3026 просмотров
3026 просмотров

Готовность номер ноль

Ввиду последних событий в Атырау в обществе вновь заговорили об угрозах терроризма и готовности казахстанских силовых структур эффективно отразить вызовы со стороны террористов. Последний вопрос вызывает сомнения у казахстанских экспертов.

Готовность номер ноль

Готовность номер ноль
Ввиду последних событий в Атырау в обществе вновь заговорили об угрозах терроризма и готовности казахстанских силовых структур эффективно отразить вызовы со стороны террористов. Последний вопрос вызывает сомнения у казахстанских экспертов.

В перечне угроз национальной безопасности в проекте закона «О нацбезопасности» от 19 октября 2011 года «терроризм, экстремизм и сепаратизм в любых их формах и проявлениях» находится на предпоследнем месте после таких проблем, как ухудшение демографической ситуации и здоровья населения или утраты объектов духовно-нравственного, исторического и культурного наследия.

Об этом в Алматы на минувшей неделе на заседании клуба Института политических решений «Терроризм в Казахстане – прошлое, настоящее и будущее» заявил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в РК Марат Шибутов.

По его словам, если брать статистику расследований преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, в 2009 году было зарегистрировано 151 такое преступление, в суд отправлено 118.

В 2010 году было зарегистрировано 120 таких преступлений, в суд отправлено 83. То есть наблюдается падение. Возможно, это связано с рядом каких-то «недоработок», предположил эксперт.

Как отметил Марат Шибутов, если применять к нашей стране «дагестанский» тип тактики терроризма (убийство сотрудников силовых органов и чиновников), то можно сказать, что Казахстан к ней не готов.

По мнению Марат Шибутова, это объясняется тем, что большинство чиновников и силовиков не скрываются, не умеют пользоваться оружием и не имеют охраны.

Еще один тип, отмечает эксперт, это «чеченский», который включает в себя взрывы жилых домов, атаки на общественные учреждения, взятие заложников.
«Готовность нашего государства к таким акциям – нулевая, так как ни в детсадах, ни в больницах нет специализированных камер наблюдения, охраны, тревожных кнопок», – говорит он.

Готовность Казахстана к «иракскому» типу тактики (террорист-смертник атакует административные здания, посольства и т. п.) оценивается как «средняя». Несмотря на то, что в некоторых административных зданиях есть пассивные меры безопасности, большинство из них не готовы отразить атаку смертника на машине, тем более смертника-посетителя.

Последний тип – это «латиноамериканский» (массовое убийство населения, похищение и убийство политиков, их детей и т. п.). Против данного вида терроризма у нас также нет никакой защиты, отметил эксперт.

Между тем участники заседания разделились во мнении по вопросу, есть ли все-таки терроризм в Казахстане или его нет. По мнению директора Центра международных исследований Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК Валихана Тулешова, терроризма как массового явления в Казахстане нет. По его словам, во многих случаях это больше напоминает какую-то «демонстрацию».

«Терроризм в стране есть, и я думаю, что отрицанием факта его существования могут заниматься только те, кто не хотел бы разрешения этой проблемы. Разговоры о том, есть ли он в Казахстане или нет, возникают от желания «спрятать и не поднимать» эту проблему», – высказал свое мнение в беседе с «Къ» директор представительства международной правозащитной организации Freedom House в Казахстане Вячеслав Абрамов.

По его словам, государство, во-первых, должно понять, кто стоит за всем этим, найти те нити, которые могли бы соединить группировки в разных регионах страны, чтобы предотвратить создание единого подполья.

Также необходимо проводить профилактику экстремизма и терроризма на всех уровнях и повышать квалификацию спецслужб, противодействующих терроризму.

«Если давать оценку нынешнему уровню, то у экспертов складывается такое ощущение, что эту проблему не только упустили, но и «сосредоточились на других вещах», – убежден он.

Соглашается с ним и руководитель аналитической группы Quorum Адиль Каукенов, отметив, что «произошедшее в Атырау в конце минувшего месяца – это однозначное свидетельство того, что терроризм начал проникать в Казахстан».

«20 лет это обходило нас стороной, и Казахстан был одной из немногих стран, где так такого терроризма не было. Однако сейчас важно принимать меры по борьбе с терроризмом, а не заниматься самоуспокоением», – сказал эксперт «Къ».

Напомним, в 31 октября текущего года в Атырау прогремело два взрыва. Правоохранительные органы установили личность смертника, подорвавшего себя вблизи здания прокуратуры. Им оказался уроженец и житель города Атырау Бауржан Султангалиев, 1987 года рождения. Как сообщает пресс-служба Генпрокуратуры РК, 7 ноября следственно-оперативной группой в ходе расследования уголовного дела по фактам взрывов в Атырау была выявлена и обезврежена преступная группа в составе четырех человек, которая занималась незаконным изготовлением самодельных взрывных устройств с целью их последующего использования для осуществления акций устрашения сотрудников правоохранительных и других госорганов.

«В частности, данной группой планировалось осуществить взрывы возле зданий областного акимата и прокуратуры Атырауской области», – отмечается в сообщении источника.

Портрет террориста в РКПо мнению Марата Шибутова, это молодые люди, выросшие уже при независимости.
Преобладающий фактор – религиозный. Характерные черты: слабая техническая подготовка, хорошая тактическая подготовка, слабая структурированность.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif