Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2383 просмотра

Новой дорогой идете, товарищи

Реализация нового курса социально-экономического развития в посткризисный период для Казахстана потребует перестройки и перехода всей страны на новые рельсы. Выживание этой модели напрямую зависит не столько от высоких темпов экономического роста, сколько от эффективности государственного управления. «Реализация курса будет сложной и потребует больших инвестиций», – признают эксперты.

Новой дорогой идете, товарищи

Новой дорогой идете, товарищи
Реализация нового курса социально-экономического развития в посткризисный период для Казахстана потребует перестройки и перехода всей страны на новые рельсы. Выживание этой модели напрямую зависит не столько от высоких темпов экономического роста, сколько от эффективности государственного управления. «Реализация курса будет сложной и потребует больших инвестиций», – признают эксперты.

Вряд ли иностранные деньги в больших масштабах будут возвращаться в Казахстан в виде массовых дешевых кредитов. Цены на нефть в среднем прогнозируются в $100 за баррель, а приток иностранных инвестиций в основной капитал упал значительно, по крайней мере, в прошлом году ($9,8 млрд против $11,7 млрд в 2009 году). Аналитики рекомендуют не принимать на веру утверждение о том, что 2010 год продемонстрировал мировой общественности привлекательность посткризисной экономики Казахстана. Но никто не отрицает, что реализация курса на социально-экономическое развитие страны на этапе посткризисного развития будет довольно сложной и потребует больших вливаний.

«Говорить о полном выходе из кризиса пока что рано, он лишь ослабил хватку. Это признает и премьер-министр Карим Масимов, отмечая, что до реального разрешения кризиса еще очень далеко и впереди ждут непростые времена», – напоминает аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций Махсат Сагимбеков. Одним из главных плюсов инвестиционного климата Казахстана является социально-политическая стабильность, считает он.

Отметим, что терпимость в обществе, к примеру, к ограничению гражданских свобод объясняется сравнительным экономическим благополучием в последние 10 лет.

«У Казахстана хорошие мак-роэкономические показатели, что положительно влияет на все казахстанские рейтинги», – говорит М. Сагимбеков.
Согласно данным Всемирного Банка Doing Business-2011, Казахстан занимает 59-е место (из 183 стран) по общему индексу легкости ведения бизнеса, поднявшись с 74-й позиции, зафиксированной в 2010 году. Улучшение произошло за счет некоторых показателей, таких как «Защита инвесторов» (с 57-го на 44-е), «Налогообложение» (с 53-го на 39-е) и «Регистрация предприятий» (с 85-го на 47-е), но есть и показатели, по которым рейтинг снизился – «Кредитование» (с 69-го на 72-е).

«Данные рейтинги характеризуют бизнес-среду той или иной страны, тем самым дают понять, что инвесторам важна не только политическая стабильность», – поясняет М. Сагимбеков. Иностранный предприниматель будет вкладывать денежные средства в экономику, учитывая прежде всего экономическую, а не политическую целесооб-разность вложений. Высокие издержки производства при строительстве объектов производственного назначения и создании производственной инфраструктуры (дороги, связь, энерго-, газо-, водо- и теплоснабжение) по экологическим, географическим и климатическим условиям делают страны малопривлекательными для инвесторов, побуждая их перемещать свои капиталы в страны с меньшими издержками производства, а следовательно и с меньшими инвестиционными рисками. Поэтому для улучшения инвестиционного климата и диверсификации отраслевой привлекательности казахстанской экономики необходимо улучшение бизнес-среды.

Откопать и продать
Снижение притока капитала в экономику страны было отмечено и в 2009 году по сравнению с 2008-м годом.

Структура же иностранных инвестиций из года в год не меняется. Более половины, а в последние годы до 2/3 от общего объема инвестиций уходит в добывающий сектор, по большей части в нефтяную отрасль. Очевиден вывод, что интерес к казахстанской экономике пропорционален неф-тяным запасам Казахстана. Так, 2008-й год характеризовался рекордно высокой ценой нефти на мировом рынке, что и вызвало бум иностранных капиталовложений.
Снижение объемов инвестиций в первую очередь обу-словлено мировым кризисом, а учитывая то, что основные привлекательные ниши казахстанской экономики для иностранных инвестиций связаны с сырьевым сектором, тенденция снижения вполне логична, считает М. Сагимбеков.

«Был определенный период времени, когда министерство энергетики фактически мало что делало по вопросам недропользования, – говорит исполнительный директор Ассоциации горно-металлургических компаний (АГМК)Николай Радостовец. – Тогда по непонятным для нас причинам контракты месяцами не рассматривались и даже рабочие программы не утверждали своевременно. Компании оказывались в сложной ситуации, по факту они имели отклонения от рабочих программ, которые были еще вне закона, потому что не были приняты».

Сейчас эта функция передана министерству индустрии, оперативно действует рабочая группа и комиссия по недропользованию, пересматриваются, уточняются и утверждаются не только контракты и программы, проводится большая работа по улучшению горно-геологических изысканий, что делает отрасль привлекательной не только для казахстанских бизнесов, но и для иностранных, отмечает эксперт. Тем не менее, приток иностранных инвестиций он не оценивает однозначно положительно.

Целый ряд месторождений, которые были куплены сомнительными зарубежными компаниями, не освоены, контракты на недропользование с ними сейчас должны расторгнуть. «Они просто хотели взять под контроль месторождение, выйти на фондовый рынок, повысить стоимость компании и на этом заработать. Хотя общий поток «случайных» компаний в Казахстан снизился после кризиса, их до сих пор достаточно много», – говорит он. Кроме жестких барьеров для вхождения, по мнению Радостовца, необходимо реально отслеживать произведенные работы, проводить проверки с выездом на место, не доверяя бумагам.

Стоит заметить, что одним из основных актуальных на сегодня вопросов является получение геологоразведочных данных о залежах страны как составной части инфраструктуры. И хотя половина упомянутых иностранных инвестиций привлекается в геологоразведку, большая часть идет в нефтегазовую индустрию. Таким образом, основным источником налогов, а значит и бюджета программ развития, служит горно-металлургический комплекс, стабильность которого обеспечивает горнодобывающая база. А она не может пополняться без надлежащих исследований.

Сейчас вопросы геологоразведки затрагивают инвестпроекты на сумму около $24–25 млрд. Геологические работы позволят систематизировать и выявить первоочередные и менее важные вопросы, которые связаны с текущими и долгосрочными перспективами, что достаточно важно для Казахстана.
В данном ключе недавно озвученные планы по созданию национальной геологоразведочной компании и по увеличению в этом году геологоразведочного бюджета в 3 раза, до 10,5 млрд тенге, а также возможное увеличение в 4 раза, до 40 млрд тенге, необходимо оценивать положительно. Но, по словам Н. Радостовца, на геологоразведку средств всегда мало – это очень трудоемкое и рисковое предприятие. Не все предварительные расчеты по наличию, глубине залегания компонентов, доле ненужных примесей подтверждаются. Часть работ является лишь проверкой, и нигде в мире без них не обходятся. Это вопрос создания инфраструктуры, причем очень важный. Роль государства в этой сфере должна быть гораздо выше, чем она была в предыдущие годы.

Представитель АГМК также назвал несколько причин, которые снижают привлекательность страны для вложений: отдаленность многих месторождений от инфраструктуры не позволяет инвесторам без помощи государства заниматься разработкой и добычей на этих месторождениях. Нестабильность фискальной политики в отрасли подрывает уверенность инвесторов в реализации своих планов.

Это подтверждают и международные исследования: по данным Всемирного экономического форума (World Economic Forum), выявлены основные проблемные факторы в РК для бизнеса (в порядке убывания):
– коррупция,
– недостаток квалифицированного персонала,
– ограниченный доступ к финансированию,
– неэффективный бюрократичный государственный аппарат,
– сложное налоговое регулирование.
По мнению М. Сагимбекова, сегодня государственная поддержка недостаточна в вопросе развития бизнес-среды, остро стоят проблемы как административного характера, так и инфраструктурного развития.

Пять причин стагнации
Обеспечение посткризисного развития невозможно без возобновления высоких темпов экономического роста. Но этот рост не является панацеей, уверен экономист Канат Берентаев. Важно не только производство, но и использование национального дохода, в том числе на расширенное воспроизводство. «Вот здесь у нас самые большие пробле-мы», – отмечает он.

Во-первых, Казахстан практически не использует доходы от сырьевого сектора, которые «заморожены» в Национальном фонде (НФ). Только на отмеченном выше заседании правительства Нурсултан Назарбаев потребовал пересмотреть функции НФ, придать ему инвестиционные функции и определить оптимальный размер стабилизационной части фонда. Хотя такая потребность назрела уже давно.

Такое использование средств фонда могло существенно снизить зависимость экономики от иностранных инвестиций, в частности позволило бы не заимствовать средства на реализацию нужных проектов под большие проценты. По мнению экономиста, это могло предотвратить и слишком большие заимствования банковского сектора, поддержка которых обошлась чрезвычайно дорого для налогоплательщиков.

Во-вторых, продолжает он, привлечение зарубежных инвестиций, в том числе и возврат вывезенной из Казахстана прибыли, зависит от инвестиционного климата. Если климат благоприятный, то они не заставят себя ждать. В противном случае можно будет их привлекать только под значительные проценты.
Радикальным решением проблемы может стать принципиальный пересмотр принципов налогообложения, переход на рентные принципы с целью максимально полного изъятия природной ренты. «Отмечу, что объем природной ренты не зависит от текущей стоимости сырья и является величиной достаточно точно прогнозируемой, что позволит увязать реализацию проектов с возможностями их инвестирования. Кроме того, переход на рентные принципы вместо преимущественного налого-обложения прибыли и доходов от предпринимательской деятельности может существенно упростить систему налогообложения в целом», – говорит К. Берентаев.

В-третьих, на экономическое развитие влияние оказывают и системные проблемы ведения бизнеса в Казахстане. Здесь, с его точки зрения, формально делается много, но значимого эффекта нет. Приоритетной мерой должно стать ужесточение наказаний за коррупционную деятельность. Оно должно включать в себя комплекс мер: в первую очередь, обязательную конфискацию имущества коррупционера, отмену принципа презумпции невиновности в отношении коррупционных преступлений, обязательное декларирование доходов и расходов государственных служащих и членов их семей. Целесообразно перевести тендеры на государственные закупки и закупки национальных компаний на долгосрочную основу, чтобы гарантировать стабильность работы малых и средних предприятий.

«Подготовка квалифицированных кадров – самая запущенная проблема в нашей стране», – говорит К. Берентаев. Экономист отмечает, что к ее решению подходят с шапкозакидательским настроением. Например, не успели создать профтехучилища, но уже гарантируют, что они будут соответствовать мировому уровню. Для решения этой проблемы в первую очередь нужно разработать в составе прогнозной схемы развития страны несколько балансов: баланс трудовых ресурсов в отраслевом и территориальном разрезе, баланс подготовки и переподготовки квалифицированных специалистов, баланс потребности в квалифицированных кадрах и другие.

Неэффективность бюрократического государственного аппарата – давно назревшая проблема, которая требует выработки новых подходов к управлению государством. С одной стороны, это связано с тем, что у нас нет критериев оценки эффективности работы государственных органов. Ясно, что она не может оцениваться ни по прибыльности госорганов и государственных предприятий, как иногда пытаются у нас делать, ни по таким качественным параметрам, как сокращение срока рассмотрения документов и принятия решений, снижение количества проверок.

Эффективность работы государственных органов и государственных служащих должна определяться строгим и неукоснительным исполнением должностных инструкций, установленных норм и нормативов, которые определяют порядок принятия решений и область полномочий исполнителя. Любое отклонение от них должно рассматриваться либо как некомпетентность исполнителя, либо как коррупционное нарушение, уверен
К. Берентаев.

Решение проблемы эффективности государственного управления требует кардинальной административной реформы, четкого разграничения прав и обязанностей между государственными органами, административная реформа должна быть подкреплена разработкой и принятием комплекса методик и нормативных документов, которых сейчас просто нет.

В частности, акимы городов, городских и сельских районов, сельских округов могут рассматриваться как наемные менеджеры, которые отвечают за исполнение утвержденного бюджета. При неисполнении бюджета они могут быть просто уволены как не справившиеся со своими обязанностями.
Разработка подобных документов, направленных на повышение эффективности государственного управления развитием страны, требует не только продолжительного времени, но и политической воли. «К сожалению, эта воля не просматривается. Поэтому подбор управленческих кадров и ведущих специалистов ведется не на основе их компетентности и приверженности к здравой бюрократии, а исходя из принципов личной преданности, что является основой коррупции и других, более мелких правонарушений», – указывает экономист.

– Что может помешать выжить принятой в Казахстане социально-экономической модели?

Аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций Махсат Сагимбеков

Курс социально-экономического развития в посткризисный период для Казахстана – это принципиально новый курс, требующий перехода на новые рельсы, что займет немало времени. Кроме того, говорить о полном выходе из кризиса, на мой взгляд, пока что рано, он лишь ослабил хватку. Это признает и премьер-министр Карим Масимов, отмечая, что до реального разрешения кризиса еще очень далеко и впереди нас ждут непростые времена.

Надо понимать, что сегодня Казахстан привлекателен для иностранных инвесторов лишь как поставщик сырья, а это ставит нас в большую зависимость от ситуации на мировом рынке энергоресурсов, тем самым влияя на инвестиционную привлекательность нашей страны. Одним из главных плюсов инвестиционного климата Казахстана является социально-политическая стабильность. У Казахстана хорошие макроэкономические показатели, что положительно влияет на все казахстанские рейтинги.

Экономист Канат Берентаев

Реализация курса на социально-экономическое развитие страны на этапе посткризисного развития, безусловно, будет и сложной, и затратной.

Сложность состоит в том, что, несмотря на принятые многочисленные программы, включая программу форсированного инновационно-индустриального развития (ФИИР), у нас до сих пор нет общей стратегии развития страны на долгосрочную перспективу. На расширенном заседании правительства президент страны Н. Назарбаев отметил необходимость принятия прогнозной Схемы развития и размещения производительных сил Казахстана на долгосрочную перспективу. Пока мы развиваемся в рамках отдельных программ, которые мало связаны между собой, представляют собой набор проектов и мероприятий, которые не могут рассматриваться как целостная стратегия развития казахстанской экономики.

Затратность обусловлена тем, что производственный аппарат всех отраслей устарел не только морально, но и физически. Требуется почти полное обновление фондов почти во всех отраслях экономики, причем на новой технологической основе. На развитие сельского хозяйства, дорожного строительства, жилищно-коммунального хозяйства и других потребуются огромные инвестиции.

Поэтому обеспечение посткризисного развития невозможно без возобновления высоких темпов экономического роста. Но этот рост не является панацеей. Важно не только производство, но и использование произведенного национального дохода, в том числе на расширенное воспроизводство. Вот здесь у нас самые большие проблемы.

2916 просмотров

Как стать звездой в Казахстане и сколько на этом можно заработать

Именитые казахстанские звезды запрашивают за получасовую программу миллионы тенге

Фотоколлаж: Вадим Квятковский

Зарабатывать миллионы за выступление удается не всем звездам шоу-бизнеса. Получить признание слушателя не так-то просто и достаточно затратно. Только единицы могут самостоятельно оплатить все расходы, связанные с первым выходом на сцену и дальнейшим продвижением на эстраде.

В разных странах, в том числе и в Казахстане, для юношей и девушек, у которых нет денег, но есть талант, стартом становятся конкурсы песен. В Соединенных Штатах – это American Idol, в Великобритании – Pop Idol, в Российской Федерации – «Фабрика звезд», в Казахстане, по аналогии с Pop Idol – SuperStar.kz и X-фактор, The Voice of Kazakhstan.

Именно на таких конкурсах продюсеры и потенциальные инвесторы обычно замечают будущих звезд эстрады. На казахстанской эстраде также можно увидеть артистов, которые когда-то приглянулись продюсерам.

Продюсер Эрик Тастембеков заметил на проекте SuperStar.kz несколько молодых исполнителей, которые и сейчас работают на рынке. Речь идет об Айкыне Толепбергене и Макпал Исабековой.

Известный продюсер Алуа Конарова взяла под свое крыло группу RinGo. Ни один из участников этого казахстанского бойз-бенда не стал победителем конкурса SuperStar.kz или X-фактор, но, несмотря на это, они заняли свое место на эстраде.

После очередного сезона победителя конкурса Нуржана Керменбаева, больше известного под псевдонимом Капкарашка, финалистов проекта Рената Малцагова, Евгения Гартунга и Ерлана Алимова пригласили для работы в группе «Перцы». А Динара Коскельдиева, Жанар Хамитова, Анастасия Усова и Алтынай Сапаргалиева были объединены в группу China Town. Оба проекта просуществовали недолго, но многие из участников все еще связаны со сценой.

Кто такой продюсер и что он должен уметь делать?

Продюсер – это человек, который очень часто по совместительству является организатором, менеджером, маркетологом и инвестором проекта. Именно от него во многом зависит успех исполнителя.

По данным представителей hh.kz, в вакансиях на должность продюсера на их сайте прописано, что в основные обязанности продюсера входит подбор кадров – сольных исполнителей, хорео­графов, музыкантов, авторов слов и композиторов.

Следующей обязанностью является финансовое обеспечение (формируемое за счет спонсоров, продажи дисков и гастрольных туров) артиста и его команды, в том числе разработка детализированного бюджета и его контроль.

Продюсер ответственен за организацию съемок клипа, запись дисков, старт PR-компании, планирование выступлений и гастролей. Будущие костюмы и грим во время выступления тоже контролируются продюсерами.

Помимо перечисленных обязанностей, продюсер должен уметь организовать для своего подопечного концерт, гастроли, частные и корпоративные коммерческие мероприятия, участие в сборных концертах и госзаказах.

Также он должен участвовать в публичных мероприятиях, связанных с проектом, уметь привлечь информационных парт­неров и спонсоров и активно взаимодействовать с пресс-службами партнеров.

Основные требования к продюсеру на сайте hh.kz: опыт работы в шоу-бизнесе от трех лет, знание иностранных языков, креативный подход, коммуникабельность, личная ответственность, аналитические способности, знания в области маркетинга, PR, рекламы.

Сколько продюсерам приходится потратить

Для того, чтобы узнать о затратах продюсеров, «Курсив» обратился к нескольким продюсерам и продюсерским центрам с официальным запросом. Многие из них, ссылаясь на коммерческую тайну или чрезвычайную занятость, отказались отвечать на наши вопросы.

Но в одном из продюсерских центров города Алматы – KS Production, через который прошло немало ныне работающих артистов (рок-певица Асем, этно-фольклорный ансамбль «Туран», этно-джазовый дуэт ST Brothers, трио «Парнас»,
этно-трио «Тенгри», Меруерт Мус­рали), все же поделились своими средними расходами.

Первое и важное дело продюсера – это выбор подопечного и команды, с которой он будет работать. У хороших продюсеров – чутье на будущих звезд. Продюсеры нередко упоминают в СМИ, что исполнителю не обязательно иметь высшее или среднее музыкальное образование, чтобы стать популярным. Есть множество талантливых ребят без спецобразования.

После того, как продюсер выбрал подопечного, начинается работа над репертуаром – поиск и рассмотрение авторов текстов и музыки.

Как отметили представители KS Production, текст песни в среднем обходится продюсерскому центру в сумму от $200 до $500. Композитору за одну песню центр оплачивает от $500 до $1500.

После того, как исполнитель найден, а слова и музыка песни подготовлены, необходимо обратиться к услугам аранжировщика. Аранжировка – это изменение темпов, ритма и размеров музыкального произведения. Аранжировщик выбирает музыкальные инструменты и придумывает партии для них, находит сочетания тембров и правильную насыщенность звучания всей композиции. То есть работа аранжировщика заключается в переработке музыкального произведения.

Процесс записи песни – это еще не конец. После нужно еще провести сведение. Сведение – это этап создания фонограммы, заключающийся в отборе и редактировании исходных записанных треков, объединении их в единый проект и обработке эффектами.

Средние затраты продюсерского центра KS Production на запись, сведение и аранжировку составляют от $1 тыс. до $2 тыс.

Если продюсер решает, что необходимо снять видеоклип, то на него в среднем нужно будет потратить еще как минимум $5–10 тыс., верхняя ценовая планка зависит от идеи, концепции и даже режиссера клипа.

По данным украинской компании Сinema Friends Production, стоимость видеоклипа зависит от сложности идеи, количества локаций для съемки клипа, цены аренды съемочных павильонов, работы массовки и актеров, количества времени, затраченного командой на съемки и расходов на постпродакшн.

Специалисты продакш-компании отмечают, что за более чем 60 лет с момента бума в музыкальной индустрии подход к созданию клипов изменился. Режиссеры и исполнители не стесняются пафосных решений, массовок, ярких пейзажей и спецэффектов. Сейчас песня приобретает большее признание именно благодаря эффектному видеоклипу.

Помимо основных затрат на сам клип, есть еще дополнительные затраты, которые являются неотъемлемой частью съемочного процесса. Во-первых, это затраты на грим (макияж, укладка и т. д.). Стоимость таких услуг за один съемочный день составляет от $300 до $500. Во-вторых, это затраты на костюмы. Средние затраты KS Production по этой статье – от $500 до $3 тыс. Как рассказали в продюсерском центре, цена костюмов зависит, во-первых, от того, кто является дизайнером, и, во-вторых, от того, сколько образов будет в клипе.

Съемкой клипа для будущей звезды затраты продюсера не заканчиваются. Чтобы видеоклип увидели зрители, снова нужно заплатить, но уже телеканалам. Ротация на каналах по их прайс-листу, по данным того же продюсерского центра, обойдется в  $1–5 тыс. Цена зависит от количества дней и времени суток, когда клип будет в ротации.

После того, как артист уже записал несколько песен (обычно это 10–12 песен), продюсер начинает задумываться о записи альбома. На запись альбома в KS Production тратят в среднем $10–15 тыс.

Для всех рекламных постов и объявлений нужны будут профессионально отснятые фотографии. А стоит это недешево – от $1 тыс.

Исходя из озвученных данных, получается, что общие затраты продюсерского центра на одну песню с клипом составляют от $9500 до $23 500 (не включая запись альбома).

Еще один эксперт из шоу-бизнеса, сам уже состоявшийся артист, пожелавший остаться неизвестным, озвучил «Курсиву» свои минимальные затраты на одну песню. По данным собеседника издания, за слова к песне можно заплатить 50 тыс. тенге ($128 по курсу Национального банка), а за музыку к ней – 100 тыс. тенге ($257). Аранжировку, запись и сведение можно сделать за 320 тыс. тенге ($822).

«Съемка клипа, как минимум, будет стоить 2 млн тенге (от $5135)», – отметил представитель эстрады.

Как делят между собой доходы продюсер и артист

Практически все затраты в начале пути будущей звезды несет продюсер. И у него нет никаких гарантий, что его подопечный не провалится, а займет свое место в этом высококонкурентном бизнесе. Но в случае положительного результата и признания артиста продюсер останется в выигрыше.

Доходы, полученные начинающими артистами, как правило, делятся в таком соотношении: 80% продюсеру и 20% самому исполнителю. Если артист состоявшийся, то обычно это 50 на 50% или 60 на 40%, но есть и вариант «как договорятся».

звезда копия.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций