Перейти к основному содержанию

7219 просмотров

Горнодобывающий бизнес неотделим и невозможен без качественной геологоразведки

25 мая в Астане начнет свою работу VIII Международный горно-металлургический Конгресс и Выставка «Astana Mining & Metallurgy» – АММ-2017

Горнодобывающий бизнес неотделим и невозможен без качественной геологоразведки

Горнодобывающий бизнес неотделим и невозможен без качественной геологоразведки

25 мая в Астане начнет свою работу VIII Международный горно-металлургический Конгресс и Выставка «Astana Mining & Metallurgy» – АММ-2017.

АММ-2017 – это генеральная репетиция, финальный этап подготовки Всемирного Горного Конгресса, который Астана примет в 2018 году. В рамках информационной кампании в преддверии столь масштабного события организационный комитет Конгресса подготовил ряд интервью с ключевыми спикерами грядущего АММ.

Первым своим видением и прогнозами поделился Евгений Больгерт, экс-Управляющий директор по базовым отраслям национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен», генеральный директор многопрофильной сервисной компании «ORDA-Astana», ведущий проекта «ОТРАСЛИ» на Atameken Business Channel.

– Евгений Андреевич, по роду деятельности (прошлой и нынешней) Вы глубоко погружены в проблемы практически всех промышленных отраслей. По Вашему наблюдению, какой еще отрасли необходима такая движущая платформа как АММ?

В Казахстане создана неплохая инфраструктура, как отраслевых, так межсекторальных специализированных площадок, предлагающих всевозможные форматы диалоговых площадок: конгрессы, форумы, конференции, круглые столы, а также выставки, на которых встречаются производители и их потенциальные клиенты. Наиболее крупные отраслевые мероприятия на ежегодной основе проводятся в нефтегазовом секторе, в ГМК, машиностроении, сфере транспорта и логистики, энергетики и строительной индустрии. Нужно отметить качественный рост год от года контента, уровня спикеров и участников, актуальности, обсуждаемых в профессиональной среде, вопросов.

На мой взгляд, следует продолжать развивать основные отраслевые площадки с учетом запроса от индустрий внутри страны, а также используя лучший международный опыт в технологиях и организации подобных ивентов.

– Вы были в составе казахстанской делегации на Всемирном Горном Конгрессе 2016 года. По итогам участия в Конгрессе с нашей стороны возросли ожидания по будущим привлеченным инвестициям в отрасль. Чем на Ваш взгляд вызван такой прогнозный оптимизм?

Действительно, я являюсь руководителем бизнес-комитета в структуре Национального организационного комитета Всемирного Горного Конгресса, который состоится в Астане в 2018 году. Моей задачей в данной работе является обеспечение качественной обратной связи с отраслевым бизнесом при подготовке содержательной части ВГК, а также обеспечение участия максимального числа представителей реального сектора в работе конгресса.

Кроме изучения опыта наших бразильских коллег с точки зрения организации крупнейшего авторитетного международного отраслевого мероприятия, нам удалось провести ряд переговоров с руководителями ведущих горнодобывающих компаний, как бразильских, в частности, VALE, так и с активно работающими в том регионе инвесторами, к примеру, Anglo-American PLC. Они с большим интересом отнеслись к проводимой в Казахстане реформе законодательного регулирования недропользования, которая в основе своей имеет австралийскую модель, положительно зарекомендовавшую себя в качестве своеобразного международного эталона. В купе с информацией о богатейшем минерально-сырьевом потенциале нашей республики, пакетом мер поддержки со стороны государства, стремлением к развитию рынка частных геологоразведочных компаний, приглашение вышеуказанных инвесторов посетить Казахстан на ВГК 2018 было воспринято весьма и весьма положительно. Кроме того, в нашей республике уже сегодня ведут геологоразведочные работы несколько крупнейших мировых игроков горнодобывающего сектора (Rio Tinto, Iluka и др.).

– Почему в планах по сотрудничеству сделан упор на компании-юниоры? От молодых игроков ожидается большая подвижность или это связано с их инновационной направленностью?

Горнодобывающий бизнес неотделим и невозможен без качественной геологоразведки. В свою очередь, геологоразведочный бизнес является высокорискованным, требует мобильности и гибкости со стороны компаний. Компании-юниоры активно осваивают регион, тем самым создавая предпосылки для прихода крупных международных добывающих компаний. Именно поэтому между странами идет настоящее соревнование за пальму первенства в создании максимально комфортной юрисдикции для инвесторов. В упомянутой выше Австралии количество геологоразведочных лицензий превышает 14 тысяч, есть и более близкие регионы, где наблюдается настоящий геологоразведочный «бум» после проведенных реформ, в частности, в Монголии. В Казахстане количество контрактов на геологоразведку в несколько раз ниже и эту ситуацию должен исправить разрабатываемый новый Кодекс «О недрах».

– Бразилия. Чем привлекательно внутриотраслевое сотрудничество с этой страной, кроме эстафеты ВГК?

На самом деле, Бразилия нам гораздо ближе, чем это может показаться. Я говорю, прежде всего, о тех вызовах и задачах, которые стоят сейчас перед Правительством и бизнесом, о планируемых реформах в недропользовании и налоговой сфере, проблемах восполнения минерально-сырьевой базы и либерализации геологоразведки. Поэтому общих тем для профессионального обмена мнениями предостаточно.

Кроме того, работая в свое время в казахстанской отраслевой ассоциации горнодобывающих предприятий в 2013 году на площадке АММ, я встречался с руководителем отраслевой ассоциации Бразилии IBRAM и мы наладили контакт между нашими организациями. К слову, основным организатором ВГК в Рио выступала именно ассоциация IBRAM.

– Экономика Казахстана все еще ресурсно ориентированная. Поэтому ни один саммит и конгресс последние пару лет не обходит вниманием вопрос Закона о недропользовании. Вы принимали участие в разработке поправок к Проекту Закона о недрах и недропользовании. Насколько на Ваш взгляд текущий вариант отвечает нуждам отрасли?

Новый Кодекс о недрах, безусловно, необходимый документ. Справедливости ради скажу, что основная реформа приходится на горнорудный сектор. Нефтянка предпочла сохранить «статус кво» по многим ключевым вопросам. Принцип первой заявки при получении лицензии на участки недр, пересмотр и серьезное сокращение бюрократических процедур, регулирование на основе рыночной логики и экономической целесообразности, переход на международные стандарты оценки и подсчета запасов полезных ископаемых, урегулирование вопросов ликвидации и рекультивации территорий и многое другое закладывается в новый законодательный акт. Помимо упомянутого будут затронуты важные вопросы, связанные с системой налогообложения, сферой экологии и других смежных областей законодательства, имеющих принципиальное значение для недропользователей.

– Закон должны принять до конца текущего года. Ваш прогноз: будут ли серьезные поправки сделаны? Или остались только "отделочные работы"?

В настоящее время проект Кодекса проходит обсуждение на различных площадках, на республиканском и региональном уровне, проводится экспертиза, в том числе через отраслевые ассоциации и Национальную Палату Предпринимателей РК «Атамекен». Ожидается, что процедурно Кодекс будет рассмотрен Парламентом в запланированные сроки.

Кодекс о Недрах сейчас находится под пристальным вниманием и местных, и зарубежных представителей отрасли – на новые декларируемые возможности возлагают большие надежды в плане привлечения инвестиций. Уже известно, что обсуждению текущей версии Кодекса, его синхронизации с Налоговым кодексом, будет посвящен один из центральных докладов первой сессии Конгресса АММ-2017.

banner_wsj.gif

430 просмотров

Как казахстанский бизнес переживает «кризис пандемии»  

Эксперты прогнозируют спад после завершения карантина 

Фото: Shutterstock

Из-за резкого падения спроса и отсутствия финансовой подушки безопасности компании по производству несырьевых товаров фактически заморожены. Производственники опасаются, что не смогут удержать специалистов, и кризис перечеркнет достигнутый за последние годы уровень развития. Поэтому они предлагают внедрить комплекс дополнительных антикризисных мер. 

Мебельная промышленность 

Деревообрабатывающая отрасль и производство мебели в настоящий момент функционируют лишь в регионах. При этом 71% технического и производственного потенциала этой сферы приходится на Алматы, Нур-Султан и Шымкент - такие данные приводят в отраслевом объединении. 

По данным президента Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности (АПМДП) РК Каната Ибраева, в крупных городах без работы остались около 300 тыс. работников. И это только официально зарегистрированные специалисты, без учета черного рынка. 

«В нашей отрасли сейчас трудно всем – и большим, и малым предприятием. Крупнейшая мебельная фабрика Южного Казахстана «Grand MIKS» с оборотом около 400 млн тенге встала. 500 человек (с учетом субподрядчиков) сидят без работы. Производство – это не станки и здания, это квалифицированный персонал. Если мы сейчас все потеряем, сможем ли наверстать? У нас раскачка примерно полгода занимает. А далее наступит перенесенный период убытков, когда придет время платить налоги и кредиты. В этом году мы можем не только потерять достигнутые темпы роста (7-8%), но и вообще в минус уйти», - говорит Канат Ибраев

Главная проблема мебельщиков в кризисное время вовсе не в том, что мастера из-за карантина не могут прийти в цех на работу. Производственники лишились своего гарантированного рынка – госзаказа. А это, исходя из данных прошлого года, около 30 млрд тенге. 

По информации Каната Ибраева, 25 февраля 2020 года республиканской комиссией дано распоряжение МИО, госучреждениям, администраторам бюджетных программ о приостановке процедур госзакупа мебели. Под сокращение попала как дорогостоящая продукция, так и более дешевый сегмент. 

Члены Ассоциации подписали обращение к председателю госкомиссии по обеспечению режима ЧП Аскару Мамину с просьбой не сокращать ранее запланированный объем госзакупок – это позволит сохранить мебельную промышленность страны.

«Мы видим, что в Казахстане имеется достаточный ресурс для поддержания мебельной отрасли на прежнем уровне. Наши эксперты отмечают, что одной из действующих мер со стороны государства по сохранению потенциала МСБ является увеличение закупок на внутреннем рынке, даже с условием отправки товара для хранения на склад. Мы не просим особых преференций, просто оставьте нам прежний объем заказов», - настаивает глава Ассоциации. 

Кризисный период, по мнению руководителя ОЮЛ, может даже дать толчок развитию мебельной промышленности Казахстана, если на законодательном уровне закрепить понятие отечественного товаропроизводителя. Сейчас в эту категорию входят и филиалы зарубежных компаний, которые импортируют продукцию из других стран, и из-за этого часть средств от госзаказа уходит за рубеж. 

Легкая промышленность 

Для предприятий легкой промышленности Казахстана, которая и до карантина находилась в непростом положении, заморозка внутреннего рынка сбыта в крупных городах стала новым ударом.  

По словам исполнительного директора Союза производителей легкой промышленности Натальи Кузнецовой, резкий спад покупательского спроса, закрытие торговых центров заставило легпром на некоторое время заморозить производство. О банкротстве речь не идет. Все компании стараются сохранить и персонал, и базу. 

«Непонятно, почему льготы, которые выделяет государство, распространяются, в основном на малый и средний бизнес, самозанятых. А что делать предприятиям, относящимся к среднему бизнесу, но с большим количеством человек? Получается, им уже не полагается поддержка. В данной ситуации нельзя делать такую градацию. Мы либо сохраняем все, либо начинаем терять позиции», - отмечает Наталья Кузнецова. 

Представитель Союза не берется делать какие-либо прогнозы даже на ближайшее время. Главная задача – после кризиса остаться на плаву. 

Молочная отрасль 

Производство и переработка молока входит в число тех отраслей, для которых границы городов не закрывались. Учитывая специфику товара, спрос на молочные продукты остался неизменным.  

Исполнительный директор Молочного союза Казахстана Владимир Кожевников говорит, что на перерабатывающих предприятиях достаточно запасов упаковочных материалов, закваски. Проблем с логистикой нет. 

«В нашей отрасли коллапса не будет. Но главный вопрос, который влияет на ситуацию в будущем – как долго продлится карантин? Ведь отчасти мы зависим от зарубежных поставок. Например, в Казахстане очень низкий процент производства твердой упаковки. Ее выпускают только на заводе в Семее – ТОО «Казполиграф», но и он зависит от импортного сырья. Поэтому если ограничения продлятся долго, и не будет закупок из России, молоко не во что будет фасовать», - поясняет Кожевников. 

Возможность отсрочки по налогам – хорошее подспорье для переработчиков. Но, по словам главы союза, каждое предприятие самостоятельно решает, заплатить ли отчисления сейчас или после каникул, когда сумма накопиться за весь период отсрочки. 

Сахарная, пищевая и перерабатывающая промышленность  

Спрос на продовольственные товары на период ограничительных мер как в мегаполисах, так и в областных центрах не снижался. Поэтому ситуация в данной отрасли остается стабильной. По информации президента Ассоциации сахарной, пищевой и перерабатывающей промышленности Айжан Наурзгалиевой, предприятия пищевого комплекса продолжают работать, так как они отнесены к категории разрешенных в период карантина.

Единственная проблема, которая возникла у компаний Алматы - это ограничение на въезд и выезд работников, проживающих в пригороде. Руководители решали ее по-разному. Кто-то нанимал временных сотрудников, проживающих в черте города, кто-то решат вопрос с арендным жильем.

«Негативно на пищевой промышленности сказалось изменение курса тенге по отношению к доллару, так как некоторые виды сырья и вспомогательные материалы для производства (ароматизаторы, упаковка) импортируются из других стран. Незначительные изменения произошли по затратам по транспортировке. Это также отразилось на ситуации», - поясняет Айжан Наурзгалиева. 

Мусоропереработка 

Мусоровывозящие и мусороперерабатывающие предприятия Казахстана могут прекратить свою работу. Одно из следствий социальной изоляции – большее количество бытовых отходов. Другими словами, мусора стало образовываться больше, а вот платить за его вывоз люди перестали. Других источников доходов, кроме тарифа, в мусоропереработке нет. 

«К нам поступило обращение из Усть-Каменогорска от ОЮЛ «Казахстанская ассоциация по управлению отходами KazWaste касательно невозможности осуществления вывоза мусора в связи с прекращением поступления платежей от основной части населения. Чтобы продолжить работу, компаниям нужны субсидии от государства. Поддержка необходима для покупки ГСМ, дезинфекции, средств индивидуальной защиты», - сообщили в пресс-службе Палаты предпринимателей ВКО.

Общее количество компаний, задействованных в отрасли – свыше 400. Из них 370 предприятий относятся к малому и среднему бизнесу. Для того, чтобы не допустить массового сокращения работников, KazWaste предлагает назначить сотрудникам отрасли дополнительные выплаты в размере минимальной заработной платы со стороны государства.

Переработка: общий взгляд 

По данным Комитета по статистике МНЭ РК на 1 марта, из 23 тыс. зарегистрированных предприятий обрабатывающей промышленности действующими являются 15,9 тыс. (68%), временно приостановившими свою деятельность или в процессе ликвидации – 6,3 тыс. (27%). Год назад во второй категории было на одну тыс. компаний меньше. Статистика подтверждает: наибольшая доля в зоне риска – за малыми предприятиями. 

По мнению председателя правления ОЮЛ «Союз обрабатывающей промышленности Казахстана» Марата Баккулова, существование компаний по производству несырьевых товаров в условиях карантина сводится к попыткам сохранить кадровый резерв. Это единственное, что может помочь производственникам выжить после открытия границ между городами.  

«В «обработке» новых сотрудников не наберешь, их готовят годами. Поэтому руководители пытаются сохранить персонал, работая по сути «на склад», но, я думаю, долго они не выдержат. Из крупных предприятий наиболее устойчивым могу назвать Кентауский трансформаторный завод», - сказал свое мнение Марат Баккулов. 

Алматинский вентиляторный завод, которым руководит Марат Баккулов, свою работу продолжил благодаря зарубежным заказам. Появилась перспективная идея наладить производство вентиляционных установок для медорганизаций.  

Руководитель Союза уверен, что кризис в отрасли начнется как раз после завершения карантина, когда закончатся отсрочки и придется платить по всем отложенным обязательствам. 

«Многих волнует не только то, что происходит сейчас, а что будет завтра. Мы уже проходили это в предыдущие кризисы, когда происходил обвал, а потом - долгое восстановление. В этот раз некоторые могут просто не выжить. Если сейчас бизнес еще выплачивает зарплату за счет сэкономленных на налогах и кредитах средств, то без сбыта этот ресурс скоро закончится.», - отмечает спикер. 

Меры поддержки 

6 апреля Союз промышленников и предпринимателей Казахстана «El Tiregi», куда входят 17 отраслевых ассоциаций, опубликовал открытое обращение к Касым-Жомарту Токаеву с просьбой принять пакет антикризисных мер. 

Производственники предлагают рассмотреть вопросы отмены до конца года всех видов налогов и отчислений, введения субсидий на выплату зарплаты. В числе предложений – отмена таможенных пошлин, утилизационных сборов и налогов на импорт сырья, оборудования и комплектующих. 

Отраслевые ассоциации предлагают использовать карантинные ограничения для форсированного развития импортозамещения. Основная идея – запретить госсектору закупать импортные товары, если таковые производятся в Казахстане. А также обеспечить стабильный сбыт за счет у отечественных товаропроизводителей, упростить и ускорить процессы госзакупок, установить 100% предоплату за товар. 

Для снижения долговой нагрузки члены Союза предлагают ввести льготное, под 3% годовых, кредитование для обрабатывающей промышленности и рассмотреть возможность предоставления госгарантий 80% для покрытия залогового обеспечения. 

Напомним, что чуть раньше к президенту страны с просьбой принять срочный комплекс мер для поддержки отрасли обратился Союз строителей, объединяющий более 500 стройфирм. В числе предложенных строителями мер - полугодовая отсрочка по кредитам, компенсация убытков на незавершенных из-за кризиса объектах, субсидирование покупки стройматериалов. 

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif