Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2253 просмотра

Если цель не сдается, ее меняют

Казахстан пятый год подряд теряет в рейтинге конкурентоспособности Всемирного (Давосского) экономического форума (WEF). При этом, динамика субиндексов рейтинга демонстрирует, что основные проблемы страны лежат не столько в экономической, сколько в институциональной и гуманитарной плоскостях.

Если цель не сдается, ее меняют

Если цель не сдается, ее меняют
Казахстан пятый год подряд теряет в рейтинге конкурентоспособности Всемирного (Давосского) экономического форума (WEF). При этом, динамика субиндексов рейтинга демонстрирует, что основные проблемы страны лежат не столько в экономической, сколько в институциональной и гуманитарной плоскостях.

Некоторая пикантность ситуации заключается в том, что снижение позиций Казахстана в этом наиболее авторитетном для инвесторов рейтинге началось ровно после того, как в 2006 году президент страны в своем ежегодном Послании народу Казахстана обозначил стратегической целью вхождение страны в первую полусотню наиболее конкурентоспособных государств мира. В Послании, правда, не говорилось, что речь идет именно о рейтинге WEF. Однако, исходя из того, что это был первый рейтинг казахстанской конкурентоспособности, а в то время – и единственный (в «Доклад о мировой конкурентоспособности» Международного института развития менеджмента ( IMD) и в рейтинг Всемирного Банка «Doing Business» Казахстан стал включаться с 2008 года – «Къ»), можно с большой долей вероятности предполагать, что имелась в виду именно оценка экспертов Давосского форума. Кроме того, именно по методике расчета одного из двух индексов рейтинга WEF – Индексу глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index, GCI, второй – Индекс конкурентоспособности бизнеса (Business Competitiveness Index, BCI), к числу конкурентных преимуществ национальной экономики относятся те из 110 индикаторов, где она занимает места не ниже 50-го. Так что это место авторитетного рейтинга вполне годилось на роль Рубикона для молодой, но амбициозной страны.


Вниз по лестнице, ведущей вверх

Надо сказать, что стартовая позиция у Казахстана была более чем выигрышная – в 2005 году мы занимали 51 место (из 125 стран). Однако в 2006 году рейтинг (несмотря на хорошую динамику цен нефти и газа, которые тогда обеспечивали около 50% доли роста ВВП, и свыше 50% – экспорта) снизился на 5 позиций, до 56 места. Дальше пошло еще хуже: в 2007 – 61 место, в 2008 – 66, в 2009 – 67, а в нынешнем (последний отчет, обнародованный в сентябре текущего года составлен на 2010-2011 годы) – 72 место (из 139 стран). При этом, некоторым оправданием может служить то, что количество рейтингуемых Давосом стран за это время увеличилось на 14. Но Казахстан-то переместился вниз на 21 место...

В разрезе субиндексов тревожная тенденция просматривается еще очевидней. Так, в 2006 году лучшие показатели у нас были по субиндексу «базовые требования» (51 место), приемлемые по «факторам эффективности» (56 место) и худшие – по «инновационным факторам» (74 место). В этом году по базовым требованиям Казахстан переместился на 69 место с 74-го в прошлом году, по факторам эффективности – на 71 с 69-го, по инновационным и сложности бизнес-проектов – на 102 с 78. То есть, положительная динамика наблюдается только в базовых требованиях, наиболее отрицательная – в инновациях.

Почему это так важно? Дело в том, что все страны рейтинга подразделяются на 5 групп, по стадиям развития. Из них 3 основные – развивающиеся за счет факторов производства, за счет эффективности использования ресурсов и за счет инновационной деятельности, и 2 переходные – из первой подгруппы во вторую и из второй в третью. В третью подгруппу входят 32 развитые страны, во вторую – 29 «средних», в первую, наиболее многочисленную – 38 беднейших стран Азии, Африки и Латинской Америки (из СНГ – Молдова, Кыргызстан и Таджикистан). Казахстан включен в переходную группу от первой во вторую стадию развития. Некоторым утешением может служить то, что в этой же переходной группе разместились и другие советские «сестры» – Армения, Азербайджан, Грузия, Украина (Узбекистана и Туркменистана в рейтинге нет). Из всего бывшего СССР в переходную группу к третьей, инновационной стадии развития, попали лишь прибалтийские республики – Эстония, Латвия и Литва.

При этом доля каждого из трех субиндексов в «общем зачете» зависит от того, в какой группе страна находится. По мере роста стадии развития роль субиндекса «базовые требования» уменьшается и растет роль двух остальных. А у Казахстана улучшаются показатели по основному субиндексу беднейших стран и ухудшаются, как мы уже говорили, по критичным для его подгруппы.

Теперь посмотрим по индикаторам. Их 111. Хорошая ситуация у Казахстана (то есть 50 и меньше баллов) лишь в 17 (вообще-то, 19, но 2 связаны с отсутствием малярии, и этот фактор здесь можно проигнорировать без ущерба для смысла). В разделе «Институты» – это доверие населения к власти (45), защита инвесторов (45); в «Инфраструктуре» – качество инфраструктуры железнодорожного транспорта (32); в «Макроэкономике» – баланс госбюджета (33), процент сбережений по отношению к ВВП (31), спрэд процентной ставки (23), госдолг (7); в «Здравоохранении и начальном образовании» – процент распространенности ВИЧ; в «Эффективности рынка товаров» – торговые тарифы (50) и «сложности для покупателя (49); в «Эффективности рынка труда» – гибкость заработной платы (30), жесткость трудового законодательства (37) и практика найма и увольнения (29), сокращение рынка труда (16), отношение заработной платы к производительности труда (19) и процент женщин на рынке труда (22); в «Объеме рынка» – размер внешнего рынка.
В разделах «Высшее и непрерывное образование», «Развитие финансового рынка», «Технологическая готовность», «Местный бизнес-опыт» и «Инновации» конкурентных преимуществ у Казахстана на данном этапе не наблюдается.

Хуже всего в стране обстоят дела с сотрудничеством бизнеса и науки (111), качеством научно-исследовательских учреждений (112), количеством местных производителей (113), освоением технологий компаниями (105), получением технологий от иностранных инвесторов (108), легкости доступа к финансированию (121), опорой на профессиональное управление (118), распространенности торговых барьеров (116), долей иностранного капитала в бизнесе (113), эффективностью антимонопольной политики (113), интенсивностью конкуренции внутри страны (109), качеством школьного управления ( 104), средней продолжительностью жизни (106), качеством дорог (124), надежностью полиции (113) и независимостью судебных органов (109)и вытекающей из двух последних индикаторов незыблемостью прав собственности (112).

Нельзя сказать, что конкурентоспособность страны не волнует власть. Казахстанским партнером ВЭФ в составлении отчета по конкурентоспособности выступил Национальный аналитический центр при премьер-министре (в других странах основными партнерами по исследованию выступали независимые научные центры, самостоятельные аналитические группы и университеты). Как стало известно «Къ», еще до официальной публикации отчета, в июне 2010 года, правительством была создана рабочая группа по комплексному мониторингу конкурентоспособности страны. Возглавил ее помощник президента РК Бахыт Султанов, в состав вошли заместители первых руководителей и отделов администрации президента, канцелярии премьер-министра, Мининдустрии и новых технологий, Минэкономразвития и торговли (МЭРТ), Минобразования и науки, Минздрава, Нацбанка и Агентства по статистике. Рабочий орган группы – МЭРТ. Мониторинг осуществляется по 5-ти факторам: макроэкономика, бизнес, технологии, человеческое развитие и институты. В конце октября, как сообщили «Къ» в Минэкономразвития, проблемы конкурентоспособности страны будут обсуждены в формате «круглого стола» с участием властей и общественности.


Все не то, чем кажется

Впрочем, в рабочем органе группы считают, что дела Казахстана не так плохи, как кажется на первый взгляд. Так, вице-министр экономического развития и торговли Куандык Бишимбаев объяснил «Къ», что реально, то есть в отношении самих себя, позиции страны не ухудшились, а даже, по сравнению с прошлым годом, улучшились на 0,4 балла. По методике ВЭФ страны оцениваются по шкале от 1 до 7 баллов, где 1 – это наихудший показатель, а 7 – наилучший. Позиции Казахстана в балльном значении на протяжении 4 лет остаются неизменными, в среднем – 4,1 балла (в последнем рейтинге – 4,12 балла). То есть рост конкурентоспособности, хоть и небольшой, Казахстан за год продемонстрировал. Однако в это же время оказалось немало стран, конкурентоспособность которых растет быстрее. Так, значительно повысились в рейтинге Вьетнам – 59 место, 4,27 балла (в 2009 г. – 75 место, 4,03 балла), Шри-Ланка – 62 место, 4,25 балла (79 место, 4,01 балла).
К недостаткам рейтинга ВЭФ в министерстве относят заложенный в методологии субъективизм, который оценивают как значительный. «По сути, рейтинг ВЭФ в большей степени ориентирован на оценку общественного мнения топ-менеджеров (респондентов) каждой из ранжируемых стран (в Казахстане они в большей степени представлены менеджерами МСБ). Необходимо учитывать, что 70% показателей данного рейтинга высчитываются опросным путем (путем распространения и сбора опросных листов среди представителей бизнеса), и только 30% – на основе статистики», – говорит Куандык Бишимбаев. Министерством был проведен анализ, в ходе которого выявлено присутствие в ответах влияния неинформированности респондентов, ошибочных данных международной статистики, особенностей менталитета населения страны, а также недостатки анкетирования. Так, например, на вопрос «Насколько большие издержки накладывает угроза терроризма на бизнес в стране?» большинство респондентов склонны отвечать, что к значительным. В результате Казахстан по показателю «Экономические издержки терроризма» занял 81 место с 5,5 баллами (из 7 возможных), что свидетельствует о высокой степени угрозы терроризма. Это при том, что в стране за все время ее существования не было зарегистрировано ни одного теракта.
Объяснил вице-министр и попадание страны на 1-е место в мире по благополучию с малярией. Раньше на вопрос «По Вашему мнению, насколько серьезное воздействие будет оказывать малярия на Вашу компанию в ближайшие пять лет?» (имеется в виду влияние на смертные случаи, потерею трудоспособности, медицинские и погребальные расходы, производительность и невыходы на работу, расходы на наем и обучение персонала, доходы) респонденты отмечали серьезную степень воздействия заболевания малярией, хотя эта болезнь по объективным причинам крайне редко встречается в Казахстане (по данным Минздрава, местная передача этой инфекции не регистрируется на протяжении последних 5 лет. В 2008 году было отмечено 2 завозных случая малярии из Пакистана и Гвинеи-Бисау в Восточно-Казахстанской и Павлодарской областях). Тем не менее, в рейтингах ВЭФ 2007-2008 и 2008-2009 Казахстан по «малярийному» показателю занимал 77 и 84 места соответственно. По утверждению МЭРТ, после специально проведенной разъяснительной работы, респонденты стали правильно отвечать на этот вопрос, и Казахстан в последние два года занимает максимально высокие позиции. Сетуя на некорректность некоторых вопросов, МЭРТ отмечает, что все предпринимаемые правительством меры по повышению конкурентоспособности страны находят отражение в рейтинге по статистическим параметрам (о чем, по мнению министерства, свидетельствуют высокие позиции Казахстана по фактору «Макроэкономическая стабильность»), но не находят отражения по данным опроса.


У соседа корова не сдохла

На вопрос «Къ», почему же при одинаковом уровне субъективности и некорректности отдельных вопросов и даже общем историческом прошлом Россия в этом рейтинге удержалась на прошлогоднем месте, а Азербайджан и вовсе прибавил 6 пунктов, МЭРТ парировал динамикой субиндексов. Так, в 2009 году Казахстан, ухудшив свои позиции в субиндексе «Факторы эффективности» на 2 пункта, занял 71-е место, но опередил Азербайджан (75-е). С другой стороны, по субиндексу «Факторы инноваций и сложности» Казахстан, заняв 102 место, уступает Азербайджану 36 позиций (см. таблицу).

При этом позиции Казахстана и Азербайджана схожи по факторам «Уровень развития инфраструктуры», «Здоровье и начальное/среднее образование» и «Эффективность рынка труда», а по «Эффективности рынка товаров», «Высшему и профессиональному образованию» и «Объему рынка» Казахстан заметно опережает Азербайджан. Значительное отставание от Азербайджана по факторам «Общественные институты» (на 20 позиций), «Условия для развития финансовых институтов» (на 46), «Уровень технологического развития» (на 12), «Условия для развития бизнеса» (на 30) и «Инновации» (на 40) МЭРТ объясняет слабым спросом со стороны казахстанского реального сектора экономики на инновационные разработки.

Что касается России, то Казахстан опережает таможенную союзницу в рейтинге по уровню инфляции, госдолга, госдефицита, спрэду процентной ставки. Если Казахстан улучшил свои показатели по фактору «Макроэкономическая стабильность» на 34 пункта (с 59 места до 25 места), то у России по этому же фактору – снижение на 43 пункта (с 36 до 79 места). Только по кредитному рейтингу страны, оцениваемому по шкале от 0 до 100, Россия опередила Казахстан на 24 позиции, заняв 49 место. Самое большое улучшение у северного соседа произошло по фактору «Инфраструктура» (с 71 на 47 место, на 24 позиции), тогда как Казахстан снизил свои позиции (с 75 на 81 место, ухудшение на 6 пунктов). Однако, аналитики МЭРТ утверждают, что практически по всем показателям фактора «Инфраструктура» РК и РФ занимают схожие позиции (большая разница только по фактору «Количество пользователей сотовой связью», по которому Россия (8 место) опережает Казахстан (66 место), в 2009 году было: Россия – 14 место, Казахстан – 59 место).


На ВЭФ свет клином не сошелся

Устав бороться с субъективностью давосских экспертов, Казахстан в этом году решил ориентироваться на более объективные, по мнению правительства, исследования. Так, в Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2020 года, утвержденном Указом Президента РК 1 февраля 2010 года, в третьем ключевом направлении обозначено, что к 2020 году Казахстан уже будет в числе 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира по рейтингу Всемирного банка Doing Business (в 2010 году – 63 место среди 183 стран) с благоприятным деловым климатом, позволяющим привлекать значительные иностранные инвестиции в несырьевые секторы экономики. К этому же сроку ставится цель занять позицию в 1-й трети по Индексу восприятия коррупции в рейтинге "Transparency International" (сейчас Казахстан - в конце 2-й трети).

Для этого, по мнению властей, нужно, прежде всего, сократить издержки производства, повысить производительность труда и эффективность материального производства, развить научно-технический потенциал и высокотехнологичные. Правда, МЭРТ, к сожалению, не рассказывает, каковы пути достижения этих благих целей - пока лишь начат мониторинг и закреплены определенные показатели и индикаторы за соответствующими госорганами путем их включения в стратегические планы последних. Из более конкретных планов - увеличение казахстанской экономики к 2020 году более чем на треть в реальном выражении по отношению к уровню 2009 года. Следует отметить, что в рейтинге Doing Business позиции Казахстана выросли с 72 места в 2008 году до 63 в 2010, а в майском ( 2010 года) Докладе о мировой конкурентоспособности ( IMD) Казахстан и вовсе занял 33 место из 58 стран, поднявшись на 3 позиции с прошлого года и опередив, например, Турцию и Россию, а по стресс-устойчивости, трудно поверить – США.

Впрочем, и ВЭФ не отторгнут окончательно. Правительство РК заключило меморандумы с соответствующими госорганами, согласно которым последние обязуются достичь определенных целевых индикаторов (в стратегические планы государственных органов на 2010-2014 годы внедрены целевые индикаторы по показателям ВЭФ).

Однако до 2020 года еще 10 лет, пока же оценка респондентов WEF не кажется очень уж субъективной местным аналитикам, которых трудно упрекнуть в незнании ситуации изнутри. Большинство экспертов считают очевидными выявленные рейтингом тенденции. Если в макроэкономике и организации рынка труда Казахстан опережает средние показатели своей подгруппы, то в социальной сфере, технологиях, развитии человеческого капитала и гражданского общества наблюдается явное отставание в глобальном соревновании стран, даже если внутренняя динамика пока не минусовая. Макроэкономические успехи, за которые страну регулярно, хоть и сдержанно хвалят МВФ и Всемирный банк, практически не влекут за собой повышение конкурентоспособности человеческого капитала и устойчивости развития. Возникает подозрение, что нынешним относительным (по сравнению с большинством стран СНГ) благополучием страна обязана богатству своих недр гораздо более, чем эффективности госменеджмента. Для примера можно взять такой вполне статистический параметр, как средняя продолжительность жизни. На двадцатом году независимости по этому показателю (67,87 лет) Казахстан отстает не только от большинства стран мира (162 место среди 224 стран), но и центральноазиатского Узбекистана (71,96), а также беднейших Кыргызстана (69,43) и Молдовы (70.80).

Если цель не сдается, ее меняют



Объективен ли, на Ваш взгляд, рейтинг WEF, и если да, то в чем причина снижения конкурентоспособности Казахстана?
Если цель не сдается, ее меняютНурлан Смагулов, глава Astana Group

Думаю, в рейтинге ВЭФ есть определенный субъективизм. Так, мы потеряли позиции по такому фактору, как доступ к деньгам. Но вот я, например, не чувствую этого в своем бизнесе. У меня такое внутренне ощущение, что Казахстан пострадал, конечно, от своего первого глобального кризиса (в 98 году мы его не сильно заметили), но каких-то больших ошибок страна не наделала.
Думаю, что в ближайшие годы нас ждет мощный рост. Основываюсь при этом на простых макроэкономических показателях. Главным стимулирующим фактором станет, конечно, цена на нефть, но кроме этого важную роль сыграют наше геополитическое положение, горнометаллургический комплекс и аграрный сектор.
А попадем ли мы в первую 50-ку конкурентоспособных стран – зависит от нас самих. Там же, в принципе, шлагбаумов нет. Думаю, проблемы у нас в основном ментальные – надо преодолеть в себе самосознание бывшей колонии.
Кроме того, полагаю, сейчас правительство сделает какие-то выводы. Мы видим озабоченность премьер-министра. Я думаю, и президент, и премьер не только заявляют о своей готовности идти навстречу бизнесу – власть реально пошла на контакт с нами. Во время кризиса работал Антикризисный совет, теперь он преобразован в Единый координационный совет. Сейчас мы пытаемся вместе разработать какие-то механизмы, упрощающие доступ к финансовым ресурсам, процедуру регистрации бизнеса и его ведения. У меня нет ощущения, что правительство «захлопнулось» и его не интересует ситуация с бизнесом, с рейтингом – они к этому очень болезненно относятся.


Если цель не сдается, ее меняютКанат Берентаев, замдиректора Центра анализа общественных проблем

Есть, конечно, в этом рейтинге доля субъективизма, но регресс в образовании и профессиональной подготовке виден даже неспециалисту. Новое поколение казахстанцев менее образовано, чем их родители. У его представителей меньше кругозор, они меньше умеют думать. Высшее образование вообще дискредитировано. 3-4 университета – это максимум, который может себе позволить Казахстан, если ориентироваться на качество.
Кроме того, у нас нет нормальной системы прогнозирования необходимости специалистов, нет баланса трудовых ресурсов, баланса квалифицированных кадров. Получается несоответствие образования и потребностей общества. А эти новые тренды – 20 элитных школ, Назарбаев-университет – вообще конец казахстанскому образованию. Взят курс на двухкоридорное образование, когда элита с 1 класса обучается отдельно. Это не подтягивает, а отрезает остальную часть системы – одаренные аульные дети изначально будут неконкурентоспособны. Единственное, что может спасти наше школьное образование (а оно у нас пока держится) – вхождение Казахстана в ЕЭП.
У нас очень слабые показатели по инновациям и технологиям. Чтобы они были на высоте, нужны научные центры. Причем, их нельзя вот так взять и создать, даже за большие деньги, потому что центры – это люди, а их нет. Так сложилось исторически – в советское время вся наука концентрировалась и финансировалась в России, для республик определяли несколько приоритетных направлений. У Казахстана это некоторые разделы математики и математической физики, кое-что по отраслевой экономике. Я иногда оппонирую по кандидатским диссертациям – встречаются работы на уровне дипломных. ВАК уже не оценивает качество диссертации, а лишь отслеживает ее соответствие требованиям по публикациям


Если цель не сдается, ее меняютОраз Джандосов, директор Центра экономического анализа «Ракурс»

В 2006 году, когда президент поставил цель вхождения Казахстана в 50-ку самых конкурентоспособных стран, сразу же приняли программу улучшения конкурентоспособности, создали рабочие группы, механизмы мониторинга. То есть формально правительство подошло к этому делу серьезно. Я тогда был в партии, и мы с Булатом Абиловым (в 2006 году – лидер партии «Нагыз Акжол» – «Къ») написали письмо президенту. Он правильную задачу поставил, но нельзя это дело отдавать только правительству, нужно привлечь все общество. Мы предлагали тогда создать Национальный совет по конкурентоспособности, как это было сделано в свое время в Ирландии, Новой Зеландии, пригласить туда людей из разных партий. Нашему совету, разумеется, не вняли.
Не думаю, что снижение конкурентоспособности Казахстана связано с кризисом. Кризис – явление краткосрочное, есть страны, в которых кризиса вообще не было. А конкурентоспособность – явление долгосрочное. Да, МВФ похвалил наше правительство за действия во время кризиса, но он оценивает только макроэкономику, а по макроэкономике у нас в рейтинге ВЭФ достаточно высокое место – 25-е. Я считаю, что снижение нашего рейтинга достаточно справедливо, и мнение экспертов объективно отражает реальное положение вещей, как в части бизнес-климата (коррупция, суд), так и в части образования и здравоохранения. Так что ничего экстраординарного для меня лично в нынешних результатах нет – я все время про это говорю.

2634 просмотра

Как стать звездой в Казахстане и сколько на этом можно заработать

Именитые казахстанские звезды запрашивают за получасовую программу миллионы тенге

Фотоколлаж: Вадим Квятковский

Зарабатывать миллионы за выступление удается не всем звездам шоу-бизнеса. Получить признание слушателя не так-то просто и достаточно затратно. Только единицы могут самостоятельно оплатить все расходы, связанные с первым выходом на сцену и дальнейшим продвижением на эстраде.

В разных странах, в том числе и в Казахстане, для юношей и девушек, у которых нет денег, но есть талант, стартом становятся конкурсы песен. В Соединенных Штатах – это American Idol, в Великобритании – Pop Idol, в Российской Федерации – «Фабрика звезд», в Казахстане, по аналогии с Pop Idol – SuperStar.kz и X-фактор, The Voice of Kazakhstan.

Именно на таких конкурсах продюсеры и потенциальные инвесторы обычно замечают будущих звезд эстрады. На казахстанской эстраде также можно увидеть артистов, которые когда-то приглянулись продюсерам.

Продюсер Эрик Тастембеков заметил на проекте SuperStar.kz несколько молодых исполнителей, которые и сейчас работают на рынке. Речь идет об Айкыне Толепбергене и Макпал Исабековой.

Известный продюсер Алуа Конарова взяла под свое крыло группу RinGo. Ни один из участников этого казахстанского бойз-бенда не стал победителем конкурса SuperStar.kz или X-фактор, но, несмотря на это, они заняли свое место на эстраде.

После очередного сезона победителя конкурса Нуржана Керменбаева, больше известного под псевдонимом Капкарашка, финалистов проекта Рената Малцагова, Евгения Гартунга и Ерлана Алимова пригласили для работы в группе «Перцы». А Динара Коскельдиева, Жанар Хамитова, Анастасия Усова и Алтынай Сапаргалиева были объединены в группу China Town. Оба проекта просуществовали недолго, но многие из участников все еще связаны со сценой.

Кто такой продюсер и что он должен уметь делать?

Продюсер – это человек, который очень часто по совместительству является организатором, менеджером, маркетологом и инвестором проекта. Именно от него во многом зависит успех исполнителя.

По данным представителей hh.kz, в вакансиях на должность продюсера на их сайте прописано, что в основные обязанности продюсера входит подбор кадров – сольных исполнителей, хорео­графов, музыкантов, авторов слов и композиторов.

Следующей обязанностью является финансовое обеспечение (формируемое за счет спонсоров, продажи дисков и гастрольных туров) артиста и его команды, в том числе разработка детализированного бюджета и его контроль.

Продюсер ответственен за организацию съемок клипа, запись дисков, старт PR-компании, планирование выступлений и гастролей. Будущие костюмы и грим во время выступления тоже контролируются продюсерами.

Помимо перечисленных обязанностей, продюсер должен уметь организовать для своего подопечного концерт, гастроли, частные и корпоративные коммерческие мероприятия, участие в сборных концертах и госзаказах.

Также он должен участвовать в публичных мероприятиях, связанных с проектом, уметь привлечь информационных парт­неров и спонсоров и активно взаимодействовать с пресс-службами партнеров.

Основные требования к продюсеру на сайте hh.kz: опыт работы в шоу-бизнесе от трех лет, знание иностранных языков, креативный подход, коммуникабельность, личная ответственность, аналитические способности, знания в области маркетинга, PR, рекламы.

Сколько продюсерам приходится потратить

Для того, чтобы узнать о затратах продюсеров, «Курсив» обратился к нескольким продюсерам и продюсерским центрам с официальным запросом. Многие из них, ссылаясь на коммерческую тайну или чрезвычайную занятость, отказались отвечать на наши вопросы.

Но в одном из продюсерских центров города Алматы – KS Production, через который прошло немало ныне работающих артистов (рок-певица Асем, этно-фольклорный ансамбль «Туран», этно-джазовый дуэт ST Brothers, трио «Парнас»,
этно-трио «Тенгри», Меруерт Мус­рали), все же поделились своими средними расходами.

Первое и важное дело продюсера – это выбор подопечного и команды, с которой он будет работать. У хороших продюсеров – чутье на будущих звезд. Продюсеры нередко упоминают в СМИ, что исполнителю не обязательно иметь высшее или среднее музыкальное образование, чтобы стать популярным. Есть множество талантливых ребят без спецобразования.

После того, как продюсер выбрал подопечного, начинается работа над репертуаром – поиск и рассмотрение авторов текстов и музыки.

Как отметили представители KS Production, текст песни в среднем обходится продюсерскому центру в сумму от $200 до $500. Композитору за одну песню центр оплачивает от $500 до $1500.

После того, как исполнитель найден, а слова и музыка песни подготовлены, необходимо обратиться к услугам аранжировщика. Аранжировка – это изменение темпов, ритма и размеров музыкального произведения. Аранжировщик выбирает музыкальные инструменты и придумывает партии для них, находит сочетания тембров и правильную насыщенность звучания всей композиции. То есть работа аранжировщика заключается в переработке музыкального произведения.

Процесс записи песни – это еще не конец. После нужно еще провести сведение. Сведение – это этап создания фонограммы, заключающийся в отборе и редактировании исходных записанных треков, объединении их в единый проект и обработке эффектами.

Средние затраты продюсерского центра KS Production на запись, сведение и аранжировку составляют от $1 тыс. до $2 тыс.

Если продюсер решает, что необходимо снять видеоклип, то на него в среднем нужно будет потратить еще как минимум $5–10 тыс., верхняя ценовая планка зависит от идеи, концепции и даже режиссера клипа.

По данным украинской компании Сinema Friends Production, стоимость видеоклипа зависит от сложности идеи, количества локаций для съемки клипа, цены аренды съемочных павильонов, работы массовки и актеров, количества времени, затраченного командой на съемки и расходов на постпродакшн.

Специалисты продакш-компании отмечают, что за более чем 60 лет с момента бума в музыкальной индустрии подход к созданию клипов изменился. Режиссеры и исполнители не стесняются пафосных решений, массовок, ярких пейзажей и спецэффектов. Сейчас песня приобретает большее признание именно благодаря эффектному видеоклипу.

Помимо основных затрат на сам клип, есть еще дополнительные затраты, которые являются неотъемлемой частью съемочного процесса. Во-первых, это затраты на грим (макияж, укладка и т. д.). Стоимость таких услуг за один съемочный день составляет от $300 до $500. Во-вторых, это затраты на костюмы. Средние затраты KS Production по этой статье – от $500 до $3 тыс. Как рассказали в продюсерском центре, цена костюмов зависит, во-первых, от того, кто является дизайнером, и, во-вторых, от того, сколько образов будет в клипе.

Съемкой клипа для будущей звезды затраты продюсера не заканчиваются. Чтобы видеоклип увидели зрители, снова нужно заплатить, но уже телеканалам. Ротация на каналах по их прайс-листу, по данным того же продюсерского центра, обойдется в  $1–5 тыс. Цена зависит от количества дней и времени суток, когда клип будет в ротации.

После того, как артист уже записал несколько песен (обычно это 10–12 песен), продюсер начинает задумываться о записи альбома. На запись альбома в KS Production тратят в среднем $10–15 тыс.

Для всех рекламных постов и объявлений нужны будут профессионально отснятые фотографии. А стоит это недешево – от $1 тыс.

Исходя из озвученных данных, получается, что общие затраты продюсерского центра на одну песню с клипом составляют от $9500 до $23 500 (не включая запись альбома).

Еще один эксперт из шоу-бизнеса, сам уже состоявшийся артист, пожелавший остаться неизвестным, озвучил «Курсиву» свои минимальные затраты на одну песню. По данным собеседника издания, за слова к песне можно заплатить 50 тыс. тенге ($128 по курсу Национального банка), а за музыку к ней – 100 тыс. тенге ($257). Аранжировку, запись и сведение можно сделать за 320 тыс. тенге ($822).

«Съемка клипа, как минимум, будет стоить 2 млн тенге (от $5135)», – отметил представитель эстрады.

Как делят между собой доходы продюсер и артист

Практически все затраты в начале пути будущей звезды несет продюсер. И у него нет никаких гарантий, что его подопечный не провалится, а займет свое место в этом высококонкурентном бизнесе. Но в случае положительного результата и признания артиста продюсер останется в выигрыше.

Доходы, полученные начинающими артистами, как правило, делятся в таком соотношении: 80% продюсеру и 20% самому исполнителю. Если артист состоявшийся, то обычно это 50 на 50% или 60 на 40%, но есть и вариант «как договорятся».

звезда копия.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций