумов, конгрессов и так далее. «Мы видим, что строятся отели с конференц-залами, потому что есть спрос, и неплохой. Благодаря этому Узбекистан может позиционировать себя как площадка для организации и проведения деловых мероприятий», – заявила Абдуллаева.

Отели без сервиса – деньги на ветер

Развитие сферы гостеприимства автоматически требует новых, квалифицированных работников отрасли.  Для организации качественного сервиса и подготовки персонала при Госкомтуризме был создан институт развития туризма – это научно-методологический центр, разрабатывающий стандарты и программы обучения, а в Самарканде открыт международный университет «Шелковый путь» для будущих менеджеров в индустрии туризма. 

Кроме того, в прошлом году под юрисдикцию Госкомтуризма перешли 18 профессиональных колледжей во всех регионах страны, а при Ассоциации отельеров Узбекистана появилась академия гостеприимства. Эти учебные заведения будут готовить линейный персонал для стратегически важной индустрии в целом и для гостиниц в частности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif