Перейти к основному содержанию

4430 просмотров

Кредиторы предпочитают ждать

Непогашенные долги обанкротившихся казахстанских компаний в прошлом году составили 25,5 млрд тенге, погашенные – всего 2 млрд тенге. При этом только дефолты по облигациям на KASE были допущены на 274 млрд тенге. Несмотря на столь внушительные суммы, прирост банкротств в стране составил 11%, что по оценке Комитета по работе с несостоятельными должниками Минфина РК (далее – КНД МФ РК), достаточно стабильный показатель. Все эти цифры, по мнению экспертов, тесно связаны и объясняют друг друга.

Кредиторы предпочитают ждать

Кредиторы предпочитают ждать
Непогашенные долги обанкротившихся казахстанских компаний в прошлом году составили 25,5 млрд тенге, погашенные – всего 2 млрд тенге. При этом только дефолты по облигациям на KASE были допущены на 274 млрд тенге. Несмотря на столь внушительные суммы, прирост банкротств в стране составил 11%, что по оценке Комитета по работе с несостоятельными должниками Минфина РК (далее – КНД МФ РК), достаточно стабильный показатель. Все эти цифры, по мнению экспертов, тесно связаны и объясняют друг друга.

По данным КНД МФ РК, в 2009 году решениями специализированных межрайонных экономических судов Казахстана признаны банкротами 2 412 предприятий-должников. По сравнению с 2008 годом (2 154 банкротов) наблюдается рост на 11%. «Данный показатель достаточно стабилен», – комментирует зампред КНД МФ РК Мурат Адилханов.

Действительно, к примеру, в Эстонии, число банкротств за 2009 год выросло на 150%, и при этом страна заняла лишь 8-е место в Европе по доле банкротств. В США за девять месяцев 2009 года число банкротств выросло на 35% и составило 1,101 млн. По сравнению с этими странами в Казахстане дела идут не так плохо.

Казахстан значительно улучшил свое положение и по индикатору «Ликвидация предприятия» рейтинга Всемирного банка Doing Business. В 2008 году он занимал в нем 100-ю позицию, а в начале 2010 года переместился сразу на 54-е место рейтинга.

Удельный вес предприятий-банкротов в общей массе всех зарегистрированных в РК юридических лиц (включая индивидуальных предпринимателей) составил 0,2% от числа действующих – 0,3%.

В общей массе предприятий-банкротов в 2009 году по экономическим отраслям превалируют организации, осуществляющие коммерческо-посредническую деятельность и оптово-розничную торговлю. Среди неплатежеспособных компаний, по данным «Бейкер Тилли Казахстан Оценка» – 43% приходится на торговлю, на втором месте – строительство (19%), на третьем – производство (10%).

На данный момент КНД МФ РК не ведет статистику по предприятиям-банкротам в разрезе субъектов предпринимательства. По оценке «Бейкер Тилли Казахстан Оценка», крупных предприятий среди них – 1%, средних не более 7%, то есть они занимают именно ту долю, которая приходится на действующие крупные и средние компании.

Очень большая масса банкротств пришлась на крестьянские хозяйства из Костанайской и других сельскохозяйственных областей, что связано с несвоевременной закупкой зерна государством и неблагоприятными для фермеров закупочными ценами в прошлом году.

Кроме того, согласно исследованиям бизнес-клуба «Орлеу», несмотря на отсутствие средств для внедрения серьезных инноваций, в последние 3 года 54% из 10 тыс. опрошенных предпринимателей из МСБ смогли приобрести и установить новое оборудование, 37% – модернизировать действующее оборудование, 39% – произвести капитальный ремонт. Такие затраты, как правило, производятся в кредит, и рассчитаться с долгами некоторые бизнесмены не смогли.

Поразительно, но по данным КНД МФ РК, заявителями в суд в 93% случаев в 2009 году выступали налоговые органы. Поэтому основной причиной несостоятельности и банкротства предприятий сейчас является неспособность должника обеспечить уплату налогов и других обязательных платежей в бюджет.

Мурат Адилханов прогнозирует, что в 2010 году существенного роста числа банкротств не будет. При сложившейся ситуации в финансовой сфере в 2009 году уже ожидался всплеск банкротства предприятий. Однако, как свидетельствует вышеприведенная статистика, количество должников, признанных банкротом в 2009 году, по сравнению с прошлым годом значительно не увеличилось.

«Считаем, это связано с тем, что кредиторы предприятий, понимая общую тенденцию ухудшения финансового положения субъектов рынка, предпочитают не обращаться в суд о признании банкротом с учетом того, что в случае банкротства, погашение долгов в полном объеме маловероятно, а предпочитают, наоборот, дать возможность должнику справиться с временными трудностями и рассчитаться с долгами», – полагает Мурат Адилханов.

Сегодня компании достаточно иметь суммарную задолженность перед кредиторами около 150 тысяч тенге, и она может быть втянута в судебный процесс о своей несостоятельности. Поэтому, как считают многие аналитики и бизнесмены, в Казахстане банкротство зачастую выступает как способ недобросовестного передела собственности.

Однако в 2009 году по ликвидированным предприятиям в рамках процедуры банкротства всего было заявлено требований кредиторов на сумму 27,565 млрд тенге, всего же было погашено кредиторской задолженности на сумму 2,002 млрд тенге, невозвращенной осталась сумма в размере 25,563 млрд тенге.

При этом из 2 412 ликвидированных банкротов 1 823 должника являлись бездействующими, отсутствующими и не имеющими имущества. Соответственно, по ним долги остались непогашенными. При этом производство было возобновлено на базе всего 25 ликвидированных организаций, и было создано 173 рабочих места.

Неинтересной процедуру банкротства для кредитора делает и тот факт, что с 5 июля 2008 года принят Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам банкротства», в котором исключено понятие «внесудебная процедура ликвидации» и внесены изменения, согласно которым долги поставщиков и держателей облигаций гасятся в последнюю – пятую очередь.

На сдерживание числа банкротств в РК оказывает влияние также внесение поправки в статью 8 Закона «О государственных закупках», позволяющие реабилитируемым предприятиям участвовать в госзакупках, что позволяет обеспечить их необходимыми объемами работы и, соответственно, влияет на скорейшее восстановление их платежеспособности. Кроме того, ужесточена уголовная ответственность за преднамеренное и ложное банкротство.

Не всякий должник – банкрот
Как обстоят дела с действиями «негосударственных» кредиторов, позволяет оценить также ситуация на KASE. По данным KASE, в 2009 году 16 листинговых компаний допустили дефолт по выплате вознаграждения и основного долга по своим облигациям в первый раз, из них 13 компаний в дальнейшем допустили повторные дефолты.

Всего на 1 декабря 2009 года дефолты по негосударственным облигациям допустили 25 казахстанских компаний на сумму 274 млрд тенге.

С начала 2010 года еще 4 эмитента объявили дефолт по выплате вознаграждения и основного долга по своим облигациям.

Как выяснилось, дефолты и банкротства в Казахстане связаны нетесно. По имеющейся на бирже информации, 26 эмитентов допустили дефолт в течение последних двух лет, но только в нескольких случаях кредиторы обратились в суд с заявлением о признании банкротства. Кредиторы АО Zhansaya-Producing, АО «Трансстроймост» и АО «Астана-финанс» обратились в суд с заявлением о признании данных обществ банкротами в принудительном порядке.

Судебный процесс с АО «Астана-финанс» закончился в пользу эмитента, суд не признал общество банкротом. В настоящее время компания занимается реструктуризацией своих обязательств, а ее долговые ценные бумаги все еще находятся в буферной категории официального списка биржи. В случае с АО «Трансстроймост» суд приостановил производство по делу о его банкротстве и определил применить в отношении данного АО реабилитационную процедуру сроком на три года. В связи с тем, что ценные бумаги АО Zhansaya-Producing были исключены из официального списка биржи до принятия окончательного решения суда, официальной информации о признании этого акционерного общества банкротом на бирже не имеется.

Начальник отдела листинга долговых ценных бумаг KASE Меруерт Каленова солидарна с мнением Мурата Адилханова о том, что некоторые считают процедуру банкротства долгим и сложным процессом. Многие из кредиторов соглашаются на отсрочку по выплатам в соответствии с планом реструктуризации обязательств компании.

Основной причиной дефолта можно назвать проблему ликвидности, которая возникла на фоне общей тенденции экономического спада. Можно добавить, что дефолты коснулись многих компаний, которые занимали крупные суммы денег для реализации новых долгосрочных проектов.

Чем крупнее компания, чем больше ее обязательства, тем сложнее урегулировать ситуацию. Если же смотреть на финансовые показатели, то, по словам Меруерт Каленовой, самые большие убытки за последний год понесли АО «БТА Банк» и АО «Альянс Банк» (самый большой отрицательный размер собственного капитала среди листинговых компаний, а также большие суммы задолженности по обязательствам). Однако, в связи с активной государственной поддержкой, положение этих банков может измениться в лучшую сторону. По сравнению с банками небольшие производственные компании, не имеющие поддержки государства, у которых почти все активы в залоге у банков, находятся сейчас в куда более сложном положении.

Есть мнение, что сейчас ряду компаний не так страшны банкротства, как дефолты, которые ведут к удешевлению или «сбросу» их ценных бумаг. Размещение облигаций для многих стало альтернативой банковскому кредитованию. В свою очередь, досрочное требование погашения облигационного займа может спровоцировать обращение в банк за кредитами, получить которые зачастую невозможно.

«Масла в огонь», по информации инсайдеров, подливают и сами акционеры, которые для перестраховки выводят из компаний, имеющих выпущенные и непогашенные облигации, активы, что провоцирует в дальнейшем дефолты.

«Добровольный анабиоз»
«Вероятность возникновения других дефолтов до конца текущего года на организованном рынке высокая, но по сравнению с предыдущим годом общее количество дефолтов должно быть меньше», – прогнозирует Меруерт Кауленова. По ее мнению, если брать в расчет только листинговые компании, существует риск возникновения дефолта среди небольших компаний. Прогнозы в большей степени основываются на ухудшении финансовых показателей эмитентов.

Более пессимистичного мнения придерживается специалисты Zerttey Group, которые считают, что большинство игроков несырьевого сектора уже в предбанкротном состоянии, и, если они избегут немедленной потери бизнеса за долги, то могут прибегнуть к стратегии анабиоза – замораживания деятельности, консервации активов для дальнейшей продажи или возобновления работы при восстановлении спроса.

Согласно данным, приводимым компанией, меры государства по повышению качества кредитного портфеля – выделение $1 млрд по Дорожной карте, в том числе и на субсидирование ставок по проблемным кредитам (порядка $200 млн) по проектам, участвующим в ПФИИР, сужает количество участников программы до незначительной доли субъектов МСБ. Как следствие, стабилизирующий эффект для сектора МСБ будет незначительным. А большинство игроков, на которых нацелена ФИИР, могут «не дотянуть» до пика реализации программы.

Наиболее характерен пример компании «АЗИЯ АВТО» – одного из главных фаворитов ПФИИР и Таможенного союза. Игрок вошел в список 25 компаний, имеющих прерогативу поставок продукции на рынки ТС, несмотря на несоответствие требованиям. Однако «на пороге успеха» компания допустила дефолт по выплате основного долга и в результате получила иск от «Казкоммерцбанка» и его дочерних компаний на общую сумму 992 млн тенге. Аналогичная ситуация у многих крупных предприятий (не говоря уже о МСБ): Vita Industry получила кредит на посевную кампанию в сумме 1,68 млрд тенге под безусловную гарантию БЦК (2,2 млрд тенге) уже после завершения посевной кампании. В результате, часть партнеров отказалась от проекта, и в конце декабря 2009 года завод Vita Industry был остановлен, а чистый убыток материнской компании VITA составил 4,7 млрд тенге (на фоне прибыли в 3 млн тенге годом ранее).

Финансовые показатели компаний РК
по данным Агентства по статистике

Кредиторы предпочитают ждать
В этом году дефолты допустили «Казахстан Кагазы», в 2009-м – «Казнефтехим», а по неофициальным оценкам, в некоторых банках количество безнадежных заемщиков превысило 50%. Большая часть из них получила или получит рефинансирование, но оно, по сути, означает отсрочку платежей по процентам, что впоследствии сможет спровоцировать как дефолты, так и банкротства.

Оптимальная тактика упреждения дефолтов, по мнению специалиста KASE, заключается в том, что при реализации крупного и нового проекта желательно, чтобы менеджеры компании больше рассчитывали на внутренние ресурсы компании или надежные источники, имели конкретные договоренности и подписанные контракты, а не надеялись только на события, которые должны произойти в будущем, даже если их вероятность высока. У руководства компании должен всегда иметься запасной план, так называемый пессимистичный план действий.

Татьяна ГИШ, MRICS, генеральный директор «Бейкер Тилли Казахстан Оценка»Кредиторы предпочитают ждать– Для кого более благоприятно правовое поле в отношении банкротств в РК – для кредитора или должника?
– Попав в категорию неплатежеспособных, предприятие еще не становится банкротом. Ему предстоит пройти всю процедуру, описанную в законе о банкротстве, который предусматривает три этапа: внешнее управление, реабилитационную процедуру и ликвидацию. Эти процедуры не обязательно следуют одна за другой, какие-то из них могут вообще не применяться к должнику.
В свою очередь, закрытие бизнеса (банкротство) предполагает обеспечение максимального уровня взыскания задолженности с неплатежеспособной фирмы. Мировой лидер по этому показателю – Япония, в 2009 году коэффициент взыскания на $1 там составил 92,5 цента, а средний срок взыскания 0,6 года. В Казахстане эти показатели: 23,5 цента и 3,3 года соответственно.
Надо заметить, что сама процедура возбуждения производства о несостоятельности в Казахстане слишком проста, она как будто провоцирует нарушение закона на инициализацию фиктивных банкротств. Дела о банкротстве рассматриваются судом, если требования кредитора по налогам и другим обязательным платежам в бюджет по налоговой задолженности составляют сумму не менее ста пятидесяти МРП (то есть чуть менее $1 500!). Кредитор может подать заявление о возбуждении дела о банкротстве без санкции суда, что невозможно, например, в России и в некоторых странах Восточной Европы. Прецедентов наказания за преднамеренное или фиктивное банкротство было крайне мало.
Но все-таки правовая система Казахстана не является дружественной по отношению к кредиторам. На первый взгляд, существующий процедурный режим банкротства обеспечивает кредиторам некоторую формальную защиту, но по сути дела, кредиторы не могут рассчитывать на предсказуемый результат возврата долгов (средний процент возврата 23,5%).

– Какая причина занимает наибольший удельный вес в дефолтах компаний в 2009 году?
– Думаю, что причина в непосильной долговой нагрузке. Среди компаний, допустивших технический дефолт (листингующихся на KASE), общий долг превышал выручку на 44% в 2008 году и на 139% в 2009 году. В 2009 году показатель EBITDA имел отрицательное значение почти у всех компаний, допустивших дефолт. Такой большой долг требует обеспечения значительным размером процентных выплат. Показатель «Процентные выплаты/выручка» у компаний, допустивших дефолт вырос за два года с 4% до 7%.

– Каковы ваши прогнозы по ожиданию числа банкротств и дефолтов компаний в 2010 году?
– Думаю, что будут и технические дефолты, и банкротства. Один из поводов отсутствия оптимизма – «падающие» показатели рентабельности и в противовес – растущая доля убыточных казахстанских компаний. (См. график)

– Какую тактику упреждения банкротств и дефолтов Вы можете посоветовать?
– Не существует единого рецепта для всех компаний, но можно назвать два вида тактики – защитную и наступательную. Защитная тактика основана на проведении сберегающих мероприятий, что приводит к сокращению производства в целом. Она может быть эффективна для некоторых предприятий на первом этапе кризиса – например, для добывающих компаний при снижении цен на сырье.
Наступательная тактика более эффективна. Она основана на анализе текущей деятельности компании, изучении и завоевании новых рынков сбыта, новых технологий, корректировке системы управления, разработке новых концепций реанимации предприятия. Думаю, казахстанским компаниям нужно придерживаться именно этой тактики. Прошли времена, когда все росло само по себе, и не нужно было напрягаться, чтобы быть прибыльными и успешными.

2724 просмотра

Сколько заработали компании по страхованию жизни в Казахстане

Около 16% доходов пришлось на инвестиционную деятельность

Фото: Depositphotos/Baurka

В Казахстане функционируют семь компаний по страхованию жизни (КСЖ). Одной из статей в общей структуре доходов являются доходы от инвестирования активов. «Курсив» выяснил, куда вкладывают средства КСЖ и сколько они заработали на такой деятельности.

Совокупные активы компаний по страхованию жизни в Казахстане, по данным Национального банка, на начало октября 2019 года составили 396,9 млрд тенге. В аналогичный период 2018 года активы были значительно ниже – 314,1 млрд тенге.

Собственный капитал таких организаций в этом году достиг 65,7 млрд тенге, увеличившись на 42% – с 46,4 млрд тенге в начале октября 2018 года. Сумма собранных страховых премий выросла за год с 89,6 млрд тенге до 139,1 млрд тенге на 1 октября 2019 года.

Расходы по осуществлению страховых выплат приблизились к 15,8 млрд тенге против 13,4 млрд тенге в прошлом году.

Нераспределенный доход (прибыль) компаний по страхованию жизни составил 14,1 млрд тенге. Аналогичный прошлогодний показатель – 11,3 млрд тенге.

Доходы от инвестиционной деятельности

Из отчетов о прибылях и убытках компаний по страхованию жизни следует, что инвестиционные доходы всех организаций (без учета расходов) на рынке составили 23,7 млрд тенге. Тогда как совокупные доходы КСЖ приблизились к 151,2 млрд тенге. Отметим, что основной деятельностью таких компаний является страхование, а не инвестирование.

Как правило, крупные страховые компании в силу размеров активов имеют возможность инвестировать больше средств и, соответственно, получать больший доход. Важное значение имеет инвестиционная политика самой компании – консервативная («меньший риск – меньшая доходность»), агрессивная («больший риск – большая доходность») или умеренная.

По данным финансовых отчетов КСЖ, общие доходы самой крупной компании по страхованию жизни «Халык-Life» за январь – сентябрь 2019 года составили 62,5 млрд тенге, в том числе от инвестиционной деятельности – 10,3 млрд тенге, или 16,5% от всех доходов. В прош­лом году доходы от инвестирования равнялись 5,8 млрд тенге, что на 78,5% меньше показателя этого года.

Отметим, что общие активы КСЖ на 1 октября этого года увеличились по сравнению с тем же периодом прошлого года на 111,5% и достигли почти 163 млрд тенге.

Nomad Life является второй по размерам активов компанией на рынке. Объем активов на начало октября текущего года приблизился к 124,4 млрд тенге. Еще в прошлом году такой показатель был на уровне 78,8 млрд тенге. Рост составил более 57% за год.

Компания за девять месяцев смогла получить доход, равный 48,5 млрд тенге, в том числе за счет инвестиционной деятельности – 6,9 млрд тенге (14,2% от совокупных доходов), за счет основной деятельности (страховой) – 41,6 млрд тенге. В аналогичный период прошлого года инвестиционный доход компании был на уровне 6,3 млрд тенге.

Государственная аннуитетная компания (ГАК) с активами в размере 36,1 млрд за анализируемый период за счет инвестиционной деятельности получила 2,3 млрд тенге дохода. Общие доходы приравнивались к 4,3 млрд тенге. Доля инвестиционного дохода от всех доходов составляла 54,9%.

Standard Life c активами в размере 33,6 млрд тенге получила общий доход в размере 10,6 млрд тенге, в том числе от инвестиционной деятельности – 2,1 млрд тенге (19,7% от всех доходов организации).

«Европейская страховая компания» с активами в размере 15,9 млрд тенге заработала за три квартала 19,1 млрд тенге против 11,6 млрд тенге в прошлом году. Из всей суммы доходов на инвестиционную деятельность пришлось 0,8 млрд тенге (4,2% от всех доходов), все остальное – на страховую деятельность.

Совокупные доходы Freedom Finance Life достигли 15,5 млрд тенге. Доходы от инвестиционной деятельности – 0,9 млрд тенге (18,9% от всех доходов), от страховой – 4,6 млрд тенге. Совокупные активы приравнивались к 14,9 млрд тенге. Инвестдоход компании за аналогичный период прошлого года – 0,7 млрд тенге.

В 2019 году на рынок страхования жизни Казахстана вышла дочерняя компания страховой компании «Евразия» с одноименным названием. Общие активы компании составили на 1 октября текущего года 9 млрд тенге. С начала открытия компания смогла заработать 0,8 млрд тенге, в том числе от страховой и инвестиционной деятельности по 0,4 млрд тенге. Напомним, КСЖ была выдана лицензия Национального банка в начале марта 2019 года.

Инвестиционный портфель страховых компаний

АО «Халык-Life» имеет самый большой инвестиционный портфель на рынке страхования жизни – по состоянию на 1 октября 2019 года он составлял 143,6 млрд тенге. Прирост к началу года составил 14%.

Причинами заметного роста инвестиционного портфеля и активов в целом стало присоединение в прошлом году к страховой компании КСЖ «Казкоммерц-Life» и рост объемов бизнеса.

По данным страховой компании, основную долю в инвестиционном портфеле занимают ценные бумаги (87,8%) как казахстанских, так и иностранных эмитентов, далее следуют депозиты (11,8%) и операции обратного РЕПО (0,4%).

В «Халык-Life» сообщили, что в структуре инвестиционного портфеля компании по сравнению с началом года выросла доля негосударственных ценных бумаг казахстанских эмитентов на 14 процентных пунктов в абсолютном выражении (с 25% до 39%).

Доля государственных ценных бумаг в инвестиционном портфеле выросла на 8 процентных пунктов в абсолютном выражении (с 30% до 38%), доля обратного РЕПО снизилась с 18% до 0,4%.

«Изменение инвестиционного портфеля связано исключительно с целью максимизации рентабельности инвестиций», – отметили в страховой компании.

В другой компании по страхованию жизни, Nomad Life, рассказали, что при формировании активов инвестиционного портфеля КСЖ учитывает кредитное качество активов с целью обеспечения средневзвешенного долгосрочного кредитного рейтинга инвестиционного портфеля на уровне не ниже «BB» по шкале S&P. Также компанией установлены ограничения по инвестициям в активы с рейтингом «B+», «B», «B-» – не более 5% от суммы активов.

Инвестиционный портфель компании формируется прежде всего с учетом основного принципа – иммунизации обязательств по срокам (Liability driven investing).

Иммунизация – это формирование структуры инвестиционного портфеля с учетом структуры срочности обязательств компании.

Кроме LDI компания использует и тактическое управление инвестиционным портфелем. При тактическом управлении инвестиционным портфелем компания может не применять 100%-ное покрытие обязательств по срокам и определять те активы для инвестирования, по которым доходность выше, но все остальные параметры остаются без изменений. Данное отклонение в структуре портфеля допустимо при наличии surplus (в переводе с англ. – «избыток»), то есть когда сумма активов больше суммы обязательств.

Инвестиционный портфель КСЖ на 1 октября 2019 года составил 117,9 млрд тенге. Доля государственных ценных бумаг составила 31,7%, ценных бумаг и средств в депозитах банков второго уровня – 33,6%, ценных бумаг прочих эмитентов – 17%, ценных бумаг международных финансовых организаций – 7,9%, ценных бумаг нерезидентов Республики Казахстан – 5%, облигаций АО «Банк Развития Казахстана» – 4,4%, денежных средств – 0,1%.

По данным компании, средневзвешенная доходность инвестиционного портфеля на начало октября текущего года составила 8,17%.

В компании отметили, что такой уровень доходности является комфортным для них уровнем, так как позволяет исполнять все принятые на себя обязательства и при этом поддерживать кредитное качество активов.

В КСЖ «Государственная аннуитетная компания» рассказали, что на 1 октября инвестиционный портфель компании приравнивался к 33,5 млрд тенге, в том числе ценные бумаги – 22,8 млрд тенге (68,1%), среди них облигации – 22,5 млрд тенге (67,2%), акции – 0,3 млрд тенге (0,9%). Депозиты в портфеле достигли уровня 10,7 млрд тенге (31,9%).

В ГАК напомнили, что инвестиционный портфель компании на 1 января 2019 года составлял 32,8 млрд тенге, более 52% из которых приходилось на ценные бумаги (17,2 млрд тенге), 41,3% – на депозиты (13,6 млрд тенге) и 6,2% – на операции РЕПО (около 2 млрд тенге).

Доля депозитов за девять месяцев снизилась с 41,3% до 31,9%, доля ценных бумаг увеличилась с 52,1% до 67,2%. Как отметили в компании, за счет изменения структуры инвестиционного портфеля компании удалось увеличить процентные доходы.

В ГАК подчеркнули, что основными принципами политики компании являются обеспечение стабильного прироста активов и умеренная консервативная политика вложений с учетом принципов возвратности, диверсификации, прибыльности, ликвидности.

Инвестиционный портфель КСЖ Freedom Finance Life на 1 октября 2019 года составлял почти 13 млрд тенге. Структура портфеля КСЖ состоит на 78,8% из ценных бумаг, в том числе государственные бумаги – 14,7%, облигации банков второго уровня РК – 22,3%, облигации казахстанских компаний – 26,1%, акции казахстанских компаний – 4,2%, а также операций обратного РЕПО – 14,3%, вкладов – 6,3% и денег – 0,7%.

В компании поделились, что средства КСЖ размещаются в суверенные облигации таких стран, как Турция и РФ, акции ведущих международных компаний и облигации крупнейших зарубежных банков. Основной костяк портфеля – это казахстанские квазигосударственные облигации АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» и его дочерних компаний. Компания распределяет инвестиции в различные секторы экономики, придерживаясь принципа максимальной диверсификации портфеля.

На 1 января 2019 года объем такого портфеля составлял только 8,8 млрд тенге. Увеличение портфеля в значительной степени было вызвано поступлением страховых премий по договорам страхования.

На начало октября этого года доходность инвестирования с учетом нереализованного дохода составила 13,1%.

Компания размещает собранные страховые премии в ценные бумаги, опираясь на умеренно консервативную инвестиционную стратегию.

Как отметили представители компании, в первую очередь данная стратегия строится на обслуживании обязательств компании перед клиентами, в том числе и по добровольным видам страхования. Например, по 10-летнему пенсионному аннуитету компания имеет «длинные» обязательства, и КСЖ соответственно нужны ценные бумаги, которые смогут не только перекрыть расходы по данным обязательствам, но и дать дополнительный доход.

Поэтому компания балансирует между 10-15-летними государственными облигациями и более доходными корпоративными ценными бумагами, постоянно отслеживая, чтобы доходы по ценным бумагам покрывали обязательства по добровольным накопительным видам страхования.

В заключение в КСЖ Freedom Finance Life подчеркнули, что на текущий момент портфель компании – один из самых диверсифицированных на страховом рынке и состоит из 36 различных выпусков ценных бумаг. Но даже при таком умеренно консервативном подходе компании удается опережать ставки по депозитам банков второго уровня.

Отметим, что опрошенные изданием «Курсив» страховые компании формируют консервативный инвестиционный портфель, инвестируя преимущественно в ценные бумаги (государственные и казахстанских эмитентов) и в депозиты банков второго уровня, что снижает риски вложений.

Все остальные страховые компании по тем или иным причинам отказались отвечать на запрос издания, поясняя это нежеланием раскрывать коммерческую тайную или в силу занятости.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif