Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2307 просмотров

Новой дорогой идете, товарищи

Реализация нового курса социально-экономического развития в посткризисный период для Казахстана потребует перестройки и перехода всей страны на новые рельсы. Выживание этой модели напрямую зависит не столько от высоких темпов экономического роста, сколько от эффективности государственного управления. «Реализация курса будет сложной и потребует больших инвестиций», – признают эксперты.

Реализация нового курса социально-экономического развития в посткризисный период для Казахстана потребует перестройки и перехода всей страны на новые рельсы. Выживание этой модели напрямую зависит не столько от высоких темпов экономического роста, сколько от эффективности государственного управления. «Реализация курса будет сложной и потребует больших инвестиций», – признают эксперты.

Вряд ли иностранные деньги в больших масштабах будут возвращаться в Казахстан в виде массовых дешевых кредитов. Цены на нефть в среднем прогнозируются в $100 за баррель, а приток иностранных инвестиций в основной капитал упал значительно, по крайней мере, в прошлом году ($9,8 млрд против $11,7 млрд в 2009 году). Аналитики рекомендуют не принимать на веру утверждение о том, что 2010 год продемонстрировал мировой общественности привлекательность посткризисной экономики Казахстана. Но никто не отрицает, что реализация курса на социально-экономическое развитие страны на этапе посткризисного развития будет довольно сложной и потребует больших вливаний.

«Говорить о полном выходе из кризиса пока что рано, он лишь ослабил хватку. Это признает и премьер-министр Карим Масимов, отмечая, что до реального разрешения кризиса еще очень далеко и впереди ждут непростые времена», – напоминает аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций Махсат Сагимбеков. Одним из главных плюсов инвестиционного климата Казахстана является социально-политическая стабильность, считает он.

Отметим, что терпимость в обществе, к примеру, к ограничению гражданских свобод объясняется сравнительным экономическим благополучием в последние 10 лет.

«У Казахстана хорошие мак-роэкономические показатели, что положительно влияет на все казахстанские рейтинги», – говорит М. Сагимбеков.
Согласно данным Всемирного Банка Doing Business-2011, Казахстан занимает 59-е место (из 183 стран) по общему индексу легкости ведения бизнеса, поднявшись с 74-й позиции, зафиксированной в 2010 году. Улучшение произошло за счет некоторых показателей, таких как «Защита инвесторов» (с 57-го на 44-е), «Налогообложение» (с 53-го на 39-е) и «Регистрация предприятий» (с 85-го на 47-е), но есть и показатели, по которым рейтинг снизился – «Кредитование» (с 69-го на 72-е).

«Данные рейтинги характеризуют бизнес-среду той или иной страны, тем самым дают понять, что инвесторам важна не только политическая стабильность», – поясняет М. Сагимбеков. Иностранный предприниматель будет вкладывать денежные средства в экономику, учитывая прежде всего экономическую, а не политическую целесооб-разность вложений. Высокие издержки производства при строительстве объектов производственного назначения и создании производственной инфраструктуры (дороги, связь, энерго-, газо-, водо- и теплоснабжение) по экологическим, географическим и климатическим условиям делают страны малопривлекательными для инвесторов, побуждая их перемещать свои капиталы в страны с меньшими издержками производства, а следовательно и с меньшими инвестиционными рисками. Поэтому для улучшения инвестиционного климата и диверсификации отраслевой привлекательности казахстанской экономики необходимо улучшение бизнес-среды.

Откопать и продать
Снижение притока капитала в экономику страны было отмечено и в 2009 году по сравнению с 2008-м годом.

Структура же иностранных инвестиций из года в год не меняется. Более половины, а в последние годы до 2/3 от общего объема инвестиций уходит в добывающий сектор, по большей части в нефтяную отрасль. Очевиден вывод, что интерес к казахстанской экономике пропорционален неф-тяным запасам Казахстана. Так, 2008-й год характеризовался рекордно высокой ценой нефти на мировом рынке, что и вызвало бум иностранных капиталовложений.
Снижение объемов инвестиций в первую очередь обу-словлено мировым кризисом, а учитывая то, что основные привлекательные ниши казахстанской экономики для иностранных инвестиций связаны с сырьевым сектором, тенденция снижения вполне логична, считает М. Сагимбеков.

«Был определенный период времени, когда министерство энергетики фактически мало что делало по вопросам недропользования, – говорит исполнительный директор Ассоциации горно-металлургических компаний (АГМК)Николай Радостовец. – Тогда по непонятным для нас причинам контракты месяцами не рассматривались и даже рабочие программы не утверждали своевременно. Компании оказывались в сложной ситуации, по факту они имели отклонения от рабочих программ, которые были еще вне закона, потому что не были приняты».

Сейчас эта функция передана министерству индустрии, оперативно действует рабочая группа и комиссия по недропользованию, пересматриваются, уточняются и утверждаются не только контракты и программы, проводится большая работа по улучшению горно-геологических изысканий, что делает отрасль привлекательной не только для казахстанских бизнесов, но и для иностранных, отмечает эксперт. Тем не менее, приток иностранных инвестиций он не оценивает однозначно положительно.

Целый ряд месторождений, которые были куплены сомнительными зарубежными компаниями, не освоены, контракты на недропользование с ними сейчас должны расторгнуть. «Они просто хотели взять под контроль месторождение, выйти на фондовый рынок, повысить стоимость компании и на этом заработать. Хотя общий поток «случайных» компаний в Казахстан снизился после кризиса, их до сих пор достаточно много», – говорит он. Кроме жестких барьеров для вхождения, по мнению Радостовца, необходимо реально отслеживать произведенные работы, проводить проверки с выездом на место, не доверяя бумагам.

Стоит заметить, что одним из основных актуальных на сегодня вопросов является получение геологоразведочных данных о залежах страны как составной части инфраструктуры. И хотя половина упомянутых иностранных инвестиций привлекается в геологоразведку, большая часть идет в нефтегазовую индустрию. Таким образом, основным источником налогов, а значит и бюджета программ развития, служит горно-металлургический комплекс, стабильность которого обеспечивает горнодобывающая база. А она не может пополняться без надлежащих исследований.

Сейчас вопросы геологоразведки затрагивают инвестпроекты на сумму около $24–25 млрд. Геологические работы позволят систематизировать и выявить первоочередные и менее важные вопросы, которые связаны с текущими и долгосрочными перспективами, что достаточно важно для Казахстана.
В данном ключе недавно озвученные планы по созданию национальной геологоразведочной компании и по увеличению в этом году геологоразведочного бюджета в 3 раза, до 10,5 млрд тенге, а также возможное увеличение в 4 раза, до 40 млрд тенге, необходимо оценивать положительно. Но, по словам Н. Радостовца, на геологоразведку средств всегда мало – это очень трудоемкое и рисковое предприятие. Не все предварительные расчеты по наличию, глубине залегания компонентов, доле ненужных примесей подтверждаются. Часть работ является лишь проверкой, и нигде в мире без них не обходятся. Это вопрос создания инфраструктуры, причем очень важный. Роль государства в этой сфере должна быть гораздо выше, чем она была в предыдущие годы.

Представитель АГМК также назвал несколько причин, которые снижают привлекательность страны для вложений: отдаленность многих месторождений от инфраструктуры не позволяет инвесторам без помощи государства заниматься разработкой и добычей на этих месторождениях. Нестабильность фискальной политики в отрасли подрывает уверенность инвесторов в реализации своих планов.

Это подтверждают и международные исследования: по данным Всемирного экономического форума (World Economic Forum), выявлены основные проблемные факторы в РК для бизнеса (в порядке убывания):
– коррупция,
– недостаток квалифицированного персонала,
– ограниченный доступ к финансированию,
– неэффективный бюрократичный государственный аппарат,
– сложное налоговое регулирование.
По мнению М. Сагимбекова, сегодня государственная поддержка недостаточна в вопросе развития бизнес-среды, остро стоят проблемы как административного характера, так и инфраструктурного развития.

Пять причин стагнации
Обеспечение посткризисного развития невозможно без возобновления высоких темпов экономического роста. Но этот рост не является панацеей, уверен экономист Канат Берентаев. Важно не только производство, но и использование национального дохода, в том числе на расширенное воспроизводство. «Вот здесь у нас самые большие пробле-мы», – отмечает он.

Во-первых, Казахстан практически не использует доходы от сырьевого сектора, которые «заморожены» в Национальном фонде (НФ). Только на отмеченном выше заседании правительства Нурсултан Назарбаев потребовал пересмотреть функции НФ, придать ему инвестиционные функции и определить оптимальный размер стабилизационной части фонда. Хотя такая потребность назрела уже давно.

Такое использование средств фонда могло существенно снизить зависимость экономики от иностранных инвестиций, в частности позволило бы не заимствовать средства на реализацию нужных проектов под большие проценты. По мнению экономиста, это могло предотвратить и слишком большие заимствования банковского сектора, поддержка которых обошлась чрезвычайно дорого для налогоплательщиков.

Во-вторых, продолжает он, привлечение зарубежных инвестиций, в том числе и возврат вывезенной из Казахстана прибыли, зависит от инвестиционного климата. Если климат благоприятный, то они не заставят себя ждать. В противном случае можно будет их привлекать только под значительные проценты.
Радикальным решением проблемы может стать принципиальный пересмотр принципов налогообложения, переход на рентные принципы с целью максимально полного изъятия природной ренты. «Отмечу, что объем природной ренты не зависит от текущей стоимости сырья и является величиной достаточно точно прогнозируемой, что позволит увязать реализацию проектов с возможностями их инвестирования. Кроме того, переход на рентные принципы вместо преимущественного налого-обложения прибыли и доходов от предпринимательской деятельности может существенно упростить систему налогообложения в целом», – говорит К. Берентаев.

В-третьих, на экономическое развитие влияние оказывают и системные проблемы ведения бизнеса в Казахстане. Здесь, с его точки зрения, формально делается много, но значимого эффекта нет. Приоритетной мерой должно стать ужесточение наказаний за коррупционную деятельность. Оно должно включать в себя комплекс мер: в первую очередь, обязательную конфискацию имущества коррупционера, отмену принципа презумпции невиновности в отношении коррупционных преступлений, обязательное декларирование доходов и расходов государственных служащих и членов их семей. Целесообразно перевести тендеры на государственные закупки и закупки национальных компаний на долгосрочную основу, чтобы гарантировать стабильность работы малых и средних предприятий.

«Подготовка квалифицированных кадров – самая запущенная проблема в нашей стране», – говорит К. Берентаев. Экономист отмечает, что к ее решению подходят с шапкозакидательским настроением. Например, не успели создать профтехучилища, но уже гарантируют, что они будут соответствовать мировому уровню. Для решения этой проблемы в первую очередь нужно разработать в составе прогнозной схемы развития страны несколько балансов: баланс трудовых ресурсов в отраслевом и территориальном разрезе, баланс подготовки и переподготовки квалифицированных специалистов, баланс потребности в квалифицированных кадрах и другие.

Неэффективность бюрократического государственного аппарата – давно назревшая проблема, которая требует выработки новых подходов к управлению государством. С одной стороны, это связано с тем, что у нас нет критериев оценки эффективности работы государственных органов. Ясно, что она не может оцениваться ни по прибыльности госорганов и государственных предприятий, как иногда пытаются у нас делать, ни по таким качественным параметрам, как сокращение срока рассмотрения документов и принятия решений, снижение количества проверок.

Эффективность работы государственных органов и государственных служащих должна определяться строгим и неукоснительным исполнением должностных инструкций, установленных норм и нормативов, которые определяют порядок принятия решений и область полномочий исполнителя. Любое отклонение от них должно рассматриваться либо как некомпетентность исполнителя, либо как коррупционное нарушение, уверен
К. Берентаев.

Решение проблемы эффективности государственного управления требует кардинальной административной реформы, четкого разграничения прав и обязанностей между государственными органами, административная реформа должна быть подкреплена разработкой и принятием комплекса методик и нормативных документов, которых сейчас просто нет.

В частности, акимы городов, городских и сельских районов, сельских округов могут рассматриваться как наемные менеджеры, которые отвечают за исполнение утвержденного бюджета. При неисполнении бюджета они могут быть просто уволены как не справившиеся со своими обязанностями.
Разработка подобных документов, направленных на повышение эффективности государственного управления развитием страны, требует не только продолжительного времени, но и политической воли. «К сожалению, эта воля не просматривается. Поэтому подбор управленческих кадров и ведущих специалистов ведется не на основе их компетентности и приверженности к здравой бюрократии, а исходя из принципов личной преданности, что является основой коррупции и других, более мелких правонарушений», – указывает экономист.

– Что может помешать выжить принятой в Казахстане социально-экономической модели?

Аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций Махсат Сагимбеков

Курс социально-экономического развития в посткризисный период для Казахстана – это принципиально новый курс, требующий перехода на новые рельсы, что займет немало времени. Кроме того, говорить о полном выходе из кризиса, на мой взгляд, пока что рано, он лишь ослабил хватку. Это признает и премьер-министр Карим Масимов, отмечая, что до реального разрешения кризиса еще очень далеко и впереди нас ждут непростые времена.

Надо понимать, что сегодня Казахстан привлекателен для иностранных инвесторов лишь как поставщик сырья, а это ставит нас в большую зависимость от ситуации на мировом рынке энергоресурсов, тем самым влияя на инвестиционную привлекательность нашей страны. Одним из главных плюсов инвестиционного климата Казахстана является социально-политическая стабильность. У Казахстана хорошие макроэкономические показатели, что положительно влияет на все казахстанские рейтинги.

Экономист Канат Берентаев

Реализация курса на социально-экономическое развитие страны на этапе посткризисного развития, безусловно, будет и сложной, и затратной.

Сложность состоит в том, что, несмотря на принятые многочисленные программы, включая программу форсированного инновационно-индустриального развития (ФИИР), у нас до сих пор нет общей стратегии развития страны на долгосрочную перспективу. На расширенном заседании правительства президент страны Н. Назарбаев отметил необходимость принятия прогнозной Схемы развития и размещения производительных сил Казахстана на долгосрочную перспективу. Пока мы развиваемся в рамках отдельных программ, которые мало связаны между собой, представляют собой набор проектов и мероприятий, которые не могут рассматриваться как целостная стратегия развития казахстанской экономики.

Затратность обусловлена тем, что производственный аппарат всех отраслей устарел не только морально, но и физически. Требуется почти полное обновление фондов почти во всех отраслях экономики, причем на новой технологической основе. На развитие сельского хозяйства, дорожного строительства, жилищно-коммунального хозяйства и других потребуются огромные инвестиции.

Поэтому обеспечение посткризисного развития невозможно без возобновления высоких темпов экономического роста. Но этот рост не является панацеей. Важно не только производство, но и использование произведенного национального дохода, в том числе на расширенное воспроизводство. Вот здесь у нас самые большие проблемы.

1 просмотр

В Казахстане резко вырос объем проблемных кредитов

Курсив составил рэнкинг банковского сектора страны за первое полугодие 2019 года

Фото: shutterstock/автор YummyBuum

Банки продолжают признавать проблемные кредиты и создавать резервы под них. С начала года доля кредитов с просрочкой более 90 дней в совокупном ссудном портфеле БВУ увеличилась на 2%.

Суммарные активы банков, по данным Национального банка, достигли 25,35 трлн тенге, что незначительно больше показателей на 1 января 2019 года – 25,24 трлн тенге.

По словам вице-президента, главного аналитика Moody’s Investors Service Ltd. Владлена Кузнецова, на динамику совокупных активов негативно повлияла ситуация с Цеснабанком (с 29 апреля этого года переименован в First Heartland Jýsan Bank). В результате передачи проблемных кредитов банка в Фонд проблемных кредитов (ФПК) и досоздания резервов под оставшиеся его активы и кредитный портфель существенно снизились.

«Если убрать эффект от Цеснабанка, система продемонстрировала рост активов в первом полугодии на 3%», – поделился мнением с Курсивом эксперт Moody’s.

Самым крупным банком по объему активов остался Народный банк. Его активы выросли на 0,7% – с 8,67 трлн тенге до 8,73 трлн тенге за полгода.

Второе место в копилке у ForteBank – 1,99 трлн тенге. Активы фининститута увеличились на 11,8% с 1,78 трлн тенге.

Директор (CDO) ForteBank Антон Хмелев отметил, что с точки зрения активов рост кредитной базы банка не столь впечатляющий – по причине достаточно консервативной кредитной политики организации.

«Всю свободную ликвидность банк размещает в высоколиквидные и низкорискованные ценные бумаги, создавая подушку безопасности при возможных крупных изъятиях депозитов», – продолжил он.

Тройку лидеров по объему активов замыкает Сбербанк – 1,98 трлн тенге. Рост за полугодие составил 4,9%, или на 91,9 млрд тенге.

Заметно нарастить объем активов смогли еще два банка: Kaspi Bank на 203,3 млрд тенге и Жилстройсбербанк на 150,6 млрд тенге.

Представители Kaspi Bank подчеркнули: важно понимать, за счет каких статей на стороне обязательств и капитала выросли активы. В случае с Kaspi Bank рост активов объясняется увеличением вкладов клиентов (срочные и текущие счета физических и юридических лиц) на 14%.

«Что касается роста отдельных статей активов в банке, то прирост в основном обеспечили займы клиентов (на 9%) и ликвидные средства (на 21%)», – пояснили в пресс-службе.

Как изменился ссудник?

За полгода общий ссудный портфель банков полегчал на 0,8% – с 13,76 трлн тенге до 13,65 трлн тенге.

«Основные крупнейшие банки продемонстрировали или рост портфеля, или его стабильную динамику. Если убрать эффект от Цеснабанка, система продемонстрировала рост портфеля на 4%. Такой рост считается невысоким в свете ожидаемой инфляции (около 6% в 2019 году)», – отметил Владлен Кузнецов.

Лидером по росту объемов ссудного портфеля стал Жилстройсбербанк. Его ссудник подрос на 150,74 млрд тенге – до 821,2 млрд тенге. На втором мес­те Сбербанк, который нарастил портфель за первое полугодие на 116 млрд тенге, до 1,38 трлн тенге. Kaspi Bank увеличил портфель на 102,7 млрд тенге, до 1,25 трлн тенге.

В процентах к началу года наибольшего роста ссудного портфеля смогли достичь First Heartland Bank – 155,2%, Жилстройсбербанк – 22,5% и Bank RBK – 22,3%.

В First Heartland Bank рост ссудного портфеля объясняется большой долей в нем операций РЕПО. Доля сделок в общем портфеле составила на анализируемую дату около 90%.

В Bank RBK увеличение ссудника прокомментировали положительной динамикой по выдачам розничных кредитов.

«Месяц к месяцу выдачи в рознице стабильно растут: если в прошлые годы банк выдавал 1,5 млрд тенге в месяц, то сейчас ежемесячный объем выдачи составляет порядка 7 млрд тенге», – рассказали представители Bank RBK.

Одним из важнейших показателей работы банка является показатель NPL 90+ (кредиты с просрочкой платежей более 90 дней). Суммарный объем таких кредитов в первом полугодии возрос на 26% – с 1,02 трлн, до 1,28 трлн тенге.

Самая большая доля токсичных кредитов наблюдалась в First Heartland Jýsan Bank. Они составили 39,81% в общем ссудном портфеле банка, или 319,1 млрд тенге.

В банке возросший уровень NPL 90+ объясняли снижением общего объема портфеля в результате продажи части портфеля ФПК и продолжающейся работой по очистке портфеля.

Объем таких кредитов в Национальном банке Пакистана в Казахстане – 1,16 млрд тенге, или 29,31% от ссудного портфеля. Третий банк-антилидер – AsiaCredit bank с долей плохих кредитов в 21,67%.

По мнению эксперта Moody’s, в силу высокой прибыли (которая помогает формировать резервы на возможные потери) банки стали более справедливо признавать проблемные кредиты, а не скрывать их реструктуризацией.

Что с депозитами?

Совокупные обязательства банков за полгода составили 22,22 трлн тенге. Депозиты физических лиц в составе обязательств – 8,69 трлн тенге, что меньше показателей начала года на 0,9%. Вклады корпоративных клиентов сократились на 3,8%, с 8,27 трлн тенге до 7,96 трлн тенге.

«На вклады физлиц негативно влияет недостаточная стабильность банковского сектора и волатильность тенге. Кроме того, у банков скопилась избыточная ликвидность в связи с невысоким спросом на кредиты со стороны корпоративных заемщиков, и они не очень заинтересованы в активном привлечении фондирования», – считают в Moody’s Investors Service Ltd.

Лидерами по привлечению вкладов населения стали Kaspi Bank, Жилстройсбербанк, Fortebank.

Депозитный портфель вкладов населения в Kaspi Bank вырос на 177,37 млрд тенге, до 1 313,09 млрд тенге. В Жилстройсбербанке рост составил 70,08 млрд тенге, до 700,7 млрд тенге. Fortebank дополнительно привлек еще 43,67 млрд тенге и нарастил портфель до 563,67 млрд тенге.

Отток вкладов физлиц наблюдался в Народном банке на 156,37 млрд тенге – до 3 163,61 млрд тенге, в АТФБанке на 68,84 млрд тенге – до 292,68 млрд тенге, в Сбербанке на 68,64 млрд тенге, до 695,73 млрд тенге.

«Снижение объема вкладов населения в АТФБанке произошло за счет сегмента клиентов приват-банкинга, депозиты в иностранной валюте которых были размещены на условиях 3%-ной ставки вознаграждения», – рассказали в организации.

В конце 2017 года Казахстанским фондом гарантирования депозитов была установлена максимальная ставка вознаграждения по депозитам физлиц в инвалюте в размере 1%, которая действовала до 1 июня 2019 года.

«Поэтому, когда срок размещения депозитов VIP-клиентов АТФБанка с высокой ставкой истекал, многие из них предпочли направить средства на развитие бизнеса, а также размещать их в инструменты в странах, позволяющих получить более высокую доходность», – подчеркнули в пресс-службе банка.

Эксперты банка считают, что данная тенденция наблюдалась не только в АТФ, но и по всему рынку. В двух других банках не смогли оперативно предоставить ответы на запрос Курсива.

Еще одна причина снижения объема депозитов населения – сезон отпусков.

В числе тех банков, кто смог привлечь вклады юрлиц, – Сбербанк. Такие депозиты в банке выросли за полгода на 82,44 млрд тенге, до 741,46 млрд тенге. Увеличились депозиты и у Fortebank – на 56,99 млрд тенге, до 596,14 млрд тенге. Жилстройсбербанк нарастил объем вкладов на 33,7 млрд тенге, до 60,19 млрд тенге.

Снижение вкладов корпораций наблюдалось в First Heartland Jýsan Bank минус 193,57 млрд тенге, до 126,64 млрд тенге, в Народном банке – минус 117,88 млрд тенге, до 3 080,87 млрд тенге и в Банке ЦентрКредит – минус 56,27 млрд тенге, до 400,59 млрд тенге.

В First Heartland Jýsan Bank отток вкладов прокомментировали конвертацией депозитов корпораций в облигации АО «Цеснабанк» в рамках его оздоровления, а также изъятием компаниями квазигосударственного сектора на оплату внешних контрактных обязательств.

В Банке ЦентрКредит отметили, что изменение депозитного портфеля наблюдается по всему сектору. Сейчас многие клиенты предпочитают безрисковые финансовые инструменты, такие как ноты Нацбанка РК, а также государственные и квазигосударственные облигации.

Отток в самом БЦК, как рассказали его представители, наблюдался по валютным депозитам, при этом по тенговым депозитам происходил рост. Валютные депозиты в банке замещаются привлечением фондирования за счет облигаций. По состоянию на 1 июля 2019 года объем выпущенных банком ценных бумаг увеличился за год на 51,2 млрд тенге (137,9 млрд тенге на 1 июля 2018 года), а также за счет прочего фондирования. В частности, по линии ЕБРР было привлечено с декабря 2018 года 12,7 млрд тенге, а по продуктам АО «Ипотечная органиазация «Баспана» с 1 января 2019 года по 17 июля 2019 было привлечено 34,5 млрд тенге.

Конечный результат

За полгода 2019 года банки смогли заработать 211,6 млрд тенге. По словам Владлена Кузнецова, при исключении из расчета убытков Цеснабанка общая прибыль сектора в этот период выросла более чем на 20% по сравнению с тем же периодом 2018 года.

По его мнению, на показатели прибыли положительное влияние оказывают оптимизация расходов, рост процентного и комиссионного доходов и стабилизация отчислений в резервы на возможные потери.

Самым прибыльным банком стал Народный банк. За полгода фининститут заработал 159,33 млрд тенге. На втором месте Kaspi Bank – 70,67 млрд тенге. В тройку лидеров по прибыли вошел Сбербанк – 36,56 млрд тенге.

В минусе оказались First Heartland Jýsan Bank, AsiaCredit Bank и Национальный банк Пакистана в Казахстане.

Напомним также, что в Казахстане собираются объединяться три банка – Tengri bank, Capital bank и AsiaCredit bank. В Moody’s считают, что эти банки не являются системно значимыми и слияние кардинально не повлияет на ситуацию в банковском секторе. Активы трех банков составляли около 1% от общего объема активов сектора по состоянию 1 июля 2019 года, заключил эксперт агентства.

банки копия (1).jpg

Ограничение ответственности.

Kursiv Research обращает внимание на то, что приведенный выше материал носит исключительно информационный характер и не является предложением или рекомендацией совершать какие-либо сделки с ценными бумагами и иными активами указанных организаций.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций