nedvijimost-v-krizis.png

12418 просмотров

Айдын Ибрагимов: Одним закручиванием гаек в налоговой политике не обойтись

О перспективах для казахстанского бизнеса в свете изменений налоговой политики рассказал основатель компании Big Sevens & Consulting Айдын Ибрагимов

Айдын Ибрагимов: Одним закручиванием гаек в налоговой политике не обойтись

Айдын Ибрагимов: Одним закручиванием гаек в налоговой политике не обойтись

Выплата налогов обязательна для всех - от наемных работников до крупных бизнес-структур. О том, на какие льготы по выплатам могут рассчитывать граждане и бизнес в рамках существующего налогового законодательства, о перспективах для казахстанского бизнеса в свете изменений налоговой политики в интервью "Къ" рассказал специалист в области налогового консалтинга, основатель компании Big Sevens & Consulting Айдын Ибрагимов.

Айдын Алтаевич, компания Big Sevens & Consulting работает более 10 лет и за это время успела наработать репутацию профессионального эксперта на рынке консалтинговых услуг. Будучи экспертом в области налогового консалтинга, проанализируйте, какие, на ваш взгляд, изменения произошли в сотрудничестве государства и бизнеса в области налоговой политики?

– Самые позитивные изменения, на мой взгляд, заключаются в том, что в этой области появились каналы коммуникаций между бизнесом и государством, появилась обратная связь. Ассоциация налогоплательщиков Казахстана, совместно с НПП «Атамекен», активно сотрудничает с отраслевыми ассоциациями, и мнение представителей бизнес-сообщества относительно тех или иных изменений в области налоговой политики не остается неуслышанным госструктурами. Государство сегодня более активно, чем прежде, ведет работу среди бизнеса по популяризации и разъяснению налоговой политики, и эта работа ведется в правильном направлении.

– Можно ли говорить о росте налоговой культуры казахстанцев, о росте понимания того, что обязательства по выплате налогов являются неотъемлемыми для каждого из нас, от наемных работников до предпринимателей?

Смотря по какой шкале оценивать и с чем сравнивать. В целом налоговая культура казахстанцев, конечно, повысилась, и свою роль в этом сыграло повышение уровня оказания налоговых услуг, происшедшее благодаря усилиям со стороны государства. Можно вспомнить, как 510 лет назад бухгалтерам приходилось тратить массу времени, выстаивать в очередях, чтобы сдать отчет. Сегодня, благодаря автоматизации многих процессов, ситуация изменилась, и это, безусловно, отразилось на общем уровне налоговой культуры. В данный момент среди казахстанцев выросло понимание того, что налоги нужно платить, что это неотъемлемая часть бизнеса, и без соблюдения правил сегодня не обойтись. Но если сравнивать ситуацию в нашей стране и в развитых странах Запада, например, то очевидно, что нам есть куда расти.

Ситуация с бизнесом более или менее понятна. А что вы можете сказать о компетентности в области налоговой политики на уровне, как принято говорить, рядовых граждан? Знают ли казахстанцы, скажем, о своеобразных «налоговых лайфхаках», об инструментах, позволяющих, условно говоря, монетизировать налоги, извлечь материальные преимущества из налогового законодательства, действуя при этом в рамках закона?

– Не платить налоги и избегать их выплачивать действительно нельзя, но налогоплательщик должен максимально использовать возможности, которые государство ему предоставляет для уменьшения своих обязательств. Об этих возможностях казахстанцы зачастую не знают, и это понятно. В случае с физическими лицами, как наемными работниками, ответственность за правильность удержания, исчисления и перечисления налогов несет работодатель, и граждане напрямую не сталкиваются с обязательством уплаты налога, за них все необходимые действия предпринимают профессионалы. Изучать же Налоговый кодекс не каждый посчитает нужным. Между тем, полезно знать, что налоговое законодательство предусматривает определенный порядок льгот. Гражданин может частично вернуть себе деньги, уплаченные государству в виде налогов, либо не выплачивать налог на определенную сумму. Для этого необходимо получить так называемый налоговый вычет, то есть сумму, уменьшающую размер дохода, с которого взимается налог.

В каких же случаях казахстанцы имеют право получить назад часть выплаченных налогов или сэкономить на их выплате? Насколько и по каким статьям мы смогли бы экономить за счет налогов?

– Налогообложению не подлежит сумма в минимальном размере заработной платы, установленном законодательством о республиканском бюджете и действующим на дату, за которую начисляется доход. К числу вычетов могут быть отнесены расходы на оплату медицинских услуг (оговорюсь, что в их перечень не входят услуги косметолога). Если человек заболел и ему необходима медицинская помощь, стоимостью в пределах 8 минимальных зарплат, в течение года эту сумму тоже можно вычесть из своего дохода и не платить с нее налог. В Налоговом кодексе предусмотрены льготы и на тот случай, если граждане Казахстана проходят обучение за счет компании. Если в будущем человек останется работать в компании на протяжении более чем трех лет после обучения, эти расходы не подлежат налогообложению. В результате выгода обоюдна: с одной стороны, гражданин получил возможность повысить собственную квалификацию, пусть даже у него появились обязательства перед работодателем, а с другой – компания гарантировала себе, что в ее штате останутся работать профессионально подготовленные кадры.

Отдельную категорию налогоплательщиков составляют социально уязвимые слои населения, категории граждан, приравненных к участникам Великой Отечественной войны – воины-«афганцы», участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, инвалиды I и II групп, инвалиды детства. Для этой категории граждан также предусмотрены налоговые преференции. Если они зарабатывают в годовом исчислении сумму, не превышающую 55 минимальных заработных плат, порядка 1 млн 300 тыс. тенге, эти средства также могут не облагаться налогом.

Налоговым кодексом предусмотрено освобождение от налогов имущества, которое передается по наследству или по праву дарения. Надо сказать, что эта норма вообще достаточно редкая в мировой практике. В развитых странах налог на наследство и право дарения может доходить до 60% от стоимости имущества. На мой взгляд, казахстанское законодательство здесь действует справедливо, ведь фактически налоги на имущество, передаваемое по договору дарения, уже оплачены.

Наверняка не все казахстанцы знают о существовании налоговых льгот, связанных с личным подсобным хозяйством. Если доходы с хозяйства не превышают размера 24 минимальных заработных плат, налог с реализации продуктов, выращенных в этом хозяйстве, можно не выплачивать. Этот лайфхак может оказаться полезным для пожилых граждан, которые в качестве дополнительного дохода к пенсии продают выращенные на даче яблоки и ягоды.

Отдельный пункт законодательства связан с налогообложением дивидендов. Если вы владеете долей в компании более трех лет, дивидендный доход тоже не подлежит налогообложению. Такой же подход существует применительно к государственным ценным бумагам, акциям, депозитам в банке. В свое время рассматривалась возможность отмены нормы, согласно которой банковские депозиты не подлежат налогообложению, но потом от этой идеи было решено отказаться, чтобы стимулировать развитие банковского сектора. В настоящее время налоговые органы проводят, условно говоря, инвентаризацию налоговых льгот, чтобы убрать из их перечня неэффективные. Ну а перечисленные выше категории налогоплательщиков получают свои преференции по принципу справедливости.

Оговаривает ли законодательство налоговые льготы, касающиеся транспорта, имущества, земельных участков, то есть всего, что принято связывать с понятием собственности?

– В этой области тоже есть отдельные категории граждан, которые освобождаются от уплаты налога – это инвалиды, многодетные матери; от уплаты налогов на собственность освобождены одинокие пенсионеры.

Таким образом, очевидно, что налоговые инструменты играют разную роль, в том числе выступают в качестве механизма стимулирования. Какие шаги в связи с последними изменениями в сфере налогообложения предпринимает государство, чтобы акцентировать эту составляющую налоговой политики?

– В перспективе планируется пересмотреть земельный налог с точки зрения эффективности использования земель. Это актуальный момент. Если земля не используется эффективно, то необходимо установить налогообложение в десятикратном размере, чтобы таким образом, с одной стороны, стимулировать владельца к ее использованию, в принципе не допускать ситуации, при которой земля лежит мертвым грузом, и в этом случае увеличение налога является своего рода наказанием для нерадивых землевладельцев. С другой стороны, законодательство предусматривает многочисленные субсидии для аграрного сектора. Так, за счет субсидий компенсируется до 30% расходов на выращивание сельхозкультур, строительство агрокомплексов.

Понятно, какие пункты налогового законодательства может обратить себе на выгоду налогоплательщик, как частное лицо. Какие механизмы подобного рода существуют для юридических лиц?

– К числу основных преференций для бизнеса можно отнести инвестиционные налоговые преференции. Эта льгота заключается в отнесении на вычеты стоимости объектов преференций и последующих расходов на реконструкцию и модернизацию. Уточню, что речь идет об оборудовании и объектах производственного назначения, но не о развлекательных центрах или объектах торговли. Это правильный подход, потому что предприниматель должен одновременно и инвестировать часть заработанных средств в развитие бизнеса, и платить налоги. То обстоятельство, что государство позволяет часть доходов относить на вычеты, будет стимулировать обновление основных производственных фондов.

Одним из механизмов стимулирования бизнеса является создание СЭЗ – безналоговых зон, созданных специально для развития экономики; работающий на их территории бизнес освобождается от корпоративного подоходного налога, налогов на землю и имущество. На сегодняшний день в Казахстане создано несколько СЭЗ различной отраслевой направленности – СЭЗ «Онтустик», СЭЗ «Химический парк Тараз», СЭЗ «Хоргос – Восточные ворота». Насколько они эффективны – это другой вопрос.

– Но бизнес зачастую не очень охотно участвует в СЭЗ. В чем, на ваш взгляд, заключается причина – в недостаточно привлекательных налоговых преференциях или сыграли роль другие факторы?

Для бизнеса первостепенное значение имеет наличие инфраструктуры. Если предприниматель планирует развивать производство, первостепенное значение имеют наличие земельного участка, подведенных инженерных коммуникаций – света, газа, воды автомобильных и железных дорог. При наличии всего этого налоговое стимулирование второстепенно. Да, многие компании, пытавшиеся заходить в СЭЗ, отказались от этой идеи, но есть те, кто основал там производство и успешно работает. Вспомним ту же СЭЗ «ПИТ» – там работают компании, которые производят программное обеспечение, инновационное оборудование. Хотя надо признать, что эффект от создания этой СЭЗ оказался не таким масштабным, как ожидалось, и повторить вариант Сингапура или Китая, где СЭЗ выступили в роли катализатора экономики, пока не удалось.

Руководство страны связывает серьезные планы по развитию экономики с малым и средним бизнесом. Для стимулирования этой категории предпринимателей установлен специальный налоговый режим на основе упрощенной декларации со ставкой налогов в размере 3%. В последние годы периодически обсуждался вопрос об отмене упрощенного режима. Как к такой перспективе относятся эксперты?

По поводу упрощенного режима налогообложения действительно звучало и звучит много замечаний, кто-то выступает за отмену этой льготы в пользу создания единообразной системы налогообложения доходов. К решению этого вопроса следует подходить осторожно. Доля субъектов МСБ в структуре экономики составляет 17% от ВВП, но в этом секторе занято 30% населения, в том числе самозанятые граждане, сотрудники семейных предприятий; за каждым таким бизнесом стоят несколько человек, и основная доля казахстанского МСБ, порядка 44%, связана с торговлей.

В налоговых органах существует мнение, что из-за «упрощенки» происходит дробление бизнеса и предприниматели уходят от налогообложения. Возможно, такие факты действительно существуют, но, во-первых, нельзя всех причесывать под одну гребенку. Во-вторых, необходимо оценить, насколько отмена «упрощенки» и введение тотального контроля доходов и расходов малого бизнеса будут способствовать удовлетворению платежеспособного спроса?

Возьмем систему государственных закупок. Если раньше индивидуальные предприниматели, малые и средние предприятия, участвовавшие в тендерах, могли предоставить более дешевую продукцию (качество которой при этом не страдало) и получить госзаказ, то необходимость документально подтверждать происхождение товара, его приобретение у официального поставщика не позволит устанавливать низкие цены. Участие малого бизнеса в госзакупках позволяет государству экономить огромные средства; в то же время предприниматели получают шанс выйти на рынок, возможность предоставить продукцию хорошего качества по доступной цене. В проигрыше, скорее всего, окажутся и рядовые потребители услуг МСБ. Перестанет быть выгодным ввозить товар по доступной цене, и дешевый спрос не будет удовлетворен. Не получится ли так, что в результате доля МСБ, которая и сейчас невелика, сократится еще больше?

Стремление «прижать» торговлю с целью развития производства понятно, но удастся ли в этом случае ввести необходимые налоговые преференции для малого бизнеса, организовать соответствующую инфраструктуру, в том числе решить болезненные для Казахстана вопросы логистики? Что касается аргументов, высказываемых теми, кто говорит об увеличении налоговых поступлений, то здесь тоже не все однозначно. Львиная часть налоговых поступлений, порядка 80%, так или иначе приходится на долю сырьевого сектора, недропользователей, и переносить акцент на малый и средний бизнес неосмотрительно. Возможно, унификация налогового режима увеличит налоговые поступления, но существует и риск того, что уменьшится налоговая активность, предпринимателям перестанет быть выгодным вкладывать средства в развитие бизнеса, обновлять производство, поднимать зарплаты сотрудникам. Наконец, прежде чем реформировать налоговую систему, следует проанализировать, готова ли к этому инфраструктура налоговых органов, ведь в базу данных придется вводить сотни тысяч товарных единиц, вводить электронные счета-фактуры.

Государство всегда стремилось наладить строгий контроль, и это естественно, но одним закручиванием гаек здесь не обойтись, необходимо соблюдать баланс между государственными интересами, с одной стороны, и интересами общества и бизнеса – с другой. Чрезмерно закручивать гайки нельзя, ведь известно, что действие всегда рождает противодействие. В частности, чрезмерно ужесточаются правила таможенного оформления товаров на границе, и этим уже пользуются коллеги по ЕАЭС. Мы долго строили коридор Западная Европа – Западный Китай, но россияне успешно конкурируют с нами по доставке грузов из Владивостока. Они до минимума снизили тарифы на транспортировку грузов железнодорожным транспортом из Владивостока до Москвы, и единственное преимущество, которое пока есть у казахстанской стороны – это более сжатые сроки доставки, но это преимущество в перспективе не будет иметь большого значения. Усиленное налоговое администрирование приведет к росту цен, и в конечном итоге за все будет платить потребитель.

– Каким образом изменения, происшедшие в налоговом законодательстве в минувшем и нынешнем годах, отразились на деятельности иностранных инвесторов, есть ли у них возможность использовать какие-либо преференции?

В процессе разработки законодательства об иностранных инвестициях государство создавало привлекательные условия для компаний, решивших развивать бизнес в Казахстане. Если инвестор брался за реализацию стратегического проекта, крупного контракта, стоимостью свыше $20 млн, то такой проект полностью освобождался от уплаты КПН, земельного налога. При этом акцент был сделан, главным образом, на отрасли переработки и производства в Казахстане товаров, ориентированных на экспорт. Казахстанцы получали от реализации подобных проектов преимущества в виде новых предприятий, новых технологий, приходивших в страну. Однако действие названных выше преференций распространяется только на тех инвесторов, которые успели заключить контракт до 1 января 2015 года; компании, зашедшие на казахстанский рынок после этой даты, воспользоваться такой возможностью уже не смогут.

В последние годы активно обсуждается возможность введения налога с розничных продаж вместо НДС. Какие перспективы решения этого вопроса вы видите?

По этому вопросу нет однозначного мнения, у обоих налогов есть плюсы и минусы. В мировой практике НРП не получил широкого распространения, он действует только в США и в Японии, и устанавливать его на уровне более чем 3–5% не имеет смысла, в то время как НДС общераспространен. С одной стороны, НРП легче для исчисления, он более понятен с точки зрения рядового потребителя: заплатив налог с розничных продаж при покупке в магазине, человек точно понимает, сколько именно денег он заплатил в качестве налога. Вместе с тем, недропользователи не смогут полностью отказаться от НДС. К тому же, при введении НРП возникнет риск каскадного эффекта, когда налог будет взиматься на каждом этапе реализации товара или оказания услуги, и потому следует точно установить, на каком именно этапе будет взиматься данный налог. Судя по предпринимаемым шагам, таким, например, как усиление администрирования, я не думаю, что будет вводиться НРП, хотя не исключаю, что в масштабах пилотной инициативы, для оказания каких-то видов услуг, это произойдет, но не в масштабах полной замены.

Как вы могли бы охарактеризовать состояние казахстанского рынка налоговых услуг в области консалтинга? Насколько эта сфера перспективна с точки зрения бизнеса, в том числе для субъектов МСБ?

В настоящее время рынок услуг в области консалтинга представлен услугами налоговых консультантов, действует палата консультантов, бухгалтеров, аудиторов, ассоциация налоговых консультантов, работает «большая четверка», средние и малые аудиторские компании. Как вид бизнеса данное направление существует скорее в общих чертах: установлен порядок ведения бухгалтерского учета, есть налогово-учетная политика, исходя из этого и ведется планирование. Но каждый случай приходится рассматривать индивидуально.

Исходя из опыта работы над проектом, который наша компания реализовала совместно с НПП «Атамекен» в Алматинской области, очевидно, что спрос на услуги такого рода есть. В рамках проекта мы проводили консультации для предпринимателей во всех районных центрах области, для населения эти консультации были бесплатными, и наши слушатели получили возможность узнать обо всех интересующих их особенностях налогового законодательства, смогли оптимизировать расходы, благодаря нашим рекомендациям.

С другой стороны, надо понимать, что данное направление бизнеса специфично, ведь налоговый консультант, в любом случае, лишь дает рекомендации, а решение остается за предпринимателем. Если есть возможность сэкономить на налогах, и закон такую возможность допускает, то почему бы не воспользоваться ею? Только надо понимать, что чем больше выгода, тем выше риск. Что касается потребности казахстанцев, как физических лиц, в услугах налоговых консультантов, то пока трудно говорить о наличии спроса. Возможно, когда будет введено всеобщее декларирование доходов, появится и потребность в таких услугах, и специалисты соответствующего профиля.

К слову, о введении всеобщего декларирования доходов казахстанцев, которое планируется ввести с 2017 года. На ваш взгляд, велика ли будет эффективность такого шага, в какой мере он изменит, с одной стороны, сознание наших граждан, понимание принципов налоговой политики, а с другой – станет ли принципиально важным моментом в развитии налоговой системы?

Про всеобщее декларирование доходов казахстанцев говорится давно, и оно нужно. К тому же, уже сейчас существует декларирование отдельных доходов граждан, так что принцип, в соответствии с которым должна проводиться процедура, наработан. Всеобщее декларирование доходов существует во всех цивилизованных странах, и в в этом нет ничего необычного, к этому придет и Казахстан. Возможно, нам надо будет научиться более тщательно контролировать расходы, собирать чеки, чтобы потом получить льготы по налогам, раз в год оплачивать услуги бухгалтера. С введением всеобщего декларирования станет понятно, насколько велика доля теневой экономики, кто какой собственностью владеет, все тайное станет явным.

В то же время в процессе введения всеобщего декларирования доходов непременно встанет вопрос о том, как обеспечить безопасность информации о налогах? В условиях, когда будет известен каждый шаг любой компании, вопрос безопасности, конфиденциальности и защиты данных следует продумать очень хорошо, ведь теоретически завтра эта информация может стать достоянием конкурента, послужить инструментом шантажа или сведения счетов, ведь влияния человеческого фактора никто не отменял. В развитых странах информация о персональных налоговых данных защищена очень надежно, и для того, чтобы обеспечить достойный уровень защиты, требуются большие затраты. Но учитывая специфику казахстанского бизнеса, этот момент обязательно следует иметь в виду.

– Спасибо за беседу!

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif