nedvijimost-v-krizis.png

1855 просмотров

Не по зубам

Цена предложения казахстанской пшеницы превысила стоимость на Чикагской бирже, по прогнозам аналитиков, рост ее продолжится. Но при защите внутреннего рынка может возникнуть законодательная коллизия, поэтому она будет осуществляться административными методами. <br />

Не по зубам

Не по зубам
Цена предложения казахстанской пшеницы превысила стоимость на Чикагской бирже, по прогнозам аналитиков, рост ее продолжится. Но при защите внутреннего рынка может возникнуть законодательная коллизия, поэтому она будет осуществляться административными методами.

После сбора урожая нынешнего маркетингового года многие специалисты предсказывали повторение ситуации 2008-го – заоблачные цены, торжество продавцов. Сейчас можно говорить и о рекордах. Если в упомянутом году цена за тонну пшеницы достигала $320, то нынче уже $340 за тонну. Сегодня цена на пшеницу достигает 50 тыс. тенге за тонну (курс на 9.02.11 – 145,6 тенге за $1). Пока это касается зерна хорошего качества, больших объемов. Однако, по мнению многих игроков зернового рынка, рост цен достигнет 55-58 тыс. тенге за тонну.

Причиной ажиотажа на мировом рынке, поводом для биржевых спекуляций эксперты считают сочетание неблагоприятных погодных факторов и политических событий в Египте и других странах-импортерах пшеницы. Вызовы прошлого года, низкие урожаи в зерносеющих странах СНГ, не смягчили ожидаемые поставки нового урожая австралийской пшеницы из-за низкого ее качества. К этому добавились проблемы с озимыми в США, засуха в Китае. Запрет на вывоз зерна из России, квотирование в Украине вроде бы создали идеальные условия для стремительного вымывания сравнительно небольшого экспортного объема пшеницы из Казахстана. Но крайне высокая цена предложения пока защищает внутренний рынок.

«За счет логистики и высокой внутренней цены мы не конкуренты на мировом рынке. В этом году также Россия отменила понижающий коэффициент 0,7 на транзит по своей территории. Внутренние цены на зерно достигли мировых, и стало нецелесообразно грузить зерно на запад», – пояснил гендиректор «Виталмар Казахстан» Александр Малов. По его словам, предложений на рынке зерна немного, поскольку продавцы находятся в ожидании еще более высоких цен. А в силу того, что спрос на западные рынки очень маленький, можно спокойно экспортировать в южном направлении зерно объемом не выше 300 тыс. тонн в месяц. «Наших южных соседей именно транспортная дельта заставляет покупать зерно в Казахстане, альтернативы для них нет», – считает Александр Малов. По его мнению, имеющиеся в стране остатки свободного зерна позволят экспортировать его до конца лета, до нового урожая.

По расчетам отдельных участников зернового рынка, экспортного потенциала в Казахстане осталось порядка 2,5-2,8 млн тонн, что отчасти подтвердил министр сельского хозяйства Ахылбек Куришбаев, недавно озвучив цифру в 3 млн тонн. Если учесть, что в иные годы в месяц продавалось за рубеж по миллиону тонн зерна, то этих запасов хватит лишь до мая. Если сохранятся нынешние темпы – по 300 тыс. тонн в месяц, то экспорт растянется до нового урожая. Это важно знать, поскольку опять нет уверенности в том, что внутренний рынок надежно защищен, что имеется четкий мониторинг баланса зерна.

Сомнения в некоторой степени вызваны жалобами акимов на нечеткое соблюдение меморандумов о поставках «Продкорпорацией» дешевого зерна из стабилизационных ресурсов.

Здесь возникает еще одна коллизия. Созданные в прошлом году стабресурсы имеют двойственную природу происхождения. По целевому назначению это запасы зерна, предназначенные для интервенций на внутренний рынок. Но по факту их создания они считаются коммерческим закупом, поскольку приобретались на собственные средства «Продкорпорации», а не на бюджетные деньги. А поскольку это зерно из коммерческого закупа, то мукомолам не положена компенсация затрат. Заключенные с акиматами меморандумы по поставкам удешевленного зерна исполнены на треть от заложенного объема. Остальной объем вырабатывается на рыночных условиях. Однако целеуказание – не допускать повышения цен на продовольствие – исполняется акиматами буквально. Под регулирование подпадают практически все мукомолы, хлебопеки, вся продукция. А это означает, что, вынужденные работать на минимальной рентабельности, они начнут «выкручиваться», как это уже бывало, экономя на качестве.

Последние два-три года были сложными для переработчиков: внутренние резервы истощились, «оборотки» стало много меньше. Если раньше мельницы могли закупать зерно впрок на полгода, то сейчас всего на три месяца. «Лишь отдельные крупные мукомольные предприятия, которые имеют свои земли и сеются, могут прикупить зерно на полгода. Большинство работает на небольших заделах», – отметил президент Союза мукомолов Евгений Ган.

Между тем переработчики говорят, что если стоимость тонны продовольственной пшеницы превысит 50 тыс. тенге за тонну, то им станет невыгодно покупать зерно на внутреннем рынке. По мнению Евгения Гана, для многих мукомолов будет рентабельнее закупать муку на Алтае, благо Россия сняла запрет на экспорт муки, и перепродавать ее на традиционных южных рынках сбыта, в частности, в Узбекистане, Афганистане.

Что имеемПо данным хлебных инспекций, на 1 января 2011 года в стране имелось 6,5 млн тонн продовольственной пшеницы, из которых 3,9 млн тонн – на ХПП и элеваторах; 0,9 млн тонн – на мелькомбинатах и других предприятиях; 1,2 млн тонн – на сельхозпредприятиях; 0,4 млн тонн – в крестьянских (фермерских) хозяйствах. На внутреннее потребление нужно 220 тыс. тонн в месяц.
Стоимость пшеницы 3-го класса (клейковина 27-30%) на условиях DAF на 31 января по Казахстану варьировалась от $331 до $356 за тонну.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif