2033 просмотра
2033 просмотра

«Проблема – не в количестве бюрократов, а в их медлительности»

Hambledon Mining – золотодобывающая компания, единственным полем деятельности которой является Казахстан. В уходящем году компания приобрела активы ТОО «Акмола Голд» за «символическую» цену в $5 млн, пополнив тем самым пакет активов, где уже имеет месторождение «Секисовское». Совсем недавно Hambledon Mining удалось «отличиться» выбросом технологической воды, содержание цианидов в которой превысило норму в 500 раз. О деятельности компании «Къ» удалось побеседовать с ее президентом – Тимом Дафферном.

Hambledon Mining – золотодобывающая компания, единственным полем деятельности которой является Казахстан. В уходящем году компания приобрела активы ТОО «Акмола Голд» за «символическую» цену в $5 млн, пополнив тем самым пакет активов, где уже имеет месторождение «Секисовское». Совсем недавно Hambledon Mining удалось «отличиться» выбросом технологической воды, содержание цианидов в которой превысило норму в 500 раз. О деятельности компании «Къ» удалось побеседовать с ее президентом – Тимом Дафферном.

– Почему единственным местом деятельности компании является Казахстан?

– Я лично Казахстан не выбирал, страну выбирали учредители компании. Для этого существовали две причины. Первая – стоимость покупки проектов была низкой, что создало для компании недорогой вход для бизнеса. Вторая – развитая инфраструктура и достаточно подготовленный персонал.

– Многие эксперты считают отданные за казахстанскую компанию ТОО «Акмола Голд» $5 млн заниженной ценой. По вашему мнению, данная цифра отражает реальную стоимость активов ТОО «Акмола Голд»?

– Я думаю, что это – справедливая цена. Хотел бы отметить некоторые вещи, связанные с ТОО «Акмола Голд»: на проектах практически отсутствует инфраструктура, то есть надо будет еще вложить в нее инвестиции – это дороги, здания, система водоснабжения и так далее. Для того чтобы запустить первый проект – «Теллур», нам только на первом этапе необходимо вложить около $20–30 млн. Также надо принимать во внимание уровень риска, связанного с информацией геологоразведки, так как проекты – небольшие.

Другой проект – «Степок», приобретенный у ТОО «Акмола Голд», достаточно сложен. В руде – низкий уровень содержания цинка и меди, а также золота. Считается, что этот проект – сложен для добычи. И если бы добыча была существенно легче, то кто-нибудь уже занимался бы здесь добычей, например, «Казцинк».

Цена только выглядит низкой, на самом деле придется дополнительно вложить немалые средства. Компания (ТОО «Акмола Голд» – «Къ») была в очень неудовлетворительном состоянии: отсутствовала лицензия, имелись незавершенные отчетности за несколько лет, также у компании были долги по заработной плате перед работниками. Так что Hambledon Mining пришлось создавать компанию почти заново.

– Всю свою продукцию вы экспортируете в Швейцарию?

– Да, это так. Мы экспортируем сплав золота и серебра Доре в Швейцарию, где в дальнейшем его аффинируют.

– Как оценивается компанией инвестиционный климат в стране?

– Мне кажется, климат в Казахстане – хороший. Есть некоторые неудобства, но, в принципе, для каждой страны характерны определенные неудобства при ведении бизнеса.

– С какими именно неудобствами столкнулась компания в Казахстане?

– Это – хороший вопрос. Стоит отметить, что я не включаю коррупцию в топ-5 проблем для бизнеса. Я думаю, что в стране достаточно высокий уровень бюрократии, в частности, со стороны государства. И проблема даже, так сказать, не в объеме или размерах бюрократии, а в ее медлительности. Нельзя сказать, что бюрократия определяется количеством ее уровней. Дело в том, что люди (госслужащие – «Къ»), к которым мы часто обращаемся, не имеют технического образования. Они, в основном, юристы, финансисты. И даже бывает так, что их очень сложно застать на месте. Но в то же время я считаю, что это является не таким уж большим препятствием. Эта проблема – из разряда неудобств, о которых я говорил ранее.

– Эти топ-5 проблем относятся к Казахстану или это личные стандарты?

– Это не касается Казахстана, это такие моменты, которые вызывают мою личную озабоченность. Например, инфляция – в Казахстане она очень высока. Цены на товары потребления и электричество растут очень быстро – до 10% в год и даже больше. Затраты увеличиваются, это меня и беспокоит. Еще один вопрос – подбор технических специалистов, но это – не частная проблема Казахстана. Молодые люди не очень охотно изучают математику, науку, точные дисциплины, но это – жизнь. Еще одной проблемой является теснота рынков капитала, что на данный момент связано с европейскими и американскими проблемами.

– Какие санкции могут быть применены властями РК к Hambledon Mining за выброс цианидов в воду реки Секисовки? Готова ли будет компания ответить по всей строгости закона?

– Дело в том, что это были не цианиды как таковые, это были стоки. В стоках содержалась очень низкая концентрация цианидов, и она была раздроблена до состояния пыли. Данный выброс был незапланированным. Естественно, компания была очень огорчена данным инцидентом.

По данному вопросу мы очень тесно работали с местным населением, местными органами власти. Нашу компанию попросили остановить работы и операции на период в одну неделю, для того чтобы мы могли оказать содействие в проведении расследования и изучения причин. И государственная комиссия, которая проводила расследование, пришла к выводу, что мы не причинили окружающей среде никакого ущерба.
И насчет санкций. Сейчас я не могу дать точный ответ, потому что судом решение еще не принято. Но в юридической консультации, которая была нам дана от правительства страны, говорится о том, что нас, скорее всего, накажут на сумму менее 35 млн тенге.

– Расскажите о проектах «Теллур» и «Степок» поподробнее...

– Место реализации проектов находится на расстоянии 140 километров от Астаны. Проект «Теллур» стартует со следующего года, как небольшое месторождение, добыча которого ведется подземными способом. Объем планируемых инвестиций составит порядка $20–25 млн, в дополнение к $5 млн, которые были потрачены на приобретение проектов. Ожидаемая протяженность проекта – четыре года, при этом планируется нанять порядка 60 человек.

Проект «Степок» мы планируем начать через пару лет. Добыча на данном проекте будет осуществляться открытым карьерным способом. Первый этап – это строительство металлургической фабрики, с помощью которой мы будем добывать и доводить золото до товарного вида. С помощью этого проекта мы планируем открыть 450 рабочих мест.

– Высока ли конкуренция между золотодобывающими компаниями в Казахстане?

– Нет, я бы не сказал, что конкуренция высокая.

– То есть пространство для роста компании есть?

– Конечно, есть незанятые ниши, но большую часть этого рынка контролирует государство. И только на переговоры с государством уходит 2–3 года, не меньше, даже если речь идет о небольшом кусочке, где растет трава. То есть здесь я снова повторюсь о медлительности бюрократии.

– Какие планы у Hambledon Mining по развитию своего бизнеса в Казахстане?

– Во-первых, это планы по проектам «Теллур» и «Степок». Во-вторых, есть несколько объектов возле месторождения «Секисовское» в Восточно-Казахстанской области, которые мы будем осваивать. Возможно, через 4–5 лет мы приступим к разработке новых месторождений. Наши общие планы – начать с создания небольшой компании, у которой будет 6–10 небольших месторождений золота.

– Не планирует ли компания открыть свой бизнес в других странах?

– Нет, главная цель развития компании находится в Казахстане. Может быть, через 5–10 лет компания начнет деятельность в Кыргызстане. Но это – уже в далеком будущем.

– Каков годовой объем добычи золота у компании?

– На данный момент этот показатель – 23 тыс. унций золота. Объем продаж в денежном выражении составляет $45 млн. И каждый тенге тратится в
Казахстане.

– Компании хватает средств для работы в Казахстане?

– Нам – хватает, у компании не слишком большие затраты. Если нам понадобятся средства, то мы можем занять их у «Альфа-банка». Потому что уровень жизни в Усть-Каменогорске – достаточно более низкий, чем в Алматы. Если базироваться в Алматы, то затраты компании вырастут. Конечно, это – прекрасный город, но дорогой.

– Вы проживаете в Усть-Каменогорске?

– Нет, я живу в селе Секисовка, очень маленьком поселении, где проживают примерно 600 человек. Это примерно в 40 километрах от Усть-Каменогорска.

– Каковы условия проживания в Секисовке?

– Это – не вахтовый городок. Я бы сказал, что это – обычная казахстанская деревня.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo