Перейти к основному содержанию

3450 просмотров

Давить на газ

В пятницу, 4 июня, на правительственном часе в Астане планируется обсудить вопрос передачи попутного газа в государственную собственность. Как рассказали «Къ» в Министерстве нефти и газа, в настоящее время по этому поводу ведется активная работа. Скорее всего, данная норма будет прописываться при заключении новых контрактов, а старые – оставят в покое.

Давить на газ

Давить на газ
В пятницу, 4 июня, на правительственном часе в Астане планируется обсудить вопрос передачи попутного газа в государственную собственность. Как рассказали «Къ» в Министерстве нефти и газа, в настоящее время по этому поводу ведется активная работа. Скорее всего, данная норма будет прописываться при заключении новых контрактов, а старые – оставят в покое.

Напомним, разобраться с ситуацией, касающейся нефтяного газа, порекомендовал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. «Почему попутный газ должен принадлежать нефтедобывающей компании? Этого же нет в контракте. Говорят, в Азербайджане этот вопрос решили», – сказал он, выступая в начале года на совещании в Акорде. По мнению президента республики, попутный газ – собственность государства, ведь на его добычу владелец не расходует никаких средств. Проработать данный вопрос было поручено премьер-министру Кариму Масимову.

Это предложение сразу же вызвало резонанс как в правительстве, так и в прессе. Первых беспокоит вопрос законности и возможности осуществления такого указания. Вторые указывают на снижение инвестиционной привлекательности республики.

Что касается мнения самих недропользователей, то, к примеру, в АО «РД «КазМунайГаз» «Къ» пояснили, что, рассматривая данный вопрос, нужно четко понимать один важный юридический аспект. А именно: в соответствии с пунктом 3 статьи 6 Конституции РК «Земля и ее недра, воды, другие природные ресурсы находятся в государственной собственности. В соответствии со статьей 3 Закона РК «О нефти», вся нефть (включая попутный газ) в естественном залегании в недрах является исключительной собственностью РК. Собственник нефти (включая попутный газ), поднятой на поверхность, определяется контрактом. То есть право распоряжения нефтью уже на поверхности принадлежит собственнику, если иное не предусмотрено контрактом. В соответствии с действующим Законом «О нефти», а также большинством контрактов на добычу углеводородного сырья в понятие «нефти» входит попутный газ. Согласно контрактам, государством предоставляется неограниченное право распоряжения извлекаемыми на поверхность углеводородами. Соответственно, извлекаемый при проведении добычи на месторождениях попутный газ является собственностью компании.

В РД КМГ отмечают тот факт, что новый проект Закона «О недрах и недропользовании», находящийся в настоящее время на совместном рассмотрении обеих палат Парламента РК, сформулирован таким образом, что по ранее заключенным контрактам извлеченный попутный газ будет оставаться в собственности подрядчика, а во вновь заключаемых контрактах – в собственности государства. В случае принятия проекта закона в данной редакции, такая формулировка позволит сохранить баланс политических и экономических интересов государства и подрядчика по контрактам.

Напомним, в 2004-2006 годах налоговые органы Казахстана предпринимали попытки начислить дополнительные суммы роялти (платеж за право пользования недрами) по объемам попутно добываемого недропользователями газа. Однако суды приняли позицию недропользователей и подтвердили, что роялти должен уплачиваться только по сырой нефти, а попутный газ – это побочный продукт.

Что дальше?
По словам партнера и руководителя департамента «Природные ресурсы» юридической фирмы GRATA Алмата Даумова, если следовать логике, то и переработка попутного газа, и его поставка (строительство газопровода и так далее) должны быть обязательствами государства. А это потребует большого объема инвестиций, что для государства может стать проблемой.

«Инвесторы же с 2005 года разработали поэтапные программы утилизации попутно добываемого природного газа. Возможно, следует усилить администрирование и контроль над выполнением таких программ, нежели лишать недропользователей собственности на попутный газ», – поясняет А. Даумов. По его мнению, многие собственники осуществили значительные инвестиции в реализацию программы утилизации газа, и в настоящее время для инвесторов лишение права собственности на попутный газ равносильно невозврату осуществленных ранее вложений, что вызовет их недовольство.

В свою очередь начальник отдела экономического анализа Евразийского банка развития Евгений Винокуров по этому поводу отмечает, что основные потери нефтяного газа формируются за счет малых и средних удаленных месторождений. Организация сбора газа с таких месторождений по схемам, предложенным для строительства крупных газоперерабатывающих заводов, является весьма капиталоемким мероприятием и требует значительного времени для реализации.

По его словам, экономическая выгода от производства продукции переработки попутного нефтяного газа (ПНГ) в большинстве своем зависит от мировых цен на него – ведь большинство продукции будет поставляться на экспорт. Если до кризиса экономическая целесообразность производства ПНГ была в целом неоспорима, то в первом полугодии 2009 года цены на пропан, бутан и сжиженную смесь этих двух газов резко пошли вниз (но в последнее время наблюдается положительная динамика). Однако с учетом того, что потребление газа в мире будет уверенно расти, как считают многие эксперты (по прогнозам Royal Dutch/Shell, с 2025 года газ будет использоваться больше, чем нефть), можно предположить, что снижения цен на мировых рынках ПНГ в ближайшее время не предвидится.

Пока же первый в Казахстане завод по переработке попутного нефтяного газа построят в Актюбинской области. Проект стоимостью $278 млн будет реализован ТОО «Казахойл Актобе».

Так, предприятие позволит переработать 400 млн кубометров попутного нефтяного газа, производить 320 млн кубометров товарного сухого газа и 57 тыс. тонн сжиженного газа (пропан-бутановой смеси) в год.

Между тем газ после обработки на установке месторождения Кожасай будет транспортироваться по газопроводу «Кожасай – Алибекмола» для дальнейшей переработки на Установке подготовки газа (УКПГ) месторождения Алибекмола. Сухой отбензиненный газ после УКПГ будет транспортироваться через строящийся газопровод от УКПГ Алибекмола до магистрального газопровода «Жанажол – КС-13», далее на Магистральный газопровод «Бухара-Урал» и по этому газопроводу – в систему транспортировки газа АО «Интергаз ЦентральнаяАзия.

Пример для подражания
Попутный газ – сложный вопрос. Во многих месторождениях он закачивается обратно в скважины для поддержания давления. Как правило, по общемировой практике попутный газ – это собственность недропользователя. Где-то разрешается сжигание газа, где-то сжигание полностью запрещено, и государство требует полной утилизации.

В свою очередь Нурсултан Назарбаев, давая свое поручение, указывал на опыт Азербайджана.

Азербайджанское государство, согласно контракту с консорциумом (основные участники: BP Amoco, ChevronTexaco, SOCAR Azerbaijan, INPEX), заключенному в 1994 году, на разработку блока морских нефтяных месторождений Азери – Чираг – Гюнешли получает добываемый попутный газ безвозмездно. В 2009 году Азербайджан получил от него почти 4 млрд кубических метров попутного газа, против около 2 млрд в 2008 году.

Попутный газ с трех платформ Азери – Чираг – Гюнешли перекачивается по 28-дюймовому подводному газопроводу на Сангачальский терминал и в систему ПО «Азеригаз» для внутреннего потребления в стране.

На месторождении Шах-Дениз объемы добычи пока небольшие (разрабатывают BP Amoco, Statoil Azerbaijan, SOCAR Azerbaijan, Elf Petroleum Azerbaijan LukAgip N.V). Там компания ГНКАР, в лице которой правительству передается попутный газ, получила в качестве партнера и купила по контракту пока лишь 1,3 млрд кубометров природного газа.

Подсчитать экономические потери от сжигания попутного газа довольно сложно. В 2009 году в Казахстане сожгли свыше 1,8 млрд кубометров попутного газа. Добычу в стране ведет 61 компания, 24 из них сжигают попутный газ.

Возможно ли сделать попутный газ собственностью Казахстана?Давить на газДепутат сената Парламента РК Михаил Бортник:
– Попутный газ должен стать государственной собственностью. В контрактах, где это не обозначено, надо однозначно перевести его в госсобственность. От недропользователей, имеющих право на использование попутного газа, надо потребовать более рационального подхода: закачки в пласты, осушки или очистки. Но самый идеальный вариант – использование газа в целях народного пользования.
Существующее отношение к попутному газу сложилось еще в советские времена, тогда его было проще сжечь. Кризисная ситуация и рост цен на нефтепродукты показали необходимость использовать данный газ.

Давить на газМинистр охраны окружающей среды РК Нургали Ашимов:
– Добывающую компанию нецелесообразно лишать права собственности на попутный газ. Он является собственностью компании после заключения контракта. По Конституции РК лишить владельца собственности может только суд. Это юридический момент. Инициатива государства может породить много проблем в привлечении инвестиций в отрасль. Это довольно трудоемкие инвестиции, и лучше заставить предприятия утилизировать газ. Так делается во всем мире.
Если Казахстан сделает попутный газ госсобственностью, необходимо будет создать республиканское госпредприятие, а потом и деньги на его содержание выделять. И еще. Как вы на одной площадке разделите собственность? Хорошо, этот газ отдадим РГП, а отходы куда? В попутном газе 250 вредных примесей, и технически возникает много сложностей. Во многих развитых странах газ является собственностью добывающих компаний. Я считаю, Казахстан должен придерживаться такой же политики.
Источник: Kazakhstan Today

Давить на газПартнер и руководитель департамента «Природные ресурсы» юридической фирмы GRATA Алмат Даумов:
– В первую очередь следует отметить, что попутный газ – это то, что добывается вместе с основным видом полезного ископаемого – сырой нефтью. Иными словами, это побочный продукт нефтедобычи. Многое зависит от положений самих контрактов на недропользование или СРП. Как правило, попутный газ, как побочный продукт добычи сырой нефти, считается обычным отходом и собственностью недропользователя.
Также технически затруднительно передать попутный газ государству, поскольку оператором на месторождении является, как правило, сам недропользователь и отдать газ можно только в переработанном виде. В таком случае будет достаточно непросто урегулировать взаимные права и обязательства каждой из сторон (государства и недропользователя).
В 2004­2006 годах налоговые органы Казахстана предпринимали попытки начислить дополнительные суммы роялти (платеж за право пользования недрами) по объемам попутно добываемого недропользователями газа. Однако суды приняли позицию недропользователей и подтвердили, что роялти должен уплачиваться только по сырой нефти, а попутный газ – это побочный продукт, отход.

2724 просмотра

Сколько заработали компании по страхованию жизни в Казахстане

Около 16% доходов пришлось на инвестиционную деятельность

Фото: Depositphotos/Baurka

В Казахстане функционируют семь компаний по страхованию жизни (КСЖ). Одной из статей в общей структуре доходов являются доходы от инвестирования активов. «Курсив» выяснил, куда вкладывают средства КСЖ и сколько они заработали на такой деятельности.

Совокупные активы компаний по страхованию жизни в Казахстане, по данным Национального банка, на начало октября 2019 года составили 396,9 млрд тенге. В аналогичный период 2018 года активы были значительно ниже – 314,1 млрд тенге.

Собственный капитал таких организаций в этом году достиг 65,7 млрд тенге, увеличившись на 42% – с 46,4 млрд тенге в начале октября 2018 года. Сумма собранных страховых премий выросла за год с 89,6 млрд тенге до 139,1 млрд тенге на 1 октября 2019 года.

Расходы по осуществлению страховых выплат приблизились к 15,8 млрд тенге против 13,4 млрд тенге в прошлом году.

Нераспределенный доход (прибыль) компаний по страхованию жизни составил 14,1 млрд тенге. Аналогичный прошлогодний показатель – 11,3 млрд тенге.

Доходы от инвестиционной деятельности

Из отчетов о прибылях и убытках компаний по страхованию жизни следует, что инвестиционные доходы всех организаций (без учета расходов) на рынке составили 23,7 млрд тенге. Тогда как совокупные доходы КСЖ приблизились к 151,2 млрд тенге. Отметим, что основной деятельностью таких компаний является страхование, а не инвестирование.

Как правило, крупные страховые компании в силу размеров активов имеют возможность инвестировать больше средств и, соответственно, получать больший доход. Важное значение имеет инвестиционная политика самой компании – консервативная («меньший риск – меньшая доходность»), агрессивная («больший риск – большая доходность») или умеренная.

По данным финансовых отчетов КСЖ, общие доходы самой крупной компании по страхованию жизни «Халык-Life» за январь – сентябрь 2019 года составили 62,5 млрд тенге, в том числе от инвестиционной деятельности – 10,3 млрд тенге, или 16,5% от всех доходов. В прош­лом году доходы от инвестирования равнялись 5,8 млрд тенге, что на 78,5% меньше показателя этого года.

Отметим, что общие активы КСЖ на 1 октября этого года увеличились по сравнению с тем же периодом прошлого года на 111,5% и достигли почти 163 млрд тенге.

Nomad Life является второй по размерам активов компанией на рынке. Объем активов на начало октября текущего года приблизился к 124,4 млрд тенге. Еще в прошлом году такой показатель был на уровне 78,8 млрд тенге. Рост составил более 57% за год.

Компания за девять месяцев смогла получить доход, равный 48,5 млрд тенге, в том числе за счет инвестиционной деятельности – 6,9 млрд тенге (14,2% от совокупных доходов), за счет основной деятельности (страховой) – 41,6 млрд тенге. В аналогичный период прошлого года инвестиционный доход компании был на уровне 6,3 млрд тенге.

Государственная аннуитетная компания (ГАК) с активами в размере 36,1 млрд за анализируемый период за счет инвестиционной деятельности получила 2,3 млрд тенге дохода. Общие доходы приравнивались к 4,3 млрд тенге. Доля инвестиционного дохода от всех доходов составляла 54,9%.

Standard Life c активами в размере 33,6 млрд тенге получила общий доход в размере 10,6 млрд тенге, в том числе от инвестиционной деятельности – 2,1 млрд тенге (19,7% от всех доходов организации).

«Европейская страховая компания» с активами в размере 15,9 млрд тенге заработала за три квартала 19,1 млрд тенге против 11,6 млрд тенге в прошлом году. Из всей суммы доходов на инвестиционную деятельность пришлось 0,8 млрд тенге (4,2% от всех доходов), все остальное – на страховую деятельность.

Совокупные доходы Freedom Finance Life достигли 15,5 млрд тенге. Доходы от инвестиционной деятельности – 0,9 млрд тенге (18,9% от всех доходов), от страховой – 4,6 млрд тенге. Совокупные активы приравнивались к 14,9 млрд тенге. Инвестдоход компании за аналогичный период прошлого года – 0,7 млрд тенге.

В 2019 году на рынок страхования жизни Казахстана вышла дочерняя компания страховой компании «Евразия» с одноименным названием. Общие активы компании составили на 1 октября текущего года 9 млрд тенге. С начала открытия компания смогла заработать 0,8 млрд тенге, в том числе от страховой и инвестиционной деятельности по 0,4 млрд тенге. Напомним, КСЖ была выдана лицензия Национального банка в начале марта 2019 года.

Инвестиционный портфель страховых компаний

АО «Халык-Life» имеет самый большой инвестиционный портфель на рынке страхования жизни – по состоянию на 1 октября 2019 года он составлял 143,6 млрд тенге. Прирост к началу года составил 14%.

Причинами заметного роста инвестиционного портфеля и активов в целом стало присоединение в прошлом году к страховой компании КСЖ «Казкоммерц-Life» и рост объемов бизнеса.

По данным страховой компании, основную долю в инвестиционном портфеле занимают ценные бумаги (87,8%) как казахстанских, так и иностранных эмитентов, далее следуют депозиты (11,8%) и операции обратного РЕПО (0,4%).

В «Халык-Life» сообщили, что в структуре инвестиционного портфеля компании по сравнению с началом года выросла доля негосударственных ценных бумаг казахстанских эмитентов на 14 процентных пунктов в абсолютном выражении (с 25% до 39%).

Доля государственных ценных бумаг в инвестиционном портфеле выросла на 8 процентных пунктов в абсолютном выражении (с 30% до 38%), доля обратного РЕПО снизилась с 18% до 0,4%.

«Изменение инвестиционного портфеля связано исключительно с целью максимизации рентабельности инвестиций», – отметили в страховой компании.

В другой компании по страхованию жизни, Nomad Life, рассказали, что при формировании активов инвестиционного портфеля КСЖ учитывает кредитное качество активов с целью обеспечения средневзвешенного долгосрочного кредитного рейтинга инвестиционного портфеля на уровне не ниже «BB» по шкале S&P. Также компанией установлены ограничения по инвестициям в активы с рейтингом «B+», «B», «B-» – не более 5% от суммы активов.

Инвестиционный портфель компании формируется прежде всего с учетом основного принципа – иммунизации обязательств по срокам (Liability driven investing).

Иммунизация – это формирование структуры инвестиционного портфеля с учетом структуры срочности обязательств компании.

Кроме LDI компания использует и тактическое управление инвестиционным портфелем. При тактическом управлении инвестиционным портфелем компания может не применять 100%-ное покрытие обязательств по срокам и определять те активы для инвестирования, по которым доходность выше, но все остальные параметры остаются без изменений. Данное отклонение в структуре портфеля допустимо при наличии surplus (в переводе с англ. – «избыток»), то есть когда сумма активов больше суммы обязательств.

Инвестиционный портфель КСЖ на 1 октября 2019 года составил 117,9 млрд тенге. Доля государственных ценных бумаг составила 31,7%, ценных бумаг и средств в депозитах банков второго уровня – 33,6%, ценных бумаг прочих эмитентов – 17%, ценных бумаг международных финансовых организаций – 7,9%, ценных бумаг нерезидентов Республики Казахстан – 5%, облигаций АО «Банк Развития Казахстана» – 4,4%, денежных средств – 0,1%.

По данным компании, средневзвешенная доходность инвестиционного портфеля на начало октября текущего года составила 8,17%.

В компании отметили, что такой уровень доходности является комфортным для них уровнем, так как позволяет исполнять все принятые на себя обязательства и при этом поддерживать кредитное качество активов.

В КСЖ «Государственная аннуитетная компания» рассказали, что на 1 октября инвестиционный портфель компании приравнивался к 33,5 млрд тенге, в том числе ценные бумаги – 22,8 млрд тенге (68,1%), среди них облигации – 22,5 млрд тенге (67,2%), акции – 0,3 млрд тенге (0,9%). Депозиты в портфеле достигли уровня 10,7 млрд тенге (31,9%).

В ГАК напомнили, что инвестиционный портфель компании на 1 января 2019 года составлял 32,8 млрд тенге, более 52% из которых приходилось на ценные бумаги (17,2 млрд тенге), 41,3% – на депозиты (13,6 млрд тенге) и 6,2% – на операции РЕПО (около 2 млрд тенге).

Доля депозитов за девять месяцев снизилась с 41,3% до 31,9%, доля ценных бумаг увеличилась с 52,1% до 67,2%. Как отметили в компании, за счет изменения структуры инвестиционного портфеля компании удалось увеличить процентные доходы.

В ГАК подчеркнули, что основными принципами политики компании являются обеспечение стабильного прироста активов и умеренная консервативная политика вложений с учетом принципов возвратности, диверсификации, прибыльности, ликвидности.

Инвестиционный портфель КСЖ Freedom Finance Life на 1 октября 2019 года составлял почти 13 млрд тенге. Структура портфеля КСЖ состоит на 78,8% из ценных бумаг, в том числе государственные бумаги – 14,7%, облигации банков второго уровня РК – 22,3%, облигации казахстанских компаний – 26,1%, акции казахстанских компаний – 4,2%, а также операций обратного РЕПО – 14,3%, вкладов – 6,3% и денег – 0,7%.

В компании поделились, что средства КСЖ размещаются в суверенные облигации таких стран, как Турция и РФ, акции ведущих международных компаний и облигации крупнейших зарубежных банков. Основной костяк портфеля – это казахстанские квазигосударственные облигации АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» и его дочерних компаний. Компания распределяет инвестиции в различные секторы экономики, придерживаясь принципа максимальной диверсификации портфеля.

На 1 января 2019 года объем такого портфеля составлял только 8,8 млрд тенге. Увеличение портфеля в значительной степени было вызвано поступлением страховых премий по договорам страхования.

На начало октября этого года доходность инвестирования с учетом нереализованного дохода составила 13,1%.

Компания размещает собранные страховые премии в ценные бумаги, опираясь на умеренно консервативную инвестиционную стратегию.

Как отметили представители компании, в первую очередь данная стратегия строится на обслуживании обязательств компании перед клиентами, в том числе и по добровольным видам страхования. Например, по 10-летнему пенсионному аннуитету компания имеет «длинные» обязательства, и КСЖ соответственно нужны ценные бумаги, которые смогут не только перекрыть расходы по данным обязательствам, но и дать дополнительный доход.

Поэтому компания балансирует между 10-15-летними государственными облигациями и более доходными корпоративными ценными бумагами, постоянно отслеживая, чтобы доходы по ценным бумагам покрывали обязательства по добровольным накопительным видам страхования.

В заключение в КСЖ Freedom Finance Life подчеркнули, что на текущий момент портфель компании – один из самых диверсифицированных на страховом рынке и состоит из 36 различных выпусков ценных бумаг. Но даже при таком умеренно консервативном подходе компании удается опережать ставки по депозитам банков второго уровня.

Отметим, что опрошенные изданием «Курсив» страховые компании формируют консервативный инвестиционный портфель, инвестируя преимущественно в ценные бумаги (государственные и казахстанских эмитентов) и в депозиты банков второго уровня, что снижает риски вложений.

Все остальные страховые компании по тем или иным причинам отказались отвечать на запрос издания, поясняя это нежеланием раскрывать коммерческую тайную или в силу занятости.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif