Перейти к основному содержанию

12411 просмотров

Добывающие компании заставят раскрывать конечных бенефициаров

По мнению экспертов, сама инициатива ИПДО является важным инструментом социального и экономического влияния, однако в Казахстане имеется ряд сложностей с ее продвижением для населения

Добывающие компании заставят раскрывать конечных бенефициаров

Добывающие компании заставят раскрывать конечных бенефициаров

В ближайшие годы в рамках Инициативы прозрачности добывающей отрасли (ИПДО) планируется внедрение требования по обязательному раскрытию конечных владельцев добывающих компаний. По мнению экспертов, сама инициатива является важным инструментом социального и экономического влияния, однако в Казахстане имеется ряд сложностей с ее продвижением для населения.

Требование по раскрытию бенефициаров добывающих компаний начнет свое действие с 2020 года. Правлением ИПДО было проведено несколько исследований, которые только подтвердили важность нового стандарта.

В тексте самого стандарта отмечается, что прозрачность платежей компаний и правительства является важной для подотчетности, но мало что говорит гражданам страны о том, кто владеет добывающими компаниями и, в конечном итоге, получает выгоды от деятельности компаний.

«В большинстве случаев имена реальных владельцев компаний, которые получили права на извлечение нефти, газа и минералов, неизвестны и часто спрятаны за цепочкой корпоративных объектов. Во многих странах уполномоченные ведомства собирают сведения о владении компаниями, которые зарегистрированы в стране, но эти реестры часто содержат информацию только по акционерам, но не по реальным бенефициарам», – говорится в тексте стандарта.

Там же сообщается, что большинство стран ведут отдельный реестр владельцев лицензий на право добычи, но такие реестры часто включают только название компании-держателя лицензии, а не ее конечных реальных бенефициаров. В других странах имеется еще меньше информации о владельцах добывающих компаний, особенно если в них имеются иностранные владельцы. Такая непрозрачность может способствовать коррупции, отмыванию денег и уклонению от налогов в добывающем секторе.

По словам заместителя руководителя «Казгеоинформ» Комитета геологии и недропользования Азамата Утегенова, Казахстан получил ряд рекомендаций по работе ИПДО.

«Одним из требований стандартов ИПДО является организация общественных дебатов по вопросам социальных инвестиций от добывающего сектора в регионах, где они производят добычу ресурсов. При проведении общественных дебатов важен вклад как Правительства, так и представителей гражданского общества и общественности. Уже в прошлом году Правительство дало распоряжение акиматам организовать такие дебаты и обсуждения во всех регионах. В этом году такая работа становится еще более важной, так как стране предстоит пройти процесс валидации (оценки на соответствие стандарту ИПДО), а одним из требований стандарта ИПДО является продвижение ИПДО на региональный уровень. Кроме того, ежегодным посланием главы государства была отмечена одна из важнейших задач формирования и реализации новой антикоррупционной стратегии и предоставлении большей самостоятельности органам управления на местах. Данная задача полностью совпадает с требованиями ИПДО, включающими подотчетность перед населением и финансирование социальной сферы», – заявил Азамат Утегенов.

Спикер добавил, что для реализации рекомендаций ИПДО на региональном уровне ведется работа по созданию групп для освещения работы и принципов инициативы. Уполномоченными органами уже запланирован ряд мероприятий с участием гражданского сектора для работы в данном направлении. «Учитывая то, что в регионах большая часть населения говорит на казахском языке, нужно вести эту работу на государственном языке. Нужно охватить большее количество людей, ведь до этого мы таких мер не предпринимали. Через Национальный совет заинтересованных сторон (НСЗС) мы планируем вынести этот вопрос на уровень Министерства энергетики. Все-таки люди должны знать, куда уходят деньги с добычи полезных ископаемых».

Одним из мероприятий по освещению работы инициативы стала подготовка тренеров по вопросам бюджетной прозрачности и ИПДО на казахском языке. Организатор проекта, исполнительный директор ОФ «КАМЕДА» Махаббат Еспенова считает ИПДО важным фактором открытости бюджета и расходования средств, полученных с добычи.

«Несмотря на то, что с 2005 года ИПДО в Казахстане активно продвигается, в регионах ситуация оставляет желать лучшего. Такая ситуация сложилась по нескольким причинам. Самая основная – экспертов в этой области в Казахстане немного. А уже тех, кто мог бы посетить моногорода и села и объяснить населению, что это такое и зачем это нужно каждому казахстанцу на казахском языке, еще меньше. Понимание важности активного и конструктивного участия каждого гражданина в местном самоуправлении дополняет стратегию «5 реформ –100 шагов». Кроме того, ИПДО можно использовать в работе общественных советов», – говорит Махаббат Еспенова.

Директор «Института развития местного самоуправления» Сергей Худяков рассказал о самой инициативе и ее реализации в Казахстане. «Сама инициатива была выдвинута в 2002 году Тони Блэром на Саммите устойчивого развития в Йоханесбурге. Суть ее заключается в том, что большое количество ресурсов и ископаемых добывается в развивающихся странах, где законодательство недостаточно проработано или работает плохо. В таких случаях в этих странах возникают коррупционные угрозы, что влечет за собой рост нестабильности в стране. Суть Инициативы прозрачности в том, чтобы сверить доходы государства от добывающей отрасли с платежами добывающих компаний в бюджет, опубликовать этот отчет и таким образом повысить прозрачность и подотчётность добывающей отрасли».

Собеседник «Къ» добавил, что сейчас в рамках инициативы в Казахстане налажена системная работа гражданского общества с правительством, парламентом и добывающим сектором. «Этап, когда компании создавали какие-то препятствия для работы ИПДО, мы уже прошли. Сейчас в НСЗС представлены уполномоченные государственные органы, гражданский сектор, депутаты парламента и ассоциации добывающих компаний».

«Вопрос освещения работы ИПДО в Казахстане, наверное, самый сложный. Думаю, что нужно проводить больше мероприятий, дискуссий на эту тему. Нужно донести до населения то, что больше половины бюджета страны формируется за счет нефтяной отрасли. И чем эффективнее эти деньги будут расходованы, тем больше пользы получат граждане Казахстана», – добавил Сергей Худяков.

По словам директора Общественного фонда «Институт Национальных и Международных Инициатив Развития» Светланы Ушаковой, первой сложностью, с которой инициатива столкнулась в Казахстане это развитие взаимодействия между государственными органами, добывающими компаниями и гражданским сектором.

«В самом начале развития ИПДО в Казахстане было принято хорошее решение – решать все вопросы по ИПДО консенсусом. Благодаря этому в обсуждениях вопросов развития ИПДО общественные организации получили реальный голос и возможность полноценного участия в принятии решений. Это стало одним из важных факторов, способствующих тому, что Казахстан в последние годы становится примером для стран нашего региона в вопросах продвижения ИПДО. Так, Казахстан – первая страна не только в Центрально-Азиатском регионе и в мире, которая опубликовала данные по социальным инвестициям в Национальном отчете ИПДО. Позднее это стало одним из новых требований стандарта ИПДО. Сейчас в Казахстане подавляющая часть налогов от добывающего сектора идет в Национальный фонд и республиканский бюджет. И лишь небольшая их часть, включая СИП (социально-инфраструктурные проекты), остается в регионе. И благодаря проектам, реализованным на эти деньги, население того или иного региона или населенного пункта может видеть реальный вклад добывающих компаний в развитие региона», – заявил Светлана Ушакова.

По данным Министерства финансов РК, сумма средств в Национальном фонде РК на начало 2016 года составляла 25,7 трлн тенге, на конец отчетного периода – 24,4 трлн тенге. За весь прошлый год поступления в Нацфонд составили 1,5 трлн тенге, из них от организаций нефтяного сектора – 1,1 трлн тенге.

1938 просмотров

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance