nedvijimost-v-krizis.png

1655 просмотров

«Комплекс державы» за $3 млрд

23 марта возле АЭС «Фукусима-1» опять произошло сильное землетрясение (магнитудой в 6 баллов), а вчера компания-оператор Tokyo Electric Power Company (TEPCO) объявила о частичной эвакуации персонала с третьего энергоблока. Между тем ТЭО проекта казахстанской АЭС завершено и сейчас проходит процедуру утверждения президентом страны. Руководство казахстанско-российского СП «Атомные станции» сообщило «Къ», что актауский проект имеет принципиальные отличия от действующих АЭС и был отобран правительственной комиссией именно за максимальную безопасность.

«Комплекс державы» за $3 млрд

«Комплекс державы» за $3 млрд
23 марта возле АЭС «Фукусима-1» опять произошло сильное землетрясение (магнитудой в 6 баллов), а вчера компания-оператор Tokyo Electric Power Company (TEPCO) объявила о частичной эвакуации персонала с третьего энергоблока. Между тем ТЭО проекта казахстанской АЭС завершено и сейчас проходит процедуру утверждения президентом страны. Руководство казахстанско-российского СП «Атомные станции» сообщило «Къ», что актауский проект имеет принципиальные отличия от действующих АЭС и был отобран правительственной комиссией именно за максимальную безопасность.

На момент подготовки номера TEPCO не сообщило о причинах эвакуации, однако с учетом того, что уже произошло несколько утечек радиации, возможно, речь идет о возросшей угрозе облучения. Многие страны сейчас пересматривают свои планы по строительству новых АЭС, на фоне чего диссонансом звучат заявления официальных лиц России и Казахстана. Так, на прошлой неделе вице-министр индустрии и новых технологий Дуйсенбай Турганов, курирующий теперь атомную энергетику, сообщил участникам Республиканского совещания энергетиков, что «сам Аллах велел нам заниматься этими вопросами». Дуйсенбай Турганов считает, что от идеи строительства АЭС в Казахстане отказываться не стоит хотя бы потому, что страна находится на втором месте в мире по запасам урана и на первом – по его добыче.

Генеральный директор АО «Казахстанско-российская компания «Атомные станции» (КРКАС) Виктор Данилов выразил надежду, что после подписания межправительственного соглашения между РК и РФ, запланированного на II квартал текущего года, проект, наконец, будет запущен. «То, что произошло в Японии, даст дополнительную волну радиофобии, но надо же понимать, что сегодня реакторостроение очень сильно продвинулось вперед. «Фукусима-1» начала строиться в 1966 году, и первый блок станции был сдан в эксплуатацию в 1971 году, а 40 лет для атомной отрасли – огромный срок», – прокомментировал он «Къ» по телефону.

По словам Виктора Данилова, основной критерий, по которому правительственная комиссия выбирала реактор для Актау – безопасность. Аналоги реактора ВБЭР-300, предназначенного для Актауской АЭС, были изначально разработаны россиянами для военно-морского флота. «Там используется не только активная, но и пассивная система защиты. Опыт аварии на «Курске» (российская атомная подлодка, затонувшая в 2000 году в Баренцевом море – «Къ») показал, что даже в этих условиях реактор был остановлен, и в районе аварии не было превышения радиационного фона», – объясняет Виктор Данилов. По его словам, «там принципиально другие вещи» – в японских реакторах АЭС «Фукусима-1» для включения аварийной защиты нужен источник электроэнергии, а в современных российских реакторах «если нарушается электроснабжение, то стержни в активную зону вводятся механически, и реактор может расхолаживаться в режиме полного обесточения в течение 72 часов». В японском реакторе, ввиду его устарелости, активная зона может остаться без воды, а реактор ВБЭР-300 спроектирован таким образом, что активная зона в результате течи полой вообще остаться не может, то есть главная проблема «Фукусимы-1» устранена на проектной стадии.

«Это значительно более поздняя разработка, выполненная с учетом опыта эксплуатации реакторов такого типа в течение более 6000 реакторо-лет на подводных лодках и военно-морских судах», – утверждает директор АО «КРКАС» и добавляет, что в ТЭО предусмотрено дублирование не только активной и пассивной систем защиты, но и многих систем, важных для безопасности, что позволяет говорить о надежности реактора не только в случае природных и техногенных катастроф, но и при возможных терактах (вплоть до прямого попадания самолета). Впрочем, и на «Фукусиме», как считает специалист, системы защиты сработали хорошо даже при 9-балльном землетрясении – автоматика остановила работу реактора.

Удивляет другое – почему в Японии с ее огромным опытом по цунами не было сделано ничего для защиты объекта, расположенного на берегу моря. «Именно цунами вывело из строя резервные источники электроснабжения, и ни один из 13 аварийных дизель-генераторов системы аварийного охлаждения не был запущен», – говорит Виктор Данилов.

Первый заместитель генерального директора Национального ядерного центра РК Эрлан Батырбеков говорил ранее «Къ», что оценивать конкурентоспособность российского варианта АЭС на базе реактора ВБЭР-300 можно пока только теоретически, поскольку на данный момент существует только ТЭО. «Концептуальные решения (такие, как модульное исполнение реакторной установки), заложенные в конструкцию реактора, внутренне присущие свойства безопасности, построение систем безопасности на естественных принципах действия, использование защитной оболочки отвечают требованиям, которые предъявляются к современным реакторам поколения III и III+», –комментирует ученый.

Однако у казахстанской АЭС проблемы, похоже, не столько экологические, сколько экономические и политические. Напомним, что история с Актауской АЭС тянется с 2005 года. В 2007 году Казахстан профинансировал работы по разработке технического задания, однако в середине 2008 года прекратил финансирование, мотивируя это отсутствием соответствующего соглашения между правительствами. В октябре 2008 года было выделено $1,25 млн на разработку ТЭО. Однако в феврале 2009 года Казахстан вновь прекратил финансирование и вернул выделенные деньги в бюджет, заявив, что откладывает начало строительства до решения вопроса о передаче интеллектуальной собственности. Как сообщили «Къ» ранее в «Казатомпроме», вопросы передачи прав на интеллектуальную собственность должны быть рассмотрены в межправсоглашении, подписание которого неоднократно откладывалось ввиду различного рода противоречий в подходах России и Казахстана к сотрудничеству в области мирного атома. Если же учесть, что, согласно неутвержденному пока ТЭО, Актауская АЭС мощностью всего в 600 мегаватт (один блок 8-блочной Экибастузской ГРЭС-1 дает 500 мегаватт) обойдется в $3 млрд (в ценах 2017 года), а киловатт электроэнергии, как сообщал Сауат Мынбаев в бытность министром энергетики и минеральных ресурсов, будет стоить 8 центов (на шинах угольных электростанций она едва достигает 3 центов), то перспективы атомной энергетики в Казахстане пока туманны и без цунами.

АО «КРКАС»АО «Казахстанско-Российская компания «Атомные станции» создано в 2006 году. Учредителями на паритетных началах являются «Казатомпром» и российское ЗАО «Атомстройэкспорт». Предприятие имеет гослицензию на выполнение работ и предоставление услуг, связанных с этапами жизненного цикла объектов с использованием атомной энергии, а также гослицензией на выполнение работ и предоставление услуг, связанных с использованием атомной энергии.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif