Перейти к основному содержанию

3989 просмотров

Репетиция Киото

26 марта текущего года Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал Закон «О ратификации Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата». Таким образом, пока для Казахстана предусмотрен механизм так называемого чистого развития, как для страны с развивающейся экономикой. Однако, как рассказали «Къ» участники экологической реформы, сейчас в республике активно разрабатывается система внутренней торговли квотами на парниковый газ с учетом выхода на мировую углеродную биржу.

Репетиция Киото

Репетиция Киото
26 марта текущего года Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал Закон «О ратификации Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата». Таким образом, пока для Казахстана предусмотрен механизм так называемого чистого развития, как для страны с развивающейся экономикой. Однако, как рассказали «Къ» участники экологической реформы, сейчас в республике активно разрабатывается система внутренней торговли квотами на парниковый газ с учетом выхода на мировую углеродную биржу.

Дело в том, что 12 марта 1999 года Казахстаном был подписан, но не ратифицирован Киотский протокол. В 2001 году Казахстан получил статус «стороны Приложения 1 Киотского протокола», однако по Конвенции ООН этого статуса не имеет.

По идее, это приложение предполагает механизм количественного ограничения выбросов и торговлю выбросами. Суть торговли заключается в том, что государство, уже выполнившее свои обязательства и имеющее их переизбыток, может продать свои квоты на выброс другим сторонам.

Все это время, на протяжении 10 лет, в правительстве сомневались и думали, не станет ли это препятствием для развития промышленности. А с начавшимся глобальным кризисом и снижением темпов развития страны, решили повременить с такими обязательствами.

По словам директора департамента МООС РК Болата Бекнияза, теперь, после ратификации Киотского протокола, в ООН ждут от Казахстана следующего шага. То есть нужно определиться – либо установить для себя какие-то жесткие рамки по снижению выбросов (покупать и продавать квоты), как это сделала Европа, либо помогать очищать воздух другим странам (предоставлять свои инвестиции), как Япония.

Пока же в Министерстве охраны окружающей среды намерены в первые несколько лет идти по механизму чистого развития, внедряя энергосберегающие технологии.

Однако о том, что Казахстан все же планирует торговлю квотами на выброс парниковых газов, адаптированную к европейской товарной бирже, и, что в перспективе, торги выйдут на международный уровень заявил в конце января глава Мнистерства охраны окружающей среды Нургали Ашимов.

На конференции по климату в Копенгагене (декабрь 2009 г.) Казахстан поддержал глобальную цель в борьбе с изменениями климата – не превышать 2 градуса по Цельсию и принял добровольные обязательства по снижению парниковых газов. Там же было решено направить в Казахстан экспертов для проверки национальной инвентаризации парниковых газов. По словам министра, это необходимо для включения республики в механизмы торговли квотами.

По его данным, в 2009 году уже подготовлены 20 проектов по возобновляемой энергетике, которые планируется реализовать в рамках механизмов Киотского протокола.

Проработать механизмы торговли квотами парниковых газов казахстанским министрам поручил сам глава государства.

Как ответил «Къ» по этому поводу советник министра охраны окружающей среды РК и Национальный координатор по вопросам изменения климата Канат Байгарин, европейский углеродный рынок существует с 2005 года, а с 2008 года он уже объединил вокруг себя весь Киотский углеродный рынок. Дальнейшее его развитие – это объективная реальность. На скорость развития, конечно, будет влиять общее состояние мировой экономики и финансовой системы, но направление развития уже не изменится, то есть углеродный рынок постепенно станет частью мировой экономической системы.

Поэтому войти в этот рынок и воспользоваться теми возможностями, которые будут в нем, является важной составляющей форсированного индустриального развития.

Также, по мнению советника министра, у казахстанской экономики огромный потенциал энергосбережения, но этому уделяется мало внимания. Теперь это будет приоритетом развития, то есть позволит стать генератором углеродных квот. «Есть простая формула: экспорт квот – импорт новых эффективных технологий – экспорт квот. Надо полагать, в течение 2011-2012 годов мы запустим наш собственный углеродный рынок», – говорит Канат Байгарин.

«В принципе, Казахстан может уже сейчас уверенно выйти на рынок торговли квотами на выброс парниковых газов», – считает заместитель директора Экспертного бюро Energy Focus Артем Устименко.

В частности, по имеющимся оценкам, Казахстан имеет запас эмиссий парниковых газов около 85-90 млн тонн (общий уровень на 2008 год – 247 млн тонн эквивалента углекислого газа) по сравнению с базовым 1992 годом, на который и ориентируется Киотский протокол. Планируется, что выбросы парниковых газов в Казахстане к 2020 году составят 275,1 млн тонн, что дает снижение на 15% от базового 1992 года, и 242,7 млн тонн углекислого газа, снижение – на 25%.

По его словам, вообще, торговля квотами представляется выгодной, так как ориентируется на использование уже сложившегося избытка выбросов. Ведь суть торговли заключается в том, что государство, уже выполнившее свои обязательства и имеющее переизбыток квот, может продать их на выброс другим сторонам.

Кому деньги за выбросы?
«Квотами могут торговать уполномоченные государством коммерческие структуры либо непосредственно промышленные предприятия, имеющие излишки или, наоборот, дефицит квот на выброс парниковых газов, в том числе через эмиссионных брокеров и консультантов», – поясняет Артем Устименко. Особенно выгодной торговля может стать для предприятий отечественной энергетической отрасли. Их доля составляет порядка 208 млн тонн эквивалента углекислого газа.

Республика и целый ряд вовлеченных компаний при достаточно хорошо спланированной стратегии действий на рынке торговли квотами могут получать дополнительные финансовые ресурсы фактически из ничего, без задействования, как минимум на начальном этапе, каких-либо существенных финансовых вливаний или инвестиций», – считает он. При этом он отмечает, что торговля квотами виртуальна и никак не связана с физическими поставками – по сути, происходит торговля излишками цифровых значений выбросов.

Согласно имеющимся оценкам, торговля квотами при оптимальном сценарии даст возможность Казахстану привлекать от $800 млн до $1,2 млрд ежегодно, ориентируясь на ценовой диапазон $10-15 за тонну.

«Однако вопрос заключается в том, насколько долго просуществует рынок торговли эмиссиями, так как перспективы Киотского протокола достаточно туманны», – резюмировал он (протокол действует до 31 декабря 2012 года, ожидается, что ему на смену придет новое соглашение – «Къ»).

«Сейчас в республике создается система внутренней торговли, которая будет прототипом международной», – рассказал «Къ» директор Центра по изменению климата и защиты озонового слоя РГП «КазНИИЭК» МООН РК Алексей Чередниченко. По его словам, пока в любом случае государство будет привлекать инвестиции в виде зарубежных более эффективных технологий. При этом проявляется большой интерес со стороны западных инвесторов, таких как Япония, Евросоюз, Корейская Республика, которые готовы уже сейчас вкладывать деньги, если будет создан внутренний рынок с перспективой его соединения с международным.

«Сейчас решается вопрос о том, что будет две структуры по обмену квотами», – поясняет он. Будет внутренний рынок, то есть – это все предприятия, которые выбрасывают свыше 20 тыс. тонн СО2. Они будут попадать под квотирование и, соответственно, войдут в схему торговли между собой и привлечение международных инвестиций, через определенные ценные бумаги, которые, скорее всего, будут размещаться на Алматинской бирже, и, возможно, на Лондонской.

Также он рассказал «Къ», что сам механизм сейчас уже разработан и представлен на обсуждение в министерства, которые заинтересованы в этом процессе. Законодательные документы уже готовы. Они проходят согласования. «Я думаю, до конца года все будет принято. Чтобы к началу следующего года предприятия знали, какие у них перспективы. Кто из них попадает в эту схему. И как это все будет выглядеть», – говорит он.

При этом он добавил, что внутренняя система торговли квотами, возможно, уже со следующего года начнет работать.

Дело в том, что Киотский протокол действует до 2012 года. Сегодня в Казахстане пытаются, создавая внутренний рынок, построить платформу на посткиотский период до 2020 года с перспективой до 2050 года, также стараются создать условия для подключения к международной торговой площадке с перспективой на Евросоюз.

«Сейчас Киотский протокол дает нам возможность за этот период, 2011-2012 годы, создать и опробовать нормальную систему. Чтобы в период, в который будет принято новое соглашение по постпротоколу, у нас была бы подготовлена база. Мы сможем быстрее подстроится под рынок и под те условия, которые будут», – рассказал Алексей Чередниченко.

Евросоюзу страшноот российских квот
Схема торговли квотами на выброс парниковых газов (emissions trading scheme, ETS) была одобрена Евросоюзом в 2005 году. Изначально предполагалось, что разработанная схема торговли парниковыми квотами должна сильно ограничивать возможности крупных промышленных предприятий в ЕС, высокие налоги на углекислые выбросы должны были заставить заводы как можно скорее перейти на энергосберегающие технологии и сократить объемы парниковых газов.

Как пишет New York Times, по мнению британских экспертов, рецессия привела к тому, что крупные фирмы выкупили больше квот, чем им нужно, и цены упали. В данный момент тонна выбросов стоит около 15 евро. И этого недостаточно, чтобы заставить промышленность тратиться на новые технологии.

Издание отмечает, что перед началом глобальной рецессии в 2008 году британским предприятиям были выданы кредиты на выбросы, а кризис обесценил их. В итоге заводы получили дешевые квоты, купить которые не составляло труда.

Комиссия Палаты общин в Евросоюзе предлагает резко увеличить налог на углекислые выбросы. Так, за тонну парникового газа предполагается брать 100 евро вместо нынешних 15. По мнению экспертов, это сделает выбросы достаточно дорогими и создаст предпосылки для перехода промышленности на новый технологический уровень.

Тем не менее The New York Times главной опасностью для парниковой биржи Европы называет Россию. Ссылаясь на источники, близкие к правительству Евросоюза, газета утверждает, что после обрушения тяжелой промышленности в 1990-х страна стала крупнейшим держателем свободных парниковых квот.

Эксперты уверены, если страна выбросит на рынок все свои парниковые квоты, Европа вновь погрузится в кризис – на этот раз из-за климатической политики.

Пока Россия претендует на 10% мирового рынка торговли квотами на выбросы углекислого газа в течение 3-5 лет. При этом в настоящее время мировой оборот рынка углеродных единиц составляет порядка 250 млрд евро в год.

Сбербанк РФ за этот год получил 44 заявки на первый конкурс по отбору проектов, реализуемых в рамках Киотского протокола от 35 компаний (некоторые претендуют на привлечение по двум проектам). Общий объем квот по поданным заявкам составляет 77,5 млн тонн углекислого газа.

Общий объем инвестиций в рамках заявленных проектов составляет 3,3 млрд евро. При этом «киотские» деньги составляют 776 млн евро, остальное – частные ресурсы.

При этом на нефтегазовую отрасль пришлась основная часть – 33%.

Киотский протоколПо состоянию на 26 марта 2009 Протокол был ратифицирован 181 страной мира (на эти страны совокупно приходится более чем 61 % общемировых выбросов). Заметным исключением из этого списка являются США. Первый период осуществления протокола начался 1 января 2008 году, он продлится пять лет до 31 декабря 2012 года, после чего, как ожидается, на смену ему придет новое соглашение. Предполагалось, что такое соглашение будет достигнуто в декабре 2009 года на конференции ООН в Копенгагене.

Насколько Казахстану реально и выгодно выйти на рынок торговли квотами по парниковому газу?Репетиция КиотоСоветник министра охраны окружающей среды Республики Казахстан, Национальный координатор по вопросам изменения климата Канат Байгарин:
– У нас есть потенциал для этого, и мы создаем экономический механизм для его диверсификации. Это произойдет, когда будут созданы условия в стране не только для освоения и продажи сырьевых ресурсов, но для повышения эффективности нашей промышленности и энергетики. Когда еще одним важным критерием экономического развития станет защита окружающей среды. Когда чистый воздух и эффективное использование энергии станет экономически обоснованным, так как это приведет к генерации квот на выбросы, на которые есть спрос на соответствующем рынке.
Например, использование технологии, которая приводит к простому сжиганию попутного газа – сегодня это наиболее дешевый способ добычи и освоения наших природных ресурсов. А существование углеродного рынка создаст стимул для утилизации попутного газа, приведет к повышению эффективности производства энергии и генерации углеродных квот, которые востребованы на рынке.

Репетиция КиотоДиректор Центра по изменениям климата и защиты озонового слоя РГП «КазНИИЭК» МООН РК Алексей Чередниченко:
– Выйти на рынок торговли квотами можно без проблем. Протокол для того и существует, чтобы привлечь в страну дополнительные новые технологии и снизить вредные воздействия на окружающую среду путем наиболее эффективных технологий.
У нас единственная проблема. Мы, попав в Приложение «1» Киотского протокола, не попали в Приложение «В». Для решения этой проблемы было принято решение создать рабочую группу, чтобы в дальнейшем Казахстан мог использовать более упрощенную систему вхождения в Приложение «В».

Репетиция КиотоЭколог, Мэлс Елеусизов:
– Теоретически войти можно, но, кто купит эти квоты, вот в чем вопрос. Это очень дорого. А сейчас нет свободных денег. Я не думаю, что у нас получится продавать квоты. Решать экологические проблемы мы должны своими силами, а не надеяться на продажу квот. И я не верю в саму систему. Если бы можно было продавать, а потом эти деньги использовать на решение экологических проблем, был бы результат, но такого не происходит. Я не слышал, что что-то было сделано за счет продажи квот. Идет спекуляция, а экологии не помогают вообще.

2939 просмотров

Сколько заработали компании по страхованию жизни в Казахстане

Около 16% доходов пришлось на инвестиционную деятельность

Фото: Depositphotos/Baurka

В Казахстане функционируют семь компаний по страхованию жизни (КСЖ). Одной из статей в общей структуре доходов являются доходы от инвестирования активов. «Курсив» выяснил, куда вкладывают средства КСЖ и сколько они заработали на такой деятельности.

Совокупные активы компаний по страхованию жизни в Казахстане, по данным Национального банка, на начало октября 2019 года составили 396,9 млрд тенге. В аналогичный период 2018 года активы были значительно ниже – 314,1 млрд тенге.

Собственный капитал таких организаций в этом году достиг 65,7 млрд тенге, увеличившись на 42% – с 46,4 млрд тенге в начале октября 2018 года. Сумма собранных страховых премий выросла за год с 89,6 млрд тенге до 139,1 млрд тенге на 1 октября 2019 года.

Расходы по осуществлению страховых выплат приблизились к 15,8 млрд тенге против 13,4 млрд тенге в прошлом году.

Нераспределенный доход (прибыль) компаний по страхованию жизни составил 14,1 млрд тенге. Аналогичный прошлогодний показатель – 11,3 млрд тенге.

Доходы от инвестиционной деятельности

Из отчетов о прибылях и убытках компаний по страхованию жизни следует, что инвестиционные доходы всех организаций (без учета расходов) на рынке составили 23,7 млрд тенге. Тогда как совокупные доходы КСЖ приблизились к 151,2 млрд тенге. Отметим, что основной деятельностью таких компаний является страхование, а не инвестирование.

Как правило, крупные страховые компании в силу размеров активов имеют возможность инвестировать больше средств и, соответственно, получать больший доход. Важное значение имеет инвестиционная политика самой компании – консервативная («меньший риск – меньшая доходность»), агрессивная («больший риск – большая доходность») или умеренная.

По данным финансовых отчетов КСЖ, общие доходы самой крупной компании по страхованию жизни «Халык-Life» за январь – сентябрь 2019 года составили 62,5 млрд тенге, в том числе от инвестиционной деятельности – 10,3 млрд тенге, или 16,5% от всех доходов. В прош­лом году доходы от инвестирования равнялись 5,8 млрд тенге, что на 78,5% меньше показателя этого года.

Отметим, что общие активы КСЖ на 1 октября этого года увеличились по сравнению с тем же периодом прошлого года на 111,5% и достигли почти 163 млрд тенге.

Nomad Life является второй по размерам активов компанией на рынке. Объем активов на начало октября текущего года приблизился к 124,4 млрд тенге. Еще в прошлом году такой показатель был на уровне 78,8 млрд тенге. Рост составил более 57% за год.

Компания за девять месяцев смогла получить доход, равный 48,5 млрд тенге, в том числе за счет инвестиционной деятельности – 6,9 млрд тенге (14,2% от совокупных доходов), за счет основной деятельности (страховой) – 41,6 млрд тенге. В аналогичный период прошлого года инвестиционный доход компании был на уровне 6,3 млрд тенге.

Государственная аннуитетная компания (ГАК) с активами в размере 36,1 млрд за анализируемый период за счет инвестиционной деятельности получила 2,3 млрд тенге дохода. Общие доходы приравнивались к 4,3 млрд тенге. Доля инвестиционного дохода от всех доходов составляла 54,9%.

Standard Life c активами в размере 33,6 млрд тенге получила общий доход в размере 10,6 млрд тенге, в том числе от инвестиционной деятельности – 2,1 млрд тенге (19,7% от всех доходов организации).

«Европейская страховая компания» с активами в размере 15,9 млрд тенге заработала за три квартала 19,1 млрд тенге против 11,6 млрд тенге в прошлом году. Из всей суммы доходов на инвестиционную деятельность пришлось 0,8 млрд тенге (4,2% от всех доходов), все остальное – на страховую деятельность.

Совокупные доходы Freedom Finance Life достигли 15,5 млрд тенге. Доходы от инвестиционной деятельности – 0,9 млрд тенге (18,9% от всех доходов), от страховой – 4,6 млрд тенге. Совокупные активы приравнивались к 14,9 млрд тенге. Инвестдоход компании за аналогичный период прошлого года – 0,7 млрд тенге.

В 2019 году на рынок страхования жизни Казахстана вышла дочерняя компания страховой компании «Евразия» с одноименным названием. Общие активы компании составили на 1 октября текущего года 9 млрд тенге. С начала открытия компания смогла заработать 0,8 млрд тенге, в том числе от страховой и инвестиционной деятельности по 0,4 млрд тенге. Напомним, КСЖ была выдана лицензия Национального банка в начале марта 2019 года.

Инвестиционный портфель страховых компаний

АО «Халык-Life» имеет самый большой инвестиционный портфель на рынке страхования жизни – по состоянию на 1 октября 2019 года он составлял 143,6 млрд тенге. Прирост к началу года составил 14%.

Причинами заметного роста инвестиционного портфеля и активов в целом стало присоединение в прошлом году к страховой компании КСЖ «Казкоммерц-Life» и рост объемов бизнеса.

По данным страховой компании, основную долю в инвестиционном портфеле занимают ценные бумаги (87,8%) как казахстанских, так и иностранных эмитентов, далее следуют депозиты (11,8%) и операции обратного РЕПО (0,4%).

В «Халык-Life» сообщили, что в структуре инвестиционного портфеля компании по сравнению с началом года выросла доля негосударственных ценных бумаг казахстанских эмитентов на 14 процентных пунктов в абсолютном выражении (с 25% до 39%).

Доля государственных ценных бумаг в инвестиционном портфеле выросла на 8 процентных пунктов в абсолютном выражении (с 30% до 38%), доля обратного РЕПО снизилась с 18% до 0,4%.

«Изменение инвестиционного портфеля связано исключительно с целью максимизации рентабельности инвестиций», – отметили в страховой компании.

В другой компании по страхованию жизни, Nomad Life, рассказали, что при формировании активов инвестиционного портфеля КСЖ учитывает кредитное качество активов с целью обеспечения средневзвешенного долгосрочного кредитного рейтинга инвестиционного портфеля на уровне не ниже «BB» по шкале S&P. Также компанией установлены ограничения по инвестициям в активы с рейтингом «B+», «B», «B-» – не более 5% от суммы активов.

Инвестиционный портфель компании формируется прежде всего с учетом основного принципа – иммунизации обязательств по срокам (Liability driven investing).

Иммунизация – это формирование структуры инвестиционного портфеля с учетом структуры срочности обязательств компании.

Кроме LDI компания использует и тактическое управление инвестиционным портфелем. При тактическом управлении инвестиционным портфелем компания может не применять 100%-ное покрытие обязательств по срокам и определять те активы для инвестирования, по которым доходность выше, но все остальные параметры остаются без изменений. Данное отклонение в структуре портфеля допустимо при наличии surplus (в переводе с англ. – «избыток»), то есть когда сумма активов больше суммы обязательств.

Инвестиционный портфель КСЖ на 1 октября 2019 года составил 117,9 млрд тенге. Доля государственных ценных бумаг составила 31,7%, ценных бумаг и средств в депозитах банков второго уровня – 33,6%, ценных бумаг прочих эмитентов – 17%, ценных бумаг международных финансовых организаций – 7,9%, ценных бумаг нерезидентов Республики Казахстан – 5%, облигаций АО «Банк Развития Казахстана» – 4,4%, денежных средств – 0,1%.

По данным компании, средневзвешенная доходность инвестиционного портфеля на начало октября текущего года составила 8,17%.

В компании отметили, что такой уровень доходности является комфортным для них уровнем, так как позволяет исполнять все принятые на себя обязательства и при этом поддерживать кредитное качество активов.

В КСЖ «Государственная аннуитетная компания» рассказали, что на 1 октября инвестиционный портфель компании приравнивался к 33,5 млрд тенге, в том числе ценные бумаги – 22,8 млрд тенге (68,1%), среди них облигации – 22,5 млрд тенге (67,2%), акции – 0,3 млрд тенге (0,9%). Депозиты в портфеле достигли уровня 10,7 млрд тенге (31,9%).

В ГАК напомнили, что инвестиционный портфель компании на 1 января 2019 года составлял 32,8 млрд тенге, более 52% из которых приходилось на ценные бумаги (17,2 млрд тенге), 41,3% – на депозиты (13,6 млрд тенге) и 6,2% – на операции РЕПО (около 2 млрд тенге).

Доля депозитов за девять месяцев снизилась с 41,3% до 31,9%, доля ценных бумаг увеличилась с 52,1% до 67,2%. Как отметили в компании, за счет изменения структуры инвестиционного портфеля компании удалось увеличить процентные доходы.

В ГАК подчеркнули, что основными принципами политики компании являются обеспечение стабильного прироста активов и умеренная консервативная политика вложений с учетом принципов возвратности, диверсификации, прибыльности, ликвидности.

Инвестиционный портфель КСЖ Freedom Finance Life на 1 октября 2019 года составлял почти 13 млрд тенге. Структура портфеля КСЖ состоит на 78,8% из ценных бумаг, в том числе государственные бумаги – 14,7%, облигации банков второго уровня РК – 22,3%, облигации казахстанских компаний – 26,1%, акции казахстанских компаний – 4,2%, а также операций обратного РЕПО – 14,3%, вкладов – 6,3% и денег – 0,7%.

В компании поделились, что средства КСЖ размещаются в суверенные облигации таких стран, как Турция и РФ, акции ведущих международных компаний и облигации крупнейших зарубежных банков. Основной костяк портфеля – это казахстанские квазигосударственные облигации АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» и его дочерних компаний. Компания распределяет инвестиции в различные секторы экономики, придерживаясь принципа максимальной диверсификации портфеля.

На 1 января 2019 года объем такого портфеля составлял только 8,8 млрд тенге. Увеличение портфеля в значительной степени было вызвано поступлением страховых премий по договорам страхования.

На начало октября этого года доходность инвестирования с учетом нереализованного дохода составила 13,1%.

Компания размещает собранные страховые премии в ценные бумаги, опираясь на умеренно консервативную инвестиционную стратегию.

Как отметили представители компании, в первую очередь данная стратегия строится на обслуживании обязательств компании перед клиентами, в том числе и по добровольным видам страхования. Например, по 10-летнему пенсионному аннуитету компания имеет «длинные» обязательства, и КСЖ соответственно нужны ценные бумаги, которые смогут не только перекрыть расходы по данным обязательствам, но и дать дополнительный доход.

Поэтому компания балансирует между 10-15-летними государственными облигациями и более доходными корпоративными ценными бумагами, постоянно отслеживая, чтобы доходы по ценным бумагам покрывали обязательства по добровольным накопительным видам страхования.

В заключение в КСЖ Freedom Finance Life подчеркнули, что на текущий момент портфель компании – один из самых диверсифицированных на страховом рынке и состоит из 36 различных выпусков ценных бумаг. Но даже при таком умеренно консервативном подходе компании удается опережать ставки по депозитам банков второго уровня.

Отметим, что опрошенные изданием «Курсив» страховые компании формируют консервативный инвестиционный портфель, инвестируя преимущественно в ценные бумаги (государственные и казахстанских эмитентов) и в депозиты банков второго уровня, что снижает риски вложений.

Все остальные страховые компании по тем или иным причинам отказались отвечать на запрос издания, поясняя это нежеланием раскрывать коммерческую тайную или в силу занятости.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif