Перейти к основному содержанию

1914 просмотров

Оптимизм Куришбаева

Ситуация с экспортом зерна у казахстанских аграриев пока складывается неплохо: к ожидаемому хорошему урожаю добавляется возможность выйти на порты Черного моря. Однако уже в этом году надо думать, как решить проблемы финансовой поддержки сельхозпроизводителя.

Оптимизм Куришбаева

Оптимизм Куришбаева
Оптимизм КуришбаеваСитуация с экспортом зерна у казахстанских аграриев пока складывается неплохо: к ожидаемому хорошему урожаю добавляется возможность выйти на порты Черного моря. Однако уже в этом году надо думать, как решить проблемы финансовой поддержки сельхозпроизводителя.

Глава Минсельхоза Ахылбек Куришбаев, выступая на очередном заседании в правительстве, заявил, что низкий урожай зерна в Украине дает шанс казахстанским экспортерам попасть в черноморские порты. По его данным, в этом году сбор зерна на Украине в два раза меньше прошлогоднего, и экспортный потенциал страны снизился с 12 до 5,5 млн тонн.

В Казахстане же ожидается неплохой урожай, и это внушает чиновникам оптимизм. «Наш экспортный потенциал с учетом переходящих остатков зерна в этом году составит 7-8 млн тонн, что на 2 млн тонн больше, чем в прошлом году», – заявил министр.

В целом представители аграрного сектора страны с ним согласны. Правда, текущий маркетинговый год они оценивают как «средний», и, по их мнению, Казахстан никаких особых преференций не получит. Казахстанские аграрии в большинстве своем считают, что год пока складывается благополучно: урожай будет, как минимум, не ниже среднего, несмотря на то, что есть проблемы в отдельных регионах, например, в Актюбинской области. «Цифр не назову – урожай считают, когда он в закромах. Но при этом отмечу: страна будет с хлебом – раз, у страны будет достаточный экспортный потенциал – два. Хотелось бы, чтобы был в пределах 8 млн тонн, но я думаю, что в пределах 6-8 млн тонн возможен. Все будет зависеть от осени. Объявили закупочные цены некоторые соседние государства, что тоже внушает определенный оптимизм», – прокомментировал «Къ» председатель аграрного комитета Мажилиса Ромин Мадинов.

Между тем Минсельхоз не исключает некоторого ухудшения мировой конъюнктуры. В частности, ожидается падение спроса почти во всех странах-импортерах пшеницы, в том числе и за счет увеличения собственного производства пшеницы в странах Ближнего Востока, Северной Африки, Азии и в Китае. По мнению директора департамента земледелия и фитосанитарной безопасности Анны Буць, казахстанских товаропроизводителей может спасти только высокое качество пшеницы. «На фоне основных для Казахстана направлений экспорта в страны Закавказья, Средней Азии, Иран и Афганистан ожидается конкуренция на рынке стран Закавказья со стороны российской пшеницы, а на рынках Ирана и Афганистана – австралийской, канадской и пакистанской. Поэтому нужно принять все меры по улучшению качества зерна, поскольку в нынешнем сезоне может быть конкурентоспособно только высокопротеиновое зерно», – считает она.

Ситуация же, по мнению ряда аграриев, будет складываться по обычному сценарию. Даже дефицит зерновозов они рассматривают как неизбежное, «как снег, который приходит каждый год».

Ахылбек Куришбаев оценил дефицит зерновозов в 1,5-2 тысячи единиц. «Имеющихся зерновозов – 5 200 единиц – мало. Это количество позволит экспортировать ежемесячно лишь 500 тысяч тонн. А нам нужно экспортировать 700 тысяч тонн зерна в месяц», – пояснил он.

По общему мнению зернотрейдеров, ситуация с вывозом экспортного зерна так или иначе к концу года обычно разрешается. Даже при проблемах экспорта этого года зерно фактически продано. «По моим оценкам, ближе к августу перейдем с госресурса на госрезерв. Чуть-чуть останется, может, в пределах 1 млн тонн, но это некритичные переходящие остатки», – полагает Ромин Мадинов.

Гораздо больше зерновиков волнует вопрос финансовой поддержки. Весной этого года правительство и КазАгро пошли на беспрецедентный шаг и очень быстро перебросили средства, заложенные на будущий год, на инвестпроекты в аграрном секторе, на кредитование посевной, на перекредитование лизинга. Были предоставлены и средства из других бюджетных источников. Как сообщила Анна Буць, правительством были приняты все необходимые меры для организованного проведения агротехнических работ текущего года и выделено 119,3 млрд тенге.

«Выделены средства из Национального фонда, в рамках которых на сегодня профинансировано 470 заемщиков на сумму 63,1 млрд тенге; за счет бюджетных, собственных и привлеченных средств Нацхолдингом «КазАгро» выдано 7,7 млрд тенге кредитов, профинансирован закуп зерна в госресурсы на основе форвардных контрактов на сумму 5,5 млрд тенге и будет произведен осенний прямой закуп на сумму 5,7 млрд тенге. По всем направлениям субсидирования растениеводства из республиканского бюджета выделено 24,6 млрд тенге. Кроме того, в соответствии с правительственным решением проводится дополнительный закуп за счет средств Нацфонда до 1 млн тонн зерна у сельхозтоваропроизводителей», – рассказала Анна Буць на недавней коллегии в МСХ.

Но эти средства выданы на короткий срок, до осени, и их необходимо вернуть в конце года. Сейчас надо срочно думать, как решить проблему кредитования, поскольку банки второго уровня не очень готовы к действиям, устраивающим аграриев. «Главное – стабилизировать финансовую ситуацию всех наших сельхозтоваропроизводителей, чтоб они имели возможность продать зерно, когда хотят. Кто-то может сделать это сейчас, кто-то хочет выждать до весны. Здесь может быть несколько вариантов: реализовать ту программу, которая была в прошлом году, или наконец создавать специализированный производственный банк – Агробанк. Все-таки в отрасли своя специфика», – считает Ромин Мадинов. И здесь есть свои резоны, поскольку институт зерновых расписок никто не отменял, а они являются хорошим залогом, значит, и процентные ставки могут быть пониже.

Кроме того, важно интенсифицировать работу по международным образованиям на правительственном уровне. Речь идет о едином Таможенном пространстве и создании Зернового пула с Россией и Украиной. Это даст возможность реализовывать своп-продажи зерна не на уровне отдельных частных договоренностей между некоторыми компаниями, а системно. Тогда можно ожидать снижения транспортных расходов, а главное – роста объемов производства зерна.

«Мы не перестаем надеяться на то, что Украина когда-нибудь поймет: идея создания Зернового пула, создания зернового ОПЕК возникла не потому, что мы сильно зависим от украинских черноморских портов. Кстати, наоборот, они на нас деньги будут зарабатывать. Просто в этом случае политика становится более предсказуемой: несмотря на величину урожая будут соблюдаться квоты. А то, когда у них урожая нет, – они нас зовут, а как урожай – так они не пускают на порог», – пояснил Ромин Мадинов.

banner_wsj.gif

3254 просмотра

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif