1354 просмотра
1354 просмотра

Не дозрели до вертикали

Поступившие в мажилис парламента Законопроект «О государственном контроле и надзоре в РК» и сопутствующий ему «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственного контроля и надзора» нивелируют нормы Закона «О частном предпринимательстве» в части защищенности бизнеса от злоупотреблений проверяющих, если в них не будут внесены серьезные коррективы.

Не дозрели до вертикали

Не дозрели до вертикали
Поступившие в мажилис парламента Законопроект «О государственном контроле и надзоре в РК» и сопутствующий ему «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственного контроля и надзора» нивелируют нормы Закона «О частном предпринимательстве» в части защищенности бизнеса от злоупотреблений проверяющих, если в них не будут внесены серьезные коррективы.

Законопроект предполагает унификацию государственного надзора и контроля, общего регулирования и основных принципов. Однако на деле он чуть не на 2/3 дублирует нормы Закона «О частном предпринимательстве», за исключением норм по защите проверяемых от произвола проверяющих. Проектом из-под действия закона выводятся 15 сфер, таких как таможенная, налоговая, финансовая, ветеринарная, фитосанитарная, нацкомпании, квазигосударственные структуры. Остаются лишь проверки частного бизнеса и внутриведомственный конт-роль.

«Правовая база развивается по законам, имеются в виду те общественные отношения, которые вызывают рождение той или иной регламентации. Что касается вертикали, то до этого надо дозреть. Я пока не могу себе представить, как сделать, чтобы всю структуру государственную зарегламентировать так, чтобы это было четко, понятно всем», – пояснил вице-министр юстиции Дулат Куставлетов, презентовавший законопроект. Кроме того, он отметил, что главная новелла законопроекта – это разграничение понятий «контроль» и «надзор».

Однако в заключениях на законопроект юристы единодушно отмечали неудачность трактовок этих понятий в нем и высказывали противоположные мнения по поводу того, какое понятие шире – «контроль» или «надзор».

На презентации депутаты и представители общественных организаций как никогда дружно выразили скепсис по отношению к «рождению данной регламентации» и актуальности законопроекта. «В международной практике давно градация идет не вокруг «контроля и надзора» а вокруг понятий – «первая сторона, вторая сторона, третья сторона», – заметил мажилисмен Виктор Киянский.

Его поддержал Владимир Нехорошев, отметив, что некогда пытались ввести разграничение понятий «неэффективное» и «нецелевое» использование бюджетных средств. Однако на практике эти дефиниции используются произвольно, и «воровство бюджетных средств как было, так и есть».
Также сомнительна польза от регламентации внутреннего контроля в министерствах и ведомствах – данные его не предназначены для обнародования, контроля. Однако вице-министр пояснил, что внутренний контроль ничем фактически не зарегламентирован: где-то проводится, где-то нет. Но если это будет законодательно прописано, то можно будет мониторить и посмотреть эту анатомию внутреннего контроля.

Особенно настораживающим моментом явился перенос норм по контролю, надзору и связанными с ними действиями предпринимателей из Закона «О частном предпринимательстве» в новый законопроект. Фактически на 67% Законопроект «О государственном контроле и надзоре в РК» сводится к повторению Закона «О частном предпринимательстве». «Но при этом не учитывается масса деталей, начиная с правовой защиты проверяемого, заканчивая сроками проверок, результатами проверок. Там мы убрали целый ряд проверок, контроля, а здесь они опять возрождаются», – недоволен глава НЭП «Союз Атамекен» Азат Перуашев. Причем перенос 21 статьи из одного закона в другой не означает простой перестановки слагаемых. При этом изъятии разрушается системность, структурная взаи-мосвязь, и предприниматели лишаются механизма защиты, получая взамен ужесточение процедур.

Вице-министр юстиции пытался парировать, что здесь не частный случай, а унификация. Кроме того, впервые законопроект устанавливает для правоохранительных органов ограничения по проверкам, которые могут осуществляться только в рамках оперативно-розыскной деятельности, уголовного преследования, административного производства или реализации регулятивных функций, в частности, по выдаче лицензий. «Если вопрос не касается этих функций, то ни органы внутренних дел, ни финпол не имеют права вмешиваться в дела хозяйствующих субъектов», – пояснил Куставлетов, добавив, что толчком для разработки законопроекта послужило высказывание президента страны на антикоррупционном форуме. «Это же рождается от обращений бизнеса к главе государства», – сказал вице-министр. Что еще больше насторожило представителей бизнеса – форум прошел в конце 2008 года, до внесения последних поправок в Закон «О частном предпринимательстве». «Немного некорректно говорить о том, что такие законопроекты идут по просьбам предпринимателей. Более того, заключение «Атамекена» по этому законопроекту игнорируется и не учитывалось при разработке», – возражает Азат Перуашев.

Крайне критическое отношение депутатов к законопроекту на презентации позволяет надеяться, что в ходе работы документ будет улучшен. Однако саму концепцию изменить вряд ли удастся.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер