20626 просмотров
20626 просмотров

Работает ли ГЧП в Казахстане?

По мению экспертов, проекты Акимата Алматы, о которых заявили городские власти, не являются ГЧП, так как частный бизнес в них не получает никакой прибыли

Работает ли ГЧП в Казахстане?

Работает ли ГЧП в Казахстане?

В Алматы при поддержке бизнеса планируют построить ледовый дворец, теннисные корты и новый учебный центр. Радует, что бизнес становится социально ориентирован. Но, выгодно ли сегодня, в условиях кризиса, казахстанским предпринимателям участвовать в подобных проектах? Насколько эффективна схема ГЧП и работаете ли она на практике?

В рамках ГЧП

Акимат города Алматы подписал ряд меморандумов на строительство и реконструкцию социально значимых объектов, сообщает официальный сайт Алматы. Так, согласно подписанным документам, ТОО «Масло-Дел» построит для мегаполиса новую ледовую арену площадью 1 800 кв.м. на пересечении улиц Райымбек батыра и Сейфуллина. После ввода в эксплуатацию ледовое покрытие будет использовано под игру в хоккей и фигурное катание.

Кроме того, согласно заключенному Меморандуму с РОО «Федерация тенниса РК» ,планируется строительство 8 теннисных кортов площадью 1 га в мкр. «Мамыр-1» Ауэзовского района: 4 корта открытого и 4 корта закрытого типов.

«Особенно радует то, что бизнес сегодня социально ориентирован. С 2016 года вступил в силу кодекс, где регламентирована предпринимательская ответственность, и мы сегодня в рамках ГЧП и в рамках социальной ответственности бизнеса очень тесно взаимодействуем. Мы большое внимание уделяем образованию и поэтому должны предлагать в городе всю палитру образовательных услуг, потому что инвестиции в образование это и есть будущая конкурентоспособность государства», – отметил аким.

Также в рамках взаимовыгодного сотрудничества акимат подписал Меморандум с ТОО «Global Building Contract» о строительстве учебного центра по обучению и повышению квалификации сотрудников коммунальных предприятий. Кроме того, компания реконструирует насосную станцию в Медеуском районе с дальнейшей передачей в коммунальную собственность города Алматы.

Вместе с тем, компания «Allur Group» в рамках Соглашения установит 40 электрических автозаправочных пунктов, которые послужат дополнительным стимулом и пропагандой в пользу выбора горожанами «зеленых технологий».

Главное – без крайностей

Жителей Алматы подобная активность бизнеса и государства может только радовать. Однако многие из казахстанцев задались в комментариях вполне логичным вопросом. Так, один из пользователей написал: «Все хорошо, все молодцы. Одно не могу понять, в чем выгода бизнеса? Почему «Масло-Дел» у нас ледовый дворец строит? Больше некому? Нет, я не против еще одного ледового покрытия в городе, но в наших казахстанских реалиях, все это больше напоминает принудиловку».

Общественный деятель Марат Толибаев говорит, что его, как гражданина, радует появление новых спортивных объектов в городах нашей страны.

«Но как бизнесмена меня тревожат новости о строительстве таких объектов под патронажем акимата и с участием частных компаний. Подсознательно чувствую, что речь идет о понуждении бизнеса к спонсорству или негласных сделках. Не хотелось бы, чтобы это было так. Предприниматели, заплатившие налоги, должны считаться свободными от всяких дополнительных обязательств перед государством и обществом, – отмечает он. – Фраза "социальная ответственность бизнеса" меня вообще пугает. От нее веет социализмом. Конечно, нельзя бросаться в другую крайность и запрещать спонсорство и меценатство со стороны бизнеса. Но это должно быть исключительно добровольное и безвозмездное действие. Когда за строительство спортивной площадки или развязки частная компания получает государственный заказ или участок земли без аукциона, то это не благотворительность, это коррупция в красивой обертке».

По мнению экономиста Жараса Ахметова, «если компания делает это добровольно, если ее финансовый результат позволяет участвовать в социальных проектах, то все нормально. Если же она делает это под давлением администрации, а такое часто бывает в нашей жизни, то это – государственный прессинг, против которого предостерегает президент страны».

По поводу государственного прессинга экономист не стал вдаваться в подробности, уточнив: «У меня в жизни такое бывало, но конкретные примеры, чтобы не ссориться, – жизнь-то продолжается, – приводить не буду».

Подмена понятий…

Чтобы понять, в чем суть, мы обратились к партнеру юридической фирма «GRATA» Шаймердену Чиканаеву. По его словам, проекты Акимата, о которых заявили городские власти, не являются ГЧП, так как частный бизнес в них не получает никакой прибыли.

«В последнее время тема ГЧП очень популярна, но сам термин ГЧП многими, в том числе чиновниками, понимается не правильно, а именно как любая форма сотрудничества между государством и частным бизнесом, в том числе благотворительность и социальные проекты, – отмечает он. – Большинство детских садов, которые в новостях заявлены как ГЧП, например, с юридической точки зрения не являются ГЧП. Договор ГЧП является предпринимательским договором, а само ГЧП является предпринимательской деятельностью, предполагающее распределение рисков и доходов между государством и бизнесом, а также строгое соблюдение процедур по выбору лучшего частного партнера для реализации проекта».

Шаймерден Чиканаев поясняет, что сам механизм ГЧП не является панацеей от всех проблем, но при грамотном, а главное системном подходе, очень эффективен. По его мнению, ГЧП может помочь стране решить такую проблему, как коррупция.

«Чиновники в Казахстане, как и во всем мире, тоже люди, и им, конечно, легче и выгодней работать в рамках закона о государственных закупок. ГЧП для чиновника – это сложно, долго и не дает возможность получить откаты. Кроме того, решится вопрос с эффективностью оказания общественных услуг (в том числе в области образования, медицины, ЖКХ и т.д.). Человек, который рискует своими деньгами, в отличие от денег государства, очевидно, будет болеть душой за дело. При этом важно четко прописать KPI (ключевые показатели эффективности), так, чтобы доходы частного партнера зависели от повышения эффективности оказания общественных услуг, – говорит он. – В рамках

заявленной программы приватизации, кстати, нужно максимально использовать именно передачи неэффективно используемых государством объектов в частную собственность не через торги, а через механизм ГЧП, так как он позволят государству лучше контролировать целевое использование и эффективность использования имущества».

Кроме того, создание инфраструктуры и привлечение частных инвестиций и ноу-хау выгодны для общества, так как частный партнер приносит свои знания в этой области, а также создает за свой счет объект инфраструктуры сегодня, а государство за счет бюджета

рассчитывается в будущем и частями на протяжении длительного промежутка времени (то есть, по сути, государство может сегодня эти деньги направить на более срочные задачи).

Всего один проект за 10 лет!

Однако до сих пор в Казахстане, к сожалению, разговоров о ГЧП много, а реализованных проектов мало. Закон о концессиях был принят в 2006 году, закон о ГЧП в 2015 году, каждый год заявляются десятки, если не сотни проектов. Но, сколько было реализовано?

«На сегодня реализован всего лишь один ГЧП проект – пассажирский терминал в аэропорту г. Актау в рамках концессионного договора, – говорит г-н Чиканаев. – Были другие проекты в разных сферах экономики, в том числе реализованные при моем участии, но эти проекты являются ГЧП проектами де-факто, но не де-юре, так как выбор частного партнера и подписание соответствующих договоров с государством было

осуществлено в рамках Гражданского кодекса Казахстана, а не специального ГЧП/концессионного законодательства. Один реализованный в рамках ГЧП законодательства "настоящий" ГЧП проект за десять лет, конечно, не очень хороший показатель».

По словам эксперта, если ничего не менять, что будет дальше спрогнозировать несложно: как у нас в Казахстане часто бывает, разговоры о ГЧП так большей частью и останутся разговорами, а все крупные инфраструктурные проекты будут реализованы за счет государственного бюджета. Парадоксально, что в целом законодательная база для ГЧП в

Казахстане на сегодня хорошая. Но, как обычно, воплотить в жизнь написанное на бумаге, нам что-то мешает.

«На мой взгляд, все портят три основные причины. Во-первых, низкое качество отбора и подготовки проектов, – поясняет он. – Часто ради галочки и к какой-нибудь дате или событию акиматы и государственные органы, а также их консультанты, в спешке готовят проекты, а потом удивляются, почему нет не только конкурса, а даже одного заинтересованного частного партнера. Во вторых, это отсутствие системного подхода. В целом, мне кажется, проблема нашего государственного управления, отличающегося, зачастую, большим вложением в составление планов, их невыполнением и вместо доведения работы до конца, составлением новых планов».

Как отмечает эксперт, сегодня нужна политическая воля на высшем уровне, а также четкие правила игры и соблюдение правил игры именно государством, а также четкие KPI в контексте реализованных ГЧП проектов и персональная ответственность профильных министров и акимов за выполнение планов по ГЧП по результатам каждого года.

Третье причиной г-н Чиканаев отмечает отсутствие длинных и дешевых денег, а именно тенге. «Нужно наконец-то начать использовать, конечно, не полностью и в рамках

установленных лимитов, пенсионные накопления населения через инфраструктурные облигации. Это, во-первых, даст толчок к развитию рынка ценных бумаг в Казахстане и активы, куда пенсионные фонды (нужно, кстати, вернуть конкуренцию, которой нет из-за ЕНПФ) смогут выгодно вкладываться на долгосрочной основе, а также позволит развить

инфраструктуру за счет предоставления инвесторам долгового финансирования в местной валюте, что важно, учитывая постоянный риск девальвации», – заключает он.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

Auezov city