Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2206 просмотров

Если цель не сдается, ее меняют

Казахстан пятый год подряд теряет в рейтинге конкурентоспособности Всемирного (Давосского) экономического форума (WEF). При этом, динамика субиндексов рейтинга демонстрирует, что основные проблемы страны лежат не столько в экономической, сколько в институциональной и гуманитарной плоскостях.

Казахстан пятый год подряд теряет в рейтинге конкурентоспособности Всемирного (Давосского) экономического форума (WEF). При этом, динамика субиндексов рейтинга демонстрирует, что основные проблемы страны лежат не столько в экономической, сколько в институциональной и гуманитарной плоскостях.

Некоторая пикантность ситуации заключается в том, что снижение позиций Казахстана в этом наиболее авторитетном для инвесторов рейтинге началось ровно после того, как в 2006 году президент страны в своем ежегодном Послании народу Казахстана обозначил стратегической целью вхождение страны в первую полусотню наиболее конкурентоспособных государств мира. В Послании, правда, не говорилось, что речь идет именно о рейтинге WEF. Однако, исходя из того, что это был первый рейтинг казахстанской конкурентоспособности, а в то время – и единственный (в «Доклад о мировой конкурентоспособности» Международного института развития менеджмента ( IMD) и в рейтинг Всемирного Банка «Doing Business» Казахстан стал включаться с 2008 года – «Къ»), можно с большой долей вероятности предполагать, что имелась в виду именно оценка экспертов Давосского форума. Кроме того, именно по методике расчета одного из двух индексов рейтинга WEF – Индексу глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index, GCI, второй – Индекс конкурентоспособности бизнеса (Business Competitiveness Index, BCI), к числу конкурентных преимуществ национальной экономики относятся те из 110 индикаторов, где она занимает места не ниже 50-го. Так что это место авторитетного рейтинга вполне годилось на роль Рубикона для молодой, но амбициозной страны.


Вниз по лестнице, ведущей вверх

Надо сказать, что стартовая позиция у Казахстана была более чем выигрышная – в 2005 году мы занимали 51 место (из 125 стран). Однако в 2006 году рейтинг (несмотря на хорошую динамику цен нефти и газа, которые тогда обеспечивали около 50% доли роста ВВП, и свыше 50% – экспорта) снизился на 5 позиций, до 56 места. Дальше пошло еще хуже: в 2007 – 61 место, в 2008 – 66, в 2009 – 67, а в нынешнем (последний отчет, обнародованный в сентябре текущего года составлен на 2010-2011 годы) – 72 место (из 139 стран). При этом, некоторым оправданием может служить то, что количество рейтингуемых Давосом стран за это время увеличилось на 14. Но Казахстан-то переместился вниз на 21 место...

В разрезе субиндексов тревожная тенденция просматривается еще очевидней. Так, в 2006 году лучшие показатели у нас были по субиндексу «базовые требования» (51 место), приемлемые по «факторам эффективности» (56 место) и худшие – по «инновационным факторам» (74 место). В этом году по базовым требованиям Казахстан переместился на 69 место с 74-го в прошлом году, по факторам эффективности – на 71 с 69-го, по инновационным и сложности бизнес-проектов – на 102 с 78. То есть, положительная динамика наблюдается только в базовых требованиях, наиболее отрицательная – в инновациях.

Почему это так важно? Дело в том, что все страны рейтинга подразделяются на 5 групп, по стадиям развития. Из них 3 основные – развивающиеся за счет факторов производства, за счет эффективности использования ресурсов и за счет инновационной деятельности, и 2 переходные – из первой подгруппы во вторую и из второй в третью. В третью подгруппу входят 32 развитые страны, во вторую – 29 «средних», в первую, наиболее многочисленную – 38 беднейших стран Азии, Африки и Латинской Америки (из СНГ – Молдова, Кыргызстан и Таджикистан). Казахстан включен в переходную группу от первой во вторую стадию развития. Некоторым утешением может служить то, что в этой же переходной группе разместились и другие советские «сестры» – Армения, Азербайджан, Грузия, Украина (Узбекистана и Туркменистана в рейтинге нет). Из всего бывшего СССР в переходную группу к третьей, инновационной стадии развития, попали лишь прибалтийские республики – Эстония, Латвия и Литва.

При этом доля каждого из трех субиндексов в «общем зачете» зависит от того, в какой группе страна находится. По мере роста стадии развития роль субиндекса «базовые требования» уменьшается и растет роль двух остальных. А у Казахстана улучшаются показатели по основному субиндексу беднейших стран и ухудшаются, как мы уже говорили, по критичным для его подгруппы.

Теперь посмотрим по индикаторам. Их 111. Хорошая ситуация у Казахстана (то есть 50 и меньше баллов) лишь в 17 (вообще-то, 19, но 2 связаны с отсутствием малярии, и этот фактор здесь можно проигнорировать без ущерба для смысла). В разделе «Институты» – это доверие населения к власти (45), защита инвесторов (45); в «Инфраструктуре» – качество инфраструктуры железнодорожного транспорта (32); в «Макроэкономике» – баланс госбюджета (33), процент сбережений по отношению к ВВП (31), спрэд процентной ставки (23), госдолг (7); в «Здравоохранении и начальном образовании» – процент распространенности ВИЧ; в «Эффективности рынка товаров» – торговые тарифы (50) и «сложности для покупателя (49); в «Эффективности рынка труда» – гибкость заработной платы (30), жесткость трудового законодательства (37) и практика найма и увольнения (29), сокращение рынка труда (16), отношение заработной платы к производительности труда (19) и процент женщин на рынке труда (22); в «Объеме рынка» – размер внешнего рынка.
В разделах «Высшее и непрерывное образование», «Развитие финансового рынка», «Технологическая готовность», «Местный бизнес-опыт» и «Инновации» конкурентных преимуществ у Казахстана на данном этапе не наблюдается.

Хуже всего в стране обстоят дела с сотрудничеством бизнеса и науки (111), качеством научно-исследовательских учреждений (112), количеством местных производителей (113), освоением технологий компаниями (105), получением технологий от иностранных инвесторов (108), легкости доступа к финансированию (121), опорой на профессиональное управление (118), распространенности торговых барьеров (116), долей иностранного капитала в бизнесе (113), эффективностью антимонопольной политики (113), интенсивностью конкуренции внутри страны (109), качеством школьного управления ( 104), средней продолжительностью жизни (106), качеством дорог (124), надежностью полиции (113) и независимостью судебных органов (109)и вытекающей из двух последних индикаторов незыблемостью прав собственности (112).

Нельзя сказать, что конкурентоспособность страны не волнует власть. Казахстанским партнером ВЭФ в составлении отчета по конкурентоспособности выступил Национальный аналитический центр при премьер-министре (в других странах основными партнерами по исследованию выступали независимые научные центры, самостоятельные аналитические группы и университеты). Как стало известно «Къ», еще до официальной публикации отчета, в июне 2010 года, правительством была создана рабочая группа по комплексному мониторингу конкурентоспособности страны. Возглавил ее помощник президента РК Бахыт Султанов, в состав вошли заместители первых руководителей и отделов администрации президента, канцелярии премьер-министра, Мининдустрии и новых технологий, Минэкономразвития и торговли (МЭРТ), Минобразования и науки, Минздрава, Нацбанка и Агентства по статистике. Рабочий орган группы – МЭРТ. Мониторинг осуществляется по 5-ти факторам: макроэкономика, бизнес, технологии, человеческое развитие и институты. В конце октября, как сообщили «Къ» в Минэкономразвития, проблемы конкурентоспособности страны будут обсуждены в формате «круглого стола» с участием властей и общественности.


Все не то, чем кажется

Впрочем, в рабочем органе группы считают, что дела Казахстана не так плохи, как кажется на первый взгляд. Так, вице-министр экономического развития и торговли Куандык Бишимбаев объяснил «Къ», что реально, то есть в отношении самих себя, позиции страны не ухудшились, а даже, по сравнению с прошлым годом, улучшились на 0,4 балла. По методике ВЭФ страны оцениваются по шкале от 1 до 7 баллов, где 1 – это наихудший показатель, а 7 – наилучший. Позиции Казахстана в балльном значении на протяжении 4 лет остаются неизменными, в среднем – 4,1 балла (в последнем рейтинге – 4,12 балла). То есть рост конкурентоспособности, хоть и небольшой, Казахстан за год продемонстрировал. Однако в это же время оказалось немало стран, конкурентоспособность которых растет быстрее. Так, значительно повысились в рейтинге Вьетнам – 59 место, 4,27 балла (в 2009 г. – 75 место, 4,03 балла), Шри-Ланка – 62 место, 4,25 балла (79 место, 4,01 балла).
К недостаткам рейтинга ВЭФ в министерстве относят заложенный в методологии субъективизм, который оценивают как значительный. «По сути, рейтинг ВЭФ в большей степени ориентирован на оценку общественного мнения топ-менеджеров (респондентов) каждой из ранжируемых стран (в Казахстане они в большей степени представлены менеджерами МСБ). Необходимо учитывать, что 70% показателей данного рейтинга высчитываются опросным путем (путем распространения и сбора опросных листов среди представителей бизнеса), и только 30% – на основе статистики», – говорит Куандык Бишимбаев. Министерством был проведен анализ, в ходе которого выявлено присутствие в ответах влияния неинформированности респондентов, ошибочных данных международной статистики, особенностей менталитета населения страны, а также недостатки анкетирования. Так, например, на вопрос «Насколько большие издержки накладывает угроза терроризма на бизнес в стране?» большинство респондентов склонны отвечать, что к значительным. В результате Казахстан по показателю «Экономические издержки терроризма» занял 81 место с 5,5 баллами (из 7 возможных), что свидетельствует о высокой степени угрозы терроризма. Это при том, что в стране за все время ее существования не было зарегистрировано ни одного теракта.
Объяснил вице-министр и попадание страны на 1-е место в мире по благополучию с малярией. Раньше на вопрос «По Вашему мнению, насколько серьезное воздействие будет оказывать малярия на Вашу компанию в ближайшие пять лет?» (имеется в виду влияние на смертные случаи, потерею трудоспособности, медицинские и погребальные расходы, производительность и невыходы на работу, расходы на наем и обучение персонала, доходы) респонденты отмечали серьезную степень воздействия заболевания малярией, хотя эта болезнь по объективным причинам крайне редко встречается в Казахстане (по данным Минздрава, местная передача этой инфекции не регистрируется на протяжении последних 5 лет. В 2008 году было отмечено 2 завозных случая малярии из Пакистана и Гвинеи-Бисау в Восточно-Казахстанской и Павлодарской областях). Тем не менее, в рейтингах ВЭФ 2007-2008 и 2008-2009 Казахстан по «малярийному» показателю занимал 77 и 84 места соответственно. По утверждению МЭРТ, после специально проведенной разъяснительной работы, респонденты стали правильно отвечать на этот вопрос, и Казахстан в последние два года занимает максимально высокие позиции. Сетуя на некорректность некоторых вопросов, МЭРТ отмечает, что все предпринимаемые правительством меры по повышению конкурентоспособности страны находят отражение в рейтинге по статистическим параметрам (о чем, по мнению министерства, свидетельствуют высокие позиции Казахстана по фактору «Макроэкономическая стабильность»), но не находят отражения по данным опроса.


У соседа корова не сдохла

На вопрос «Къ», почему же при одинаковом уровне субъективности и некорректности отдельных вопросов и даже общем историческом прошлом Россия в этом рейтинге удержалась на прошлогоднем месте, а Азербайджан и вовсе прибавил 6 пунктов, МЭРТ парировал динамикой субиндексов. Так, в 2009 году Казахстан, ухудшив свои позиции в субиндексе «Факторы эффективности» на 2 пункта, занял 71-е место, но опередил Азербайджан (75-е). С другой стороны, по субиндексу «Факторы инноваций и сложности» Казахстан, заняв 102 место, уступает Азербайджану 36 позиций (см. таблицу).

При этом позиции Казахстана и Азербайджана схожи по факторам «Уровень развития инфраструктуры», «Здоровье и начальное/среднее образование» и «Эффективность рынка труда», а по «Эффективности рынка товаров», «Высшему и профессиональному образованию» и «Объему рынка» Казахстан заметно опережает Азербайджан. Значительное отставание от Азербайджана по факторам «Общественные институты» (на 20 позиций), «Условия для развития финансовых институтов» (на 46), «Уровень технологического развития» (на 12), «Условия для развития бизнеса» (на 30) и «Инновации» (на 40) МЭРТ объясняет слабым спросом со стороны казахстанского реального сектора экономики на инновационные разработки.

Что касается России, то Казахстан опережает таможенную союзницу в рейтинге по уровню инфляции, госдолга, госдефицита, спрэду процентной ставки. Если Казахстан улучшил свои показатели по фактору «Макроэкономическая стабильность» на 34 пункта (с 59 места до 25 места), то у России по этому же фактору – снижение на 43 пункта (с 36 до 79 места). Только по кредитному рейтингу страны, оцениваемому по шкале от 0 до 100, Россия опередила Казахстан на 24 позиции, заняв 49 место. Самое большое улучшение у северного соседа произошло по фактору «Инфраструктура» (с 71 на 47 место, на 24 позиции), тогда как Казахстан снизил свои позиции (с 75 на 81 место, ухудшение на 6 пунктов). Однако, аналитики МЭРТ утверждают, что практически по всем показателям фактора «Инфраструктура» РК и РФ занимают схожие позиции (большая разница только по фактору «Количество пользователей сотовой связью», по которому Россия (8 место) опережает Казахстан (66 место), в 2009 году было: Россия – 14 место, Казахстан – 59 место).


На ВЭФ свет клином не сошелся

Устав бороться с субъективностью давосских экспертов, Казахстан в этом году решил ориентироваться на более объективные, по мнению правительства, исследования. Так, в Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2020 года, утвержденном Указом Президента РК 1 февраля 2010 года, в третьем ключевом направлении обозначено, что к 2020 году Казахстан уже будет в числе 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира по рейтингу Всемирного банка Doing Business (в 2010 году – 63 место среди 183 стран) с благоприятным деловым климатом, позволяющим привлекать значительные иностранные инвестиции в несырьевые секторы экономики. К этому же сроку ставится цель занять позицию в 1-й трети по Индексу восприятия коррупции в рейтинге "Transparency International" (сейчас Казахстан - в конце 2-й трети).

Для этого, по мнению властей, нужно, прежде всего, сократить издержки производства, повысить производительность труда и эффективность материального производства, развить научно-технический потенциал и высокотехнологичные. Правда, МЭРТ, к сожалению, не рассказывает, каковы пути достижения этих благих целей - пока лишь начат мониторинг и закреплены определенные показатели и индикаторы за соответствующими госорганами путем их включения в стратегические планы последних. Из более конкретных планов - увеличение казахстанской экономики к 2020 году более чем на треть в реальном выражении по отношению к уровню 2009 года. Следует отметить, что в рейтинге Doing Business позиции Казахстана выросли с 72 места в 2008 году до 63 в 2010, а в майском ( 2010 года) Докладе о мировой конкурентоспособности ( IMD) Казахстан и вовсе занял 33 место из 58 стран, поднявшись на 3 позиции с прошлого года и опередив, например, Турцию и Россию, а по стресс-устойчивости, трудно поверить – США.

Впрочем, и ВЭФ не отторгнут окончательно. Правительство РК заключило меморандумы с соответствующими госорганами, согласно которым последние обязуются достичь определенных целевых индикаторов (в стратегические планы государственных органов на 2010-2014 годы внедрены целевые индикаторы по показателям ВЭФ).

Однако до 2020 года еще 10 лет, пока же оценка респондентов WEF не кажется очень уж субъективной местным аналитикам, которых трудно упрекнуть в незнании ситуации изнутри. Большинство экспертов считают очевидными выявленные рейтингом тенденции. Если в макроэкономике и организации рынка труда Казахстан опережает средние показатели своей подгруппы, то в социальной сфере, технологиях, развитии человеческого капитала и гражданского общества наблюдается явное отставание в глобальном соревновании стран, даже если внутренняя динамика пока не минусовая. Макроэкономические успехи, за которые страну регулярно, хоть и сдержанно хвалят МВФ и Всемирный банк, практически не влекут за собой повышение конкурентоспособности человеческого капитала и устойчивости развития. Возникает подозрение, что нынешним относительным (по сравнению с большинством стран СНГ) благополучием страна обязана богатству своих недр гораздо более, чем эффективности госменеджмента. Для примера можно взять такой вполне статистический параметр, как средняя продолжительность жизни. На двадцатом году независимости по этому показателю (67,87 лет) Казахстан отстает не только от большинства стран мира (162 место среди 224 стран), но и центральноазиатского Узбекистана (71,96), а также беднейших Кыргызстана (69,43) и Молдовы (70.80).

Если цель не сдается, ее меняют



Объективен ли, на Ваш взгляд, рейтинг WEF, и если да, то в чем причина снижения конкурентоспособности Казахстана?
Если цель не сдается, ее меняютНурлан Смагулов, глава Astana Group

Думаю, в рейтинге ВЭФ есть определенный субъективизм. Так, мы потеряли позиции по такому фактору, как доступ к деньгам. Но вот я, например, не чувствую этого в своем бизнесе. У меня такое внутренне ощущение, что Казахстан пострадал, конечно, от своего первого глобального кризиса (в 98 году мы его не сильно заметили), но каких-то больших ошибок страна не наделала.
Думаю, что в ближайшие годы нас ждет мощный рост. Основываюсь при этом на простых макроэкономических показателях. Главным стимулирующим фактором станет, конечно, цена на нефть, но кроме этого важную роль сыграют наше геополитическое положение, горнометаллургический комплекс и аграрный сектор.
А попадем ли мы в первую 50-ку конкурентоспособных стран – зависит от нас самих. Там же, в принципе, шлагбаумов нет. Думаю, проблемы у нас в основном ментальные – надо преодолеть в себе самосознание бывшей колонии.
Кроме того, полагаю, сейчас правительство сделает какие-то выводы. Мы видим озабоченность премьер-министра. Я думаю, и президент, и премьер не только заявляют о своей готовности идти навстречу бизнесу – власть реально пошла на контакт с нами. Во время кризиса работал Антикризисный совет, теперь он преобразован в Единый координационный совет. Сейчас мы пытаемся вместе разработать какие-то механизмы, упрощающие доступ к финансовым ресурсам, процедуру регистрации бизнеса и его ведения. У меня нет ощущения, что правительство «захлопнулось» и его не интересует ситуация с бизнесом, с рейтингом – они к этому очень болезненно относятся.


Если цель не сдается, ее меняютКанат Берентаев, замдиректора Центра анализа общественных проблем

Есть, конечно, в этом рейтинге доля субъективизма, но регресс в образовании и профессиональной подготовке виден даже неспециалисту. Новое поколение казахстанцев менее образовано, чем их родители. У его представителей меньше кругозор, они меньше умеют думать. Высшее образование вообще дискредитировано. 3-4 университета – это максимум, который может себе позволить Казахстан, если ориентироваться на качество.
Кроме того, у нас нет нормальной системы прогнозирования необходимости специалистов, нет баланса трудовых ресурсов, баланса квалифицированных кадров. Получается несоответствие образования и потребностей общества. А эти новые тренды – 20 элитных школ, Назарбаев-университет – вообще конец казахстанскому образованию. Взят курс на двухкоридорное образование, когда элита с 1 класса обучается отдельно. Это не подтягивает, а отрезает остальную часть системы – одаренные аульные дети изначально будут неконкурентоспособны. Единственное, что может спасти наше школьное образование (а оно у нас пока держится) – вхождение Казахстана в ЕЭП.
У нас очень слабые показатели по инновациям и технологиям. Чтобы они были на высоте, нужны научные центры. Причем, их нельзя вот так взять и создать, даже за большие деньги, потому что центры – это люди, а их нет. Так сложилось исторически – в советское время вся наука концентрировалась и финансировалась в России, для республик определяли несколько приоритетных направлений. У Казахстана это некоторые разделы математики и математической физики, кое-что по отраслевой экономике. Я иногда оппонирую по кандидатским диссертациям – встречаются работы на уровне дипломных. ВАК уже не оценивает качество диссертации, а лишь отслеживает ее соответствие требованиям по публикациям


Если цель не сдается, ее меняютОраз Джандосов, директор Центра экономического анализа «Ракурс»

В 2006 году, когда президент поставил цель вхождения Казахстана в 50-ку самых конкурентоспособных стран, сразу же приняли программу улучшения конкурентоспособности, создали рабочие группы, механизмы мониторинга. То есть формально правительство подошло к этому делу серьезно. Я тогда был в партии, и мы с Булатом Абиловым (в 2006 году – лидер партии «Нагыз Акжол» – «Къ») написали письмо президенту. Он правильную задачу поставил, но нельзя это дело отдавать только правительству, нужно привлечь все общество. Мы предлагали тогда создать Национальный совет по конкурентоспособности, как это было сделано в свое время в Ирландии, Новой Зеландии, пригласить туда людей из разных партий. Нашему совету, разумеется, не вняли.
Не думаю, что снижение конкурентоспособности Казахстана связано с кризисом. Кризис – явление краткосрочное, есть страны, в которых кризиса вообще не было. А конкурентоспособность – явление долгосрочное. Да, МВФ похвалил наше правительство за действия во время кризиса, но он оценивает только макроэкономику, а по макроэкономике у нас в рейтинге ВЭФ достаточно высокое место – 25-е. Я считаю, что снижение нашего рейтинга достаточно справедливо, и мнение экспертов объективно отражает реальное положение вещей, как в части бизнес-климата (коррупция, суд), так и в части образования и здравоохранения. Так что ничего экстраординарного для меня лично в нынешних результатах нет – я все время про это говорю.

1 просмотр

В Казахстане резко вырос объем проблемных кредитов

Курсив составил рэнкинг банковского сектора страны за первое полугодие 2019 года

Фото: shutterstock/автор YummyBuum

Банки продолжают признавать проблемные кредиты и создавать резервы под них. С начала года доля кредитов с просрочкой более 90 дней в совокупном ссудном портфеле БВУ увеличилась на 2%.

Суммарные активы банков, по данным Национального банка, достигли 25,35 трлн тенге, что незначительно больше показателей на 1 января 2019 года – 25,24 трлн тенге.

По словам вице-президента, главного аналитика Moody’s Investors Service Ltd. Владлена Кузнецова, на динамику совокупных активов негативно повлияла ситуация с Цеснабанком (с 29 апреля этого года переименован в First Heartland Jýsan Bank). В результате передачи проблемных кредитов банка в Фонд проблемных кредитов (ФПК) и досоздания резервов под оставшиеся его активы и кредитный портфель существенно снизились.

«Если убрать эффект от Цеснабанка, система продемонстрировала рост активов в первом полугодии на 3%», – поделился мнением с Курсивом эксперт Moody’s.

Самым крупным банком по объему активов остался Народный банк. Его активы выросли на 0,7% – с 8,67 трлн тенге до 8,73 трлн тенге за полгода.

Второе место в копилке у ForteBank – 1,99 трлн тенге. Активы фининститута увеличились на 11,8% с 1,78 трлн тенге.

Директор (CDO) ForteBank Антон Хмелев отметил, что с точки зрения активов рост кредитной базы банка не столь впечатляющий – по причине достаточно консервативной кредитной политики организации.

«Всю свободную ликвидность банк размещает в высоколиквидные и низкорискованные ценные бумаги, создавая подушку безопасности при возможных крупных изъятиях депозитов», – продолжил он.

Тройку лидеров по объему активов замыкает Сбербанк – 1,98 трлн тенге. Рост за полугодие составил 4,9%, или на 91,9 млрд тенге.

Заметно нарастить объем активов смогли еще два банка: Kaspi Bank на 203,3 млрд тенге и Жилстройсбербанк на 150,6 млрд тенге.

Представители Kaspi Bank подчеркнули: важно понимать, за счет каких статей на стороне обязательств и капитала выросли активы. В случае с Kaspi Bank рост активов объясняется увеличением вкладов клиентов (срочные и текущие счета физических и юридических лиц) на 14%.

«Что касается роста отдельных статей активов в банке, то прирост в основном обеспечили займы клиентов (на 9%) и ликвидные средства (на 21%)», – пояснили в пресс-службе.

Как изменился ссудник?

За полгода общий ссудный портфель банков полегчал на 0,8% – с 13,76 трлн тенге до 13,65 трлн тенге.

«Основные крупнейшие банки продемонстрировали или рост портфеля, или его стабильную динамику. Если убрать эффект от Цеснабанка, система продемонстрировала рост портфеля на 4%. Такой рост считается невысоким в свете ожидаемой инфляции (около 6% в 2019 году)», – отметил Владлен Кузнецов.

Лидером по росту объемов ссудного портфеля стал Жилстройсбербанк. Его ссудник подрос на 150,74 млрд тенге – до 821,2 млрд тенге. На втором мес­те Сбербанк, который нарастил портфель за первое полугодие на 116 млрд тенге, до 1,38 трлн тенге. Kaspi Bank увеличил портфель на 102,7 млрд тенге, до 1,25 трлн тенге.

В процентах к началу года наибольшего роста ссудного портфеля смогли достичь First Heartland Bank – 155,2%, Жилстройсбербанк – 22,5% и Bank RBK – 22,3%.

В First Heartland Bank рост ссудного портфеля объясняется большой долей в нем операций РЕПО. Доля сделок в общем портфеле составила на анализируемую дату около 90%.

В Bank RBK увеличение ссудника прокомментировали положительной динамикой по выдачам розничных кредитов.

«Месяц к месяцу выдачи в рознице стабильно растут: если в прошлые годы банк выдавал 1,5 млрд тенге в месяц, то сейчас ежемесячный объем выдачи составляет порядка 7 млрд тенге», – рассказали представители Bank RBK.

Одним из важнейших показателей работы банка является показатель NPL 90+ (кредиты с просрочкой платежей более 90 дней). Суммарный объем таких кредитов в первом полугодии возрос на 26% – с 1,02 трлн, до 1,28 трлн тенге.

Самая большая доля токсичных кредитов наблюдалась в First Heartland Jýsan Bank. Они составили 39,81% в общем ссудном портфеле банка, или 319,1 млрд тенге.

В банке возросший уровень NPL 90+ объясняли снижением общего объема портфеля в результате продажи части портфеля ФПК и продолжающейся работой по очистке портфеля.

Объем таких кредитов в Национальном банке Пакистана в Казахстане – 1,16 млрд тенге, или 29,31% от ссудного портфеля. Третий банк-антилидер – AsiaCredit bank с долей плохих кредитов в 21,67%.

По мнению эксперта Moody’s, в силу высокой прибыли (которая помогает формировать резервы на возможные потери) банки стали более справедливо признавать проблемные кредиты, а не скрывать их реструктуризацией.

Что с депозитами?

Совокупные обязательства банков за полгода составили 22,22 трлн тенге. Депозиты физических лиц в составе обязательств – 8,69 трлн тенге, что меньше показателей начала года на 0,9%. Вклады корпоративных клиентов сократились на 3,8%, с 8,27 трлн тенге до 7,96 трлн тенге.

«На вклады физлиц негативно влияет недостаточная стабильность банковского сектора и волатильность тенге. Кроме того, у банков скопилась избыточная ликвидность в связи с невысоким спросом на кредиты со стороны корпоративных заемщиков, и они не очень заинтересованы в активном привлечении фондирования», – считают в Moody’s Investors Service Ltd.

Лидерами по привлечению вкладов населения стали Kaspi Bank, Жилстройсбербанк, Fortebank.

Депозитный портфель вкладов населения в Kaspi Bank вырос на 177,37 млрд тенге, до 1 313,09 млрд тенге. В Жилстройсбербанке рост составил 70,08 млрд тенге, до 700,7 млрд тенге. Fortebank дополнительно привлек еще 43,67 млрд тенге и нарастил портфель до 563,67 млрд тенге.

Отток вкладов физлиц наблюдался в Народном банке на 156,37 млрд тенге – до 3 163,61 млрд тенге, в АТФБанке на 68,84 млрд тенге – до 292,68 млрд тенге, в Сбербанке на 68,64 млрд тенге, до 695,73 млрд тенге.

«Снижение объема вкладов населения в АТФБанке произошло за счет сегмента клиентов приват-банкинга, депозиты в иностранной валюте которых были размещены на условиях 3%-ной ставки вознаграждения», – рассказали в организации.

В конце 2017 года Казахстанским фондом гарантирования депозитов была установлена максимальная ставка вознаграждения по депозитам физлиц в инвалюте в размере 1%, которая действовала до 1 июня 2019 года.

«Поэтому, когда срок размещения депозитов VIP-клиентов АТФБанка с высокой ставкой истекал, многие из них предпочли направить средства на развитие бизнеса, а также размещать их в инструменты в странах, позволяющих получить более высокую доходность», – подчеркнули в пресс-службе банка.

Эксперты банка считают, что данная тенденция наблюдалась не только в АТФ, но и по всему рынку. В двух других банках не смогли оперативно предоставить ответы на запрос Курсива.

Еще одна причина снижения объема депозитов населения – сезон отпусков.

В числе тех банков, кто смог привлечь вклады юрлиц, – Сбербанк. Такие депозиты в банке выросли за полгода на 82,44 млрд тенге, до 741,46 млрд тенге. Увеличились депозиты и у Fortebank – на 56,99 млрд тенге, до 596,14 млрд тенге. Жилстройсбербанк нарастил объем вкладов на 33,7 млрд тенге, до 60,19 млрд тенге.

Снижение вкладов корпораций наблюдалось в First Heartland Jýsan Bank минус 193,57 млрд тенге, до 126,64 млрд тенге, в Народном банке – минус 117,88 млрд тенге, до 3 080,87 млрд тенге и в Банке ЦентрКредит – минус 56,27 млрд тенге, до 400,59 млрд тенге.

В First Heartland Jýsan Bank отток вкладов прокомментировали конвертацией депозитов корпораций в облигации АО «Цеснабанк» в рамках его оздоровления, а также изъятием компаниями квазигосударственного сектора на оплату внешних контрактных обязательств.

В Банке ЦентрКредит отметили, что изменение депозитного портфеля наблюдается по всему сектору. Сейчас многие клиенты предпочитают безрисковые финансовые инструменты, такие как ноты Нацбанка РК, а также государственные и квазигосударственные облигации.

Отток в самом БЦК, как рассказали его представители, наблюдался по валютным депозитам, при этом по тенговым депозитам происходил рост. Валютные депозиты в банке замещаются привлечением фондирования за счет облигаций. По состоянию на 1 июля 2019 года объем выпущенных банком ценных бумаг увеличился за год на 51,2 млрд тенге (137,9 млрд тенге на 1 июля 2018 года), а также за счет прочего фондирования. В частности, по линии ЕБРР было привлечено с декабря 2018 года 12,7 млрд тенге, а по продуктам АО «Ипотечная органиазация «Баспана» с 1 января 2019 года по 17 июля 2019 было привлечено 34,5 млрд тенге.

Конечный результат

За полгода 2019 года банки смогли заработать 211,6 млрд тенге. По словам Владлена Кузнецова, при исключении из расчета убытков Цеснабанка общая прибыль сектора в этот период выросла более чем на 20% по сравнению с тем же периодом 2018 года.

По его мнению, на показатели прибыли положительное влияние оказывают оптимизация расходов, рост процентного и комиссионного доходов и стабилизация отчислений в резервы на возможные потери.

Самым прибыльным банком стал Народный банк. За полгода фининститут заработал 159,33 млрд тенге. На втором месте Kaspi Bank – 70,67 млрд тенге. В тройку лидеров по прибыли вошел Сбербанк – 36,56 млрд тенге.

В минусе оказались First Heartland Jýsan Bank, AsiaCredit Bank и Национальный банк Пакистана в Казахстане.

Напомним также, что в Казахстане собираются объединяться три банка – Tengri bank, Capital bank и AsiaCredit bank. В Moody’s считают, что эти банки не являются системно значимыми и слияние кардинально не повлияет на ситуацию в банковском секторе. Активы трех банков составляли около 1% от общего объема активов сектора по состоянию 1 июля 2019 года, заключил эксперт агентства.

банки копия (1).jpg

Ограничение ответственности.

Kursiv Research обращает внимание на то, что приведенный выше материал носит исключительно информационный характер и не является предложением или рекомендацией совершать какие-либо сделки с ценными бумагами и иными активами указанных организаций.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций