2898 просмотров
2898 просмотров

Питер Хаус: «Если мы сделаем что-то не так, это будет кошмар»

О стратегии предстоящего размещения акций нацкомпаний на внутреннем рынке рассказал в эксклюзивном интервью управляющий директор АО «ФНБ «Самрук-Казына» Питер ХАУС.<br />

Питер Хаус: «Если мы сделаем что-то не так, это будет кошмар»

Питер Хаус: «Если мы сделаем что-то не так, это будет кошмар»
О стратегии предстоящего размещения акций нацкомпаний на внутреннем рынке рассказал в эксклюзивном интервью управляющий директор АО «ФНБ «Самрук-Казына» Питер ХАУС.


– Раз вы не можете назвать хотя бы примерный список компаний, предназначенных для «народного IPO», то можно узнать хотя бы стратегию и принципы, на основе которых он будет формироваться?
– Список будет формироваться, исходя из готовности, стабильности, прозрачности, уровня доходности и стабильности доходов компании. Плюс – еще несколько принципов.

– Почему же тогда в озвучиваемых примерных списках ни разу не звучали «Казахмыс» и ЕNRC, в которых «Самрук-Казына» имеет достаточно большой пакет, в которых сложились сравнительно высокие уровни корпоративного управления и доходности, подтвержденные торгами на Лондонской бирже?
– Да, эти акции у нас есть, но на самом деле они пока так и не переданы в управление «Самрук-Казыне» из Комитета по госимуществу.

– Некоторые участники рынка считают большинство нацкомпаний непривлекательными для инвестирования.
РД КМГ, например, назвали «музеем истории нефтедобычи Казахстана».

– К сожалению, я – конфликтован, поэтому не могу покупать акции предстоящего IPO, но если бы не это, я бы их купил. Потому что конъюнктура такая – Казахстан растет по 7–8% в год. Да, цена нефти может колебаться, но корпоративное управление улучшается, и у компаний, которые мы хотим вывести на рынок, есть масса перспектив. Это понятно всем иностранным инвесторам, и только казахстанцам это почему-то непонятно – что надо вкладывать деньги в свои компании.

Что касается РД КМГ, то она котируется в Лондоне и спрос хороший. Если смотреть на их реестр, там очень много инвесторов из разных стран, и они все время меняются. У китайцев – пакет в 11%, и они его держат, потому что это – долгосрочные инвесторы, но остальные 26% акций – из общего размещения в 37% – торгуются довольно активно.

- Многих беспокоит непрозрачность нацкомпаний.
- Это – тоже одна из целей – повысить прозрачность. Будет эффективнее, если народ сам будет участвовать в этом процессе и иметь возможность хотя бы раз в год на общем собрании акционеров задавать накопившиеся вопросы.
Вы знаете, здесь главный вопрос – когда. Потому что сначала надо будет менять некоторые законы, чтобы обезопасить инвесторов и миноритариев.
Нужны также некоторые изменения на рынке. Никто не говорит, что правила, которые есть на КАSE, плохие. Напротив, консультанты удивлены, что уровень довольно-таки высокий. Но нет ликвидности, нет маркетинга и нет понимания народа, что нужно делать и что можно вложить деньги. Поэтому надо всех обучать и, конечно, это – процесс постепенный.
Однако есть и некоторые анахронизмы. Зачем, например, существуют эти листинговые соглашения, которые абсолютно непрозрачны? Почему компании дают информацию сначала бирже, а потом уже биржа публикует? В США, в Англии компании просто публикуют информацию, и параллельно посылают ее на биржу. Тогда она доступна всем одинаково и сразу.
Потом, сейчас на KASE – три категории эмитентов. Зачем? Что это значит? Это – правила для ПФ, это пенсионные фонды могут инвестировать только в категорию «А». И если у компании будут убытки один год, из-за чего она попадет в другую категорию, это значит, что пенсионные фонды должны сразу мгновенно продавать все акции, несмотря на то, что, возможно, это были только бумажные убытки, а сама компания– стабильная? На такие вопросы надо смотреть и говорить, что в других местах – практика другая.

- Часть экспертов предупреждает об опасности социальной напряженности, если в IPO что-то пойдет не так – все-таки люди вложат деньги, которых, как мы выяснили, у казахстанцев немного.

- Да, если мы сделаем что-то не так, это будет кошмар. Надо понять, какие компании, в какой очередности и какой объем выводить. Мы не хотим, чтобы из-за того, что мы что-то неправильно сделали, возникла социальная проблема, и произойдет спад рынка.
Конечно, если случится глобальный кризис, то проблемы будут у всех, люди должны понимать, что рынок – волатилен. Но все-таки нам нужно сделать так, чтобы в компаниях, которые мы предлагаем, не было кризиса, созданного ими самими или нами.

- Какой дисконт предполагается при размещении и предполагается ли он вообще?

- Невозможно было бы продавать дополнительный пакет акций РД КМГ с дисконтом, потому что у держателей облигаций есть ковенанты, и, в любом случае, это было бы против прав других инвесторов. То есть для РД это – не IPO, потому что они уже котируются.

- Хорошо, исходя из каких принципов, как будет устанавливаться цена компаний, которые пока не котируются?

- Давайте, именно на этот вопрос я сейчас отвечать не буду. Могу только сказать, что рыночная практика предполагает, что спрос все-таки нужно поддержать. Насколько большим будет дисконт – это политическое решение. Наше дело – чтобы банкиры сделали оценку и обозначили коридор. Если смотреть, например, на Glencore, у них был диапазон от 500 до 560 пенсов, они продали ровно посередине, по 530 пенсов, и все говорят, что это – большой дисконт, поскольку спрос был огромный.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер